Пятница , 23 Февраль 2024
Домой / Язык – душа народа / Языковая мистификация

Языковая мистификация

Лекция Джона МакВортера (John McWhorter), профессора лингвистики и американских исследований в Колумбийском университета. Из его книги «The Language Hoax» = «Языковая мистификация» (2014).

Hoax в 1630-е гг. «мошенник, самозванец», от  «обман — Hoaxed; розыгрыш — hoaxing. 1680-е гг. фокус-покус (англ. hocus-pocus); 1796 «насмешка (ridicule); обман, выдумка, фабриковать (fabrication)», в 1808 г. hocus «фокус, фокусник».

Англоговорящие знают, что их язык странный. Так же как и люди, обремененные изучением этого не нативного (native природный, родной) языка, возникшего неестественным путём. Странность языка, которую все мы воспринимаем с наибольшей готовностью, — это его написание, которое действительно является кошмаром. В странах, где не говорят по-английски, не существует такого понятия, как соревнование по правописанию. Для нормального языка написание, по крайней мере, имеет базовое соответствие тому, как люди произносят слова. Однако, английский не нормальный язык.

Современный английский обычно считается западно-германским языком с большим количеством французского и латинского влияния благодаря церкви. История развития английского языка ставляет очень важную часть языковой загадки.

Так как же изменился английский?

Правописание (англ. Spelling)— это, конечно, более поздний вопрос письма, в то время как язык — это прежде всего устная речь. Мы начали говорить гораздо раньше, чем писать, устная речь появилась задолго до письма. Из тысяч языков мира, всего пара сотен имели письменность, а остальные — никогда не имели своей письменности или редкие свидетельства письма. Но даже в разговорной форме английский язык странный. Это странно в том смысле, что его легко не заметить, тем более, что англоязычные жители США и Британии вообще не интересуются изучением других языков. Но наша склонность к одноязычию оставляет нас, как пресловутую рыбу, не знающую, что она мокрая. Наш язык кажется «нормальным» только до тех пор, пока вы не поймете, что такое норма языка на самом деле.

Ненормальность английского языка состоит в том, что нет другого языка, который был бы достаточно близок к английскому, чтобы можно было понять без обучения английскому, примерно половину того, что говорят люди на родственном языке, а остальную часть сказанного понять лишь с умеренными усилиями.

С точки зрения словарного запаса, грамматики и синтаксиса, старый английский больше похож на своих кузенов, голландцев и немцев, чем на современный английский. Лучше всего англоязычный человек может понять малоизвестный североевропейский язык — фризский: если вы знаете, что tsiis — это сыр, а Frysk — фризский, то нетрудно понять, что это означает:

Brea, bûter, en griene tsiis is goed Ingelsk en goed Frysk. = Хлеб, масло и зелёный сыр — это хороший английский и хороший фризский.

Но это предложение выдумано, и в целом мы склонны считать, что фризский язык больше похож на немецкий, чем на английский.

Мы считаем досадным, что во многих европейских языках род существительных назначается без всякой причины, например, во французском луна — moons женского рода, а лодки — boats мужского рода. На самом деле это мы странные! Почти все европейские языки принадлежат к одной индоевропейской семье языков, и из всех их, только английский — единственный, в котором роды не распределяются таким образом.

Хотите больше странностей? Хорошо. На Земле есть только один язык, настоящее время которого требует специального окончания только в третьем лице единственного числа.

Я говорю, ты говоришь, он/она говорит — I talk, you talk, he/she talk-s. Почему именно так?

Глаголы настоящего времени нормальных языках либо не имеют окончаний, либо имеют много разных окончаний из-за изменения по лицам (спряжения), например в испанском: hablo, hablas, habla.

Попробуйте назвать другой язык, в котором вам нужно вставлять do в предложения, чтобы что-то отрицать или подвергать сомнению в вопросе. Вы находите это трудным? Если, конечно, вы не из Уэльса, Ирландии или севера Франции (Нормандии).

Почему наш язык такой эксцентричный? Что это за ненормальность, о которой мы говорим, и почему это случилось,   таким образом?

Английский язык начинался, по сути, как своего рода немецкий. Древне-английский (англо-саксонский) язык настолько отличается от современного английского, что кажется невозможным думать, что это один и тот же язык.

Hwæt — с этого слова начинается англо-саксонский эпос Беовульф — Beowulf.

«Hwæt, we gardena in geardagum þeodcyninga þrym gefrunon» – это действительно означает:
«Значит (ВИДно), мы, датчане-копейщики, слышали о славе королей племён в былые времена»?

Исландцы всё ещё могут читать подобные истории, написанные 1000 лет назад на древнескандинавском языке, их предками и всё же для неопытного глаза «Беовульф» кажется китайской грамотой.

Старый английский, или англосаксонский, был языком, на котором говорили англы и саксыпервые германские племена, которые заселили Британские острова. Они не были первыми жителями, как скажет вам кто-нибудь из валлийцев или гэльцев, но их язык послужил основой для английского языка, на которых мы говорим сегодня. Но тогда почему мы, современные носители английского языка, не понимаем старый английский?

Первое, что привело английский язык из прошлого в настоящее, это то, что, когда англы, саксы и юты, а также фризы, принесли в Англию каждый свой язык в то время, когда Британские острова уже были населены людьми, говорившими на самых разных кельтских языках. Сегодня они представлены валлийским, ирландским и бретонским за Ла-Маншем во Франции.

Кельты были покорены, но выжили, а поскольку германских захватчиков (англо-саксов) было всего около 250 000 человек — примерно население скромного современного городка, — очень скоро на староанглийском языке, заговорило большинство кельтов.

Важно отметить, что кельтские языки сильно отличались от английского. Во-первых, глагол находился у кельтов на первом месте. В языке кельтов была странная конструкция с глаголом do: они использовали её, чтобы сформировать вопрос, сделать предложение отрицательным и даже просто добавляли к любому глаголу.

Do you walk? I do not walk. I do walk. = Вы гуляете? Я не гуляю. Я гуляю.

Теперь это кажется знакомым, потому что кельты начали употреблять глагол do в своей интерпретации старого английского языка. Заметьте, что даже останавливаться на этом странном употреблении глагола «do» означает осознавать в себе что-то странное…

Филолог Александр Драгункин объясняет эту странность усилительной частицей «Да …!»  «Да, люблю я тебя!» = I DO love you!

1. В английском ТРИ усилительные частицы  —  do — does — did, но зато после них английский глагол изменять не надо!
I did come — Я пришёл
She did write — Она написала.
My friend did go — Мой друг ушёл.
I SEE him → I DO see him.
He seeS me → He DOES see me.
We loveD them → We DID love them.
They SAW us → They DID see us.

2. Усиление возможно и в повелительном наклонении (просьба, приказ и пр.). Для этого и здесь нужно перед основным неизменённым глаголом поставить частицу “DÓ …!!!”:
GIVE me + that book → give me + that book !

3.Чтобы усилить отрицательное предложение, нужно просто РАЗДЕЛИТЬ все 4 “don’t”— на составляющие (делая при этом ударение на полном “NÓT”):
I DON’T know this guy → I DO NÓT know this guy!
He DOESN’T work there → He DOES NÓT work there!
We DIDN’T meet them → We DID NÓT meet them!
They WON’T help us → They WILL NÓT help us !

4. При помощи “dоn’t”- мы отрицаем глагол Слабо, а при помощи “NO …” — СильNO:
I don’t have money → I have NO money!
He doeSn’t have money → He haS NO money!
I diDn’t have money → I haD NO money!
We won’t make mistakes → We will make NO mistakes!
В отрицательном английском предложении основной глагол не изменяется»!

На сегодняшний день на земле нет задокументированного языка, кроме кельтского и английского, в котором глагола «do» и «did» используется именно как вспомогательный глагол. Таким образом, странности английского языка начались с его трансформации в устах людей, более привычно говорящих на совершенно разных языках.

Дж. Макуортер считает, что вспомогательный do и причастие настоящего времени –ing заимствованы из кельтских языка.

willing ← to WILL — проявлять волю, желание; завещать:
God wills our existence = Бог желает нашего существования.
He willed his entire estate to her = Он завещал ей всё своё состояние

Мы всё ещё говорим, как кельты, хотя мы никогда не думали об этом. Когда вы говорите «eeny, meeny, miny, moe», вы чувствуете, что считаете? Это детская считалка:

Eeny, meeny, miny, moe,
Catch a mouse by the toe;
If he squeals let him go,
Eeena, meena, mina, moe.

В 50-х годах прошлого века голландский лингвист предположил, что первая строка Eenie, Meenie, Miney, Moe происходит от «anne manne miene mukke», первой строки древней песни языческого жреца, в которой певец умоляет верховную жрицу о божественном знамении, указании на того, кто должен жить или умереть.

Эти кельтские числительные, которые со временем повторялись, пережёвывались, но узнаваемо произошли от тех чисел, которыми пользовались сельские британцы, когда считали животных и играли в игры. Вот популярный английский детский стишок:

«Hickory, dickory, dock» — Что вообще означают эти слова? Вот подсказка: «Hevera (8), Devera (9), and Dick (10)» — так овцеводы XIX века на северо-западе Англии считали своё стадо, используя — «восемь, девять, десять« на том же кельтском счёте. Теперь это детская счеталочка:

Hickory, Dickory, Dock
The mouse ran up the clock
The clock struck one
The mouse ran down
Hickory, Dickory, Dock

кельтские топонимы и древнеанглийские топонимы с окончанием -ingas, -ham , -tun

Довольно скоро плохой древнеанглийский (449-1100 г.г.) язык кельтов, стал проще с приходом скандинавов (викингов), сегодня мы называем его среднеанглийский язык (1100-1500 г.г.).

Во-вторых, с приходом скандинавов на Британские острова прибыло ещё больше говорящих по-немецки. Эта волна мигрантов началась в 9 веке, и на этот раз захватчики говорили на другом ответвлении немецкого языка — древнескандинавском. Однако, они не навязывали свой язык, а просто женились на местных женщинах и перешли на древнеанглийский язык. Скандинавы были уже взрослыми людьми, а взрослые люди, как правило, не так легко усваивают новый язык, особенно если речь идёт об обществе, где используется устный язык, поэтому скандинавы говорили на плохом древнеанглийском. Изучение нового языка для них означало внимательно слушать, запоминать и стараться изо всех сил повторить. Их дети слышали не только плохой, но и реальный древнеанглийский язык. В то время не было ни школы, ни средств массовой информации. Мы можем только представить, на каком немецком языке говорило бы большинство из нас, если бы мы должны были учить его именно так, на слух, никогда не видя его написанным.

Красный — Старый Западный Скандинавский
Оранжевый — Старый Восточный Норвежский
Розовый — старый гутниш ( готландский язык — северо-германский. = Old Gotlandic was a North Germanic )
Жёлтый — древнеанглийский (англо-саксонский)
Зелёный — континентальные западногерманские языки (старофризский, старосаксонский, старогородский, старогерманский)
Синий — крымская готика

Как говорили викинги?
Древнескандинавское существительное víking означало зарубежную экспедицию, народном воображении викингр (vikingr) был пиратом, пришедшим с фьордов Дании и Норвегии, которые вторглись в средневековую Англию, как кровожадное воинство, отправившееся грабить и разрушать христианские церкви и деревни на побережьи Британии, а затем возвращались обратно через Северное море с богатой добычей.

Самые ранние набеги викингов на побережье Англии произошли в начале 9 века, но к 870 году датчане обменяли меч на плуг и поселились на большей части Северной Англии в области, регулируемой договорами, известными как Данелав (Danelaw). В Британии даже были датские короли с 1018 по 1042 год. Однако более успешным и продолжительным было норманнское завоевание в 1066 году ознаменовало конец эры скандинавских викингов и почти стерло датское влияние в английской культуре, кроме одного: влияние викингов на развитие английского языка.

— Хотя — þó (though — хотя) мы всё ещё очень склонны использовать те же слова, что и викинги в нашей повседневной речи.
Дэйрра — Þeirra (their — их) из скандинавских языков, а также они — дэйр = þeir (they — они) сохранились в английском языке.
[Древнескандинавская буква þ называется thorn — шип, в английском языке þ передаёт звук «th».]

Названия Дней недели.
Самым очевидным влиянием викингов на современный английский является слово четверг Thursday (Þorsdagr), означающее «день Тора» (Thor’s day).

«Вторник», «среда» и «пятница» (“Tuesday,” “Wednesday”, “Friday”) также приписываются скандинавским богам Тиру, Одину и Фрейе (Tyr, Odin, Freya) соответственно; но дни недели фактически названы в честь англосаксонских эквивалентов этих богов, Тиу, Водана и Фриги. Сходство этих названий указывает на общее происхождение различных германских племён в доисторической северной Европе — за столетия до того, как их потомки столкнулись на берегах Британии.

Жизнь продолжалась, и вскоре их плохой древнеанглийский стал реальным английским, и вот что мы сегодня имеем: скандинавы сделали английский язык более лёгким.

В лингвистических кругах не называют один язык «более легким», чем другой, поскольку не существует единого показателя, по которому мы можем определить объективное суждение. Однако, многие люди, изучающие новый язык, говорят, что некоторые языки явно содержат больше сложностей, чем другие. Если бы кому-то сказали, что у него есть год, чтобы как можно лучше выучить русский или иврит, то это будет довольно сложно, если только он не говорит на языке, родственном этим языкам. Среди других германских языков, английский язык для изучения «легче», благодаря скандинавам (викингам) упростившим древнеанглийский язык.

Викинги были воинами одержимыми войной, разбоем и пиратством. Они не просто принесли смерть и разрушение в Британию в средние века, они внесли в английский язык слова из военных терминов викингов.
берсерк (berserk) — берсеркр (berserkr) — «ber -медвежья +serkr-рубашка» викинга вместо доспехов.
club  — klubba – клубень, тяжёлая дубина
gun – gunn – гон, война, битва, в имени Gunnhildr = gunn + hildr — “war, battle.”
ransack (разграбить) – rannsaka – обыск дома
scathe —  skaða – ранить, (шкода)
slaughter (бойня) – slatra – убивать

Жизнь в Данелав (Danelaw — «Датское право») была не только хаосом войны, на которое были способны эти дикие берсеркеры (berserkers), постепенно новые поселенцы внесли в английский язык важные слова бытовой культуры:
Английский  — древнескандинавский :
bylaw — bylög – быльё, село, деревня
heathen (язычник) — heiðinn — тот, кто обитает в пустоши
Hell (ад) — Hel (Хель) в Норвежской мифологии дочь Локи и правитель преступного мира
husband (муж) — húsbóndi = hús (дом) + bóndi (обитатель и земледелец)
mus (moss — мох) —  mosi  (мох)
loan — lán (лан – земельный надел; делянка) – давать взаймы
sale — sala — зал
steak (стейк) — steik — жарить
thrall (раб) — þræll — раб
thrift  (экономия) – þrift (процветание)
tidings (новости) —  tíðindi (новости) — события
Гул, гуляние — yule  — jol (йоль, гуль) — языческий 12-дневный праздник зимнего солнцестояния.

Некоторые английские слова, связанные с охотой и отловом животных, также происходят из древнескандинавского языка. Хотя большинство английских названий животных сохраняют свои англосаксонские корни (корова, медведь, гончая, свинья, курица — cow, bear, hound, swine, chicken), викинги действительно вводили определенные термины животных в английский язык:
bug  — búkr — жук насекомое в стволах деревьев
bull — boli — бык
skate — skata — скат, рыба
wing – vængr – крыло
Sleuth — «детектив», но в начале означало «slóth» — «след» (trail, track).

Старый скандинавский язык викингов хорошо описывает bleikr пейзажи и погоду в северной Англии, где плоская flatr земля или роговая — rogg (rugged -изрезанная) местность может быть окутана туманом (fok) и сильными (gustr) ветрами и быстро летящимии (lagr) облаками.

Большая часть Данелоу (Danelaw) граничит с болотами и равнинами, потому и многие английские слова для грязи (dirty, mucky) болота сохранились в английском языке:
Английский  — древнескандинавский
dirt  — drit  — (дрянь) экскременты, грязь
dregs — dregg — осадки
muck (гадость) — myki — коровий навоз.

Норвежское наследие на английском языке

Благодаря межкультурному брожению, которое произошло в Дэйнлоу, а затем, когда Англия была временно поглощена Королевством Северного моря Кнута Великого, английский язык намного ближе к языку его скандинавских соседей, чем многие признают. К тому времени, когда нормандское завоевание принесло необратимое влияние французского языка, древнеанглийский язык уже трансформировался за пределы своих англосаксонских корней.

Это все еще доказательство сегодня; современная грамматика и синтаксис английского языка больше похожи на современные скандинавские языки, чем на древнеанглийский. Это говорит о том, что древнескандинавский не просто ввел новые слова, но повлиял на то, как англосаксы построили свои предложения. Некоторые лингвисты даже утверждают, что английский язык следует восстановить как северогерманский язык (наряду с датским, норвежским, исландским и шведским), а не западно-германский язык (с голландским и немецким языками). Влияние викингов может быть наиболее очевидным на йоркширском диалекте, который использует даже больше норвежских слов в повседневной речи, чем стандартный английский.

Английский язык слишком большой гибрид, чтобы его можно было классифицировать, но его древнескандинавский язык явно находится среди клубков англосаксонских, французских и латинских корней. Язык викингов сохранился в английском на протяжении веков: английское birth (рождение) происходит от скандинавского byrðr — беременность, а умирание -dying, от норвежского deyja.

В современным английском языке не осознанно используются норвежские слова.
Английский язык – древнескандинавский язык
bark (кора) —  Bǫrkr – кора, барка
bask – baðask — baða, — купаться
billow  — bylgja  — вал
blunder — blundra (= блуждать) — вслепую, закрыв глаза; спотыкаться
call — kalla — громко плакать
cast — kasta — бросить
choose — kjósa — выбрать
clip — klippa — резать
gawk — ga – внимать
get — geta — получить
give — gefa — дай
glitter — glitra — блеск
haggle — haggen – торговаться, спорить
hit — hitta — ударить
race — rás — раса, племя
rid — rythja — (рыть) очистить землю
run — renna — (ренати) бегать

want (хотеть) — vanta — не хватает
scrape  — skrapa — шкрябать, скрести
snub — snubba – проклинать
sprint — spretta — подпрыгнуть
stagger (шатать) — stakra (столкуть) — талкать
stain (пятно) — steina — рисовать
stammer — stemma — мешать; запереть
sway — sveigja (свернуть) — согнуть; уступить дорогу
take — taka — взять
seem — sœma – приспосабливаться
shake — skaka — (скакать) встряхнуть
thwart (мешать, ‘твердь’) — þver (дверь) – пересечь (across)

Запишите ещё одну странность английского языка.  В староанглийском языке было спряжение глаголов — множество изменений глаголов по временам, числам, лицам, наклонениям, родам, которые есть в немецком и других хороших европейских языках. Прагерманский язык связан с праславянским.

Спряжение глагола beranan «нести»:

лицо/число единственное множественное
1- Я / Мы
*berō «я (беру)несу» *beromiz «мы несём»
2- Ты / Вы
*beriz «ты (берёшь) несёшь» *beriþ «вы несёте»
3- Он, она, оно/ Они
*beriþ «он, она оно, (берёт)несёт» *beranþ «они несут»

Однако, скандинавы не употребляли спряжений в устной речи, и поэтому теперь в английском нет спряжений глаголов. Викинги-скандинавы овладели лишь одним клочком некогда прекрасной системы спряжения: отсюда и одинокие -s в третьем лице единственного числа (он, она, оно), висящие, как дохлый жук на лобовом стекле.

Скандинавы также последовали примеру кельтов, изменяя язык так, как им казалось наиболее естественным. Документально подтверждено, что викинги оставили в английском языке тысячи новых слов, в том числе те, которые кажутся очень близкими «нам». Слова в названии старой песни «Get Happy»,  взяты из норвежского языка. Иногда, казалось, скандинавы хотели оставить свой след в языке, чтобы показать «мы здесь тоже». Сопоставляя английские слова с эквивалентными словами из норвежского языка, мы видим заимствования. Например, такие скандинавские слова викингов: dike (они), ditch (нас), scatter (они) и shatter (нас) и ship (нас), skip (корабль), skipper — шкипер.

Скандинавские слова были только началом. Викинги также оставили свой след в топонимике и английской грамматике. К счастью, теперь в школе учителя редко говорят о том, что неправильно говорить Which town do you come from? (Какого города вы приехали из?). Предлог вынесен в конец вопроса, вместо того, чтобы поставить его рядом с вопросительным словом Which. В таком случае этот вопрос звучал бы так: «Из какого города вы приехали?» (From which town do you come?) В английском языке предложения с «обособленными предлогами» вполне естественны и понятны. В нормальных языках предлоги не обособляются и не болтаются в конце предложения. Обратите внимание, в древнескандинавском языке также допускаются «обособленные предлоги», которые сохраняются в датском языке. Для носителя испанского языка также естественно звучит фраза  El hombre quien yo llegué con (Человек, которым я пришёл с).

Мы можем отобразить все эти причудливые скандинавские влияния в одном предложении: That’s the man you walk in with (Вот человек, с которым вы вошли), потому что

1) у the нет специфической формы, обозначающей мужской род;
2) нет окончания — s в слове walk;
3) вы не говорите «с кем вы идёте». Все эти странность сохранились потому, что скандинавские викинги когда-то внесли их в старый добрый английский язык.

Как будто всего этого было недостаточно, на английский язык обрушился поток слов из ещё большего количества языков.

После датчан и норвежцев на Британские острова пришли французы (норманны) из Нормандии. Норманны, как оказалось, потомки тех же скандинавских викингов, завоевали Англию, правили ею несколько столетий, и вскоре английский язык пополнился ещё 10 000 новых слов.

Затем, начиная с 16 века, образованные англоязычные люди развили понимание английского языка как средства сложного письма, и поэтому стало модным подбирать слова из латыни, чтобы придать языку более возвышенный тон.

Именно благодаря этому притоку из французского и латыни (часто трудно сказать, что было первоначальным источником данного слова) английский язык приобрёл такие слова, как распятый (crucified), фундаментальный (fundamental), определение (definition) и заключение (conclusion). Сегодня эти слова кажутся нам достаточно английскими, но когда они были новыми, многие писатели 1500-х годов и позже считали их раздражающе претенциозными и навязчивыми, как и фраза «раздражающе претенциозная и навязчивая» (annoyingly pretentious and intrusive). Вспомните, как сегодня французские педанты воротят нос от потока английских слов в свой язык. Были даже такие писатели, которые предлагали исконно английские замены этим возвышенным латинским словам, и трудно не тосковать по некоторым из них.

Однако, язык имеет тенденцию делать не то, что мы хотим. Жребий был брошен: в английском появились тысячи новых слов, конкурирующих с исконно английскими словами для обозначения тех же самых вещей и названий. Одним из результатов стали тройки, позволяющие нам выражать мысль с разной степенью формальности: используя английские слова, французские слова или с помощью латыни.

Есть дуплеты, менее драматичные, чем тройки, но, тем не менее, забавные англо-французские пары слов, например, «начинаются» (англ. begin) и (фр. commencer) или хотят (want — vouloir) и желают (wish — désir). Особенно примечательны здесь кулинарные трансформации: мы убиваем корову (англ.  cow), свинью (англ. pig), барана (англ. lamb), чтобы получить говядину (англ. beef —  от фр. bœuf), свинину (англ. pork — от фр. porc ), или баранину (англ. mutton от фр. mouton). Почему? Короткий ответ заключается в том, что английский язык изменился навсегда после того, как норманнское вторжение привело к появлению нового правящего класса французских носителей на Британских островах в 1066 году. Французский язык стал языком знати в течение следующих 300 лет — достаточно времени для того, чтобы множество французских слов просачились в язык купеческих и фермерских, крестьянских классов. Сегодня почти 30% английских слов происходят из французского языка.

В нормандской Англии различные способы названия мяса зависели от социального места человека в обществе, и эти классовые различия дошли до нас в неявной форме и сегодня, указывая на то, что франкоязычные норманы были богаче и чаще видели на своём столе мясо (свинину, говядину, баранину) и называли его по-французски.

Некоторые лингвисты говорят, что заимствованные из других языков слова делают словарный запас английского языка уникально богатым, и именно это утверждают Роберт Маккрам, Уильям Кран и Роберт Макнейл в классической книге «История английского языка» (1986): первая партия латинских слов на самом деле пополнила словарь носителей древнеанглийского языка в способности выражать абстрактные мысли. Но никто никогда не измерял богатство или абстрактность в этом смысле, и нет такого языка, в котором было бы только одно слово для обозначения каждого понятия. Языки, как и человеческое познание, слишком детализированы и даже запутаны, чтобы быть такими элементарными. Даже бесписьменные языки имеют множественные значения одного и того же слова.

Как называют ХЛЕБ в разных местах Британии

Даже в современном английском языке родные корни делают больше, чем мы всегда признаём. Едва ли мы много узнаем о богатстве словарного запаса древнеанглийского языка, потому что очень ограничено число сохранившихся письменных источников.  Во времена средневековья письменным языком в Британии была латынь.

Латинское вторжение оставило в английском языке свои особенности. Например, именно здесь зародилась идея о том, что «большие слова» более сложны. Французские и особенно латинские слова, как правило, длиннее, чем древнеанглийские.

Множественные притоки иностранной лексики также частично объясняют тот поразительный факт, что английские слова могут прослеживаться из разных языковых источников. Сама мысль об этимологии английских слов ведёт нас к многоязычному «шведскому столу«, где каждое слово — захватывающая история миграции и обмена.  Эта невнятная древнеанглийская лексика во многом объясняет, почему нет языка, настолько близкого к современному английскому. Это сильно отделяет английский язык от его ближайших лингвистических соседей.

Прикрепите суффикс -ful к слову чудо WON-der , и вы получите чудесное — WON-der-ful. Но – прикрепите окончание -ity к слову модерн MO-dern, и получите современность — MO-dern-ity, или CHEER-y — «весёлый«, CHEER-i-ly — «весело«. Однако по другому построено слово: PER-sonal, person-AL-ity. Дело в том, что суффиксы -ful и -ly являются германскими окончаниями, а -ity пришли из французского языка.

Таким образом, история английского языка с момента его появления на британских берегах 1600 лет назад и до наших дней — это история языка, становящегося восхитительно странным. За это время с ним произошло гораздо больше, чем с любым из его родственников или с большинством языков на Земле. Вот древнескандинавский язык 900-х годов нашей эры, первые строки сказки в Поэтической Эдде под названием «Песнь о Триме». Строки «Vreiðr vas Ving-Þórr / es vaknaði» означают: «Злой был Винг-Тор/он проснулся», «он был зол, когда проснулся».

Те же две строчки на древнескандинавском языке, которые сегодня произносятся на современном исландском языке:

Reiður var þá Vingþórr / er hann vaknaði.

Вам не нужно знать исландский, чтобы увидеть, что язык не сильно изменился. «Злой» когда-то было vreiðr (ВРЕДный); сегодняшнем исландском: reiður — это то же самое слово, но с стертой начальной буквой v и окончанием ður«ДУРной».

Однако на староанглийском языке «Винг-Тор был безумен, когда проснулся» было бы «Wraþmod wæs Ving-Thórr/he áwæcnede». Мы можем примерно считать это «английским», но мы явно намного дальше от Беовульфа, чем сегодняшний ирландский от Винг-Тора.

Английский — действительно странный язык. В отличии от других языков, английский глубоко своеобразен в структурном смысле из-за капризов возмутительной истории.

Что скрыто в топонимике Британии?

О древних языках Британии и Ирландии

О происхождении слова КОРАБЛЬ
Британские географические названия

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*