Среда , 24 Июль 2024
Домой / КНИГИ / «Керкинитида», В.А. Кутайсов.

«Керкинитида», В.А. Кутайсов.

Моему учителю — Олегу Ивановичу Домбровскому — посвящаю.
Автор

Книга рассказывает об одном из загадочных древнегреческих городов Керкинитида, основанном в VI в. до н. э. ионийскими эллинами в Таврии (Крым) и просуществовавшем до конца II в. до н. э., когда полис был захвачен скифами.

Автор знакомит читателей с результатами археологических раскопок последних лет в Евпатории на территории античной Керкинитиды и вводит в курс научных проблем, разрабатываемых учёными.

Содержание:

Один или два? (ΚΑΡΚΙΝΙΤΙΣ или ΚΕΡΚΙΝΙΤΙΣ)
Сто лет поисков Керкинитиды
Экскурс в историю Керкинитиды
«Ни эллину, ни варвару…»
Как строился город Керкинитида
Город Керкинитида — жилище и быт
Домашнее святилище
Трапеза в андроне
Свидетельства нумизматики Керкинитиды
Сюжеты и символы на монетах Керкинитиды
Письмо Апатурия
Наследникам Керкинитиды.

Митридат IV Евпатор

Предисловие

Евпатория, как известно, один из самых популярных всесоюзных курортов. Имя города восходит к глубокой древности и связано с почетным титулом одного из выдающихся исторических деятелей античной эпохи, царя Понтийской державы Митридата IV Евпатора*, получившего особую известность своей активной борьбой против республиканского Рима. Однако этот топоним происходит не прямо от царского прозвища, а от названного в его честь города Евпатория, основанного на земле тавров, подчиненных Диофантом, полководцем Митридата. Точное местоположение этого пункта до сих пор остается неизвестным, хотя в последнее время и появились новые аргументы для локализации его на городище Кара-Тобе, у южной оконечности Сасык-Сивашского озера, вблизи города Саки (Крым).

Городище Кара-Тобе. Вид с северо-востока на Центральный строительный комплекс

Каким же образом это название получил средневековый турецко-татарский Гезлёв, которому предстояло сделаться Евпаторией — одним из черноморских портов России? Переименование диктовалось государственными соображениями, а к выбору античного топонима, известного по свидетельствам древних авторов, привел целый ряд социально обусловленных взглядов и настроений русского общества конца XVIII — начала XIX в.

Огромный интерес отечественной науки того времени, а особенно вельможных меценатов к античным древностям был вызван не только общими для всей Европы веяниями классицизма, но и присоединением к России Северного Причерноморья — так называемой Новороссии. Наконец-то просвещенное российское общество смогло соприкоснуться с античными памятниками непосредственно в своей стране, увидеть собственными глазами легендарную Таврику, описанную и воспетую древнегреческими и римскими историками и поэтами. И недаром в этот период сюда хлынул целый поток путешественников и просто представителей образованной элиты российского общества. Паломничество в Крым стало особенно модным в высшем свете после его посещения императрицы Екатериной II в 1787 г.

Русская официальная идеология, как известно, трактовала подчинение Крыма России как освобождение христианского населения полуострова от турецкого ига и приобщение его к цивилизованной Европе. Наиболее ярко проявилось это в возвращении целому ряду крымских городов их древнегреческих названий или переименование их на эллинский лад. Так, Гезлёв стал Евпаторией, Ак-Мечеть — Симферополем, генуэзская Каффа (она же турецкая Кефе) снова сделалась Феодосией; получил античное имя и основанный Россией военный порт Севастополь от римского названия древнегреческой Диоскуриады, локализация которой в те времена была не ясна**.

Таким образом, топонимическое творчество было вызвано не только увлечением классической древностью, а имело вполне определенный политический смысл. К примеру сказать, упоминаемая в письменных источниках времен Тмутараканского княжества Керчь (Корчев) сохранила старое своё название, несмотря на то, что её предшественник Пантикапей был крупнейшим античным городом и столицей Боспорского царства.

В переименовании же Гёзлёва (сначала прозванного — по созвучию — Козловым) была своя логика: хотя город и не являлся столицей Крымского ханства, но именно в нём, в мечети Джума-Джами, происходила своего рода коронация татарского хана — мусульманский церемониал посвящения в сан по прибытии морем из Стамбула после назначения турецким султаном.

Как вытекало из «Географии» Страбона, где-то в районе Гезлева в конце II в. до н. э. происходили боевые действия между понтийскими войсками во главе с Диофантом и царскими скифами под предводительством Палака, после поражения которых и был основан город Евпатория. Керкинитида же подавляющим большинством ученых локализовалась в XVIII веке за пределами Крыма.

Присяга граждан Херсонеса

При этом следует иметь в виду, что такой ценнейший источник, упоминающий Керкинитиду в связи с походами Диофанта, как херсонесский декрет в его честь, был найден значительно позже, в 1878 г. Неизвестно, на чем бы остановила свой выбор российская администрация, если бы она располагала всеми полученными теперь данными. Не исключено, что Гёзлёв мог получить имя Керкинитиды. Надеемся, что читатель простит автору такое, пусть и произвольное, но всё же достаточно вероятное предположение: оно — к слову сказать — высказано было М. Сосногоровой более ста лет назад1.

Имя далекой предшественницы Евпатории — Керкинитиды ныне можно встретить, помимо экспозиции местного Краеведческого музея, в декоративном украшении стен городского почтамта, на купольном перекрытии скромного охранного павильона над фрагментом крепостной стены (на набережной им. Горького), а может быть, еще и в оформлении одного-двух курортных кафе. Керкинитида обязательно упоминается во всех, в том числе и самых первых путеводителях по Евпатории. Самому же памятнику не повезло: ему уделяется мало внимания, ибо это античное городище пока практически недоступно.

Предлагаемая книга познакомит читателей с некоторыми результатами исследований Керкинитиды последних лет, введёт их в круг связанных с древним городом общеисторических проблем и покажет всю уникальность этой древнегреческой колонии для понимания социально-исторических процессов, протекавших в классическое и эллинистическое время.

Греко-скифское городище Керкинитида — Амазонка на коне

В научно-популярной серии «Археологические памятники Крыма» Керкинитида стала объектом внимания в двух вышедших одна за другой книгах: А.Н. Щеглова «Полис и хора» (1976 г.) и В. Драчука, Я. Кара, Ю. Челышева — «Керкинитида — Гёзлёв — Евпатория» (1977 г.) Однако обе эти работы базировались на материалах неполных, а теперь и в какой-то мере устаревших.

Полевые исследования 80-х гг., проведенные на городище экспедицией Института археологии Академии наук УССР, расширили и углубили наши знания об античном городе. А благодаря возобновлению названной серии читатель имеет возможность вникнуть в суть научных проблем, касающихся Керкинитиды.

Рельеф с изображением апофеоза Геракла, найденный в 1895 г. Н.Ф. Романченко в развалинах одной из усадеб на берегу Мойнакского озера

Главные итоги полевых и кабинетных исследований Керкинитиды отражены в монографии автора «Античный город Керкинитида» (1990 г.), а также ряде статей, напечатанных в сугубо специальных сборниках. В них приведена обширная научная литература и дана подробная аргументация наиболее дискуссионных положений. При желании можно обратиться к ним, для этого в конце книги приводятся источники и достаточно доступная, преимущественно отечественная литература.

Примечания

*. Евпатор — с древнегреческого — рожденный славным отцом, иначе — знатный, благородный.

**. Диоскуриада (она же Себастополис), как потом выяснилось, находилась в районе Сухумской бухты.

Список использованной литературы

1. Сосногорова М. Путеводитель по Крыму для путешественников. — Одесса, 1871. — С. 265.

Далее… Один или два? (ΚΑΡΚΙΝΙΤΙΣ или ΚΕΡΚΙΝΙΤΙΣ)

 

Евграф Савельев. История казачества с древнейших времен до конца XVIII века.
Античная география Северного Причерноморья. М.В. Агбунов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*