Вторник , 16 Апрель 2024
Домой / Язык – душа народа / Магическое заклинание в сказке про Сивку-Бурку

Магическое заклинание в сказке про Сивку-Бурку

Сказка про Сивку-Бурку стала известной после публикации в сборнике «Народные русские сказки», куда её заботливо поместил собиратель фольклора А. Н. Афанасьев.

Коротко напомню сюжет сказки: было у старика три сына, которым он перед уходом из жизни велел приходить в течение трёх дней к месту упокоения. Двум старшим было лень, поэтому все три раза ходил младший сын Иван, как полагается в сказках.

Почивший отец заметил подлог и отблагодарил младшенького: выйди, говорит, в чисто поле, скажи магическую фразу: «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» и прибежит к тебе конь волшебный. Залезь ему в правое ухо, потом в левое и станешь красивым молодцем, каких свет не видел.

А тут как раз царь надумал выдать замуж свою дочку-царевну. Посадил царь прекрасную дочь-царевну в самый высокий терем (выше туч) и объявил всем женихам, что только тот достоин царевны, кто сможет на своём коне допрыгнуть до окошка терема, где сидит царевна, и поцеловать её, а в более древней версии сказки, он должен выхватить платок из её руки. Естественно, что с такой задачей мог справиться только волшебный конь Сивка-Бурка. Так, младший сын Иван стал царским зятем и Иваном-царевичем.

Разберём окрас волшебного коня.

Окрас сказочного коня Сивки-Бурки — это смешение мастей, которое никогда не встречается у лошади в реальной природе. Одновременно сивой, бурой и каурой она быть не может.

Сивая масть

Итак, Сивка — это как бы главная часть имени волшебной лошади, с неё и начнём. Сивый окрас — седой, серый, пепельный. Слово «сивый» происходит от общеславянского корня и благодаря чередованию согласных имеет много родственников — сизый, седой, серый. Слово часто употребляют с намёком на возраст коня: вспомните поговорку «Укатали сивку крутые горки». Лошади сивой масти — вороные (чёрного цвета) с проседью. Сивый окрас возникает, когда в вороной (чёрной) шерсти появляется примесь белых волосков, т.е., лошадь может быть более или менее тёмной, но всё равно седой, серебристо-серой окраски, в просторечие «соль с перцем».

В разных переводах Риг-Веды бог Шива, читается как Сива, возможно, к слову Сивка относится значение «божественный, Всемогущий».

Бурая масть.

Бурые лошади не гнедые, как часто думают. То есть коричневый цвет бурой масти изрядно отдаёт в рыжину. Иногда он темно-рыжий, может доходить до шоколадного, но также как у людей с каштановыми волосами, бурая шерсть отливает рыжиной, поэтому корову ласково именуют Бурёнкой, а медведя — бурым.

Об этом говорит и происхождение слова «бурой» — «огненно-рыжий» и восходит к праиндоевропейскому корню bher — «ярко-коричневый, блестящий». Обратите на это внимание и запомните. То есть бурый — это больше рыжий, чем тёмно-коричневый.

В одной из версий сказки «Сивка-бурка» в описании волшебного коня встречается ещё одна необычная особенность окраса: у Сивки «одна шерстинка золотая, а другая серебряная». То есть не обычная сивая масть, где вороная шерсть смешена с белой, а золотая с серебряной. Вот и получается, что цвет у лошадки коричнево-золотой с серебром молнии.

Эпитет бурый (смурый, искрасна-черноватый) роднится с словами: буря (в Остромир. еванг. боура), буран (бурун) — степная вьюга, метель, вихрь, бурнеть — разыграться буре, бурлить и бурчать — шуметь, бушевать; бурый конь — собственно, такой, шерсть которого напоминает цвет тучи, грозящей бурею.

Перейдём к следующей части фразы… Каурка.

Светло-каурая масть, цвет очень светлый близкий к соловому-рыжеватому

Каурая масть — это светло-рыжая, то есть, по сути, светлый оттенок той же тёмно-бурой рыжей масти. Пожалуй, только опытный лошадник может с уверенностью сказать – бурая лошадь или каурая. В отличие от практически однотонной бурой, у более светлой каурой лошади грива и хвост тёмные, то есть бурые.

Чудесный конь наших сказок называется сивка-бурка-вещий каурка; каурая масть — та же, что бурая, только с тёмным ремнем по спине; сивый — блестящий, сияющий; месяц представляется сивым жеребцом, а потом: седой или с проседью, то есть с серебряным блеском молнии. По свидетельству старинной былины:

Зрявкает бурко по-туриному,
Он шип пустил по-змеиному—
Триста жеребцов испугалися,
С княжеского двора разбежалися…
А князи-тои бояра испужалися,
Все тут люди купецкие —
Окорачь они по двору наползалися.

«Бурко зрявкает по-туриному, а шипит по-змеиному»— выражение, указывающее на сродство чудесного коня с зооморфическими представлениями громовой тучи в виде быка (тура) и змея. Самая характеристическая особенность эпического языка заключается в постоянном употреблении одних и тех же эпитетов и оборотов, однажды навсегда верно и метко обрисовавших известное понятие; таким эпитетам и оборотам, несомненно, принадлежит значительная давность.

«Вещая каурка» — в этих словах не только каурая масть коня, но и его дар «вещуна, прорицателя».

Как олицетворения грозовых туч, богатырские кони — кони говорящие, вещие, одарены мудростью, предвидением и человеческим словом, потому что с живою водою дождя и с громом нераздельны были представления о высшем разуме и небесных предвестиях.

Эпические сказания, принадлежащие индоевропейским народам, заставляют коней беседовать с храбрыми витязями, предвещать им будущее и подавать мудрые советы; в русских сказках конь, чуя беду, которая грозит его хозяину, спотыкается на езде, горько плачет по нём и стоит на конюшне по щиколотки в слезах или в крови.

Главными героями Махабхараты были Пандавы и Кауравы, обладавшие исключительными знаниями. Оба главных героя Панда — мудрый, знающий, Каурав были покрыты защитными панцирями.

Кстати, название масти индоевропейская основа — *k’euero- —>*sēverъ (север) Индоарийское слово कुवेर /kuvera/ происходит от более раннего: कुबेर /kubera/  — «верховный дух глубин и тьмы» в ведическую эпоху, а позднее в индуизме «бог богатства и сокровищ, правитель северной страны света и глава якшей».
Таким образом самый древний зафиксированной формой слова Север является कौबेरी /kauberī/ /kauberI/ — север (букв. «область Куберы»).

Вот что поведали о них древние предания.

На севере, где находится «чистый, прекрасный, кроткий, желанный мир», в той части земли, которая «всех других прекрасней, чище», обитают великие боги: Кубера — бог богатства, семь сыновей бога-творца Брахмы, воплотившихся в семь звёзд Большой Медведицы, и расположенная неподвижно в центре мироздания Полярная звезда.

Сам владыка Вселенной РудраХара (Красное Солнце) «носящий светлые косы», «камышеволосый, русобородый, всех существ Предок».  Отсюда, с золотых вершин Высокой Хары (горы Меру), берут начало все земные реки, а над горами вечно кружит «Быстроконное» солнце, полгода длится здесь день, а полгода — ночь. (Арктическая родина в Ведах. Тилак) И только смелые и сильные духом могут пройти эти Высокие горы севера и попасть в счастливую страну блаженных, омываемую водами белопенного моря-океана.

Солнце в Ведах называется бегуном, быстроногим конём; есть целый гимн, обращенный к нему, как к небесному коню. Ведах солнце (Surya) представляется в образе человека, стоящего на золотой, блестящей колеснице которую влекут по воздушным пространствам две, семь или десять крылатых, золотошёрстых, ретивых кобылиц. Этим кобылицам присваивались имена haritas, rohitas, aruschis, которые первоначально были простыми прилагательными и значили: белый, светлый, рыжий (гнедой), но скоро превратились в названия животных, принадлежащих богам.

Вполне возможно, что существует какая-то связь между культом пеласгийских богов Кабиров (Kαβειρoι), фракийской Кибелой (богиней плодородия), славянским праздником Ивана Купала и древнеиндийским богом Куберой.

Культ Кибелы, Кабиров, Куберы связан с пророчествами и тайными магическими ритуалами, связанные с плодородием. Сказочный говорящий конь «Сивка-бурка, вещая каурка» также обладает волшебной силой пророчества и  предвидит будущее.

Вызванный магическим заклинанием Конь выглядел в сказке устрашающе: «из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет». Какой здравомыслящий человек сядет на такое животное? А сказочный Иван коня не просто оседлал, а ещё и из одного уха в другое перелез, то есть он прошёл сквозь грозовую тучу.

Говоря о сивке-бурке и вообще о богатырских конях, народные русские сказки прибегают к следующим выражениям, которые всякий раз повторяются слово в слово, как неизменные формулы:

«конь бежит — земля дрожит,
из очей искры сыплются,
из ноздрей дым столбом,
из заду головешки валятся»

Баснословные богатырские кони выбрасывают из заду горячие головешки, т. е. испускаемое ими грозовое пламя, так народная фантазия, олицетворяя облака и тучи в образе коней.

Возможно, младший сын Иван не боялся Сивку-Бурку потому, что умерший предок — родной отец послал ему чудное животное. В языческой древности славяне считали коня проводником в царство мёртвых. Сивка-Бурка — это родовой конь семьи, служивший всем старшим поколениям Ивана.

А позвать Сивку-Бурку надо было магическим заклинанием: «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!».

Трактовку выражения «как лист перед травой» выражает предельную степень покорности. Лист — лежит безвольно на земле, а трава гордо тянется вверх. В высокой не утоптанной траве падающие листья застревают вертикально, то есть именно стоят перед травой. «Как лист перед травой» означает не только скорость (явись быстро, внезапно), но и покорность, готовность исполнить любое желание, лишь опадая и лишаясь своей жизненной воли, лист может встретиться с травой. Фраза, по сути, означает требование к слуге явиться «пред светлые очи» господина.

Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Баснословные сказания о зверях.

Крылатые кони

В таком уподоблении бурной, грозовой, дожденосной тучи — коню кроется объяснение многих эпических подробностей, по указанию которых:
а) Первоначально небесным конём в народных преданиях называли быстро несущуюся дождевую тучу, летящую на быстролетных, огнедышащих конях. Впоследствии сам Громовержец — божество грозовых туч летит по небу на золотой колеснице, запряженной небесными огненными конями.

b) Сказочные герои находят богатырских жеребцов и кобылиц внутри гор или в подземельях, где они стоят за чугунными дверями, привязанные на двенадцати железных цепях и замкнутые двенадцатью железными замками; ржание и топот их, громко раздающиеся из-под земли, потрясают ходуном все царство; когда конь почует ездока по себе — он тотчас разрывает цепи и выбивает копытами чугунные двери, железные замки, двери и цепи — зимние оковы.

с) По своей стихийной природе богатырские кони питаются огнём, жаром (горячими угольями), а жажду утоляют росою или вином и медовой сытою: и вино и мёд — метафорические названия дождя; роса также называлась небесным мёдом.

d) Народные сказки говорят о морских или водяных кобылицах, выходящих из глубины вод; купаясь в их горячем молоке, добрый молодец становится юным, могучим и красивым, а враг его, делая то же самое, погибает смертию.

е) Купаясь в молоке морских кобылиц, сказочные герои становятся силачами и красавцами; подобно тому громоносные богатыри, победители демонических змеев, влезая в одно ухо своего коня, наедаются-напиваются там, переодеваются в блестящие наряды и потом вылезают в другое ухо молодцами неописанной красы и необоримой силы.

f) Как облачные горы в своих недрах, а змеи-тучи в своих дворцах таят драгоценные клады, т. е. скрывают во мраке туманов золото небесных светил и молний, так точно мифические кони не только дышат пламенем и выбрасывают из заду горячие головешки — молнии.

g) Воинственный характер Перуна усвоен и его богатырскому коню: конь этот отличается необычайною силою; он помогает своему владельцу в трудных битвах с змеями и демоническими ратями (= тучами), поражая их теми же мощными копытами, которыми разбивает скалы и творит дождевые ключи.

h) Как олицетворения грозовых туч, богатырские кони — кони вещие, одарены мудростью, предвидением и человеческим словом, потому что с живою водою дождя и с громом нераздельны были представления о высшем разуме и небесных вещаниях. Конь беседует с храбрым витязем, предвещать будущее и подаёт мудрые советы; в русских сказках конь, чуя беду, которая грозит его хозяину, спотыкается на езде, горько плачет по нём и стоит на конюшне по щиколотки в слезах или в крови.

 

Ч и Ц сидели на крыльце
Плёвое дело

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*