Четверг , 27 Январь 2022

Нить Знания

ЗОЛОТАЯ НИТЬ. Жарникова С. В.

Введение или нить знания.

Русский Север — удивительный, сказочный край. Он воспет в наших древних песнях, былинах, преданиях и легендах. И не только в них. О далекой северной стороне Гиперборее, что лежит близ берега холодного Кронийского океана, рассказывают и самые древние мифы Греции. Они поведали нам о том, что именно здесь, за суровым северо-восточным ветром Бореем, находится земля, где растёт чудесное дерево с золотыми яблоками вечной юности. У подножия этого дерева, питая его корни, бьёт ключ живой воды — воды бессмертия. Сюда, за золотыми яблоками дево-птиц Гесперид, отправился когда-то герой Геракл. На далеком севере, в Гиперборее, у Тартессы«града, где спят чудеса всего мира, пока им не прийдёт срок родиться и выйти к смертным на землю», ждал Геракла золотой чёлн Солнца. И это не удивительно, ведь Гиперборея — родина солнечного Аполлона и сюда его, согласно древнегреческому мифу, каждое лето приносили белоснежные крылатые кони- лебеди.

Но не только древние греки в своих преданиях воспели далекий северный край. Из глубины тысячелетий звучит этот гимн земле, лежащей у северной границы мира, близ берегов Молочного (Белого) моря:

«Над Злом возвышается та страна, а потому Вознесённой зовётся! Считается, что она посредине между востоком и западом... Это вознесённого Золотого Ковша дорога… В этом обширном северном крае не живёт человек жестокий, бесчувственный и беззаконный… Там мурава и чудесное древо богов... Здесь Полярную Звезду укрепил Великий Предок… Северный край «вознесённым» слывет, ибо он возвышается во всех отношениях».

Такими проникновенными словами повествует о далеком приполярном севере древнеиндийский эпос «Махабхарата».

Русский Север — его леса и нивы не топтали орды завоевателей, его свободный и гордый народ в большинстве своём не знал крепостного гнёта, и именно здесь сохранились в чистоте и неприкосновенности древнейшие песни, сказки, былины Руси. Именно здесь, по мнению многих исследователей, сохранились такие архаические обряды, ритуалы, традиции, которые древнее не только древнегреческих, но даже и зафиксированных в Ведах, самом древнем памятнике культуры всех индоевропейских народов.

О значительной близости славянской и ведической мифологии писал еще в XIX веке А. Н. Афанасьев, который придавал огромное значение схождениям в мифологических сюжетах и обрядовой практике у восточных славян и древних арьев2.

Эти схождения и зримые параллели отмечены в трудах русских историков и лингвистов XIX — начала XX вв.; достаточно вспомнить работы А. X. Востокова, И. И. Срезневского, Вс. Миллера, В. В. Бартольда, Н. М. Гальковского и др. Идея единства истоков народной культуры славян и ираноязычных народов Восточной Европы красной нитью проходит в работе В. А. Городцова «Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве». Индолог Н. Р. Гусева в своей работе «Индуизм» ставит вопрос о существовании древней индославянской общности, которую отличало не только значительное языковое сходство, но и исключительная культурно-хозяйственная близость, сложившаяся в условиях очень длительного совместного обитания. Она пишет:

«В глубокой древности складывались не только общие или крайне близкие языковые явления, но и те общие или сходные религиозные представления, которые можно проследить и в среде славянских народов, и в среде индоарьев... Схождения индо-славянской сакральной лексики и ритуальной практики могут быть единственно результатом древних и длительных контактов между предками той и другой группы народов«3.

Карта Ведической Индии

Так как большинство современных учёных считает, что на рубеже II — I тыс. до н. э. племена арьев уже находились в Северо-Западной части полуострова Индостан, то естественно предположить, что сходные религиозные представления и мифология арьев и славян сложились значительно раньше.

Известный переводчик гимнов Ригведы — древнейшей части Веды (риг — изреченное, веда — знание) на русский язык — Т. Я. Елизаренкова пишет:

«По глубочайшему убеждению переводчика, при переводе с ведийского на другие языки русский язык обладает рядом несомненных преимуществ перед западноевропейскими языками. Эти преимущества определяются как большей степенью соответствия между ведийским и русским в силу лучшей сохранности в нем архаизмов, чем в западных языках, так и большей близостью русской (славянской) мифо-поэтической традиции к индоиранской« 4.

И действительно, давайте сравним слова этих, столь, казалось бы, далеких сегодня друг от друга языков: русского и языка священных текстов Древней Индии — санскрита. Сравним, к примеру, имена богов Риг-Веды и славянской древности. Бог огня — Агни, ещё его зовут Кравьяд (т. е. поедающий сырую плоть), Яма — бог смерти, Яга — жертва на санскрите (и вспомним нашу Бабу-Ягу). Имя славянского Стрибога состоит из двух частей — «стри» — простираться (санскрит) и «бхага» — милостивец (санскрит); имя Неба — Сварог — от санскритского слова «сварга», что и значит — небо (отсюда и славянское наименование солнца — Сварожич, т. е. сын неба — Сварога). И наконец, русская «сваха» — женщина, соединяющая женихов и невест, создающая новые семьи и зажигающая новые «семейные очаги», и жена ведического бога огня Агни — Сваха. Огромное количество схождений даёт нам и обыденная лексика:

Мы пользуемся таким словом как «гать», «гати» в значении — дорога, проложенная по болоту, но в санскрите «гати» проход, путь, дорога. Санскритскому слову «гали»оскорбительные речи, ругательства, есть русский аналог — «изгаляться», «галиться»; санскритскому «дра» идти, бежать — соответствует русское «драпать«; слову «радана»плач, слезы, наше — «рыдание»; санскритскому «вакья»слово, разговор, русское «вякать».

Зачастую мы просто пользуемся тавтологиями — повторением одних и тех же однокоренных или близких по смыслу слов, соединяя два слова с абсолютно одинаковым значением: мы говорим «трын-трава», но в санскрите «трин» и значит «трава»; мы говорим «карнаухий», но в санскрите «карна» и значит ухо; мы говорим «дремучий лес», но в санскрите «друма» и значит дерево, а «дрёма» — лес. Эти примеры можно было бы продолжать ещё долго. Так, например, в вологодских и архангельских диалектах встречаются такие слова, сохранившиеся с глубокой древности:

Стоит отметить, что один из крупнейших современных американских лингвистов П. Фридрих считает, что праславянский язык лучше всех других индоевропейских языков сохранил древнейшую индоевропейскую систему названий деревьев, из чего он делает вывод, что предки славян в общеславянский период жили в такой природно-климатической зоне, которая соответствует прародине индоевроейцев, и «после общеславянского периода носители различных славянских диалектов в существенной степени продолжали жить в подобной области» 5.

Надо сказать, что ещё выдающийся лингвист первой трети XX века А. Мейе был убеждён, что древнеславянский язык является одним из самых древних в общей семье  индоевропейских языков и продолжает

«без какого-либо перерыва развитие общеиндоевропейского языка: в нём нельзя заметить тех внезапных изменений, которые придают столь характерный вид языкам греческому, итальянскому (особенно латинскому), кельтским, германским… Славянский язык — это индоевропейский язык, в целом сохранивший архаический тип» 6.

Советский языковед Б. В. Горнунг считал, что предки арьев (индоиранцев) в конце III тыс. до н. э. заселяли северо-восток Европы и находились где-то около Средней Волги, а другой выдающийся советский лингвист В. И. Абаев пишет:

«Через ряд столетий пронесли арии память о своей прародине и её великой реке Волге» 1.

Ещё в 20-х годах прошлого века академик А. И. Соболевский говорил о том, что на громадных просторах европейской России, вплоть до северных областей, господствуют названия, в основе которых лежит какой-то древний индоевропейский язык. Он писал в своей работе «Названия рек и озёр Русского Севера» (1927 г.):

«Исходный пункт моей работы — предположение, что две группы названий (рек и озёр — С. Ж.) родственны между собой и принадлежат одному языку индоевропейской семьи, который я пока, вплоть до подыскания более подходящего термина, именую скифским« 8.

В 50-е годы шведский ученый Г. Еханнсон пришёл также к выводу о том, что в географических названиях Скандинавии и вообще всего севера Европы присутствует мощная скифская языковая подоснова9.

Мы уже отмечали ранее, что во II тыс. до н. э. в Северо-Западную Индию со своей Восточноевропейской прародины приходят племена скотоводов и земледельцев, именующих себя «арьями», т. е. «благородными». Часть арьев, и немалая, ушла со своей прародины в поисках лучшей доли, но трудно представить себе ситуацию, при которой всё население значительной части Восточной Европы покинуло бы её. Скорее всего такая ситуация просто невозможна, потому что «не выявлено исторических причин, которые могли бы вызвать обязательный всеобщий их (арьев — С. Ж.) уход из своей прародины» . Вероятно, большая часть арийских племён осталась дома, на просторах Восточной Европы, чтобы стать предками будущих народов этой земли. И нет ничего удивительного в том, что академик Н. Я. Марр считал, что древняя подоснова славянства имеется далеко на севере,

«в тех местах, которые до последнего времени считались отнюдь не славянскими и занятыми славянами уже на заре так называемого исторического времени» .

Итак, тысячелетия назад уходили с этих земель племена арьев, чтобы обрести новую родину в Иране (правильно Арьяна — земля арьев) и северной Индии. Уходили и уносили с собой свои предания, сказки, мифы, верования, обряды, свои песни, танцы, своих древних богов. На новой для них земле, среди других народов они свято хранили память о своём прошлом, о своей прародине. Хранили свою и нашу память!

Низкий поклон Вам, далекие братья и сестры, за то, что через тысячелетия пронесли Вы нашу общую святыню, наше общее прошлое, нашу общую память! За то, что сохранили золотые ключи от ушедших времён, и сегодня мы открываем  сокровищницу прошлого своего народа. Нужно ли это нам? На этот вопрос ответил ещё в 1911 году выдающийся исследователь Русского Севера А. Журавский:

«В «детстве» человечества — основы для познания и направления грядущих путей человечества. В эпохах «детства России» — путь к познанию России, к контрольному познанию тех исторических явлений нашей современности, которые представляются нам фатально сложными и не подчиненными правящей воле народа, но корни которых просты и элементарны, как начальная клетка сложнейшего организма. Зародыши общественных «зол» — в личных каждого и всех. И мы обязаны всемерно воспользоваться опытами седого прошлого, и чем ближе к зародышам этого прошлого мы проберемся, тем сознательнее, вернее и увереннее пойдём «вперёд»…

Именно история «детства человечества», именно этнография поможет нам познать логические законы естественного прогресса и сознательно, а не слепо, идти «вперёд» самим и двигать «вперёд» свой народ, ибо этнография и история — пути к познанию того «прошлого», без которого нельзя применить к познанию грядущего познание настоящего…

Россия же меньше, чем какая-либо другая нация, может познать себя без помощи познания корней своего прошлого; а не познав себя, невозможно познать других и учесть свои положения среди других, как не исправив себя, невозможно исправить других… Погибли зародыши многих верований и идеалов, — будем же искать их отпечатки на предметах, пока не погибли навеки и они. Это отнюдь не только «интересно» или «любопытно», но жизненно важно, необходимо» 12.

Примечания к введению

Голосовкер Я. Э. Сказания о титанах. — М.: Высшая школа. — 1993. — С. 29, 35; Махабхарата. Вып. III. — Ашхабад. — 1985. — С. 305-307.

Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу (в связи с другими родственными народами). — т. I. -3. — М. — 1865-1869.

Гусева Н. Р. Индуизм. — М.: Наука. — 1977. — С. 52-53.

Ригведа. Мандалы I-IV. Пер. и коммент. Т. Я. Елизаренковой. — М.: Наука. — 1989. — С.543.

Иванов Вяч. Вс. Язык как источник при этногенетических исследованиях и проблематика славянских древностей //Вопросы этногенеза и этнической истории славян и восточных романцев. — М.: Наука. — 1976. — С. 39.

Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Изд-во иностранной литературы. — 1951.-С.14.

Абаев В. И. Доистория индоиранцев в свете арио-уральских языковых контактов// Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности (II тыс. до н. э.). — М.: Наука. — 1981.-С. 89.

Соболевский А. И. Названия рек и озер Русского Севера //Известия отделения русского языка и словесности АН СССР. — М. — 1927. — № 32.

Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов (к постановке проблемы) // ВИ. — 1974. -№ 11.-С. 67.

Гусева Н. Р. Индуизм… С. 31.

Третьяков П. Н. Некоторые вопросы этногонии восточного славянства// КСИИМК. — М. — Л. — Изд. АН СССР. — 1940. — № 1. — С. 11.

Журавский А. Европейский Русский Север// ИАОИРС. — 1911. — № 16.-С. 293, 308.

Далее… ГЛАВА ПЕРВАЯ. Белая Индия. Книга С. В. Жарниковой «Золотая нить»

Белая Индия
Ultima Thule и нордическая традиция в европейской культуре

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*