Четверг , 23 Май 2024
Домой / Русский след в мире / Ты, Горчаков, счастливец с первых дней…

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней…

Портрет Александра Горчакова работы Георга Ботмана, 1874 год

Князь Александр Михайлович Горчаков (1798 — 1883) — русский дипломат, один из важнейших государственных деятелей эпохи царствования Александра II.
Для своей эпохи князь Горчаков прожил очень долгую жизнь, а длительность его карьеры была поистине беспрецедентной — 65 лет дипломатической службы (1817–1882)! С 15 апреля 1856 г. князь Горчаков стал последним канцлером Российской империи свыше четверти века, возглавлял российский МИД.

Именно дипломат Горчаков умело играл на противоречиях европейских держав, даже когда они на фоне Крымского конфликта пели в едином русофобском хоре, — признаем, такой опыт и сегодня актуален для России…

«Ты, Горчаков, счастливец с первых дней…«

Александр Михайлович Горчаков родился 15 июня (нового стиля) 1798 года.По отцу он был знатнее царей из династии Романовых — князья Горчаковы принадлежали к древнему роду, ведущему своё происхождение от ярославских князей – потомков Рюрика. Среди его предков есть и православные святые, и великие князья эпохи Древней Руси.

По материнской линии князь был потомком остзейских баронов и графов из рода Фрезен, немецких феодалов, с эпохи крестоносцев владевших землями Прибалтики и при Петре I пошедших на службу к русским царям. Поэтому будущий канцлер появился на свет и сделал первые шаги в материнском имении Гапсталь — ныне город Хаапсалу на западе Эстонии.

Не удивительно, что мальчик из очень знатного рода оказался среди учеников первого набора в знаменитом Царскосельском лицее. С осени 1811 года он шесть лет жил и постигал науки вместе с Александром Пушкиным и другими не менее прославленными лицеистами.

Александр Горчаков лицеист

Александр Горчаков и Пушкин были дружны. В личном архиве канцлера до конца дней хранились стихи знаменитого героя войны 1812 года Дениса Давыдова, записанные рукою лицеиста Пушкина.
В 1814 году юный Пушкин нарисовал портрет Горчакова и в стихах шутил над юношеской влюбленностью друга в генеральшу Евдокию Ершову, одну из первых столичных красавиц той эпохи, не зря Горчаков ещё с лицея носил прозвище «Франт». Немало стихов Пушкина посвящены Горчакову.

«Мой милый друг, мы входим в новый свет;
Но там удел назначен нам не равный,
И розно наш оставим в жизни след.
Тебе рукой Фортуны своенравной
Указан путь и счастливый и славный, —
Моя стезя печальна и темна;
И нежная краса тебе дана,
И нравиться блестящий дар природы,
И быстрый ум, и верный, милый нрав;
Ты сотворен для сладостной свободы,
Для радости, для славы, для забав.»

Дружеские чувства лицеистов Пушкина и Горчакова сохранились на всю жизнь, хотя судьба их развела сразу после окончания учёбы в Царскосельском лицее (1817).

«Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,
Хвала тебе — фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной:
Всё тот же ты для чести и друзей».

Эти строки великий поэт написал осенью 1825 года, когда бывшие лицеисты случайно встретились после возвращения Горчакова из-за границы — он к тому времени третий год служил секретарем российского посольства в Лондоне.

Александр Горчаков окончил лицей одним из лучших учеников и сразу начал дипломатическую карьеру. Все его друзья, включая Пушкина, считали, что его весьма незаурядной личностью, предназначенной самой судьбой к стезе дипломата. В XIX веке дипломатия была состязанием ума утонченной аристократии при монарших дворах.

Блестящее образование, недюжинный интеллект, холодный аналитический ум, свободное владение английским, немецким и французским языками, высокие амбиции незаурядного молодого человека и отточенные манеры светского льва — всё это делало его настоящим дипломатом той эпохи.

В области международных отношений издавна есть такое понятие, как diplomate de carriere, карьерный дипломат — тот, кто посвятил дипломатии всю жизнь, пройдя все её ступеньки. И молодой аристократ Горчаков был карьерным дипломатом во всех смыслах, его жажда успеха и признания сочеталась с преданностью России и службе. Позднее уже постаревший Горчаков не без самоиронии рассказывал, как в юности «был настолько честолюбив, что носил яд в кармане на случай, если его обойдут местом…»

Местом князя не обошли — буквально за три первых года в царском МИД он вырос от простого титулярного советника (аналог армейского капитана) до камер-юнкера (выше армейского полковника).

С 1820 года 22-летний князь Горчаков, как один из помощников министра иностранных дел Российской империи графа Нессельроде, в 1821 году участвовал в череде международных конгрессов Священного союза в Европе, когда победители Наполеона договаривались о новом устройстве Европы и мира.

Спустя год Горчаков был назначен секретарём посольства в Лондоне, где служит пять лет, а 1828 г. переведён в миссию в Рим. Последующие десять лет он служил в дипломатических миссиях в Берлине, Флоренции. Летом 1833 года Горчаков занял  должность секретаря посольства в Вене.

Британская и Австрийская империи в те десятилетия — две самых мощных державы Запада. Дипломат Горчаков работал на самом важнейшем, самом остром участке международных отношений.

Но при всем своём несомненном карьеризме и служебном рвении он оставался человеком чести, как её понимали лучшие аристократы той эпохи. Ради чести Горчаков не раз был готов пожертвовать блестящей карьерой.

Когда Пушкин оказался в ссылке, Александр Горчаков не побоялся навестить его в Михайловском, что для чиновника министерства было довольно смело.
На исходе 1825 года, сразу после восстания декабристов, Горчаков пытался помочь своему лицейскому однокашнику Ивану Пущину, которому грозила смертная казнь. Убеждения декабристов не были близки Горчакову, но бросить товарища в беде ему не дозволяли те самые понятия о чести. Вполне осознавая последствия, молодой дипломат готовил побег своему другу, предложив ему помощь в срочном получении загранпаспорта и выезде в Лондон, но Пущин отказался, не желая оставлять товарищей.

Мария Мусина-Пушкина, фрагмент миниатюры М. М. Даффингера

В 1838 году 40-летний князь Горчаков вполне сознательно пожертвовал карьерой уже не ради друга, а ради любимой.
Избранницей Александра Горчакова стала вдова генерала И. А. Мусина-Пушкина 37-летняя графиня Мария Александровна Мусина-Пушкина (Урусова). От первого брака графиня имела пятерых детей.

Проблема была в том, что её дядя Действительный тайный советник, обер-камергер, член Государственного совета, сенатор Дмитрий Татищев (1767 — 1845) был непосредственным начальником Александра Горчакова, и он вовсе не обрадовался, что племянница хочет связать судьбу с человеком, не имеющим никакого состояния. Русский историк и публицист, князь Пётр Долгоруков в своих «Петербургских очерках» приводил ещё одну вескую причину недовольства дяди:

«Нерасположение Татищева к этому браку ещё искусно раздувал тогдашний властелин австрийской политики, знаменитый князь Меттерних; он не любил князя Горчакова за его русскую душу, за его русские чувства, за его неуступчивость, всегда прикрытую отменным знанием приличий, вежливостью самою изящною, но тем не менее весьма неприятною для Меттерниха; одним словом, он всеми силами старался рассорить Татищева с князем Горчаковым и удалить этого последнего из Вены».

Интрига князя Меттерниха удалась: Татищев восстал против свадьбы, предложив Горчакову выбор – либо свадьба, либо карьера. Рассудительный Александр Горчаков, несмотря на всё своё честолюбие и желание служить в дипломатической сфере внешней политики, ради брака с любимой женщиной, без колебаний ушёл в вынужденную отставку — пожертвовал и блестящим положением, и заманчивыми перспективами в МИДе.

Портрет Михаила и Константина — детей князя А.М. Горчакова, худ. Н. де Кейзер.

Брак отставного дипломата был счастливым. Мария родила Горчакову двух сыновей — Михаила и Константина. Его все современники дружно признавали весьма импозантным мужчиной, но и супруга по праву считалась одной из первых красавиц Петербурга.

«Она задумчивой красой
Очаровательней картины.
Скажите мне: какой певец,
Горя восторгом умиленным,
Чья кисть, чей пламенный резец
Предаст потомкам изумлённым
Её небесные черты?
Где ты, ваятель безымянный
Богини вечной красоты? …» — это строки Пушкина, посвященные будущей супруге князя Горчакова.

К счастью, отставка дипломата Горчакова оказалась недолгой – всего лишь год. Влиятельные родственники со стороны супруги помогли Горчакову добиться нового назначенияв одно из немецких княжеств. В 1841 году князь Горчаков отправился в раздробленную на множество государств Германию, чтобы оформить брак царской дочери с наследным принцем Вюртемберга.

В 1850-1854 годах во Франкфурте-на-Майне — столице Германского союза он познакомился с послом Пруссии Отто фон Бисмарком, который позже признавал Горчакова своим учителем.

«Молодой человек, не забывайте, что войны возникают от слов, тихонько сказанных дипломатами. А вы кричите даже слишком громко…» — наставлял Горчаков Бисмарка.

Известный советский писатель Валентин Пикуль назвал Горчакова и Бисмарка «железными канцлерами» и посвятил им роман «Битва железных канцлеров».

Во Франкфурте Горчаков стал представителем России при Deutscher Bund, Германском союзе, — если смотреть из нашей эпохи, то это первый пробный прототип Евросоюза. Словом, он вновь оказался на острие дипломатического фронта.

«Россия не сердится, Россия сосредотачивается»

В XIX веке одной из важнейших тем мировой дипломатии был так называемый Восточный вопрос – комплекс международных противоречий, связанных с борьбой балканских народов за освобождение от османского ига и соперничеством великих держав – Австро-Венгрии, Великобритании, России, Франции и Италии за раздел турецких владений. Впрочем, об истинной подоплёке Восточного вопроса откровенно выразился австрийский посол в Константинополе после окончания Крымской войны:

«То, что по отношению к Турции принято называть Восточным вопросом, есть не что иное, как вопрос между Россией и остальной Европой».

Неслучайно поэтому в период Крымской войны 1853 – 1856 года против России выступила коалиция европейских держав в составе Британской, Французской и Османской империй. Император Николай I стремился реализовать мечту своей царственной бабушки Екатерины Великой выгнать турок из Европы, то есть освободить балканские народы. Этому противилась Британия, стремившаяся в свою очередь сдержать Россию и вытеснить её с черноморского побережья и из Закавказья. А император Франции, поддержавший британцев в войне против России, рассчитывал таким образом получить реванш за поражение в Наполеоновской войне 1812 года.

Начало Крымской войны князь Горчаков встретил исполняющим обязанности российского посла в Вене. Он с самого начала предвидел риски того конфликта, считая, что страх перед влиянием России способен объединить против нашей страны даже самые конкурирующие державы Европы.

Австрийская империя тогда всерьёз рассматривала вариант вступления в открытую войну против нашей страны, но всё же удержалась на грани враждебного нейтралитета — в чём есть немалая заслуга и тонкого дипломата Горчакова. Не зря сразу по окончании Крымской войны Горчаков стал  главой Министерства иностранных дел.

21 августа 1856 года новый министр иностранных дел Горчаков направил всем посольствам России циркуляр, в котором определил новые задачи внешней политики страны после завершения Крымской войны и подписания кабального для России Парижского договора. Слова дипломата Горчакова цитировала вся Европа:

«Говорят, что Россия сердится. Нет, Россия не сердится, Россия сосредоточивается».

Другими словами, Россия воздерживается от активного вмешательства в европейские дела. Она наводит порядок в собственном доме, оправляется от потерь и понесенных жертв. Это одна сторона новой политики. А другая состояла в том, что Россия больше не намерена жертвовать своими интересами в угоду кому-либо и считает себя совершенно свободной в выборе своих будущих друзей.

Его цель была — добиться отмены унизительных для России статей Парижского мира 1856 года, вырваться из международной изоляции. Для этого требовались союзники, и Горчаков заключил союз с Наполеоном III, рассчитывает расколоть прежнюю англо-французскую коалицию, сыграть на противоречиях между Австрией и Францией. Ему это удалось — в 1859 году был подписан русско-французский договор о нейтралитете и сотрудничестве. Однако договор оказался недолговечным. Горчаков не мог не замечать, что большинство европейских стран, несмотря на разделявшие их разногласия, оставались едины в противодействии требованиям России.

И в ходе начавшегося в Польше восстания европейские правительства вновь солидарно продемонстрировали своё негативное отношение к России. Парижский и лондонский кабинеты министров настаивали на восстановлении в Польше Конституции 1815 года, проведении широкой амнистии. Первую скрипку в развернувшейся антирусской истерии играла тогда Англия.

«Польский вопрос« вынудил внешнеполитическое ведомство России пересмотреть некоторые традиционные направления внешней политики и начать поиск новых союзников.

Главным союзником России в Европе стала Пруссия – объединённая Германия во главе с канцлером Отто фон Бисмарком. Пруссия поддержала позицию России, когда в Польше, которая была частью Российской империи, вспыхнуло восстание (1863–1864).

Англия, Австрия и Франция потребовали от России уступок в пользу Польши – дело могло вновь обернуться войной, но позиция Пруссии и умелые дипломатические манёвры Горчакова не дали возможности европейским державам вмешаться в российские дела. Во время польского восстания Горчакову пришлось трижды отвечать на коллективные демарши европейских держав, заявляя о недопустимости вмешательства во внутренние дела России.

Энергичная дипломатическая переписка Горчакова со своими иностранными коллегами по польскому вопросу сделала его имя знаменитым в Европе и принесла славу искусного дипломата. Очередной войны с антироссийской коалицией удалось избежать.

Германский канцлер Отто фон Бисмарк ещё во времена польского восстания 1863–1864 годов довольно едко заметил, что русские находятся в более сильной позиции, поэтому стараются помириться с поляками. Каждый раз именно русские выступают инициаторами примирения с поляками и каждый раз убеждаются, что оно невозможно.

В октябре 1864 года Горчаков представил Александру II доклад, где изложил программу действий в Средней Азии. На основе этого доклада МИД и МВД разработали детальный план, сутью которого стало ограничение нашего продвижения вглубь Азиатского континента:

«Дальнейшее распространение наших владений в Средней Азии не согласно с интересами России и ведет только к раздроблению и ослаблению её сил. Нам необходимо установить на вновь приобретенном пространстве земли прочную, неподвижную границу и придать оной значение настоящего государственного рубежа».

В 1867 году Горчаков стал канцлером Российской империи — получил наивысший гражданский чин из возможных. В истории династии Романовых канцлеров было даже меньше, чем царей, и Горчаков остался для истории последним, кто носил эти высочайшие регалии.

Князь Александр Горчаков став новым министром иностранных дел Российской империи поставил новые задачи – изменить расклад сил в Европе в пользу России и денонсировать Парижский трактат, подписанный в марте 1856 года графом Нессельроде, который в апреле вышел в отставку. Сам Горчаков объяснил, что российская дипломатия планирует вернуть Бессарабию и контроль над Чёрным морем, не пролив ни капли русской крови. Всё именно так и получилось.

В 60-е и 70-е годы Горчаков предпринял шаги, неоднозначно встреченные современниками. Прежде всего он с согласия императора Александра II пошёл на сотрудничество с Пруссией. Отто фон Бисмарк нуждался в поддержке Россией своей политики объединения Германии под главенством Пруссии. Горчаков поддержал Бисмарка в обмен на пересмотр статей Парижского мира.

В июле 1870 года Наполеон III объявил войну Пруссии.   В краткосрочной военной кампании успех сопутствовал немецким войскам. Пруссия успешно воевала с Данией, Австрией и Францией. В этих войнах Россия соблюдала нейтралитет по договорённости с Бисмарком. Пруссия имела более мощную армию, солдаты её были воодушевлены идеей национального объединения. В сражении под Седаном вместе с французскими войсками сдался в плен и Наполеон III. В результате поражения Австрия и Франция оказались ослаблены.

Горчаков решил, что наступил исторический момент, позволяющий «смыть пятно», оставшееся от поражения в Крымской войне. Александр Михайлович сумел убедить императора Александра II и Совет министров в необходимости действовать решительно.

19 октября 1870 года Горчаков направил циркуляр всем послам держав-участниц Парижского трактата. В нём говорилось, что Россия не считает себя более связанной обязательствами, ограничивающими её суверенные права на Чёрном море. Турецкому султану сообщалось об аннулировании дополнительной конвенции о количестве и размерах военных судов России на Чёрном море.

У Британии это вызвало ярость, но вновь собрать антироссийскую коалицию уже не представлялось возможным. Циркуляр Горчакова был полной неожиданностью для европейской дипломатии и вызвал решительный протест в Вене и Лондоне. Турция объявила сбор резервистов в армию.

Обстановку разрядил Отто Бисмарк, заявивший о том, что Парижский трактат 1856 года ущемляет суверенитет России. На Лондонской конференции европейские государства были вынуждены признать правомерность действий России. Подписанный 1 марта 1871 года всеми участниками переговоров Лондонский протокол с восторгом встретила российская общественность.

Выход из Парижского договора позволил России вернуть военный флот в Чёрное море, а вслед за этим победить в Русско-турецкой войне 1877 — 1878 г.г. Играя на противоречиях западных держав, Горчаков без выстрелов преодолел негативные последствия Крымской войны.

За эту дипломатическую победу министру Горчакову высочайшим указом был пожалован титул светлейшего князя. Поэт Фёдор Тютчев так откликнулся на это событие:

Да, вы сдержали ваше слово:
Не двинув пушки, ни рубля,
В свои права вступает снова
Родная русская земля —
И нам завещанное море
Опять свободною волной,
О кратком позабыв позоре,
Лобзает берег свой родной.

А в 1877 году русская армия, обновлённая и изменившаяся, вновь вступает в войну с Турцией, где одерживает ряд важных побед, тем самым возвращая России место в европейской политике.

Император Александр II и Горчаков 1871 г.

Благодаря усилиям Горчакова сложился Союз трёх императоров, который стал стержнем мировой политики 70-х годов, оказал благоприятное воздействие на взаимоотношения европейских государств и обеспечил безопасность западных границ России. Впрочем, Горчаков отчетливо осознавал, что оставались глубинные противоречия между этими тремя государствами.

«Славянский вопрос является причиной недоверия и «боязни» между государствами», — писал Горчаков Александру II в том же году.

Победоносная, но тяжёлая русско-турецкая война 1877–1878 гг. закончилась для России дипломатическим поражением. Берлинский конгресс, состоявшийся 13 июня 1878 г. с участием представителей Германии, России, Великобритании, Австро-Венгрии, Франции и Италии лишил Россию многих плодов её победы в войне с Турцией.

«Берлинский конгресс, 1878 г.» (А. М. Горчаков (слева, сидит, касаясь руки Дизраэли), Отто фон Бисмарк в центре, жмёт руку князю Шувалову). Художник Антон фон Вернер

Пытаясь удержать Австро-Венгрию в качестве союзницы, Россия вынуждена была признать за ней право на влияние в славянских землях Турции. Это был очередной компромисс, принятый на Берлинском конгрессе, в результате нового договора Россия утратила значительную часть преимуществ, приобретенных ею по Сан-Стефанскому трактату, между тем как Австрийская империя, не принимавшая участия в Русско-турецкой войне 1877-1878 г.г., заняла на Балканском полуострове положение равное положению России. В то время уже старый канцлер А.М. Горчаков говорил:

Берлинский конгресс – «самая чёрная страница моей карьеры», а император Aлександр II заметил, что «господин фон Бисмарк забыл свои обязательства, данные в 1870 году».

Великий русский писатель Ф.М. Достоевский в одном из своих произведений пророчески написал:

«Нам надо всегда знать и помнить и у быть убежденным, что в решительных общемировых вопросах Россия, если пожелает сказать своё слово или провести своё мировоззрение самостоятельно, — всегда встретит против себя всю Европу, без исключения, и что в строгом смысле слова — у нас в Европе нет и никогда не будет союзников».

Судьба отмерила Александру Михайловичу Горчакову долгую жизнь — 85 лет для его эпохи не просто много, а очень много. Ещё на восходе XIX века молодой Пушкин написал задумчивые и лирические строки:

«Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему…
Кому ж из нас под старость день Лицея
Торжествовать придётся одному?»

Великий поэт не мог знать, что на закате того столетия нелегкая доля одинокого торжества Дня Лицея выпадет именно его другу юности, Александру Горчакову. Последний канцлер Российской империи оказался и последним лицеистом того самого первого, самого блестящего пушкинского класса.

В 1879 году вся Россия собирала деньги на открытие памятника Александру Пушкину. Канцлер Горчаков  пожертвовал 200 рублей, но на открытие памятника поэту Горчаков не пришёл, а весной 1883 года тихо скончался в Баден-Бадене, где он находился на лечении. После его смерти чин канцлера в Российской империи больше никому не присваивался.

 

Ленин, Владимир Ильич
Карта Франции из самоцветов на выставке в Париже в 1900 году

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*