Пятница , 25 Июнь 2021
Домой / Язык – душа народа / Когда появился праславянский язык?

Когда появился праславянский язык?

Этногенез и культура древнейших славян.
Лингвистические исследования
Олег Николаевич Трубачев

Часть I
ЭТНОГЕНЕЗ СЛАВЯН И ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ПРОБЛЕМА

ГЛАВА 1

КОГДА ПОЯВИЛСЯ ПРАСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК?

Решить или, во всяком случае, поставить вопрос, когда появился праславянский язык, более склонны были те лингвисты, которые связывали его появление с выделением из балто-славянского единства, приурочивая это событие к кануну новой эры или за несколько столетий до него — так считает Лямпрехт, а также Лер-Сплавинский, Фасмер.

В настоящее время отмечается объективная тенденция углубления датировок истории древних индоевропейских диалектов, и это касается славянского как одного из индоевропейских диалектов. Однако вопрос сейчас не в том, что древняя история праславянского может измеряться масштабами II и III тыс. до н. э., а в том, что мы в принципе затрудняемся даже условно датировать «появление» или «выделение» праславянского или праславянских диалектов из индоевропейского именно ввиду собственных непрерывных индоевропейских истоков славянского. Последнее убеждение согласуется с указанием Мейе о том, что славянский – это индоевропейский язык архаического типа, словарь и грамматика которого не испытали потрясений в отличие, например, от греческого (словаря)[Мейе А. Общеславянский язык. М., 1951, с. 14, 38, 395].

*. На этот счёт в современной науке представлены как концепции, утверждающие и развивающие мысль об изначальном (с III тыс. до н.э. и ранее) обитании древних балтов в Центральной России (напр. З. Голомб, см. о его работах у нас ниже), так и достаточно основательная критика исконности древнебалтийского ареала в указанном регионе. См. специально: Kilian L. Mittelrußland Urheimat der Balten? (Sine loco). September 1988, passim. Известный западногерманский археолог последовательно указывает, что так называемым «балтам Подмосковья» стратиграфически предшествуют признаки достаточно интенсивного финно-угорского заселения, далее — что днепровская культура также не может считаться прабалтийской (здесь же — о спорности балтийской принадлежности милоградской культуры). Сам Килиан убежден в исконнобалтийском характере береговой культуры Южной Прибалтики (Haffküstenkultur), находя единомышленников в археологе М. Гимбутас и лингвисте В.П. Шмиде. Отсюда — из Южной Прибалтики (предполагает Килиан) — начинается юго-восточная миграция пруссов и других балтов, приводящая их в «Южную Россию». Здесь уместно четко обозначить наше естественное расхождение с Л. Килианом, ибо наиболее южная локализация балтов (напр. к югу от Припяти), которая, по Килиану, есть вторичный этап, по нашим данным — древнейший установимый балтийский ареал, и против этого вряд ли можно возражать, если не упускать из виду хотя бы балто-палеобалканских (дако-фракийских) связей предположительно III тыс. до н.э. (по Дуриданову). Если верно, что балто-иллирийские отношения были реальны и в более северных районах, учитывая первоначально более северное расположение иллирийцев (см. и Kilian L. Op. cit. S. 27), то утверждать то же самое о дако-фракийцах мы не можем. Следы последних не заходят севернее Среднеднепровского Правобережья и Припяти.


СЛАВЯНЕ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА
(балты не участвуют)

Для древнейшей поры, условно – эпохи балто-балканских контактов, видимо, надо говорить о западных связях славян, в отличие от балтов. Из них древнее других ориентация праславян на связи с праиталийскими племенами.

Эти связи в лексике, семантике и словообразовании отражают несложное хозяйство и общие моменты условий жизни и среды обитания на стадии раннего праязыкового развития без признаков заметного превосходства партнера или четкого одностороннего заимствования. Ср. соответствия лат. hospes – слав. *gospodь, favere – *goveti — общество, обычаи, struere (*stroi-u-?) – *strojiti — домохозяйство, paludes – *pola voda — среда обитания, po-mum — «плод», «фрукт» < *ро-emom -«снятое», «сорванное» – *роjьmо (русск. поймо «горсть»; «сколько колоса жнея забирает в одну руку«, Даль), сельское хозяйство. [Топоров В.Н. К древнебалканским связям в области языка и мифологии. В кн.: Балканский лингвистический сборник. М., 1977]

В этих отношениях с праиталийскими племенами не участвуют балты, собственные отношения которых к италийскому (латинскому) характеризуются такими признаками, как полигенез, совпадение явлений, то есть отсутствие непосредственных контактов, несмотря на наличие отдельных более поздних культурных заимствований вроде литов. auksas — «золото», если из италийского *ausom, так и не ставшего общебалтийским термином. Более позднему времени, видимо, эпохе развитой металлургии, принадлежат западные контакты праславян, охватывающие не только италийцев, но и германцев, обозначаемые понятием центральноевропейского культурного района. [Трубачев О.Н. Ремесленная терминология в славянских языках. М., 1966, с. 331 и cл.]. Ср. праслав. *esteja (герм.), вогнь- *vygnь (герм., кельт.), горн —*gъrnъ (итал.), кладиво -*kladivo (итал.), молот -*mоltъ (итал.). Эти фрагменты германо-славянских отношений, возможно, древнее (и сохранились хуже) тех более известных германо-славянских языковых отношений, которые представлены большим числом слов — германизмов в славянской лексике и отражают эпоху после проведения германского передвижения согласных, а в плане этнической истории – симбиоз тесное сосуществование германцев и славян, принимаемый некоторыми учеными для Пшеворской археологической культуры[Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979, c. 71, 74.]. Но этому предшествовали другие контакты славян на других территориях.


СЛАВЯНЕ И ИЛЛИРИЙЦЫ

II тысячелетие до н. э. застает италиков на пути из Центральной Европы на юг. Вот почему нам трудно согласиться с отождествлением италиков с носителями Лужицкой культуры и с утверждением, что в XII веке до н. э. именно италики с западными балтами генерировали праславян. В южном направлении двигаются в XII веке до н. э. и иллирийцы, не сразу превратившиеся в «балканских» индоевропейцев. Я в основном принимаю теорию о древнем пребывании иллирийцев к югу от Балтийского моря и считаю, что она ещё может быть плодотворно использована. Вполне возможно, что иллирийцы прошли через земли славян на юг, а славяне, в свою очередь, распространяясь на север, находили остатки иллирийцев или остатки их ономастики. Это дает нам право говорить об иллирийско-славянских отношениях. Иначе трудно объяснить несколько собственных имен: Doksy, местное название в Чехии, ср. Daksa, остров в Адриатическом море, и глоссу daksa thalassa. Epeirotai (Гесихий) [Трубачев О.Н. Illyrica. В кн.: Античная балканистика. См. подробно об этимологии daksa в: Katicic R. Ancient languages of the Balkans. Part I. Te Hague – Paris, 1976, p. 64 – 65] Автор приводит сближение Будимира эпир. глосс. daksa — «море» (вар. dapsa) с zaps — «прибой» и именем морской богини Tetis < *Teptis, сюда же алб. det/dejet -«море» – как иллир. и догреч. продолжение и.-е. *dheup/b -«глубокий». Дукля — перевал в Карпатах, ср. Дукльа в Черногории, Doklea (Птолемей)[Трубачев О.Н. Названия рек Правобережной Украины. М., 1968, с. 282] Наконец, гапакс (греч. ἅπαξ λεγόμενον — «только раз названное») — слово, ранней польской истории – Licicaviki, название, приписываемое славянскому племени, но объяснимое только как иллир. *Liccavici, ср. иллирийские личные имена Liccavus, Liccavius и местное название Lika в Югославии [Трубачев О.Н. Illyrica. В кн.: Античная балканистика].

На основании названия местного ветра, дующего в Апулии, – Atabulus (Сенека), ср. иллир. *bul-, burion — «жилье», сюда же Ataburia, (Zeus), Ataburios, реконструируется иллир. *ata-bulas, аналитический препозитивный аблатив «от/из дома», ср. параллельное слав., др.-русск. от рода Рускаго (Ипат. лет., л. 13), наряду с постпозитивной конструкцией аблатива и.-е. *ulkuo-at -«от волка» Здесь представлена иллирийско-славянская изоглосса, ценная ввиду неизвестности иллирийской именной флексии [Трубачев О.Н. Illyrica. В кн.: Античная балканистика].

 КЕНТУМНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРАСЛАВЯНСКОМ

Кроме ранних италийско-славянских связей, участия в общих инновациях центральноевропейского культурного района и других изоглоссах, например, иллирийско-славянских, именно в Центральной Европе праславянский язык обогатился рядом кентумных элементов лексики, носящих бесспорно культурный характер. Ответственность за них несут, видимо, в значительной степени контакты славян с кельтами. Так, праслав. *korva — корова, название домашнего животного, восходит, видимо, через стадию *karava к форме, близкой кельт. car(a)vos -«олень», исконно славянское слово ожидалось бы в форме *sorva, с правильным сатемным рефлексом и.-е. k, который в славянском есть в форме *sьrna — серна, обозначающей дикое животное, что придает эпизоду с *korva культурное звучание. Праславянский передал, видимо, далее свое *karava или *korva вместе с его акутовой интонацией балтийскому (литов. karve), в котором это слово выглядит тоже изолированно.


БАЛТЫ НА ЯНТАРНОМ ПУТИ

Что касается балтов, то их контакт с Центральной Европой, или даже скорее – с её излучениями, не первичен, он начинается, видимо, с того, впрочем, достаточно раннего, времени, когда балты попали в зону Янтарного пути, в низовьях Вислы. Только условно можно датировать их обоснование здесь II тыс. до н. э., не раньше, но и едва ли позже, потому что этрусск. arimos -«обезьяна» могло попасть в восточно-балтийский диалект (лтш. erms -«обезьяна»), очевидно, до глубокой перестройки самого балтийского языкового ареала и до упадка Этрурии уже в I тыс. до н. э.

Прибалтика всегда сохраняла значение периферии, но благодаря Янтарному пути по Висле двусторонние связи Прибалтики с Адриатикой и Северной Италией фрагментарно проявлялись и могут ещё вскрываться сейчас. Любопытный пример – предлагаемое здесь новое прочтение лигурийского названия реки По в Северной Италии – Bodincus, которое приводит Плиний, сообщая также его апеллятивное значение: …Ligurum quidem lingua amnem ipsum (scil. – Padum) Bodincum vocari, quod signifcet fundo carentem, cui argumento adest oppidum iuxta Industria vetusto nomine Bodincomagum, ubi praecipua altitudo incipit (C. Plinius Sec. Nat. hist. III, 16, ed. C. Mayhof).

Таким образом, Bodincus или Bodinco– значило по-лигурийски fundo carens — «бездонный» и может быть восстановлено по снятии вероятных кельтских (лепонтских) наслоений как *bo-dicno-/*bo-digno– < *bo-dugno– «бездонный», «без дна», что довольно точно соответствует литов. be dugno «без дна», bedignis «бездна», также в гидронимии – Bedugne, Bedugnis и позволяет внести корректив в известную географию балт. be(z), слав. bez (и индоиран. параллели).

БАЛТИЙСКИЙ И «ДРЕВНЕЕВРОПЕЙСКАЯ» ГИДРОНИМИЯ

По долине Вислы к балтам распространились и изоглоссы древнеевропейской гидронимии, обрывающиеся к западу — лакуна между Одером и Вислой. Краэ отмечает добалтийский характер древнеевропейской гидронимии, и, я думаю, этот тезис сохраняет своё значение, имея в виду не столько додиалектный, сколько наддиалектный статус этой гидронимии. Выработка различными контактирующими индоевропейскими диалектами общего гидронимического фонда. В.П. Шмид плодотворно расширил понятие «древнеевропейской» гидронимии до объема индоевропейской, но он допускает явное преувеличение, стремясь в своих последних работах утвердить идею её центра в балтийском и даже выдвигая балтоцентристскую модель всего индоевропейского. Однако кучность «древнеевропейских» гидронимов на балтийской языковой территории допускает другое объяснение в духе уже изложенного нами ранее. Балтийский (исторически) – не центр древнеевропейской гидронимии (В.П. Шмид: Ausstlahlungszentrum), а фиксированная вспышка в зоне экспансии балтов на восток, куда они распространялись, унося с собой и размноженные древнеевропейские гидронимы.

СБЛИЖЕНИЕ БАЛТОВ И СЛАВЯН

Лишь после самостоятельных ранних миграций балтов и славян  наметилось их последующее сближение (ср. установленный факт наличия в балтийском ранних праславянских заимствований до окончательного проведения славянской ассибиляции и.е. k > *c > *s, например, литов. stirna < раннепраслав. *cirna, праслав. *sьrna и др. [Трубачев О.Н. Лексикография и этимология. В кн.: Славянское языкознание. VII Международный съезд славистов. М., 1973, с. 311.]. Хронологически это было близко к славянскому переходу s > x в известных позициях, который некоторые авторы рассматривают даже как «первый шаг» на пути обособления праславянского от балтийского, что из общей перспективы выглядит очень странно. В плане абсолютной хронологии эти балтославянские контакты (сближения) относятся уже к железному веку (см. выше «аргумент железа»), т. е. к последним векам до новой эры.
Этому предшествовала длительная эпоха жизни праславян в Центральной Европе – жизни, далекой от герметизма, в ареале с размытыми границами и открытом как западным, так и восточным влияниям.

ЛИТЕРАТУРА

1. Копечный Фр. О новых этимологических словарях славянских языков // ВЯ. 1976. № 1. С. 3 и сл.
2. Словник гідронімів України / Ред. кол.: Непокупний А.П., Стрижак О.С., Цитуйко К.К. Київ, 1979.
3. Mallory J.P. A short history of the Indo-European problem // Hehn V. Cultivated plants and domesticated animals in their migration from Asia to Europe (= Amsterdam studies in the theory and history of linguistic science. Series l. V. 7). Amsterdam, 1976.
4. Moszyński К. Pierwotny zasiąg języka prasłowiańskiego. Wrocław; Kraków, 1957.
5. Lehr-Spławiński Т. O pochodzeniu i praojczyźnie Słowian. Poznań, 1946.
6. Udolph J. Studien zu slavischen Gewässernamen und Gewässerbezeichnungen. Ein Beitrag zur Frage nach der Urheimat der Slaven. (= Beiträge zur Namenforschung. Neue Floge. Beiheft 17). Heidelberg, 1979.
7. Rudnicki M. O prakolebce Słowian // Z polskich studiów slawistycznych. Seria 4. Językoznawstwo. W-wa, 1973.
8. Лер-Сплавинский Т. — ВЯ. 1958. № 2. С. 45-49.
9. Кипарский В. — ВЯ. 1958. № 2. С. 49.
10. Vasmer М. Die Urheimat der Slaven // Der ostdeutsche Volksboden. Hrsg. von Volz W. Breslau. 1926. S. 118-143.
11. Labuda G. Alexander Brückner und die slavische Altertumskunde // Bausteine zur Geschichte der Literatur bei den Slawen. Bd. 14, I. Fragen der polnischen Kultur im 16. Jahrhundert. Vorträge… zum ehrenden Gedenken an A. Brückner. Bonn, 1978. Bd. I. Giessen, 1980. S. 23, примеч. 28.
12. Solta G. Gedanken zum Indogermanenproblem // Die Urheimat der Indogermanen. Hrsg. von Scherer A. Darmstadt, 1968.
13. Королюк В.Д. К исследованиям в области этногенеза славян и восточных романцев // Вопросы этногенеза и этнической истории славян и восточных романцев. М., 1976. С. 19.
14. Мейе А. Общеславянский язык. М., 1951.
15. Pătruţ I. О единстве и продолжительности общеславянского языка // RS. 1976, t. XXXVII. Cz. 1. С. 3 и сл.
16. Stieber Z. Problem najdawniejszych różnic między dialektami słowiańskimi // I Międzynarodowy kongres archeologii słowiańskiej. Warszawa, IX. 1965. Wrocław etc., 1968. S. 97.
17. Порциг В. Членение индоевропейской языковой области. М., 1964. С. 84.
18. Pisani V. Indogermanisch und Europa. München, 1974, passim.
19. Polák V. Konsolidace slovanského jazykovăho typu v širšich východoevropských souvislostech // Slavia. 1973. Ročn. XLVI.
20. Филин Ф.П. О происхождении праславянского языка и восточнославянских языков // ВЯ. 1980. № 4. С. 36, 42.
21. Silvestri D. La varietà linguistica nel mondo antico // ΑΙΩΝ. 1979. 1. P. 19, 23.
22. Рыбаков Б.А. Новая концепция предыстории Киевской Руси (тезисы) // История СССР. 1981. № 1. С. 57.
23. Hirt Н. Die Heimat der indogermanischen Völker und ihre Wanderungen // Die Urheimat der Indogermanen. Hrsg. von Scherer A. Darmstadt, 1968.
24. Kossinna G. Die indogermanische Frage archäologisch beantwortet // Die Urheimat der Indogermanen. S. 97.
25. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М.; Л., 1938. С. 59.
26. Pokorny J. Substrattheorie und Urheimat der Indogermanen // Die Urheimat der Indogermanen. S. 209.
27. Трубачев O.H. Принципы построения этимологических словарей славянских языков // ВЯ. 1957. № 5. С. 69 и сл.
28. Popović I. Les noms slaves de ‘printemps’ // Annali [del] Istituto universitario orientale. Sez. lingu. I, 2. Roma, 1959. P. 184.
29. Polák V. Slovanská pravlast s hlediska jazykového // Vznik a původ Slovanů. I. Pr., 1956. S. 13,23.
30. Никонов В.А. — IV Международный съезд славистов. Материалы дискуссии. Т. II. М., 1962. С. 478.
31. Dickenmann Е. — Onoma, 1980, XXIV, S. 279. — Рец. на кн.: Udolph J. Studien zu slavischen Gewässernamen und Gewässerbezeichnungen. Heidelberg, 1979.
32. Кипарский В. — ВЯ. 1958. № 1. С. 50.
33. Lamprecht A. Praslovanština a jej i chronologické členĕní // Československé přednášky pro VIII. mezinárodni sjezd slavistů v Zahřebu. Pr., 1978. S. 150.
34. Karaliūnas S. — Frenkelis E. Baltų kalbos. Vilnius, 1969. Р. 13.
35. Соболевский А. Что такое славянский праязык и славянский пранарод? // Известия II Отд. Росс. АН. 1922. Т. XXVII. С. 321 и сл.
36. Pisani V. Baltisch, Slavisch, Iranisch // Baltistica. 1969. V (2). S. 138-139.
37. Горнунг Б.В. Из предыстории образования общеславянского языкового единства. М., 1963. С. 49.
38. Иванов В.В., Топоров В.И. К постановке вопроса о древнейших отношениях балтийских и славянских языков // Исследования по славянскому языкознанию. М., 1961. С. 303.
39. Топоров В.Н. К проблеме балто-славянских языковых отношений // Актуальные проблемы славяноведения (КСИС 33-34). М., 1961. С. 213.
40. Mažiulis V. Apie senovės vakarų baltus bei jų santykius su slavais, ilirais ir germanais // lš lietuvių etnogenezės. Vilnius, 1981. P. 7.
41. Мартынов B.B. Балто-славяно-италийские изоглоссы. Лексическая синонимия. Минск, 1978. С. 43.
42. Мартынов В.В. Балто-славянские лексико-словообразовательные отношения и глоттогенез славян // Этнолингвистические балто-славянские контакты в настоящем и прошлом: Конференция 11-15 дек. 1978 г. Предварительные материалы. М., 1978. С. 102.
43. Мартынов В.В. Балто-славянские этнические отношения по данным лингвистики // Проблемы этногенеза и этнической истории балтов: Тез. докл. Вильнюс, 1981. С. 104-106.
44. Schall Н. Südbalten und Daker: Väter der Lettoslawen // Primus congressus studiorum thracicorum. Thracia II. Serdicae, 1974. S. 304, 308, 310.
45. Schmid W.P. Baltisch und Indogermanisch // Baltistica. 1976. XII (2). S. 120.
46. Mayer H.E. Kann das Baltische als Muster für das Slavische gelten? // ZfslPh. 1976. XXXIX. S. 32 и сл.
47. Mayer H.E. Die Divergenz des Baltischen und des Slavischen // ZfslPh. 1978. XL. S. 52 и сл.
48. Булаховский Л.А. — ВЯ. 1958. № 1. С. 41-45.
49. Трост П. Современное состояние вопроса о балто-славянских языковых отношениях // IV Международный съезд славистов. Материалы дискуссии. Т. II. М., 1962. С. 422.
50. Бернштейн С.Б. — ВЯ. 1958. № 1. С. 48-49.
51. Лер-Сплавинский Т. [Выступление] // IV Международный съезд славистов. Материалы дискуссии. Т. II. М., 1962. С. 431-432.
52. Pohl H.D. Baltisch und Slavisch. Die Fiktion von der baltisch-slavischen Spracheinheit // Klagenfurter Beiträge zur Sprachwissenschaft. 1980. 6. S. 68-69.
53. Schmalstieg W. Common innovations in the Balto-Slavic consonantal system // IV Всесоюзная конференция балтистов 23-25 сент. 1980 г.: Тез. докл. Рига, 1980. С. 86.
54. Топоров В.Н. Несколько соображений о происхождении флексий славянского генитива // Bereiche der Slavistik. Festschrift zu Ehren von J. Hamm. Wien, 1975. S. 287 и сл., 296.
55. Топоров В.Н. К вопросу об эволюции славянского и балтийского глагола // ВСЯ. Вып. 5. М., 1981. С. 37.
56. Курилович Е. О балто-славянском языковом единстве // ВСЯ. Вып. 3. М., 1958. С. 40.
57. Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. Heidelberg. 1964. Р. 80.
58. Kortlandt F. Toward a reconstruction of the Balto-Slavic verbal system // Lingua. 1979. 49. P. 64 и сл.
59. Иванов Вяч. Вс. Отражение в балтийском и славянском двух серий индоевропейских глагольных форм: Автореф. дис. … докт. филол. наук. Вильнюс, 1978.
60. Савченко А.И. Проблема системной реконструкции праязыковых состояний (на материале балтийских и славянских языков) // Baltistica. 1973. IX (2). С. 143.
61. Meillet A. Etudes sur Etymologie et le vocabulaire du vieux slave. 2-е partie. Р., 1905. Р. 201-202.
62. Эндзелин И.М. Славяно-балтийские этюды. Харьков, 1911. С. 1. (= Endzelīns J. Darbu izlase. II. Rīgā, 1974. 170).
63. Vaillant A. Grammaire comparée des langues slaves. Т. IV. La formation des noms. Р., 1974. Р. 13-14.
64. Топоров B.H., Трубачев О.Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М., 1962.
65. Birnbaum Н. О możliwości odtworzenia pierwotnego stanu języka prasłowiańskiego za pomocą rekonstrukcji wewnętrznej i metody porównawczej // American contributions to the Seventh International congress of Slavists. Warsaw. Aug. 21-27. 1973. V. I. Р. 57.
66. Pokorny./. Die Träger der Kultur der Jungsteinzeit und die Indogermanenfrage // Die Urheimat der Indogermanen. S. 309.
67. Prinz J. — Zeitschrift für Balkanologie. 1978. XIV. S. 223.
68. Milewski Т. Dyferencjacja języków indoeuropejskich // I Międzynarodowy kongres archeologii słowiańskiej. Warszawa, 1965. Wrocław etc., 1968. S. 67-68.
69. Duridanov I. Thrakisch-dakische Studien. I. Die thrakisch- und dakisch-baltischen Sprachbeziehungen (= Linguistique balkanique XIII, 2). Sofia, 1969.
70. Топоров В.Н. К фракийско-балтийским языковым параллелям // Балканское языкознание. М., 1973. С. 51, 52.
71. Pisani V. Indogermanisch und Europa. München, 1974. S. 51.
72.Топоров В.Н. К фракийско-балтийским языковым параллелям. II // Балканский лингвистический сборник. М., 1977. С. 81-82.
73. Топоров В.Н. К древнебалканским связям в области языка и мифологии // Там же. С. 43.
74. Топоров В.Н. Прусский язык. Словарь. I — К. М., 1980. С. 279.
75. Трубачев О.Н. Названия рек Правобережной Украины. М., 1968.
76. Топоров В.Н. Несколько иллирийско-балтийских параллелей из области топономастики // Проблемы индоевропейского языкознания. М., 1964, С. 52 и сл.
77. Pohl H.D. Slavisch und Lateinisch (= Klagenfurter Beiträge zur Sprachwissenschaft. Beiheft 3). Klagenfurt, 1977.
78. Ademollo Gagliano M.T. Le corrispondenze lessicali balto-latine // Archivio glottologico italiano, 1978, 63. Р. 1. и сл.
79. Трубачев О.Н. Ремесленная терминология в славянских языках. М., 1966.
80. Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979.
81. Krähe Н. Die Sprache der Illyrier, I. Teil: Die Quellen. Wiesbaden, 1955. S. 8.
82. Krähe H. Sprache und Vorzeit. Heidelberg, 1954.
83. Georgiev V.I. Illyrier, Veneter und Urslawen // Linguistique balkanique. 1968. XIII. 1. S. 5 и сл.
84. Трубачев O.H. Illyrica // Античная балканистика.
85. Katičić R. Ancient languages of the Balkans. Part I. The Hague; Paris, 1976. P. 64-65.
86. Gołąb Z. «Kentum» elements in Slavic // Lingua Posnaniensis. 1972. XVI. C. 53 и сл.
87. Gołąb Z. Stratyfikacja słownictwa prasłowiańskiego a zagadnienie etnogenezy Słowian // RS. 1977. XXXVIII, 1. S. 16 (Warstwa «kentumowa»).
88. Mareš F.V. The origin of the Slavic phonological system and its development up to the end of Slavic language unity. Ann Arbor, 1965. Р. 24-25, 30—31.
89. Krähe H. Vorgeschichtliche Sprachbeziehungen von den baltischen Ostseeländern bis zu den Gebieten um den Nordteil der Adria // Akademie der Wissenschaften und der Literatur. Abhandlungen der Geistesund Sozialwissenschaftlichen Klasse. Mainz. 1957. N 3. S. 120.
90. Schmid W.P. Baltische Gewassernamen und das vorgeschichtliche Europa // IF. 1972. Bd. LXXVII. S. 1 и сл.
91. Schmid W.P. Baltisch und Indogermanisch // Baltistica. 1976. XII (2).
92. Schmid W.P. Alteuropäisch und Indogermanisch // Probleme der Namenforschung im deutschsprachigen Raum. Darmstadt, 1977. S. 98 и сл.
93. Schmid W.P. Indogermanistische Modelle and osteuropäische Frühgeschichte // Akademie der Wissenschaften und der Literatur. Abhandlungen der Geistesund Sozialwissenschaftlichen Klasse. Jg. 1978, Nr. I. Mainz; Wiesbaden, 1978.
94. Schmid W.P. Das Hethitische in einem neuen Verwandtschaftsmodell // Hethitisch und Indogermanisch. Hrsg. von Neu E. und Meid W. Innsbruck, 1979. S. 232-233.
95. Трубачев O.H. Лексикография и этимология // Славянское языкознание. VII Международный съезд славистов. М., 1973. С. 311.

Далее…  ГЛАВА 2. СЛАВЯНСКИЙ И «ДРЕВНЕЕВРОПЕЙСКАЯ» ГИДРОНИМИЯ

Славянский и «древнеевропейская» гидронимия
Славянский и балтийский

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*