Суббота , 20 Июль 2024
Домой / Мир средневековья / Путешествие Великого посольства Петра I по Европе

Путешествие Великого посольства Петра I по Европе

Путь Великого посольства Петра I в 1697 -1698 г.г.

Великое посольство выехало из России в Европу в марте 1697 года для поиска союзников в войне против Османской империи.

Впервые в русской истории царь Пётр отправился вместе с Великим посольством в Европу. Впрочем, и само Великое посольство было делом небывалым. Никогда ранее дипломатическая миссия такого масштаба не покидала границы России. В путешествие по Европе набралось более 250 человек. Обоз посольства насчитывал тысячи саней.
Посольство отправилось в путь на тысяче саней и повозок. С собой везли богатый груз дипломатических подарков на фантастическую сумму 70 тысяч рублей. В то время соболиная шуба стоила всего 70 копеек.

Великое посольство Петра I возглавляли послы — генерал-адмирал Франц Лефорт, генерал и боярин Фёдор Головин и опытнейший думный дьяк Прокофий Возницын, служившим по дипломатической части ещё царю Алексею Михайловичу отцу Петра Алексеевича.

В состав посольства входили дипломаты, переводчики, священнослужители, медики, прислуга, военные и офицеры охраны, повара, волонтёры, ехавшие изучать военно-морское дело и кораблестроение, среди которых находился 25-летний урядник Преображенского полка Пётр Михайловсам царь Пётр I (1672-1725).

Целью русского внешнеполитического ведомства — Посольского приказа России была задача встретиться с главами крупнейших европейских держав и провести с ними переговоры о «подтверждении древней дружбы и любви для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста Господня, султана Турецкого, хана Крымского и всех басурманских орд».

Россия стояла перед трудным выбором — начать освобождение русских земель с юга, то есть воевать против Османской империи или же действовать с севера, то есть столкнуться в противоборстве со шведами. Первоначально южный вариант считался главным, поэтому Великое посольство пыталось договориться о союзе против турок.

Однако у миссии было ещё одно, тайное поручение самого Петра. В каждой стране рассылать приглашения лучшим инженерам, военным, морякам, чтобы завербовать их на русскую службу. Готовящиеся реформы в России требовали большого количества квалифицированных специалистов, которых пока ещё не хватало в стране. Великому посольству следовало найти и пригласить на службу в Россию образованных иностранных специалистов, способных помочь наладить внутреннее положение страны. Царь лично написал инструкцию по набору кадров, требовалось, чтобы морские офицеры «сами в матросах бывали и службою дошли до своего чина, а не по иным причинам».

В состав Великого посольства были включены 30 добровольцев, отобранных лично Петром Алексеевичем. Это были проверенные люди, отличившиеся при строительстве кораблей в Воронеже и в боях во время Азовских походов. Все они должны были обучиться судостроению, а затем записаться на голландские и английские корабли простыми матросами, чтобы в России стать морскими офицерами.

Масштаб и пышность Великого посольства России была организована так, чтобы поднять международный престиж страны. В XVII веке многие европейцы считали Россию варварской, малоизвестной страной на краю Европы.

В 1697 году Европа находилась в начале расцвета своего культурного, экономического, политического и военного могущества. Над разрешением самых важных научных вопросов работали такие умы как Ньютон, Лейбниц и Левенгук. В Европе создавались шедевры барочной музыки, живописи, архитектуры, скульптуры, литературы. Океанские просторы были подвластны европейским мореплавателям, проникавшим в самые отдаленные уголки земли, стирая с карты белые пятна. Началась эпоха построения великих колониальных империй Европы.

Наконец, 25-летний царь Пётр собирался посмотреть на Европу собственными глазами. Царь желал понять, как устроены самые передовые европейские государства, и научиться быть хорошим правителем России.

Помимо первостепенной задачи — поиска поддержки западных государств в войне с Османской империей,  царь Пётр I мечтал о закупке в Европе современного вооружения, способного помочь сокрушить соперников России.

Изначально Пётр I сохранял анонимность, путешествуя по Европе. Русский царь поехал с Великим посольством под псевдонимом Пётр Михайлов в чине простого десятника (младшего командира). Это было нужно, чтобы не отвлекать Петра на долгие официальные приёмы и встречи с важными лицами. Всем участникам посольства категорически запрещалось обращаться к Петру с царским титулом и вообще хоть как-то выдавать иностранцам его настоящую личность. Однако необычная внешность русского царя и привычка выступать первым на переговорах с иностранными правителями выдавала монарха из династии Романовых.

Первая остановка Великого посольства была в Курляндии— независимом герцогстве, где Пётр I нанёс визит к герцогу Курляндскому в Митаве. Невзирая на неофициальность встречи, местное население торжественно встретило русского монарха, отправившегося в путешествие инкогнито.

После Курляндии Великое посольство с обозами отправилось в Бранденбург, до немецких земель пришлось объехать Польшу, так как там была неспокойная обстановка, вызванная междуцарствием. Добравшись до Либавы, русский царь отдельно от послов сел на корабль «Святой Георгий» и отправился морем в столицу Восточной Пруссии — Кенигсберг.

Король Пруссии Фридрих Вильгельм III играет на флейте.

Немецкие земли

Проведя пять дней в морском путешествии на корабле «Святой Георгий», Пётр I оказался в Кёнигсберге 7 мая 1697 г. На немецкой территории монарха торжественно принял курфюрст Фридрих Вильгельм III.

Великое посольство, следовавшее за Петром I по суше, отставало, поэтому Пётр I, не желавший зря терять время, в городе Пиллау, ныне Балтийск, приступил к изучению артиллерии. Учился военному делу царь у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда. Офицер в конце обучения вручил своему «царскому ученику» аттестат, в котором было написано:

«господинъ Пётръ Михайловъ вездѣ за исправнаго, осторожнаго, благоискуснаго, мужественнаго и безстрашнаго огнестрѣльнаго мастера и художника признаваемъ и почитаемъ быть можетъ».

Девятого мая Пётр I пришёл на тайную встречу с Фридрихом III. Они устно договорились об оказании военной поддержки и о торговле. Россия могла вывозить свои товары в Европу через территории, подчинённые Фридриху III, а Бранденбургское курфюршество — в Китай и Персию по русским землям. Тогда же Россия и Пруссия подписали договор о военном союзе, направленном против Швеции.

В Пруссии царю Петру очень понравилось. Пруссаки охотно показывали ему военные учения, открыли двери арсенала, устраивали показательные стрельбы из артиллерийских орудий и, не скрывая ничего, продемонстрировали устройство немецких крепостей. Пётр даже на время отказался от инкогнито и охотно веселился вместе с курфюрстом Фридрихом III, с которым его затем связывала прочная дружба.

Меньше чем за два месяца цель Великого посольства была частично достигнута. Однако, Петру I было мало поддержки одного государства, поэтому его путешествие продолжилось.

Морской штандарт Петра I, 1703 года

Кораблестроение — увлечение Петра

Голландия находилась среди самых развитых, передовых стран Европы. В 1648 году Голландия завоевала независимость от Испании, затем долго воевала с Англией на море, нанеся британцам несколько тяжелейших поражений. Голландские купцы торговали со всем светом, одними из первых они проникли и в Россию, где быстро захватили первое место в морской торговле.

С детских лет Петр был окружен голландцами. Царскую семью лечил врач ван дер Гульдт, учителем математики Петра был Франц Тиммерман, первый ботик Петра, найденный в Измайлове, отремонтировал корабел Карштен Брандт и вместе с царем совершил первое плавание по Яузе, навсегда врезавшееся в память юного царя.

Добравшись в начале августа до реки Рейн, царь Пётр прибыл в Амстердам. Оставаться долго в Амстердаме Пётр Алексеевич не стал, и практически сразу же отправился в Саардам (Saardam; на голландском: Zaandam — Заандам, на реке Зан). Этот маленький городок славился корабельными мастерскими. К концу XVII столетия именно Заандам считался центром голландского кораблестроения.

Домик царя Петра I в Заандаме

Пётр Алексеевич отлично знал голландский язык и поэтому бросил своих спутников и действовал самостоятельно, чувствуя себя в Голландии, как дома. Пётр приехал в Заандам 18 августа 1697 года и в первый же день встретил своего старого знакомого, кузнеца Геррита Киста (Gerrit Kist), который раньше работал в Архангельске, а теперь вернулся на родину и ловил с лодки угрей.

Поначалу Кист не поверил своим глазам, увидев московского царя в одежде голландского плотника в красной куртке, белых холстинных штанах и чёрной лакированной шляпе. Но причалив к берегу, Геррит Кист убедился, что перед ним действительно царь.

Так царь Пётр поселился в небольшом домике кузнеца Геррита Киста, в Заандаме недалеко от дамбы на улице Кримп. Дом был построен из древесины старого корабля в 1632 г. Этот домик сохранился до наших дней.

Уже в XVIII веке дом Киста стал одной из главных достопримечательностей Заандама и посещался множеством туристов. Голландское правительство выкупило дом Киста, и в следующем веке он принадлежал членам королевской семьи, а в 1886 году король Голландии Вильгельм III подарил домик Петра русскому императору Александру III.

Император Николай II приказал возвести вокруг деревянного дома большое каменное здание, защищающее старое сооружение от воздействия погоды. Сейчас там находится мемориальный музей Петра I. В 1911 году Россия подарила городу Заандаму памятник царя Петра, занятого работой плотника.

Уже на следующий день —  19 августа 1697 года в Заандаме Пётр начал работать на верфи Линста Рогге простым плотником под именем Петра Михайлова. Однако красная флисовая куртка и белые холщовые штаны голландского рабочего не укрыли русского царя от досадных разоблачений, и уже через неделю ему не давать прохода любопытные зеваки, собиравшиеся посмотреть на монарха-плотника.

Царь Пётр сам невольно выдавал свою тайну, его властные манеры, повелительный голос — всё это внушало подозрение голландцам, что к ним явился не простой плотник. По Заандаму уже пошли слухи, что под именем плотника Петра Михайлова скрывается какой-то знатный иностранец. Загадочному иностранцу до всего было дело. Его видели всюду, на всех фабриках и заводах, и везде о нём рассказывали удивительные истории. Один плотник получил от сына, жившего в Москве, письмо с сообщением об отъезде русского царя в Голландию и с перечислением примет, по которым можно тотчас узнать Петра.

Конец августа и начало сентября 1697 года прошли в усвоении премудростей голландского кораблестроения. 9 сентября был заложен фрегат «Пётр и Павел», над сооружением которого работал сам царь и добровольцы из Великого посольства. В середине ноября фрегат был спущен на воду. Пётр I и другие русские добровольцы-ученики, работавшие на верфи, получили аттестаты корабельных плотников.

Пётр Михайлов, находившийся в свите великого московского посольства <…> был прилежным и разумным плотником, <…> кроме того, корабельную архитектуру и черчение планов изучил так основательно, что может в том и другом упражняться, — говорилось в документе.

Однако, не стоит сводить деятельность русского царя на голландских землях исключительно к занятиям кораблестроением. Между делом Пётр осматривал голландские фабрики, заводы, лесопильни, сукновальни, навещая семьи голландских плотников, уехавших на работу в Москву.

Получив опыт от мастеров кораблестроения, он получил через бургомистра Амстердама место среди работников верфей Ост-Индской компании.

Помимо работы с морской техникой, в Утрехте Пётр I вместе с Николаем Витзеном и генерал-адмиралом Францем Лефортом посетил голландского штатгальтера Вильгельма III Оранского для установления дипломатических связей.

Пётр I увидел больницы европейского образца, воспитательные дома, мануфактуры, мельницы, писчебумажные фабрики и мастерские. А ещё Пётр Алексеевич посещал занятия по биологии и анатомии. Царя настолько заинтересовало бальзамирование тел, что в Лейдене он даже лично поучаствовал во вскрытии трупов. В будущем любовь к анатомии нашла своё отражение в открытии в Санкт-Петербурге Кунсткамеры — первого музея в России.

Более четырёх месяцев Пётр I провёл в Голландии. Однако голландское кораблестроение не оправдало ожидания русского монарха. Ещё в России Пётр Алексеевич обучился плотницкому ремеслу, а в Европе он хотел изучить теорию кораблестроения. Однако голландцы мастерили суда при помощи своих традиционных умений, а создавать корабельные чертежи они не умели.

Петру стало известно, что самые современные корабли, при создании которых выполняют точные математические расчёты, строят в Англии на Адмиралтейских верфях близ Лондона.

Обучение Петра в Англии

Пётр Алексеевич узнал, что изучение теоретической базы судостроения широко распространено среди англичан, и тогда русский царь решил поехать в Британию. В Россию он послал приказ о подчинении голландских мастеров на Воронежской верфи мастерам из Венеции и Дании.

23 ноября 1698 года из Лондона пришло послание, в котором король Англии и Шотландии (с 1689 г.) Вильгельм III сообщил, что будет рад увидеть царя Петра в гостях и дарит русскому царю яхту «Транспорт роял», на которой он мог немедленно отправиться в путь в Лондон. Три дня небольшая русская делегация из 27 человек — сам Петр, добровольцы-ученики и прислуга отправились по штормящему Северному морю. Англичан из команды корабля поражало то, что правитель государства целые дни в непогоду проводил на палубе в одежде простого голландского матроса, выспрашивая у моряков, что и как устроено на судне.

Прибыв в Лондон, царь встретился с Вильгельмом III и решил задержаться в английской столице — так понравился ему этот город. Со свойственным ему практическим подходом Петр осмотрел Гринвичскую обсерваторию, королевские музей и библиотеку, музей оружия в Тауэре, побывал в Оксфордском университете и понаблюдал за строительством собора Св. Павла. В часовой мастерской он лично разобрал, а затем собрал сложный часовой механизм. В арсенале Вулвича он наблюдал за производством пушек. На королевском Монетном дворе изучал работу мастеров-чеканщиков и говорил о науке с директором предприятия — Исааком Ньютоном.

Проведя таким образом месяц в Лондоне, Пётр отправился на верфь в городок Дептфорд, где продолжил обучение уже не в качестве корабельного плотника, а учеником корабела сэра Энтони Дина-старшего. Пётр Алексеевич смог улучшить своё кораблестроительное образование, прослушав теоретический курс, и смог выдержать самый строгий экзамен, после которого мог бы занять неплохую должность на британской верфи.

Зимой 1698 года Пётр I провёл в Англии примерно три месяца.

Раза два Пётр заходил в англиканскую церковь, присутствовал в парламенте на одном из заседаний. Говорят, что во время «скрытного» посещения заседания Верхней палаты британского парламента русский царь наблюдал за тем, как британская аристократия общается со своим королём. Выслушав с помощью переводчика диалоги заседавших в парламенте, Пётр сказал своим русскоязычным спутникам:

«Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду; вот чему надо учиться у англичан».

В Оксфорде Петра Алексеевича пригласили в Королевское общество наук, где монарх увидел «всякие дивные вещи».  В лабораториях учёных царь Пётр любил следить за изготовлением артиллерийских снарядов. Он даже лично «отведывал метания бомб».

В городе Портсмут царь Пётр I ознакомился с британским морским флотом, отмечая самые мелкие детали и особенности европейских кораблей. В Портсмуте у острова Байта Пётр Алексеевич  впервые в жизни наблюдал инсценировку самого настоящего морского сражения, в котором участвовали британские большие линейные корабли, выстроенные в ровные линии для боя и палившие из всех орудий. Военные маневры английского флота в сражении очень впечатлили царя Петра и окончательно убедили его, что без строительства русского флота, без морского могущества у России нет будущего.

Из Англии Пётр I снова вернулся в Голландию, однако наладить дипломатические связи в Голландии не получилось — голландцы не желали воевать, и не захотели поддерживать русского царя в войне против Османской империи. После провалившихся переговоров с нидерландскими политиками Пётр I отправился в Вену через немецкие земли и Прагу.

До Вены Пётр вместе с русским посольством доехал только в июне и прожил там около месяца. Пётр I встретился с императором Леопольдом I (1640-1705) и отправился изучать Вену, а тем временем русские дипломаты Великого посольства проводили переговоры с австрийскими дипломатами о конфликте с Османской империей. С разочарованием Пётр Алексеевич видел, что австрийские политики не одобряют его взгляды на Турцию. Австрийцы не желали продолжения войны, которую русские вели с турками. Пётр I понял, что Австрию невозможно привлечь в коалицию против Османской империи.

В середине июля 1698 года прошла последняя дипломатическая встреча царя Петра I с императором Священной римской империи 1658 г.) Леопольдом I, вторым сыном императора Фердинанда III и Марии Анны Испанской. Леопольд I был занят тремя неудачными «войнами за испанское наследство» с Людовиком XIV, и ничем не мог  помочь русскому царю.

Возвращение великого посольства в Россию.

Посольство собиралось отправиться в Венецию, однако из Москвы пришла новость о начавшемся бунте стрельцов. Поездку в Венецию пришлось отменить.

По пути в Россию Пётр I узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве русский царь увиделся с правителем Речи Посполитой Августом II. Переговоры монархов продолжалось около трёх дней. В итоге между царями возникла личная дружба. Наметилось создание союза России и Речи Посполитой против Швеции.

25 августа 1698 года Петр I прибыл в Москву. Это путешествие сформировало в характере Петра I влечение ко всему новому и западному, что в условиях абсолютной монархии, безусловно, сказалось на правления царя. Идеи модернизации привели Россию к петровским реформам, и это дало невероятный толчок развитию страны.

Источники

Н.И. Павленко. Жизнь замечательных людей. Пётр I. 2020 год
Г.М. Карпов. Великое посольство и первое заграничное путешествие Петра I. 1998 год.
Е.В. Анисимов. Время петровских реформ. 1989 год.
И.В. Курукин. Жизнь замечательных людей. Романовы. 2020 год.

Тайна «Книги Ангелов»

Окно в Европу царя Петра Великого

Как строили первый военный флот в России

История Балтийского флота началась с победы 18 мая 1703 года

Знамёна русских воинов на рисунках XIX века
Церковная реформа патриарха Никона.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*