Вторник , 31 Март 2020
Домой / Мир средневековья / Готы в эпоху Великого переселения народов. Буданова В. П.

Готы в эпоху Великого переселения народов. Буданова В. П.

Буданова В. П. Готы в эпоху Великого переселения народов.— М.: Наука, 1990.

Оглавление:

Введение

Глава первая. Готская проблема в исторической науке

Глава вторая. Истоки письменной традиции о готах:

1. Готы в системе этнических представлений древних авторов о германских племенах = Древние авторы о германских племенах — готах.

     2. Античные и раннесредневековые наименования готов .

Глава третья. Готы в северном Причерноморье и на Балканах в III веке

  1. Появление готов в Северном Причерноморье и на Балканах
  2. Готы — участники варварских вторжений в Римскую империю  

Глава четвертая. Готы в Северном Причерноморье и на Балканах в IV веке.

  1. Готы и империя (рубеж III—IV вв.)
  2. Готы Эрманариха 
  3. Готы в канун гуннского вторжения

Заключение. Тёмное пятно в истории готов

Приложение. Этнонимия германских племен периода Великого переселения народов. = Этнонимы племён готов III — IV веков

Библиография. Источники Исследования.  Список сокращений.

Введение.

В развитии исторической науки особую роль играет изучение переходных этапов в жизни государств и народов. История Европы III—IV веков демонстрирует нам уникальный феномен столкновения и переплетения исторических явлений и процессов, характерных для двух различных общественно-экономических формаций, каждая из которых подошла к своему закату. В этом столкновении варварских племён, участников Великого переселения народов, находящихся на стадии разрушения общинно-родовых отношений, с Римской империей, переживающей кризис рабовладельческого способа производства, рождается новая общность более высокого порядка — раннефеодальное варварское государство.

В клубке сложных исторических проблем, характерных для этого периода, значительное место занимает готская проблема — история готов III—IV вв., когда они вступают в активное взаимодействие с Позднеримской и Ранней Византийской империями. Изучение переходной исторической эпохи особенно важно, так как позволяет проследить общую динамику развития варварских обществ, а также в известной мере сложные процессы этногенеза. Это даёт возможность обрисовать и общую этническую картину пограничного с Римской, а затем и с Византийской империей варварского мира в III—IV вв.

История взаимоотношений поздней Римской империи с пограничными племенами на Дунае, где готы сыграли большую роль, чрезвычайно важна с точки зрения раскрытия более общей проблемы — взаимоотношений позднеримского рабовладельческого общества, а затем и взаимоотношений раннефеодального общества с варварским миром вообще.

Войны Римской империи с придунайскими племенами, занявшие более чем столетний период, оказали огромное воздействие на всю внешнеполитическую историю империи последних столетий. Исследование вопросов о размещении готов в Северном Причерноморье и о самой длительности их пребывания здесь представляет немалый интерес и для отечественной истории. Исследование помогает осмыслить сложный ход исторического процесса в Юго-Восточной Европе в первой половине I тысячелетия н.э., так как готы были участниками Великого переселения народов. Выяснение районов расселения готов в Северном Причерноморье имеет большое познавательное значение, ибо способствует распространению конкретных научно-исторических знаний о важном периоде в истории нашей страны.

Письменная традиция о готах, как известно, довольно значительна. Но она отличается тем, что упоминания о готах в свидетельствах греческих и римских историков принадлежат более позднему времени, чем то, когда Римская империя впервые столкнулась с готами на Нижнем Дунае. Приходится иметь в виду и то обстоятельство, что терминология древних в описании подступавших тогда к дунайской границе империи племён далеко не единообразна, поэтому выявление всякий раз за терминами «готы», «скифы», «остроготы» или «везеготы» действительной этнической принадлежности того или иного племени представляет немалые трудности. В то же время детальный анализ письменных источников и сопоставление одних сведений с другими дают некоторую возможность для восстановления истории готов, а также составления более или менее обоснованного представления об областях их проживания. Причём оказывается, что на основании письменных источников мы имеем возможность говорить скорее о регионах, входивших в сферу передвижений готов, так сказать территориях готской экспансии, нежели о местах постоянного их обитания. Речь идет, разумеется, не о кочевом образе жизни этих племён, а лишь о выявлении на основании свидетельств античных и византийских авторов III—IV вв. географических районов локализации готских племен. Несомненно, здесь возможно и привлечение данных археологии, антропологии, лингвистики, но всё это может составить предмет отдельного исследования.

Историческая наука имеет значительные достижения в изучении истории готов III—IV вв. Несмотря на предположительный характер многих выводов, её можно считать достаточно разработанной. В общих чертах изучены вопросы борьбы готов с Римской империей на дунайской границе, в балканских и малоазийских провинциях, а также их взаимоотношения с другими племенами, поселение на землях империи, принятие христианства. Тем не менее в готской проблеме до сих пор ещё остается много неясного.

Дальнейшей конкретизации требуют некоторые вопросы, связанные с расселением готов в Северном Причерноморье и на Балканах в III—IV вв. К ним относятся уточнение направления общего движения готов, определение времени их первого появления в Северном Причерноморье и на Балканах, а также тех районов, где готы раньше всего появились на юге. Мы, в сущности, всё ещё не знаем, откуда именно они предприняли свои вторжения в Римскую империю — из областей Северного Причерноморья или Нижнего Дуная.

Недостаточно ясна сама география походов готов, так как в ходе этих походов часть готов иногда оставалась на римских землях. Мало известен характер отношений готов с придунайскими и причерноморскими племенами, а также с гуннами. Решение этих вопросов во многом зависит от всестороннего анализа всей письменной традиции о готах. Важно выявление всех тех свидетельств, которые дают прямые или косвенные сведения о готах в Северном Причерноморье и на Балканах в III—IV вв., а также анализ специфики каждого источника и степени его достоверности. Это позволяет дать более целостную картину представлений самих древних о размещении готских племен.

Учитывая остроту дискуссионного характера проблематики работы, в первую очередь необходимо рассмотреть само понятие «готская проблема», раскрыть его содержание и выделить ключевые вопросы. Это тем более важно, поскольку в исследовании географии готов III—IV вв. необходимо исходить из определенных предпосылок, иметь четкую позицию по ряду спорных вопросов истории готов. Сюда можно отнести вопросы этнических представлений древних авторов об этих племенах, этнических наименований разных племен готов и их контаминации с этнонимами других народов, а также проблему разделения готов.

Результаты решения этих вопросов выступают как необходимая база для рассмотрения прямых и косвенных свидетельств о появлении готов в Северном Причерноморье и на Балканах и передвижении их в III веке в данном регионе, для уточнения районов концентрации готских племён, пришедших с севера, для определения их роли и места в походах и вторжениях варварских народов в римские области.

Всё это, в свою очередь, позволяет более определенно указать районы местопребывания готов в IV веке, особо рассмотреть вопрос о Готах Эрманариха .

Основную базу исследованных источников составляют сочинения римских и византийских авторов II—VI вв. Более важны свидетельства авторов III—IV веков, то есть современников вторжений готов в римские области, для которых характерны фрагментарность сообщаемых ими данных и неопределенность в этнической характеристике племён. Это обусловило необходимость привлечения письменных источников более широкого хронологического диапазона.

Материал источников II века дал картину представлений римских авторов о варварском мире накануне появления готов у границ империи. Это позволило более явственно проследить развитие интереса древних авторов к этим племенам, эволюцию их этнографических представлений и на этой основе уточнить степень достоверности сообщений о готах в источниках III—IV вв. Обращение к литературным памятникам V—VI веков вызвано необходимостью компенсировать фрагментарность данных в литературе предшествующих веков. Материалы о готах в них содержат в основном свидетельства о пребывании этих племён на территории Римской империи в качестве федератов, а также о продвижении на запад империи. Иногда встречаются и экскурсы в прошлое этого народа. Эти экскурсы обычно построены как на эпических сказаниях самих готов или других племён, так и на материале тех источников, которые дошли до нас не в первоначальном своем виде, а фрагментарно.

При анализе письменных источников важен учёт их жанровых особенностей. К ним относятся труды римских историков — фрагменты сочинений Асиния Квадрата, Клавдия Элиана, «Римские истории» Аппиана, Диона Кассия и Геродиана, сохранившиеся отрывки сочинений Дексиппа, «Историй» Аммиана Марцеллина. В центре внимания находились также такие биографии и бревиарии, как «История Августов», первая часть сочинения Анонима Валезия, «Сокращенная история» Евтропия и «История Цезарей» Аврелия Виктора. В этих литературных памятниках особенно важным является труд Аммиана Марцеллина. Осведомленность в современных ему событиях, значительность и яркие характеристики взаимоотношений готов с Римской империей определили высокую оценку этого источника в литературе по готской проблеме.

Произведения византийских историков IV—VI веков традиционно являются важными источниками по данной теме. Среди них «Продолжение истории Дексиппа» Евнапия, фрагменты сочинений Петра Патрикия и Олимпиодора, «Новая история» Зосима, отрывки «Византийской истории» Приска Панийского, фрагменты сочинений Малха и Кандида, труды Прокопия Кесарийского.  За исключением сочинения Евнапия, Зосима, Петра Патрикия, византийские источники содержат мало интересующих нас свидетельств о готах, тем не менее их исследование в целом имеет большое значение для коррекции полученных выводов.

В круг используемых источников вошли также сочинения церковных историков и некоторые сочинения «отцов церкви». Римская церковная историография, представленная «Церковной историей» Тиранния Руфина, «Историей против язычников» Павла Орозия и сочинением Лактанция «О смерти гонителей», даёт важные и уникальные сведения о размещении готов в Северном Причерноморье и на Балканах в III—IV вв. Ряд косвенных данных по географии готов III—IV вв. встречается в поэмах Павлина Ноланского, «Истории» Виктора Витенского, письмах Амвросия, сочинении Евхерия Лионского. Краткие сообщения по интересующему вопросу содержатся также в сочинении Августина «О граде божием» и Сальвиана «Об управлении божием». Свидетельства о готах, почерпнутые из римской церковной историографии, отличаются преувеличением и тенденциозностью. Риторическая повествование не конкретность в описании событий и сведений не всегда даёт возможность соотнести описываемое с данными других источников.

С такой же осторожностью следует подходить и к материалам, представленным греческой церковной историографией. Пребывание готов в Северном Причерноморье и на Балканах нашло отражение в сочинениях Евсевия Кесарийского, «Церковных историях» Сократа Схоластика, Созомена, Феодорита Кирского, фрагментах сочинений Эпифания и Кирилла Иерусалимского, в комментариях Косьмы Иерусалимского. В сочинениях греческих церковных историков зачастую употребляются архаические наименования народов, что затрудняет понимание текстов. При анализе этнонимов в этих сочинений далеко не всегда удается с определенностью установить, какой народ подразумевается под тем или иным этниконом. Поэтому из-за отсутствия в этих сочинениях точных этнических дефиниций достоверность их упоминаний о готах часто подвергается сомнению. Однако они также важны, так как порой восполняют недостающие сведения по истории готов III века и второй половины IV века

Как дополнительный материал к свидетельствам древних авторов мной были использованы весьма ценные, хотя и очень скудные и отрывочные данные о готах, содержащиеся в «Хронике» Иеронима и его продолжателей — Проспера, Гидация, Виктора Тунунского, Иоанна Бикларского, Мария Авентского, Марцеллина Комита, Геннадия Массилийского, а также в Галльских хрониках 452 и 511 гг. и второй части труда Анонима Валезия. Материалы хроник, включающие информацию о готах, представляют собой предельно сжатый перечень событий, в которых эти племена принимали участие. В сообщениях хронистов о готах встречаются путаница и фактические ошибки, что заставляет сверять и сопоставлять их со свидетельствами более ранних источников.

Первостепенное значение имеет «Гетика» Иордана. Этот источник самый значителен по всем показателям: по объёму и разнообразию содержания, по ценности информации, по степени сложности связанных с ним спорных вопросов, по особой популярности его в историографии. И хотя к сообщаемым Иорданом сведениям о готах приходится подходить с большой осторожностью, тем не менее нельзя не отметить их уникальности. Это единственный источник, в котором история народа излагается последовательно, хотя и довольно противоречиво. Несмотря на тенденциозность сведений Иордана, его «Гетика» даёт нам в сущности единственный более или менее целостный материал для изучения размещения готов в Северном Причерноморье и на Балканах, хотя вопрос о достоверности сообщаемого Иорданом приходится решать в каждом конкретном случае отдельно.

Из письменных памятников, созданных в варварских королевствах, возникших на землях бывших римских провинций, и прежде всего в самой Италии, привлекались также материалы сочинений Эннодия, Кассиодора, Исидора Севильского, Фредегара, Павла Диакона. Свидетельства этих авторов, заимствованные ими из трудов, до нас не дошедших или сохранившихся не полностью, нередко оказываются исключительными для истории готов середины IV века.

Интересные данные для изучения места готов в системе этногеографических представлений древних можно найти в риторических сочинениях и поэтических произведениях. Исследование панегириков, речей Фемистия, Синезия Киренского и Симмаха, речей и писем Либания и императора Юлиана, стихотворений Порфирия, Клавдия Клавдиана, Пруденция и Драконтия позволило выявить в них некоторые данные для нашей темы. Конкретно-исторический анализ этой группы письменных источников затрудняется не только сложностью языка речей, вычурностью форм стихотворений и риторичностью писем, но и тенденциозностью авторов и дехронологизацией упоминаемых ими событий.

Существенное значение для исследования местопребывания готов в Северном Причерноморье и на Балканах в III—IV вв. имеют географические трактаты древних и римские итинерарии. Этнографическую карту этих районов отчасти можно восстановить с помощью «Певтингеровых таблиц», «Книги происхождения», периплов Арриана, Авиена, Маркиана, Псевдо-Арриана, «Географии» Птолемея, периэгез Дионисия и Присциана, «Космографии» Юлия Гонория, «Этники» Стефана Византийского и «Веронского списка 297 г.».

Сложность источниковедческой базы исследования и трудность её анализа компенсируются обилием источников, в которых нашли место отклики современников на важнейшие исторические события, связанные с готами.

Итак, достаточно большой круг источников, а также современное состояние готской проблемы позволяют поставить вопрос о воссоздании географии перемещений этих народов в Северном Причерноморье и на Балканах в III—IV веках. Анализ всей письменной традиции о готах даст возможность обрисовать представления древних об этих племенах, а также показать, как они менялись в зависимости от общей концепции того или иного автора и особенностей исторической эпохи.

Буданова В. П. Готы в эпоху Великого переселения народов.— М.: Наука, 1990.

Далее… Глава первая. Готская проблема в исторической науке.

 
Готская проблема в исторической науке
Тайные коды рунического письма

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*