Среда , 19 Декабрь 2018
Домой / Античный Русский мир. / Появление готов в Северном Причерноморье и на Балканах

Появление готов в Северном Причерноморье и на Балканах

Родиной готов, как сообщает Иордан, была Скандинавия. Отсюда они в IV—II вв. до н.э. переселились на «трех кораблях» на континент, а в I—II вв. н. э. продвинулись в район среднего течения Вислы. Во II в. н.э. начинается движение их на юг.

Решение проблемы миграции готов тесно связано с определением районов продвижения их на юг. Отмечу, что специфика сообщений древних авторов не позволяет говорить о точных координатах продвижения готов. С известной долей вероятности правомерно ставить вопрос лишь о его направлениях. Мнения по этому поводу разделились.

Одна группа учёных считает, что миграция готов с севера на юг шла по Дунаю (Истр), в верховья которого племена вышли из области Шлезвига. Путь их здесь облегчался якобы тем, что они двигались среди родственных германских племен, с I века н. э. находившихся в районе Среднего Дуная.

Другие исследователи полагают, что продвижение готов на юг шло по Висле, захватив районы Верхнего и Среднего Поднепровья (Днепр —  Борисфен). Свидетельства источников об этом процессе, к сожалению, весьма немногочисленны и ограничиваются данными Иордана, который говорит о трёх местах их расселения. В его рассказе, очевидно, отразилось представление, сохранявшееся среди готов до времени Иордана.

Иордан сообщает: «Мы читали, что первое расселение (готов) было в Скифской земле около Меотийского болота; второе — в Мизии, Фракии и Дакии; третье — на Понтийском море с другой стороны Скифии».

Возникает вопрос: каких готов имеет в виду Иордан? Идет ли речь о готах вообще, безотносительно к их делению на остроготов и везеготов, или только о первых готах, т. е. об Амалах. Если допустить подобное, как считала Е. Ч. Скржинская, то получается, что в целях утверждения древности остроготов и для подтверждения родства их с гетами Иордан указал на вовсе не связанное с ранней историей готов «второе» место их расселения в Дакии, Мёзии и Фракии. Подобная интерпретация этого свидетельства Иордана принимается многими исследователями. Готский историк действительно во многих случаях присоединял к истории остроготов факты и события, не имеющие к ним никакого отношения. Однако известно, что, создавая свою историю о деяниях готов, он пользовался сочинением из двенадцати книг по истории остроготов Кассиодора. Последний же древнее прошлое остроготов основывал как на устной традиции, так и на сочинении по истории не только остроготов, но и везеготов предположительно не только везеготского историка Аблабия, но и ещё какого-то неизвестного нам везеготского автора. Это позволяет предположить, что в рассказе Иордана о трёх местах расселения речь идёт, скорее всего, об общей массе готов, а не только об остроготах. В связи с этим допустимо считать, что эта ветвь племени двигалась в направлении к «крайней части Скифии, соседящей с Понтийским морем» и расселилась в области Меотиды.

Везеготы же, отделившись, продвигались на Балканы к границам Римской империи и проникли на её территорию значительно раньше и независимо от движения остроготов в Северное Причерноморье. Иордан «приписывает» остроготам первые места расселения везеготов на том основании, что в III веке остроготы якобы возглавляли обе ветви племени готов. Иордан относит их разделение ко времени не раньше второй половины III века, когда остроготы уже находились в районе Меотиды.

Иордан пишет: «В третьей области на Понтийском море, став уже более человечными… более просвещенными, они разделились между двумя родами своего племени: везеготы служили роду Балтов, остроготы — преславним Амалам».

Однако на вопрос о том, продвигались ли везеготы вместе с остроготами к Северному Причерноморью, скорее всего, можно ответить отрицательно. История этой ветви у древних авторов связана главным образом с Балканами. В сочинении Олимпиодора, написанном в 425 году, сохранилась интересная деталь. Олимпиодор передает, что вандалы называют везеготов «трулами» (др. греч. Τρούλους). Известно, что «Трул» — это одно из древних названий Днестра (ранее Тирас – Τυρας ). И во времена Олимпиодора для везеготов, ранее живших в Поднестровье, топоним «Трул» вполне мог перейти в этноним. Поэтому Днестр являлся той границей, восточнее которой древняя историческая традиция крайне редко отмечает везеготов.

То, что путь готов с севера на юг мог идти в нескольких направлениях, подтверждается и другим пассажем Иордана. Он говорит, что на юг вначале следовало всё войско готов (exercitus Gothorum) во главе с королем Филимером. Но затем уже в походе от Филимера отделилась половина войск (mediaetate exercitus). Иордан не сообщает о том, куда именно направилась отделившаяся часть готов (pars Gotborum). Возможно, за этим сообщением стоит начало процесса размежевания готов на «остроготов» и «везеготов». И естественно, судьбы «везеготов», отделившихся от Филимера, были в меньшей степени интересны, чем судьбы «остроготов», как для Кассиодора, так и для Иордана.

Дальнейшее продвижение остроготов Иордан связывает с областью «Ойум», относительно локализации которой было высказано множество предположений. Г.В. Вернадский помещал «Ойум» возле Киева. В. Краузе и Е. Шварц считали, что «Ойум» это южнорусская степь. Г. Ловмянский локализовал «Ойум» в двух местах: на правобережье Днепра и возле Азовского моря. Т. Левицкий, ссылаясь на Плиния и Менандра Протиктора, помещал «Ойум» на Керченском полуострове. Е.Ч. Скржинская подразумевала под готской «Ойум» Гилею, а X. Вольфрам переносил «Ойум» на берег Азовского моря (Меотида). В.Н. Топоров ассоциировал «Ойум» с Дунайскими плавнями.

Однако вне внимания исследователей осталась противоречивость сообщений Иордана об «Ойум» — упоминается дважды. В первом случае историк говорит: «В поисках удобнейших областей и подходящих мест (для поселения) он (Филимер. — В.Б.) пришёл в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум». Но далее: «Та часть готов, которая была при Филимере, перейдя реку, оказалась, говорят, перемещенной в области «Ойум» и завладела желанной землей».

Сопоставление этих двух фрагментов показывает, что в первом случае «Ойум», у Иордана, довольно широкое понятие, близкое по смыслу к «земле Скифии». Во втором фрагменте топоним «Ойум» — это более конкретное географическое определение тех областей в Скифии, куда двигались остроготы, так как в этой «Ойум» готы перешли какую-то, вероятно, большую, реку. Однако, как ни важно иметь в виду эту неясность данных Иордана при рассмотрении вопроса о локализации «Ойум», в рамках данной работы необходимо подчеркнуть другое. Тот конкретный географический регион в Скифии, который обозначен историком как «Ойум», не стал для готов конечным пунктом их передвижений, но лишь промежуточным звеном в переходе с севера на юг. Независимо от того, куда предполагается привязать этот топоним, даже в случае одного из наиболее восточных вариантов — Гилей Геродота, следует иметь в виду, что готы лишь прошли через эту область, а не обжились в ней.

Иордан сообщает, что, достигнув «Ойум», готы «тотчас же, без задержки (nес mоrа) подступают к племени спадов и, завязав сражение, добиваются победы. Отсюда (exinde) уже как победители спешат они «в крайнюю часть Скифии, которая находится по-соседству с Понтийским морем». К сожалению, пассаж Иордана о столкновении остроготов со спадами не даёт однозначного представления о дальнейшем направлении их похода из «Ойум». Этническая принадлежность спадов Иордана спорна. В зависимости от идентификации их со спорами Прокопия или спалеями Плиния эти племена переносят то на правобережье Днепра, то в район Танаиса (р. Дон). Если спады то же самое, что и спалеи Плиния, то столкновение с ними должно было произойти в Приазовье. Ведь Иордан дважды сообщает, что «первое место расселения было в Скифской земле, около Меотийского болота» (iuxta Meotidem), что готы во главе с Филимером «жили в Скифии у Меотиды».

Размещение готов в области Меотиды (Азовского моря) отмечали Стефан Византийский (конец VI—начало VII в.). В его обширном этнографическом словаре, дошедшем в сокращении Гермолая, говорится, что готы — это племена, «жившие прежде в области Меотиды; впоследствии они переместились во внешнюю Фракию». Мы не знаем точно, как связаны между собой свидетельства Иордана и Стефана Византийского. Возможно, оба автора пользовались каким-то общим источником. «Мы читали» (legimus habitasse), — пишет Йордан. Возможно, оба автора позаимствовали сведения о местопребывании готов в районе Меотиды из неизвестного нам источника. Размещение готов в III веке в области Меотиды подтверждается и Вописком. В биографии императора Аврелиана (270—275 г.г.) мы читаем, что римский император Клавдий (268—270 г.г.) поручил Аврелиану ведение «всей войны против меотийцев (contra Maeotidas bellum). Известно, что Клавдий вёл военные действия против коалиции племён, куда входили и готы. Название готов «местами» означает, что эти племена выступали из Меотиды.

Относительно фразы Иордана о переселении готов «в крайнюю часть Скифии, которая находится по-соседству с Понтийским морем», следует подчеркнуть: если следовать тексту источника (§ 28), то готы лишь спешат (properant), другими словами, ускоряют свое движение к этому району, а не оседают в нём. Занявшись обзором Скифии (§ 30—37), Иордан прерывает свой рассказ, но когда он вновь возвращается к вопросу о расселении остроготов (§ 38), то здесь с редкой для него определенностью относит их к области Меотиды, совершенно игнорируя припонтийский район. Ничего не говорят об этом районе и другие источники. Называя область Меотиды в качестве первого места остановки готов, Иордан не поясняет, где именно в том районе находились их «первые стоянки» (primae mansiones). Нет об этом сведений и у других авторов. Возможно, это было северо-западное Приазовье. Е.Ч. Скржинская полагала, что именно этот район определялся Иорданом, конечно в весьма широком смысле, как «готские пределы» (Gothorum fines) и «Скифская земля». Т.Левицкий считает, что более правдоподобно обитание готов на северном побережье Азовского моря. Таким образом, несмотря на определенные трудности интерпретации источников, всё же известия о путешествии готов к «крайней части Скифии, которая находится по-соседству с Понтийским морем» определенно свидетельствуют, что путь готов шёл через Северное Причерноморье в район Меотиды.

Согласно традиционной точке зрения, в Северном Причерноморье произошёл также раскол готских племен на две ветви: «восточные» готы направились в область Меотиды, «западные» в 30—40-е годы III века проникли на Балканы. Однако ряд отрывков древних авторов позволяет поставить вопрос о возможном появлении готов на Балканах уже в начале III веке. Косвенным свидетельством этого можно считать сообщение Иордана о том, что с Филимером в «Ойум» проследовала лишь часть готов. Ни Иордан, ни другие источники не говорят о том, что другая, отпочковавшаяся от Филимера часть готов осела в районе разделения. Вероятнее предположить, что, подчиняясь общей тенденции движения всех варварских, в том числе и готских, племён к границам Римской империи, эта ветвь готов продолжала свой путь в направлении Балкан и появилась в этом регионе ранее готов, подошедших к нему позднее из Меотиды.

Дион Кассий отмечает, что в 180 году в пределы римской империи было принято 12 тыс. свободных даков. На основании этого сообщения уже высказывалось предположение, что переселение даков было вызвано натиском на них готов. Кроме того, как передают нарративные и эпиграфические источники, римский император Каракалла (211—217 г.г.) по пути на Восток совершал специальный военно-инспекционный рейд в Дакию с целью укрепления её границ и упорядочения взаимоотношений с соседними племенами.

Прибытию Каракаллы в Дакию предшествовало продвижение к её границам с северо-востока карпов и с севера гепидов. Иордан, как известно, говорит, что в короткий срок от Балтийского моря к границам римской империи передвинулись и вандалы. Если учесть, что имеются письменные свидетельства о том, что в решающих выступлениях против римской империи готы, несмотря на межплеменные конфликты, выступали вместе с вандалами и гепидами, то можно предположить, что какая-то часть готов была в числе варварских племён, осуществлявших натиск на границы империи в начале III века.

В свете этого предположения более достоверно может восприниматься известное место из «Истории Августов», где говорится о победе Каракаллы над готами.

«Не будет неуместным, — рассказывает Спартиан, составитель биографии Каракаллы,сообщить здесь одно сказанное о нём (Каракалле. — В. Б.) насмешливое словцо: когда он присвоил себе прозвания Германского, Парфянского, Арабского и Алеманского… Гельвий Пертинакс… говорят, в шутку сказал: добавь еще, если угодно, «Величайший Гетский«, намекая на то, что он убил своего брата Гету и что гетами называются готы, которых он, отправляясь на Восток, победил в беспорядочных сражениях»

Анализ этого свидетельства в исторической литературе сводился преимущественно к решению вопроса о том, о готах или гетах идёт здесь речь. Высказывались также предположения, что рассказ о победе Каракаллы над готами является вымыслом, вольной композицией, основанной на факте убийства Каракаллой своего брата Геты и на созвучии названия «готы—геты». Оставив в стороне вопрос о том, является ли титул «Величайший Гетский» литературным эпитетом, обратим внимание на анализ самой возможности столкновения Каракаллы с готами.

Источники сообщают, что, направляясь на войну с Парфией, Каракалла вёл во Фракии сражения. Здесь важно определить возможный путь следования Каракаллы по дунайским провинциям и далее на Восток, где могли произойти «беспорядочные стычки» (tumultuariis proeliis) с готами. Согласно Спартиану, император вначале прибыл в Рецию, где произошло сражения с аламаннами («…он убил немалое число варваров…»), затем он прервал свой путь и остался в Дакии, а остальной маршрут он совершил по Фракии, направляясь в Азию против Парфии.

Можно предположить, что из Паннонии, из Бригециана (ныне Сень) Каракалла двинулся к Лугио (ныне Дунасекчо), откуда вела дорога в Дакию через Портискум (ныне Сегед) в долину реки Муреш. Путь по реке был частью отрезка Панноно-Понтийской дороги, и через Апул (ныне Альба Юлия) по большой магистрали он достиг Напоки (ныне Клуш) и Поролисса (ныне Мойград). Во Фракию, вероятнее всего, Каракалла следовал по дороге от Апула через горный проход «Красная башня» в Трансильванских Альпах по сильно укрепленному крепостями пути, проходящему между Малой и Большой Валахией, по долине реки Олт и затем по Дунаю к Эску (р. Искыр) и дальше к Никополю (ныне Секуриска). Из Никополя к Чёрному морю он мог попасть или дорогой, идущей к Маркианополю (около нын. Варны) и затем к морю, или через Адрианополь (ныне Ускудама) к Византиюэ. Следуя по этому маршруту Каракаллы, можно считать, что наиболее вероятными местами его столкновений с варварами и с готами были северо-западные, северо-восточные или восточные районы Дакии.  Дион Кассий сообщает, что во время пребывания Каракаллы в Дакии он победил там восставших даков и взял у них заложников. Не исключено, что эти «свободные даки» включали в себя готов.

О том, что везеготы могли утвердиться на Балканах значительно раньше, чем продвинулись сюда остроготы из Меотиды, может свидетельствовать и рассказ из «Истории Августов» о происхождении императора Максимина (235—238 г.г.) — первого «солдатского императора», вышедшего из низов фракийского общества. У Юлия Капитолина есть два фрагмента, касающиеся географии готов на Балканах. В одном отрывке, указывая на родство римского императора Максимина с готами, он пишет:

«Он (Максимин) был родом из фракийского посёлка, находившегося на границе с варварами; варварами же были его отец и мать, из которых первый был из страны готов, а вторая из племени аланов. Говорят, что имя отца было Микка, а матери — Габаба»

О. В. Кудрявцев писал, что и отец и мать Максимина — фракийцы и что они могли происходить из числа тех племен, которые были поселены в дунайских провинциях после Маркоманнских войн. Тем самым О.В. Кудрявцев допускал возможность участия готов в этих войнах и размещения какой-то их части в пределах римской империи уже в конце II в. н.э. Очевидно, Капитолии говорит об одном из таких поселений варваров, которые, как правило, располагались по приказу римского правительства вблизи границы, но под наблюдением военных лагерей. В этом фрагменте обращает на себя внимание также то, что Капитолии говорит: «отец был из страны готов» (alter a Gothia) а мать «из племени ала-нов» (ex Alanis genitus).

Готия как географическое название района, где жили готы, появляется у авторов IV—VI вв. и ввязывается только с территорией, расположенной вне границ римской империи, к северу от Нижнего Дуная. Топоним претерпел сложную эволюцию.

В IV веке «Готией» называлась часть провинции Дакии. В V веке «Готия» стала отождествляться со всей Дакией. Затем в VI веке это тождество усложнилось: Дакия—Готия—Гепидия. Утверждение X. Вольфрама о том, что «вначале Gutthia античной этнографии лежала в Крыму или, точнее, на Керченском полуострове», не обосновано материалом письменных источников III—V вв. И лишь в VI веке Прокопий говорит, как совершенно верно отметил X. Вольфрам, о боспорской Готии, где живут тетракситы или трапезиты.

Отметим, что топоним «Готия» дольше сохраняется в среде везеготов. Согласно представлениям самих готов, Gutpiuda («страна — готов») размещалась на Балканах.

Капитолии говорит, что Максимилиан «приобрёл себе земельные владения во Фракии, в том поселке, откуда он был родом, и всё время поддерживал связи с готами. Готы особенно любили его, словно своего соплеменника. Аланы, приходившие к берегу реки, признавали его своим другом и обменивались с ним дарами».

Очевидно, готы располагались уже недалеко от дунайской границы империи. Сознавая ограниченность источников, я рассматриваю полученные наблюдения лишь как вполне вероятную гипотезу о появлении некоторой части готов на Балканах уже в конце II—начале III века. Заслуживает внимания в этой связи и сообщение Исидора Севильского о том, что к середине III века везеготы продвинулись к границам империи и что шли они со стороны Альп, где обитали (Gothi descensis Alpibus, quibus inhabitabant).Речь в данном случае, вероятнее всего, идёт о Трансильванских Альпах.

РАЙОНЫ КОНЦЕНТРАЦИИ ГОТСКИХ ПЛЕМЕН У МЕОТИДЫ И ИХ ПОХОДЫ В ΠΙ в. 1 — поход 255 год (256 г.); 2 — поход 257 год; 3— поход 264 год; 4 — поход 266 год; 5 — поход 275 год.

Исидор (VII в.) при написании «Истории готов, вандалов и свевов» опирался, как известно, на труды более ранних авторов (Дион Кассий, Орозий, Сальвиан, Евтропий), и это тоже свидетельствует в пользу предположения об отдельном от остроготов передвижении везеготов на Балканы. Данные письменных источников о переходах готов в III веке в Северном Причерноморье и на Балканах, а также об их разделении немногочисленны, фрагментарны, зачастую недостаточно определенны.

Вторая группа материалов освещает историю передвижений готов, начиная с 238 года, со времени их первых вторжений в пределы Римской империи, а точнее, на правобережье Дуная. Они также фрагментарны и могут быть интерпретированы неоднозначно. Однако они более многочисленны, порой более конкретны и дают возможность не только характеризовать хронологию и географию перемещений в целом, но и содержат значительно больше данных, позволяющих хотя бы гипотетически составить представление о путях следования отдельных частей готских племен (остроготов, везеготов, тервингов, грейтунгов). Такое изменение характера источников закономерно. Римские и византийские историки вынуждены были уделять больше внимания новому врагу империи, представлявшему немалую опасность.

Таким образом, за исключением области Меотиды и «варварской земли» за Истром, источники не упоминают о каком-либо определенном регионе локализации готских племен в III веке. Топоним «Готия» появляется в письменных источниках не раньше IV века, а сообщения об «Ойум» (ойкумены), «желанной земле» готов, могут быть соответствующим образом оценены лишь при ориентировке на эту особенность истории готов в III века. «Ойум», к какому бы конкретному географическому региону она ни была отнесена, выступает лишь как одна из областей Скифии, через которую готы проследовали в своем движении к югу. Свидетельства древних авторов позволяют высказать предположение о более сложной, чем это отражает традиционная точка зрения, картине появления готов на Балканах. Вполне правомерна гипотеза о том, что уже и начале III века часть готских племен, минуя Северное Причерноморье, двинулась на Балканы. Готы, пришедшие сюда в середине III века из Меотиды, были уже «второй волной». 

Буданова В. П. Готы в эпоху Великого переселения народов.— М.: Наука, 1990. Глава третья. Готы в северном Причерноморье и на Балканах в III веке. 1.Появление готов в Северном Причерноморье и на Балканах

Далее… 2. Готы — участники варварских вторжений в Римскую империю 

Готы — участники варварских вторжений в Римскую империю
Остготы в Северном Причерноморье

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*