Среда , 21 Ноябрь 2018
Домой / Мир средневековья / Готы Эрманариха

Готы Эрманариха

Труднейшей проблемой для Северного Причерноморья является вопрос о пребывании здесь готов. Ф. Браун считал его «одним из важнейших в истории дорюриковского периода русской жизни и жизни славянского мира вообще». Историческая судьба готов в Северном Причерноморье необычайно сложна.

Основной факт, бросающийся в глаза каждому, — это отсутствие конкретности в источниках. Трудность изучения истории готов осложняется и тем, что с момента становления готской проблемы в исследованиях утвердилось крайне неопределенное понятие «государство Эрманариха». Оно подразумевает существование в IV веке такого союза племён, власть в котором была сосредоточена в руках готских вождей. У истоков наивысшего подъема этого союза — regnum Иордана — стоял Эрманарих. Могущество его простиралось от Волги до Карпат, от Чёрного до Балтийского моря.

Высказывалось мнение и о том, что готы являлись своеобразным организующим началом общественно-политической и экономической жизни ранних славян и что «держава Эрманариха» была прямой предшественницей Киевской Руси. До настоящего времени среди исследователей все ещё нет единства в вопросе о реальности не только существования в Северном Причерноморье некоего объединения готов с определенным уровнем политической организации и этнической консолидации, но и пребывания в этом районе готов вообще. Чтобы не вносить путаницу в сталь сложную и дискуссионную проблему, мне представляется необходимым разделить её на две части.

Первая — существовало ли вообще «государство Эрманариха» как сильный и достаточно стабильный союз племен во главе с готами? Если да, то в каком районе Северного Причерноморья оно локализовалось?

Вторая — какие свидетельства о жизнц примеотийских готов IV века можно извлечь из рассказа древних авторов о «государстве Эрманариха»? Наиболее полно история «государства Эрманариха» изложена в «Гетике» Иордана (VI век). В других источниках содержатся лишь незначительные упоминания о готах Эрманариха. Они носят самый общий характер, исключая сообщение «Истории» Аммиана Марцеллина (IV век) о трагической гибели в 70-х годах IV веке под ударами гуннов некоего союза племён, значительную роль в котором сыграли готы Эрманариха (Эрменриха).

Кроме Иордана и Аммиана Марцеллина, это Эрманариха упоминается в ряде средневековых источников. Они не дают новых фактов, а только пересказывают Аммиана Марцеллина и Иордана. Имя Эрманарих встречается также в англосаксонской, германской и скандинавской поэзии. Впервые вспоминает Иордан об Эрманарихе (Германарихе, Герменрихе) всвязи с генеалогическим древом Амалов, представленого в качестве преемника Гебериха как nobilissimus Amalorum. Лордан сравнивает его с Александром Великим, кратко перечисляет его войны.

По датировке Т. Момзена, «государство Эрманариха» существовало в 350—376 гг. Вторжение гуннов в 375 году отчасти явилось причиной насильственной смерти правителя, прожившего 110 лет, согласно Иордану. При нём «готское государство» достигло наибольших размеров, и при его описании во время вторжения гуннов Аммиан Марцеллин использует выражение pagi late patentes et uberi, 0н не знает более точного определения. Информации об истинной протяженности «государства готов» нет.

После завоеваний Эрманарих правил всеми народами в Скифии и Германии. Среди народов, якобы подчиненных ему, Иордан называет ряд «северных племен», аборигенов Приазовья гелуров, племя росомонов, спорное в этническом определении, а также антов. Как в отечественной, так и в зарубежной литературе предпринимались попытки локализовать «державу Эрманариха», опираясь на список якобы покоренных им arctoi gentes (северных племен). Как уже отмечалось Е.Ч. Скржинской, перечень их, приведенный в § 116 «Гетики», свидетельствует о включении в текст неизвестного итинерария, а может быть, и двух источников.

Вполне допустимо, что этнический ряд, который попал в текст Иордана через Аблабия, принадлежит некоему Питеасу и отражает представление о торговом пути от Балтийского моря на восток к Уралу. В 330 году до н.э. предприимчивый купец из Массилии Питеас совершил морское путешествие от Гибралтара до восточного побережья Северного моря. Свои путевые впечатления Питеас изложил в дневнике, который в подлиннике до нас не дошел, но сохранился только в извлечениях многих греческих и римских писателей, например в 37-й книге «Естественной истории» Плиния. Поскольку в латинский текст «Гетики» включено греческое слово «arctoi», то можно предположить, что при составлении Аблабием древней истории готов сведения Питеаса могли быть извлечены им у одного из греческих авторов, возможно даже у Дексиппа. На вероятность того, что § 116 «Гетики» составлялся на основании дорожника, указывает и сравнение Эрманариха с Александром Македонским. Не исключено, что в основе его лежит знакомство Аблабия или Кассиодора с «Дорожником Александра» (Itinerarium Alenxandri), который был составлен около 340 г. в связи с персидским походом Констанция (337—361). Сохранился фрагмент, где говорится о покорении Александром Македонским народов от Меотиды до Балкан.

«затем воюя на правом море и по Евксину, перейдя Меотиду, уже на обратном пути напал на готов и также победил их в сражении…» — «…eximque cum, mari dextro perque Euxinum militans, Maeoti transmissa, jam remeans Gothos irruisset, eos quoque superat bello…» 

В частности, упоминается здесь и о столкновении с готами, что указывает на четкое представление автора итинерария (лат. itineror, — ari [iter] путешествовать) — жанр латинской христианской литературы, связанной с движением паломников с IV века н. э. Сведения о размещении племён готов в первой половине IV века в Приазовье. К сожалению, как путевые заметки Питеаса, так и «Itinerarium Alexandri» пока остаются вне поля зрения исследователей готской проблемы. Дальнейшая работа сейчас по сути сводится к определению источниковой базы труда Аблабия, так как именно ему, по мнению Р. Хахмана, принадлежит этот фрагмент, включенный в «Гетику». Кто был этот Аблабий, неизвестно. Сведения о нём, весьма скудные, сохранились только у Иордана. Аблабий был готом, или, как считает Р. Хахман, везеготом, но, по предположению Т. Момзена, писал на греческом или латинском языке. По мнению Й. Гримма, Аблабий был современником Кассиодора и Иордана. Л. Шмидт отрицал какую-либо возможность идентифицировать эту личность. В одном мнение исследователей единодушно: Аблабий черпал информацию для своих сочинений из готских героических легенд, преданий и народных песен.

Что же собой представляли arctoi gentes, покоренные Эрманарихом? К ним относились гольтескифы, тиуды, инаунксы, васинабронки, меренс, мордеис, имнискары, роги, тадзанс, атаул, навего, бубегены, колды. Обобщая многочисленные интерпретации этих этниконов, можно сказать, что наименее спорными в этом списке являются названия «меренс» (Merens), «морденс» (Mordens) и «имнискары» (Imniscaris). Они интерпретируются как финские племена меря (Merja), мордва (Mordvias), черемисы (Cheremis). Остальные племена исследователи ищут в самых различных регионах. Труднее всего объяснить первые два названия в списке Иордана: «гольтескифы» (Golthescytha) и «тиуды» (Thiudes). Так, «гольтескифы» идентифицировалось с западными готами, с жителями древней Скифии (П. Ф. Сум, А. Г. Снелман), галиндами (Й. Тунман, Б.А. Рыбаков), леттами (П.Й. Шафарик), эстонцами (Й.А. Линдстрем), кельтами (Й.Й. Миккола). Считалось, что название «тиуды» обозначает западное финское племя чудь, или что это готское слово Jiiuda (люди). В последние годы активно разрабатывается предположение Т. Гринбергера о необходимости объединения первых двух названий  «гольтескифы» —Golthescytha и «тиуды» —Thiudes. Имеются два варианта нового прочтения. Г. Шрамм предлагает название Gelthethiudes в значении «золотой народ» и локализует его на Урале в междуречье Чусовой и Белой, притоков Камы. Составное слово Scythathiudos предлагает И. Корканен, полагая, что оно является вводным словом в перечне arctoi gentes и суммирует его содержание, аналогично тому, как это делал Поллион: «Scytha- rum diversi populi…». Название «инаунксы» (Inaunxis) исследователи считают загадкой. Одни полагают, что это сарматское (П.Й. Шафарик) или финское (in Aunus — в районе Ладожского озера) племя (М. Шенфельд). По мнению Г. Вернадского, это не этническое наименование. Т. Гринбергер полагал, что готское слово inahsuggeis соответствует греческому ifiaSoßioi или άμά; οιχ.οι и обозначает тех, кто жил в повозках. На наш взгляд, вполне правомерно предположение И. Корканен, что это слово могло быть определением стиля жизни кочевых племён и добавлено оно в список как эпитет к тем названиям племен, которые идут дальше. Существует и несколько вариантов объяснения слова «васинабронки» {Vasinabroncas). Исследователи единодушно делят его на две части: Vasina и Broncas. Высказывались мнения, что это племя весь, живущее в районе Белого моря (К. Цойс, П. Й. Шафарик, Г. Вернадский, В. Томашек, Б.А. Рыбаков) и пермичи (А.Г. Снелман), что это Wiesenbewohner — жители лугов с роскошной травой, местами заболоченных (Т. Гринбергер, Г. Шрамм). Й. Й. Миккола считал также, что это имя относится к чувашам и болгарам, которые пришли на Волгу вместе с гуннами. Возможно, это слово являлось определением, характеризующим скифские народы в целом.

Такой же спорной является и идентификация «рогов» (Rogas). Исследователи, например Г. Шрамм, Л. Шмидт, В.Д. Барлевен, считали, что это неизвестное угро-финское племя жило вдоль восточных притоков Волги и за Уралом или дальше. Й. Марквардт выводил этот этникон от финского наименования Волги. Некоторые исследователи полагали, что «рогов» следует рассматривать как алано-славянское племя (Г. Вернадский) или связанное с роксоланами (П.Ф. Сум). Опираясь на исследование Гринбергера и материалы письменных источников, И. Корканен идентифицировала «рогов» Иордана с восточногерманским племенем ругов, ближайших родственников готов30. Б.А. Рыбаков связывает их с «ургами» Страбона.Некоторые учёные объединяют слово «тадзанс» (Tadzans) с предыдущим словом списка arctoi gentes и изменяют прочтение как Rogastadzans (А. Стендер-Петерсен, Л. Шмидт, В. Д. Барлевен), что понимается как «берег ругов» (Т. Гринбергер), или в другой интерпретации — «финнский народ» (М. Шенфельд). Исследователи, читающие это наименование отдельно, как «тадзанс», также дают ему разное толкование: Тазос, город в районе Херсонеса (П.Ф. Сум), гуннское племя (В. Томашек), языги (И. Корканен). X.Г. Портан и А. Стендер-Петерсея считают, что «атаул» (Athaul) — это болгары на Волге или на Дону. В. Томашек подразумевал под ним гуннское племя. Б.А. Рыбаков отмечает, что оно могло обозначать одно из авангардных гуннских племен. М. Шенфельд относил его к финскому народу. Согласно Т. Гринбергеру, «атаул» в переводе с готского — «род, поколение», а в контексте рассматриваемого списка — «род, связанный военной службой», или «дворянские люди». И. Корканен объединяет «атаул» с последующим названием списка «навего» в сочетании Atal Nave Goc и переводит: «(он подчинил) семью Гога, потомков Ноя». По её мнению, это словосочетание могло означать или начало, или конец перечня, выступать суммирующим атрибутом. Относительно названия «навего» (Navego) мнения исследователей также расходятся. «Навего» (Navego) идентифицируется П.Ф. Сумом и Г. Вернадским с наварами Птолемея, М. Шенфельдом с финским племенем. Й.Й. Миккола определял «навего» как народ северокавказских степей. Б.А. Рыбаков относит их к народам нахской группы.

Одним из наиболее неопределенных и противоречивых является толкование учеными наименования «бубегены» (Bubegenas). На наш взгляд, здесь представляет определенный интерес идентификация «бубегенов» с финнским народом (М. Шенфельд), певкинами (И. Корканен) и «бибранами» (Б.А. Рыбаков).

Имелись также различные попытки отождествить «колдов» (Goldas) с квадами (П.Ф. Сум), финно-уграми (М. Шенфельд) и кельтами (И. Корканен).

Таким образом, объяснение названий arctoi gentes у Иордана является неоднозначным и противоречивым. Оно не позволяет сделать конкретные выводы о границах «государства Эрманариха». В основном эти этнонимы тяготеют к районам Прибалтики, Поволжья, Приазовья и Балкан. Это скорее предполагаемый путь готов с севера на юг, включающий зоны локализации тех племён, с которыми они вступали в контакт в различные хронологические периоды. В литературе высказывалось предположение, что список arctoi gentes отражает освоение готами в северный период их истории, т.е. до II веке н. э., побережья Балтийского моря. На основании этнического списка arctoi gentes X. Вольфрам высказал предположение, что готы Эрманариха контролировали торговые пути, шедшие как в широтном, так и в меридиальном направлении к Северному, Северо-Западному Причерноморью и Боспору. Однако вряд ли можно согласиться с ним, что этот контроль носил характер протектората над теми территориями, через которые проходили эти пути. И хотя исследование Г. Шрама показывает, что этимология названий некоторых северных племён, якобы подчиненных Эрманариху, носит экономический характер, все же сам термин «протекторат» несколько модернизирует характер отношений внутри варварского мира IV века.

Б.А. Рыбаков высказал предположение, что, возможно, «подданные Эрманариха» являлись просто участниками днепровской торговли, платившими готам проездную плату. Но более вероятным он считает то, что этнический список arctoi gentes  отражает реальные контакты готов в процессе поиска ими водного пути из Венедского океана в Гирканское (Каспийское) море. Из текста «Гетики» видно, что готы Эрманариха были связаны с гелурами. Происхождение гелуров из области Меотиды неясно, и герулами — германцами, размещавшимися в III—IV вв. в Нижнем Подунавье.

По Иордану, гелуры были истреблены и покорены готами. Иордан сообщает, что Эрманарих «не потерпел, чтобы… племя гелуров, в большей части перебитое, не подчинилось в остальной своей части его власти»; «…по воле судьбы они также наряду с остальными племенами покорились… Германариху». Однако из этого текста не совсем ясно, идёт ли речь об истреблении (magna ex parte trucidam) гелуров именно готами, или подразумеваются значительные потери гелуров в одном из их походов III века в земли Римской империи.

Как сообщают источники, в 267—268 гг. коалицией варварских племён, куда входили и примеотийские готы, в балканские провинции империи был предпринят так называемый «греческий поход». Если верить выпискам из «Хроники» Дексиппа, сделанным Георгием Синкеллом, то руководили этим походом гелуры. «’Έλουροι, Exuϑixov εϑvoς περί ων Δέξιπκος іч χρονιχώνβ’» — гэлуры, скифский народ (племя), о них [упоминает] Дексипп в 12-й книге «Хроники». Может быть, с этого времени можно говорить о начале разногласий между готами и гелурами? Может быть, первоначально суть их заключалась в выборе различных направлений проникновения в империю. У примеотийских готов древние авторы отмечают тенденцию к вторжениям в восточные провинции, что учитывалось как римскими, так и византийскими императорами при решении вопроса о поселении готов на территории империи. В 376 году из части примеотийских готов, перешедших Истр, было сформировано два отряда, которые в качестве федератов должны были поселиться в провинции Азии.

Для той части готов, которая находилась под властью гуннов и в 386 году во главе с Одотеем оказалась у границ византийской империи, были выделены для поселения области Лидии и Фригии. Вероятно, перед «греческим походом» гелуры отвергли намерение готов, или, как Иордан говорит, «не хотели подчиниться власти» (subegeret dicioni), осуществить вторжение в восточные провинции империи. Впоследствии вплоть до гуннского нашествия гелуры, видимо, уже не могли быть конкурентами для готов, так как значительная часть их погибла в «греческом походе». Фраза Иордана «post Herulorum cede» переводится буквально как «после уступления места герулов». Скржинская переводит как «побоище», «поражение», рассматривая фразу «Гетики» «post Herulorum cede» как указание Иордана на нелегкую и значительную победу готов над гелурами.

Очень сложным является вопрос о том, какими были взаимоотношения у готов Эрманариха с антами. В ту часть «Гетики», где говорится о племенах, подвластных Эрманариху, Иордан вставил несколько фраз самого общего характера, из которых можно заключить, что между готами и антами, выступающими здесь под этнонимом «венеды», вначале существовали довольно напряженные отношения. Серьезные военные конфликты между этими племенами до прихода гуннов, видимо, отсутствовали. Угроза со стороны готов «применить оружие» (armo commovit), вероятно, не была реализована. Возможно, антам пришлось подчиниться тому, что готы стали их весьма беспокойными соседями. Не исключено, что они контролировали основные торговые магистрали, которыми анты были связаны с другими племенами. Иордан сообщает, что с вторжением гуннов между готами и антами произошел конфликт.

Ввиду этого перед исследователями неизбежно вставали два вопроса: почему именно с приходом гуннов между готами и антами вспыхнула война и почему Иордан рассматривал ее как начало освобождения готов от гуннов? «…Амал Винитарий… с горечью переносил подчинение гуннам. Понемногу освобождаясь из-под их власти… он двинул войско в пределы антов..   До настоящего времени внимание обращалось преимущественно на характер межплеменной борьбы между готами, гуннами и антами. Состоянию внутриплеменных противоречий среди самих примеотийских племён готов уделялось недостаточное внимание. Сообщения Аммиана Марцеллина и Иордана показывают, что готы Эрманариха в IV веке, вероятно, подразделялись на несколько частей. До сих пор идут споры о том, когда это произошло: до вторжения гуннов или после. Большинство исследователей разделение примеотийских готов связывают с наступлением гуннов и со смертью Эрманариха. Можно предположить, что какая-то их часть задолго до натиска гуннов постепенно уходит, отделяется (cautius discedentes) от основной массы и подходит к Днестру (pervenerunt ad amnem Donastiuni), остановившись на Балканах недалеко от готов Атанариха. Часть этнического состава группы гота Алафея и алана Сафрака с момента появления гуннов на готской земле до объединения её с придунайскими готами Фритигерна. Именно эту часть готов повёл через Петр в империю в 376 г. Алафей — регент малолетнего короля Витериха. Эти готы были связаны с аланами, хотя не вполне ясно, когда и где состоялось их сближение: на Балканах или еще в Меотиде. Однако регентами Витериха были одновременно гот Алафей и алан Сафрак. В источниках эти arbitrio regebatur Vithericus Greuthungorum («опекуны короля грейтунгов Витериха») всегда упоминаются вместе.

Алафей… и Сафрак вожди опытные — «Alatbeus… et Safrax, duces exorcili…» (Amm. Marceli. XXXI. 3, 3); часть их с Алафеем и Сафраком — «pars eorum cum Alatheo et Saphrace…» (Ibid. 12, 12); конница готов во главе с Алафеем и Сафраком -«…equitatus Gothorura cum Alatheo reversus et Saphrace» (Ibid. 12, 17); Алафей и Сафрак с остальными полчищами — «Alatlieus et Safraccum residuis copiis» ( Iord. Get. 141).

Иордан называет Беремуда отцом Витериха. Согласно генеалогии Амалов, созданной Кассиодором, Беремуд являлся внуком Эрманариха, одним из сыновей Гунимунда. Интересно предположение К.А. Экхардта, что Беремуд относится не к Амалам, а к Балтам и была дочерью, а не сыном везегота Торисмуда.  Торисмуд же был сыном везегота Теодорита, а не острогота Гунимунда.

По Аммиану Марцеллину, отцом Витериха был Витимир. В историографии готского вопроса существует «проблема Витимира». Она сводится к следующим вопросам. Во-первых, был ли Витимир Амалом, или он принадлежал к другому роду готов? Амалом его считают X. Вольфрам и Р. Хахман. Вслед за X. Розенфельдом Р. Венскус отрицает эту версию, а Л. Варади видит в Витимире представителя готского (?) рода росомонов. Во-вторых, если Витимир принадлежал к Амалам, то был ли он сыном Эрманариха? Большинство исследователей считает, что подобного родства не могло быть. В-третьих, как связаны между собой Витимир Аммиана Марцеллина и Винитарий Иордана? Ф. Альтхайм, К.А. Экхардт, X. Вольфрам отождествляют их, считая, что Винитарий — это прозвище короля готов Витимира. По мнению Е.Ч. Скржинской, у Витимира было прозвище «Вандаларий». Линия родства Витериха, Беремуда, Витимира была бы не так уж существенна, если бы не следующее обстоятельство: Иордан дважды указывает, что Беремуд «пренебрёг племенем остроготов» (contempta Ostrogotharum gente) из-за (propte) гуннов. В противоположность Иордану Аммиан Марцеллин сообщает, что Витимир опирался на некоторую часть гуннов и даже имел наемников из их среды и воевал с аланами.

«Витимир, избранный царём, оказывал некоторое время сопротивлении аланам, опираясь на другое племя гуннов, которых он за деньги привлек к союзу с собой» — «…rех Vithimiris creatus restitit aliquantisper Haianis, Hunis aliis fretus quos mercede sociaverat partibus sui?» (Marceli. XXXI. З, 3).

В литературе неоднократно ставился вопрос, с какими гуннами вступили в союз готы Витимира. Ф. Альтхайм высказал предположение о том, что союзные готам Витимира гунны идентичны хунам Птолемея и что хуны Птолемея являлись той небольшой частью гуннов, которая ушла от основной массы своих соплеменников и продвинулась в Северное Причерноморье уже во II веке.  Здесь хунны вступили в союз с аланами, на что указывает ещё одно свидетельство Птолемея: «…μεταξύ δε Βαστερνών χα! ‘Ρωξολανών Xoüvot» …(между бастернами и роксоланами [живут] хуны). Следуя за Ф.А. Альтхаймом, Л. Варадп предположил, что хуны оказались союзниками готов Витимира случайно, невольно, так как через области их расселения лежал проход гуннов и аланов-танаитов к готам Витимира, а с готами Витимира хунов связывали дружеские отношения.

А.Д. Удальцов полагал, что хуны Птолемея относятся к алано-сарматским племенам, локализуемым во II в. н.э., вероятно, между Нижним Днестром и Нижним Днепром. Объединение Алафея—Сафрака после 376 года представляло собой смешанное гото-алано-гуннское формирование.

Аммиан Марцеллин при описании группы гота Алафея и алана Сафрака чаще всего употребляет глагол «permiscere» (смешивать, присоединять) или прилагательное «permixtus» (смешанный). См., напрямер: Аmm. Marceli. XXXI 12, 17: «manu permixta» (смешанный отряд); Ibid. 16, 3: «At Gothi Нunnis Halanisque permixt…» (к готам присоединились гунны и аланы.)

Вероятно, до гуннского вторжения некоторая часть готов Эрманариха постепенно продвигалась к Днестру. При первом натиске гуннов туда же к Днестру уходит Витимир. Аммиан Марцеллин показал, скорее всего, приближение к границам империи именно этой «второй волны» примеотийских готов Витимира. Возможно, здесь произошло их слияние, и после 376 года они уже упоминаются в источниках как объединение Алафея—Сафрака. Кроме того, Иордан сообщает, что ещё одна часть готов, во главе с Винитарием, после 375 года, «понемногу освобождаясь» (paululum subtrahens), уходит, отделяется от основной массы готов, находящихся под властью гуннов.

Оставшиеся в Приазовье готы во главе с внуком Эрманариха Гезимундом, вероятно, оставались зависимыми от гуннов и появились с ними на Балканах. Существует мнение, что упоминаемый Иорданом предводитель готов Винитарий не является реальной исторической фигурой, а лишь эпическим героем. Считают, что имя Винитарий («победитель венедов») является прозвищем Эрманариха?. В настоящее время в историографии готской проблемы всё более настойчиво проводится идея, что Винитарий — это прозвище Витимира, упоминаемого Аммианом Марцеллином.

Таким образом, если принять во внимание, что среди готов Эрманариха не было достаточного единства, то становится ясным, почему конфликт между готами и антами вспыхнул именно в связи с приходом гуннов. Готы во главе с Винитарием, отходя на запад, пытались обойти союзных гуннам готов Гезимунда. Они, вероятно, закрывали традиционные пути движения готов на Балканы, что вынудило Винитария провести отступление по другой дороге, которая, вероятно, проходила через земли антов» (in Antorum fines) славянские племена. Это могло быть в том случае, если бы у нас были свидетельства, подтверждающие, что до вторжения гуннов готы Эрманариха и анты жили автономно. В процессе этого вынужденного продвижения по населенным антами районам и произошли столкновения. В первом сражении Винитарий «был побежден» (siiperatus), но в дальнейшем Винитарий распял короля антов Божа с семьюдесятью старейшинами. Следы этого конфликта сохранились не только в славянском, но и в готском эпосе.

Из «Слова о полку Игореве»: «Се бо Готскыя красныя девы вспеша на брезе Синему морю. Звоня русским златом, поют время Бусово, лелеют месть Шароканю».

Винитарий был разбит королем гуннов Баламбером у реки Эрак (Фасис, ныне Риони) в Закавказье, а оставшейся части его племени, вероятно, все же удалось отойти на запад. Это подтверждается Зосимом, который отмечает, что в 386 году к Истру подошло «скифское племя… местные варвары называли их грогингами «(…έθνος ν. Σκυϑικόν … sxαiоwv δε Γροϑίγγους αύτοός οι ταύτη βάρβαροι). Если верить сообщению Зоснма, то это племя пришло к границам империи из весьма отдаленных областей. Прежде чем прийти к берегов Истра, они «прошли лежавшие в середине варварские земли» (оιαορααόντες του; εν μεσψ βαρβάρους παρ’ αυτήν έληλύϑαοΐ…). На основании свидетельств Иордана можно говорить о том, что готы Эрманариха были связаны с росомонами. Характер этих связей точно не определяется. Как сообщает Иордан, росомоны были союзниками готов, весьма ненадежными (gens infida). Накануне вторжения гуннов между готами и росомонами возник конфликт. Вождь росомонов расторг союзные отношения с Эрманарихом, и за это «коварное отделение» (traudulento discessu) страшной казни подверглась жена этого вождя — Сунильда. В литературе высказывалось предположение, что Сунильда — это жена готского вождя Алафея. Ее братья Сар и Аммий отомстили Эрманариху за смерть сестры, тяжело ранив его в бок. Выяснение достоверности или, наоборот, сомнительности приводимого Иорданом рассказа о конфликте между готами и росомонами во многом зависит от определения этнической принадлежности росомонов. Предпринимались попытки отождествлять их с роксоланами, с германским племенем герулов. Л. Варади и Р. Венскус относят росомонов к готам, а Л. Шмидт считал их эпическим племенем. Высказывалось и предположение о праславянской принадлежности племени росомонов. Но пока этот вопрос остается спорным.

Итак, в литературе по готской проблеме чаще всего под «государством Эрманариха» понимается существовавшее в Северном Причерноморье до 375 года объединение нескольких племён во главе с готами. Этот союз якобы сохранял свою стабильность и устойчивость вплоть до вторжения гуннов. Однако вся история готов III—IV веков показана античной и средневековой традицией как непрерывный процесс образования и распада различных племенных формирований, состав которых постоянно менялся. Зачастую те племена, которые одно время были союзниками (socii) готов, затем превращались в их ненавистных врагов. Так было с вандалами, которые в первой половине III века неоднократно действовали против римской империи вместе с готами, но в конце III века готы объединяются с гепидами против прежних друзей-вандалов, а в 30-е годы IV века готы им наносят сокрушительный удар. Среди древних авторов «государству Эрманариха» значительное место уделяет лишь Иордан. Аммиан Марцеллин один раз упоминает этого предводителя в связи с вторжением гуннов в его «широко открытые и плодородные районы» (late patentes et uberes pages).

Возникает вопрос: если в IV веке в Северном Причерноморье действительно существовало такое сильное объединение, возглавляемое готами, каким его представляет Иордан, то почему же в таком случае о нём молчат остальные авторы, в том числе и византийские? Не исключено, что в IV веке какую-то часть готов действительно возглавлял Эрманарих. Где жили эти готы, неизвестно. Иордан сообщает, что гунны «подступили к границам готов» (Gothorum finibus advenorunt). Но трудно даже предположить, где могли проходить эти границы.

По всей вероятности, области расселения готов Эрманариха находились на периферии варварского мира. Они, видимо, жили довольно обособленно от окружающего их цивилизованного мира и не были в такой зависимости от взаимоотношений с Византийской империей, как везеготы. И возможно, устное готское предание сохранило имя «благороднейшего из Амалов» Эрманариха не из-за того, что он создал могущественную «державу», а потому, что при нём сохранялись племенные традиции.

Как отмечает Иордан, Эрманарих заставил повиноваться «своим законам» (suis legibus). В устном готском предании Эрманарих, видимо, занимал такое же место, как и предводитель придунайских готов Атанарих, который также призывал готов жить по законам предков. И не случайно поэтому, что, так же как Исидор Севильский, ведущий происхождение «королевства» везеготов от Атанариха, Кассиодор и Иордан выделили Эрманариха как основателя «королевства» остроготов. Руководствуясь политическими соображениями, и прежде всего стремлением возвеличить готов, Кассиодор и Иордан изложили предание о нём, наполнив его таким содержанием, которое вполне соответствовало соответствовало бы современным им представлениям, штампам, принятым в VI веке при написании origo gentes.

Следовательно, если античная и средневековая письменная традиция и даёт основание предполагать историческую реальность одной из родовых групп готов во главе с Эрманарихом, то тем не менее в ней нет каких-либо свидетельств, утверждающих господство этого вождя над областями между Меотидой и Карпатами, Чёрным и Балтийским морями.

Таким образом, анализ письменных источников позволяет в настоящее время с достаточной определенностью сделать только один вывод: традиционная концепция «государства Эрманариха» уже не может быть признана адекватной комплексу свидетельств древних авторов об этом «государстве». В то же время современная источниковая база ещё не позволяет построить качественно новую и вполне доказуемую концепцию. Однако в фундамент построения этой концепции уже со значительной уверенностью можно включить следующие положения.

У готов Эрманариха были различные взаимоотношения с теми или иными этническими общностями. Это объясняется, видимо, в значительной степени тем, что среди самих готских племён не было достаточного единства. Отсутствие прочных внутренних связей у них проявляется ещё до гуннского вторжения. Можно предполагать наличие нескольких родовых групп в готском племени Эрманариха, каждая из которых имела свою сферу контактов с другими племенами. Одна часть готского племени Эрманариха общалась преимущественно с антами, другая — с росомонами, третья — с герулами и аланами.

В силу отсутствия внутреннего единства среди готских племён «государство Эрманариха» не было достаточно целостным образованием. Поэтому готы и не могли быть связующим центром по отношению к другим племенам. Характер «государства Эрманариха» и изменения в структуре взаимоотношений готов с другими варварскими народами становятся более понятными, если, основываясь на анализе письменных источников, особо выделить вопрос об отсутствии прочных внутренних связей прежде всего у самих готов Эрманариха и существовании нескольких родовых групп готского племени. 

Буданова В. П. Готы в эпоху Великого переселения народов.— М.: Наука, 1990. Глава четвертая. Готы в Северном Причерноморье и на Балканах в IV веке.  2. Готы Эрманариха.

Далее…  3. Готы в канун гуннского вторжения

Готы в канун гуннского вторжения
Готы в Северном Причерноморье и на Балканах в IV веке.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*