Понедельник , 25 Июнь 2018
Домой / Античное Средиземноморье / Древние авторы о германских племенах — готах

Древние авторы о германских племенах — готах

В специальной литературе анализ письменных свидетельств о готах имеет уже большую историю и значительную традицию, однако такой вопрос, как место готов в системе этнических представлений древних авторов о варварских, в том числе и германских, племенах, до сих пор остается вне исследовательского поиска. Мне представлялось целесообразным с помощью этнического лексикона письменных источников проследить, уделяли ли древние авторы готам исключительное внимание, как это пыталась утверждать буржуазная историография, или интерес к ним был таким же, как и к другим германским племенам, беспокоившим Римскую и Византийскую империи на протяжении четырех столетий.

Многочисленные дискуссии вокруг этнической интерпретации Археологической культуры черняхов — Сынтану-де-Муреш  и Черняховской культуры вызваны прежде всего различиями в определении историками по данным письменных источников этнической принадлежности населения Северного Причерноморья и Подунавья в III—IV вв. и тем, что изучение истории отдельных племён и народов по письменным свидетельствам зачастую ведётся изолированно от включения в научный оборот комплекса этнических представлений древних авторов. Отсюда споры о ведущей роли того или иного народа на территории Северного Причерноморья и Подунавья в событиях начала Великого переселения народов.

Исследователь Ю. В. Кухаренко утверждал, что Черняховская культура развилась из скифской. Генетическая связь их обосновывалась сходством погребальных обрядов, близостью керамических форм и совпадением территории. Черты отличия, по мнению Ю. В. Кухаренко, обусловило в основном воздействие провинциальноримской культуры

Этнический лексикон письменных источников состоит из названий следующих племён: скифских, синдо-меотских, германских, алано-сарматских, фракийских, македонских, иллирийских, славянских, финно-угорских, кавказских, индийских, кельтских, иберийских, рето-этрусских, италийских, греческих, армянских, малоазийских, семито-хамитских, тюркских, африканских племён.

В источниках встречаются также значительная группа мифологических наименований, названия племён недостаточно изученных или спорных в плане этнического определения, а также такая группа этнонимов, в которых трудно видеть обозначение этноса и которые более походят на топонимы.

В античных источниках, представлены собирательные названия — скифы, германцы, эллины, римляне и т.д. Номенклатура племён и народов в письменном материале показывает противоречивость этнических представлений древних авторов, которые не всегда оставались свободными от традиции. Многие историки не всегда относились столь строго к названиям различных племён, как нам бы этого хотелось. Их этническая парадигма в целом была статична и отличалась тяготением к архаической терминологии, а этниконы далеки от идеала в смысле строгости определения, связности и однозначности.

В то же время наряду с тенденцией к привычности в этнических характеристиках варварских народов прослеживается стремление к обновлению этнического словаря исторических сочинений по мере расширения общения с германцами, в том числе и с готами. Уместно подчеркнуть следующую характерную особенность наших источников. С одной стороны, круг этнонимов для каждого конкретного отрезка времени очень подвижен: в одних случаях он расширяется, в других сужается. Причины этого могут быть самые различные. С другой стороны, в каждом столетии при видимой подвижности этнонимов внимание древних авторов сосредоточено на отдельных этнических названиях.

В материалах письменных источников II века н.э. преобладают иллирийские, кавказские, италийские, фракийские, кельтские этнонимы, а германских всего тридцать семь и содержатся они в сочинениях древнегреческого учёного Клавдия Птолемея (ок. 100 — ок. 170 г.), Флора, Аппиана, Элия Геродиана, Ампелия, Дионисия Периегета, древнегреческого историка Арриана (ок. 95 — ок. 180 н.э.), знатока римской архаики Авла Геллия (ок. 130 — 170 г.г.).

Среди них одно из первых упоминаний о готах встречается у Клавдия Птолемея — Γόθωνες. Из тех германских племён, сведения о которых встречаются у Аппиана, Флора, Птолемея, Арриана, Авла Геллия, Дионисия Периегета, Элия Геродиана, Ампелия, не только готы, но и такие германские племена, как бастарны, гермундулы, бургундионы, маркоманны, свевы, сугамбры, кимвры, квады, саксы, лангобарды, привлекают внимание древних авторов в дальнейшем вплоть до конца VI века.

Свидетельства о готах в III веке, несмотря на приближение этих племён к границам Римской империи и постоянные вторжения в её пределы, менее часты, чем, например, о таких племенах, как колхи, тавры, персы, армяне,  гипербореи. Описания многих варварских народов переходят из сочинения в сочинение и для авторов III века являются своего рода составной частью литературной традиции. В некоторых случаях традиционные представления становятся более широкими и точными. Поэтому исследователю, работающему с материалом письменных источников, важно учитывать не только частоту, повторяемость каких-либо данных о том или ином племени, но и отличать племена по характеру и объёму информации. Указанное обстоятельство особенно нужно учитывать при изучении истории готов, так как многие трудности исследования этого вопроса связаны именно с тем, что эти два момента не разграничивались.

Однако на фоне других этнонимов, которые представлены в письменных источниках III века, больше всего германских. Это не случайно, так как начиная уже со II века Римская империя постоянно испытывает вторжения германских племён, которые становятся из всех народов обширного варварского мира наиболее опасными и чаще других напоминают империи о себе.

В источниках III века мы встречаем упоминания о германских племенах, уже известных из сочинений авторов II века — хаманы (XII paneg. lat. VIII (V), 9; Lat. Ver. 13); гермундулы (Dio. Cass. LV. 10, 2; Lat. Ver. 13);  хатты (нем. Chatten [ˈxatən], лат. Chatti) — древнегерманское племя, жившее в верховьях Лана (приток Рейна), Эдра (приток р. Фульды) и Верры. Сегодня это территории Нижнего и Верхнего Гессена (Германия).(Dio Cass. LIV. 33, 2, 4; 36, 3; Lat. Ver. 13).  треверы — галльское племя, жившее по обоим берегам Мозеля, главный город Трир. (XII paneg. lat. VIII (V); семноны (Dio. Cass. LXVII. 12, 5; LXXII. 20, 2); наристы (Dio. Cass. LXXII, 21, 1); буры (Dio Cass. LXXVI. 18, 1; LXXIII. 2, 4; 3, 1-2; LXVIII. 8, 1); тубанты (Lat. Ver. 13); амброны (Dio. Cass. XLIV. 42, 4; L. 24, 4); херуски — древнегерманское племя, восточной группы древнегерманских племён. Название херуски от hairu — меч. Тотемное название «люди оленя». (Dio. Cass. IV. 33, 1; V. l, 2; LVI. 18, 5; LXVII. 5, 1); тенктеры (Dio. Cass. LIV. 20, 4; XXXIX. 47, 1); хавки (Dio. Cass. LIV. 32, 2; LX. 8; LXI. 30, 4); бруктеры (Lat. Ver. 13; XII paneg. lat. VIII (V). 18); лугии — крупное племенное объединение, упоминаемое римскими авторами между 100 г. до н. э. и 300 г. н. э. в Центральной Европе — к северу от Судет в бассейне Одры и Вислы.(Dio. Cass. LXVII, 5, 2); усипеты Dio. Cass. LIV. 32, 2; 20, 4; 33, 1; XXXIX. 47)

В источниках III века мы встречаем упоминания о новых объединениях германцев — ингевоны (Jul. Solin. 19, 20); ютунги (Dexipp. fr., 23; XII paneg. lat. VIII (V). 10; XI (III). 10; Lat. Ver. 13); армалаусины (Lat. Ver. 13); убий (Dio. Cass. LXXII. 3, 1; XXXIX, 48, 4); вандалы (Dio. Cass. LXXIII. 2, 4; LXXVIII, 20, 3; Dexipp. fr. 23, 24; Lat. Ver. 13; XII paneg. lat. XI (III), 17; аламанны (Dio. Cass. XXVII. 13, 14, 6; 15, 2;); тайфалы (Lat. Ver. 13; XII paneg. lat. XI (III). 17); гепиды, тервинги (XII paneg. lat. XI (III). 17); скиры (Lat. Ver. 13; Aelian. Natur. III. 33; IV. 59); франки (XII panege lat. XI (III). 5, 7; VIII (V). 18; Lat. Ver. 13); рути (Lat. Ver. 13); герулы (Lat. Ver. 13; Dexipp. fr. 7; XII paneg. lat. X (II), 5); лакринги (Dio. Cass. LXXII. 11, 6; 12, 2).

Круг германских этнонимов III века расширяется более чем вдвое. Сообщения о них содержатся в основном в трёх источниках III века, особенно много новых названий в «Римской истории» Диона Кассия, который осмыслил и обобщил сведения о германских племенах рубежа II—III веков. Его сочинение обладает исключительной ценностью, так как автор был наместником Верхней Паннонии, граница которой выходила к варварским территориям, и, несомненно, являлся достаточно осведомленным о передвижениях германцев в первой четверти III века.

В 297 году при Диоклетиане был составлен список племён и этнических групп (Nomina provinciarum omnium — так называемый Laterculus Veronensis), в который вошли известные римлянам к этому времени варварские племена, в том числе и германские. Новые германские этнонимы появляются также в панегирике, произнесенном в 291 году 21 июля по случаю дня рождения Максимиана Августа. Причём для некоторых этнических названий, появившихся в письменной традиции III века, характерно то, что их употребляют латинские и греческие авторы на протяжении трёх веков, до VI века включительно.

Особенно пристальное внимание древние авторы уделяли лакрингам, вандалам, в том числе ветви этого племени — асдингам, аламаннам, франкам. Римские и византийские историки называют в своих сочинениях также гепидов, герулов, тайфалов. Менее часто, но постоянно упоминаются в источниках вплоть до VI века включительно скиры и ругии.

Большинство из германских этниконов, представленных в письменной традиции III века, затем вошло в Певтингеровы Таблицы, отражающие этногеографические знания, и было использовано такими биографами «Истории Августов», как Вописк, Капитолии, Поллион, Спартиан.

Часть германских этононимов была включена в список середины IV века, составленный до гуннского нашествия, который содержало «Землеописание» Юлия Гонория. Таким образом, общая тенденция античных авторов III века — это переключение внимания на германские племена. Однако оно не было сосредоточено на одних готах. В источниках III века содержится большая группа названий племён, которые, к сожалению, не поддаются идентификации с какими-либо народами. В какой-то мере они лишь могут подтверждать факт продвижения к границам империи новых масс варваров.

С IV века интерес историков к готам растёт, что особенно заметно в сравнении с тем вниманием, которое уделяется другим германским племенам. Н С  IV века о готах пишут гораздо чаще. В сочинениях IV века можно встретить рассказы или упоминания почти о всех германских племенах, которые уже представлены в историографии предшествующих веков, однако включаются и новые. Так, на Певтингеровых таблицах помещены варии и креепстины (Tab. Peut. Gol. 612—613).

Биограф Марка Аррелия Капитолии, а также Евтропий и Аммиан Марцеллин называют виктуалов. Именно в источниках IV века впервые встречаются такие названия готов, как грейтунги (Grutungi, Greuthungi, Gruthungi), остроготы (Ostrogothi, Austrogoti) и визи (Visi). Я не ставлю своей целью проследить развитие и обновление этнической карты этого времени и выяснить все вопросы, связанные с её изменением. Однако хотелось бы отметить, что у биографов «Истории Августов» Аврелия Виктора и Епифания определения этнические часто заменяются топонимическими (остийцы, фессалоникийцы, виенты и т.д.).

Наряду с исторически засвидетельствованными племенами и народами часто можно встретить упоминание некоторых германских племен, о которых молчат историки как предшествующих, так и последующих веков — креепстины, варии (Tab. Peut. Col. 612—613); виктуалы (SHA. Mär.Antonin. 14. 1; 22.1;) .

В материалах письменных источников V века преобладают кавказские и мидийские этнонимы. Не уступает им в разнообразии и перечень названий германских племён. Авторами используются этнонимы, как уже введенные ранее в литературу, так и новые —  кеманы, керозы, кондурсы, эбурны (Oroś. VI. 7, 14); трибоки, эвдусы (Oroś. VI. 7, 7); тюринги (Malch. Fr. 23; Eugipp. V. Sev. XXVII. 3; XXXI. 4; Sidon. Appol. Carm. VII. 323).

В источниках VI века круг германских этнонимов снова резко изменяется. Начиная с Иордана, круг германских этнонимов расширяется более чем в два раза. Иордан называет значительное число германских племён, не встречавшихся в источниках до сих пор. Он приводит этнонимы — адогит,  скререфенны, суэханс, ахельмия, фервир, бергио, вагот, тевсты, финнаиты, лиотиды, гаутиготы, виновилот, отингйс, светиды, эрагнариции, раумариции, миксы, евагры, арохи, аугандзы, грании, тэтель, евниксы, относящиеся к группе племен Скандзы, называет ряд других германских племен — ульмеруги, видиварии, туркиллинги.

При этом отделить в «Гетике» Иордана вымысел от подлинных этнографических свидетельств не всегда представляется возможным.

В сочинениях  историков VI века имеется также группа этнонимов, упоминаемых древними авторами прежде. И здесь особенно пристальное внимание обращено к готам, вандалам, аламаннам, лангобардам, бургундионам, гепидам, франкам, герулам, свевам, саксам, асдингам.

Таким образом, германская этнонимия в письменных источниках необычайно подвижна. В сочинениях античных и ранневизантийских авторов некоторые германские племена отмечены лишь эпизодически, но только немногие из них продолжают привлекать пристальное внимание, а именно те, которые зафиксированы с III веке.

Наибольшее количество источников, содержащих самые разные как по объему, так и по характеру информации сообщения о готах, относится к IV веку. Наблюдая общую тенденцию, начало которой положено авторами III века, — переключение внимания на германские племена, можно отметить, что направлено оно было не только на одних готов. Преобладание их среди других народов, названных в письменных источниках, оказывается далеко не очевидным даже на исключительно германском фоне. Номенклатура наименований германцев в сочинениях древних весьма многообразна. С одной стороны, она показывает противоречивость представлений их авторов об этих племенах вообще, не всегда свободных от традиций. Это проявлялось в неточностях названий, статичности и в тяготении к архаической терминологии. Названия племён в их сочинениях далеко не всегда этнически однозначны.

Из письменных источников не всегда ясно, с чем мы имеем дело: с обозначением группы родственных племён, с наименованием племенного союза, куда могли входить и негерманцы, с именем племенным в собственном смысле слова или с названием родовой группы. С другой стороны, прослеживается и тенденция к обновлению этнического словаря исторических сочинений по мере расширения общения Римской, а затем и Византийской империй с германцами.

Эволюция этнических представлений о германских племенах в позднеантичном и раннесредневековом мире проходила в несколько этапов. Уже за два столетия до начала Великого переселения народов, т.е. на протяжении I века до н. э.—I века н. э., в римском образованном обществе шёл процесс обновления и накопления знаний о северных странах и народах, выработанных предшествующей греческой и римской исторической традицией.

Непосредственным толчком явились покорение Юлием Цезарем Галлии и возрастающий напор германских племён на северные границы Римской империи. Отличительная особенность этого этапа состоит в том, что расширение этнических представлений римлян о германцах шло параллельно с расширением границ самого римского государства.

Следующей ступенью был начальный этап Великого переселения народов, занявший II—IV вв., когда из всех народов обширного варварского мира именно германцы становятся самыми опасными для римлян. Начиная со II века н.э. германцы вплотную приблизились к границам Римской империи. Новую этническую информацию о них римляне получали как в процессе многочисленных вторжений этих племен в империю, так и в результате постепенного расселения их в её пределах.

Германцы уже не являлись возможными врагами Римской империи, а представляли для неё зримую и вполне реальную угрозу. Может быть, именно поэтому новая этнонимия германских племён встречается в основном в сочинениях, преследовавших более или менее практические цели и составленных очевидцами событий. Большую часть неизвестных римлянам названий даёт «Римская история» Диона Кассия, которая явилась для своего времени энциклопедией подобных этниконов.

Следующий этап в расширении этнического разделения германских племён совпадает со вторым периодом Великого переселения народов (IV—VI веков). Нашествие гуннских кочевников вновь сдвинуло с места ряд этнических групп, принуждая их к движению на Запад. Этнографическая карта Европы снова претерпевает серьезные изменения. Однако в сочинениях византийских авторов этого времени новые германские этниконы практически не встречаются. Авторами используются этнонимы, вошедшие в обиход уже в предшествующие столетия.

Противоположная картина — появление новых германских этниконов наблюдается в раннесредневековой латиноязычной литературе, прежде всего в сочинениях представителей варварских королевств, образовавшихся после крушения Западной Римской империи. Начиная с VI века в условиях сложных экономических, политических, культурных, дипломатических и военных отношений с Византией и другими племенами и народами эти государственные образования варварские королевста объективно были поставлены перед необходимостью исторически обосновать правомерность подчинения им римлян. В связи с этим появляются сочинения, посвященные происхождению и истории различных германских племен: готов, франков, лангобардов, свевов, вандалов. В этих Origine gentes содержится значительное число германских этниконов, не упоминаемых прежде в сочинениях древних.

На заключительном этапе Великого переселения народов представления об этнонимах германских племён основывались в основном на предшествующих знаниях, тем более что в это время — в VI—VII веках в центре внимания находятся уже не германцы, а славянские, тюркские и финно-угорские племена.

Буданова В. П. Готы в эпоху Великого переселения народов.— М.: Наука, 1990.  Глава вторая. Истоки письменной традиции о готах.
1. Готы в системе этнических представлений древних авторов о германских племенах

Далее… Античные и раннесредневековые наименования готов

Появление готов в Северном Причерноморье и на Балканах
Трулли Альберобелло

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*