Суббота , 18 Май 2024
Домой / Мир средневековья / Татарское нашествие

Татарское нашествие

Евграф Савельев
История казачества с древнейших времён до конца XVIII века.

Историческое исследование в трёх частях.
Часть І. Предки казачества.

Глава 11.
Татарское нашествие.

Современная историческая наука нас учит, что в политической, как и в естественной истории, нет скачков. Катастрофы и неожиданности составляют лишь исключения; но эти неожиданности, если вдуматься внимательней в ход исторических событий, то нетрудно увидеть, как долго, упорно и последовательно, неумолимой логикой событий  готовятся они и потом вдруг разражаются над политической жизнью народа в виде катастроф и страшных переворотов, иногда совсем изменяющих географическую карту стран. Исторические события текут, как река, тянутся закономерно, одно за другим, как звенья одной гигантской цепи. На этом законе основана вся, ныне признаваемая за истину эволюционная теория. На ней теперь сошлись исследователи как естественной, так и политической истории, живой и мертвой природы и всего человечества.

Кроме последовательной связи, исторические события отличаются также своею периодичностью, наклонностью к повторению и закономерностью.

 

Аттила — вождь гуннов. Художник Эжен Делакруа

Волжанин Аттила, подчинив своей власти все народы Восточной Европы, с полумиллионной армией двинулся на запад и на Каталаунской равнине дал сражение народам, сошедшимся с берегов Атлантического океана и Средиземного моря. Эта гигантская битва, однако, не решила спора народов востока и запада Европы. Западные союзники отступили, очистив путь для Аттилы к западной столице мира – Риму.

Спустя много веков новый Аттила – Наполеон с такой же полумиллионной армией, составленной из двадцати народов запада, двинулся на восток и на полях Бородинских 26 августа 1812 г. дал сражение народам востока, сошедшимся с берегов Ледовитого океана, Каспийского, Чёрного и Азовского морей, Сибири, Урала, Кавказа, Дона и Терека. Бородинская битва осталась нерешительной: французы, по словам Наполеона, показали себя в этой битве достойными побеждать, а русские признаны непобедимыми. Но русские все-таки отступили, очистив путь Наполеону к восточной столице Европы – Москве.

Таких примеров в истории народов множество, и в каждом из них всегда следует искать причинную связь.

Народы и государства не падают с неба, а подготовляются к выступлению на историческое поприще целыми веками и даже тысячелетиями. Первые звенья гигантской цепи исторических событий, вызвавших завоевание Руси монголами, были скованы ещё задолго до появления русского государства на сцене всемирной истории.

Русские и вообще славяне унаследовали от предыдущих событий, от нынешней родины и древнейшей прародины многое, что доныне влияет на современную и дальнейшую историю нашего отечества.

Древнейшую взаимную вражду Рима и Греции русские унаследовали от греков, а западные народы — от римлян.

Русь получила в древние времена семена цивилизации из Азии и христианство со всеми его обрядами из Греции, между тем как Италия, Испания, Франция, Англия и Германия, образовавшиеся из римских провинций, благодаря долговременному и ближайшему соседству Рима, наибольшей густоте населения и отдаленности от Азии, унаследовали цивилизацию и вообще науки и искусства от римлян и скорее других создали крепкие государства, существующие до настоящего времени.

А.С. Пушкин в «Песнь о вещем Олеге»:
«Победой прославлено имя твое:
Твой щит на вратах Цареграда»

Древние договоры Руси с греками указывают, что главная цель этих договоров состояла во взаимной военной помощи. Русские обязаны были посылать в Грецию вспомогательные войска. В самой Византии почти всегда часть войск была из русских; они жили у крепостных ворот, называвшихся русскими – Pyli Rhusii, Melandesia. На этих воротах, вероятно, и был русский герб – щит Олега. Русские мелкие князья, не имевшие уделов, и многие бояре служили военачальниками – «темниками» в Византии, называвшихся «темами».

Под собственным именем русских или под именем наёмников варягов русские составляли личную гвардию византийских императоров и участвовали почти во всех их походах. В походе на Крит в 902 г. участвовало 700 русских122); в ломбардском походе в 935 г. – около 415 чел.123); в 949 году в походе на Крит 584 чел. (9 кораблей)124). На основании этих договоров русский князь Святослав с 60 тыс. войском усмирил болгар, восставших против греков, но за то, что хотел присвоить себе Болгарию, был изгнан оттуда Цимнисхием в 971 году.

Греки вообще боялись русских князей и старались закрепить союз с ними мирными и оборонительными договорами, действуя где подкупом, где хитростью, где отравой. В 1064–1065 гг. тмутараканский князь Ростислав, владея крепостью Темрюк, навёл такой страх на греков, в особенности своею дружиною, состоящею большею частью из казахов или казаков – черкасов, что греки почли за лучшее отравить его ядом. Другого тмутараканского же князя Олега Святославича, внука Ярослава Мудрого, греки заманили в Царь-Град и держали некоторое время под арестом.

В самом Царь-Граде, на Таврской площади, под статуей Беллерофона была сделана надпись, неизвестно кем составленная в Х или XI веке, гласящая, что, согласно древнему пророчеству, «россияне должны овладеть столицею империи Восточной».

Эти древнейшие военные связи греков с русскими играли первенствующую роль в созидании русского государства до призвания Рюрика. Эти же связи указали римским папам и западу во время крестовых походов, что покорить навсегда Константинополь и православную Грецию можно только после покорения России как верной союзницы Греции. Но эта задача была не по силам для собственных войск папских и для западноевропейских государей. Папа Римский обратился с этой целью к восточным соседям России – азиатским монголам.

Пришёл к Атилле сам папа римский Лев I Великий

Усиление папской власти на западе началось собственно с половины V века, когда папа Лев I (Великий) в 452 г. в полном патриаршем облачении и с крестом в руках явился в стан Аттилы и Богом заклинал его возвратиться на запад и не идти на Рим. Этот грозный завоеватель, полухристианин – полудикарь, умилился боговдохновенной речью римского первосвященника, поцеловал крест и возвратился с своими полчищами на Дунай.

С этого времени западные государи и народы, пострадавшие от нашествия Гуннов, сами стали искать папского духовного одобрения, материальной помощи и ходатайства пред варварами. Папа Григорий Великий (ум. в 604 г.), показали себя ловкими дипломатами и светскими государями. Они сумели руководить западными государями и заставить варварских предводителей уважать себя, как духовных и светских предводителей всего запада, как наследников цивилизации и бессмертной славы Великой Римской Империи. Этому возвеличению пап помогло и то, что номинальные римские императоры жили тогда не в Риме, а в Византии. Многие важные дела приходилось решать и делать, не дожидаясь, что скажет восточный император. Первоначально папа Римский утверждался византийскими императорами и патриархами, но впоследствии обстоятельства заставили их действовать и без этого утверждения, а потом оно оказалось, при поддержке западноевропейских государей, фактически не нужным.

С этою целью папы составили и распространили сказания о даре Константина и «Лжеисидоровские декреталии«, на основании которых они утверждали, что будто бы ещё Константин Великий и другие императоры дали им светскую власть в Римской области и духовное первенство.

Карл Великий Король франков

Усилению светской власти пап помог и французский король Пипин Короткий в 734 г. Он отнял у лонгобардов и подарил папе раввенский экзархат в северной Италии. Эту власть еще более усилил Карл Великий. Он усмирил мятежных папских вассалов, за что папа Лев III в 800 г. короновал его в Риме, в храме св. Петра, императорскою короною. Оба эти союзника начали уже открытую борьбу с византийскими императорами и против дунайских славян, их верных православных союзников. Война кончилась тем, что вся Европа фактически разделилась на два лагеря, на две части: Карл Великий был признан императором Италии, Галлии, Германии и почти всей половины Западной Европы; за византайскими же императорами остались земли Балканского полуострова и Малой Азии, а также греческие черноморские колонии.

Вскоре папа Римский стал даже требовать своего главенства и над православным византийскими патриархами и вообще вмешиваться в духовные дела восточной империи. В церковных делах явились большие разногласия. На Константинопольском соборе в 867 г. патриарх Фотий предал анафеме Римского папу Николая I. В 1054 году папа Лев IX ответил тем же.

Так совершилось распадение вселенской паствы на два непримиримых лагеря, на две церкви – римско-католическую и греко-православную.

С этого времени все старания каждого папы Римского было направлено к подчинению восточной церкви западной.  Для них все средства были хороши – «цель оправдывает средства»,- говаривали они. С востока на Византийскую империю стали наступать турки и сарацины и отнимать одну область за другою. Папы относились к этому равнодушно и если и обещали помощь, то только при условии подчинения восточной церкви западной. Единственными помощниками грекам в этой борьбе были православные дунайские славяне и русские, охотно шедшие на службу к византийским императорам.

Крестовые походы, предпринятые западноевропейскими государями для освобождения Св. Земли от власти магометан, под руководством пап, служили только к усилению их власти. Походы эти не достигли прямой своей цели, но зато папы осуществили заветную свою мечту: 12 апреля 1204 г. римско-католические крестоносцы взяли и разграбили Константинополь и на развалинах его образовали так называемую «Латинскую Империю». Граф Балдуин Фландрский был избран первым римско-католическим императором новой римской империи. Папы торжествовали.

Крестоносцы Балдуина

Византийские императоры перенесли свою резиденцию в Малую Азию, в г. Никею. Началась ожесточенная борьба православия с католицизмом, в которой славяне и в особенности русские играли первенствующую роль . Эти события слабо освещены западноевропейскими историками, но зато они рельефно отмечаются в историях Греции, Болгарии и других Балканских народов. Из русских князей, прославившихся в этой борьбе, известны: Ростислав (1262 г.), владевший греческою землею в Мачине, на Дунае; Святослав, его современник, владевший другою «темою»; Иречка, охранявший Шипкинский проход с 3 тыс. русских; Федор Ростиславич, царствовавший в Болгарии в 1295 –1322 г.; князь Иван (βάνης ό Ρως), предводительствовавший болгарским войском и завладевший Филиппополем 1322–1324 г. (Кантакузин. Т. I, р. 107) и др.

Первый римско-католический император Византии Балдуин I вскоре был взят в плен болгарами и там умер в 1206 г.; король Фессалоники Бонифаций был убит болгарами же. Борьба принимала ожесточенный оборот. Константинопольский католический император, француз Балдуин, лично в течение нескольких лет объезжал дворы западноевропейских государей и просил их помочь ему против православных. Однако, те отзывались неохотно, так как ясно видели, что от этого выигрывают только папы в ущерб их власти. Германский император Фридрих II даже явно восстал против такой политики римского папы, за что неоднократно был предаваем проклятию и даже отлучению от церкви.

Видя такой оборот дела, Римский папа обратился за помощью к новому могущественному повелителю почти всей Азии – Чингисхану125). Никто более не годился для разгрома как палестинских мусульман, так и православных восточных христиан, греков, русских и болгар, громивших латинскую Византию, как только этот страшный завоеватель, слава о котором гремела по всей Азии.

Древний барельеф, изображающий сражение пруссов против рыцарей Тевтонского ордена.

Одновременно с этим, для верности и усиления удара, папы стали вооружать против русских шведского правителя престола Биргера, тевтонов, меченосцев и Литву. Папою и французским королем Людовиком Святым были отправлены к Чингисхану тысяча посланцев, дипломатических агентов, инструкторов и инженеров, а также лучшие из европейских полководцев, в особенности из тамплиеров (рыцарский орден).

Тэмуджин (1167-1227), получивший на курултае в 1201 году титул Чингис-хана.

Через армян, живших в захваченной крестоносцами Армении, папы вышли на связь с азиатскими христианами в завоеванном Чингисханом в Средней Азии Уйгурском царстве, в древней Бактрии и Согдиане.

Эти азиатские христиане несторианской и кераитской сект, противных православию, в Уйгурском царстве занимали влиятельные административные должности как люди учёные, грамотные, отличавшиеся книжными познаниями и обладавшие денежными капиталами, приобретенными торговлей. Эти-то богачи-книжники и были авторами законов Чингисхана – «Ясу», в которых ко всем сектам христиан была выказана несвойственная Азии, папам и тогдашней Европе большая благосклонность и терпимость. В этих законах, под влиянием пап, и их агентам иезуитам, было высказано дозволение, с разными льготами, переходить из православия в католичество, чем воспользовались в то время многие из армян, образовавшие впоследствии армяно-католическую церковь126).

Для прикрытия папского участия в этом предприятии и в угоду азиатам, главные официальные роли и места даны были лучшим туземным полководцам и родственникам Чингисхана, а почти 3/4 второстепенных предводителей и чиновников состояли преимущественно из азиатских сектантов христиан и католиков.

Начальниками штабов, секретарями, проводниками и переводчиками были большею частью армяне, которые, имея издавна во многих городах России и Польши торговые склады и связи, знали очень хорошо географию славянских земель, пути сообщения и их слабые стороны. Им также были известны бессилие и раздоры русских удельных князей, вечные смуты и неурядицы. Армянские купцы с доисторических времен жили в России. Особенно много армянских надписей уцелело в столице волжской Болгарии. Папа, боясь обличений своего врага Фридриха II, всячески старался замаскировать и скрыть от него истинное положение вещей и в открытых сношениях с западноевропейскими государями всю вину за бедствия восточных православных христиан слагал на жестокость страшного азиатского завоевателя Чингисхана, оставляя себя в стороне и в тени, пока Фридрих II не изобличил его в этой жестокой и недостойной для главы церкви политике. Об этом будем говорить ниже.

Тимучин, провозглашенный впоследствии кидянскими князьями на народном сейме 1211 г. Чингисханом, был сыном  богатыря Есукая, одного из японских принцев из рода Киотов Борджигенов, изгнанного в половине XII века братьями со своими приверженцами на материк127).

По высадке на материк Есукай вёл жизнь разбойника и вскоре подчинил своей власти некоторые разрозненные монгольские племена, кочевавшие в северной части нынешнего Китая, на юг от Иркутской губернии. Сын его Тимучин пошёл дальше и покорил уже почти всю Азию, с Китайской империей, Тибетом, Бухарой, Хивой, Персией, Арменией и др. государствами и всю восточную часть Европы.

Наши историки Бестужев-Рюмин и В. Васильев допускают, что сам Чингис, именуемый в татарских хрониках «Буроглазым«, не был монголом и не говорил по-монгольски. Имена: Тимучин, Чингис, Угедей, Мухори, Джани или Чани и др. не монгольские. Быть может, имена эти такие же псевдонимы, какие были в обычае у средневековых рыцарей, папских агентов и у наших казаков.

Возможно, что Чингис и его полководец Бата или Батый, покоривший Русь, были такие же монголы, как и захваченный в плен Фридрихом II другой татарский полководец, оказавшийся, по поверке, англичанином и папским тамплиером, рыцарем храмовником. Об участии папы Римского в этом деле говорит современник этих событий, французский историк Жуанвиль, а также историки Лависс и Рамбо128).

Известный учёный синолог, проф. Васильев Василий Павлович (1818–1900) говорит, что под монголами и их нашествием надо понимать не особый какой-либо один народ, а целую эпоху, относящуюся к Тимучину, как и под нашествием в 1812 г. французов, составлявших едва 1/4 часть в армии корсиканца Наполеона (не француза) .

Названия «татары» и «орда» также не монгольского и не тюркского происхождения, одним словом, не азиатского. Сам народ, называемый татарами, считает для себя эту кличку обидной, для них чуждой и непонятной. Названия эти ввели европейские инструктора, папские агенты-иезуиты.

Татары – от латинского tutari (тутор) – наблюдатели, охранители.

Так первоначально в войсках Тимучина называлось сословие людей, занимавших наблюдательные, полицейские, сторожевые посты, также сторожей при награбленном имуществе. Потом так стали называть целые наблюдательные корпуса и оставленные в покоренных городах гарнизоны. Эта стража составлялась преимущественно из народа тюркского племени. Поэтому и название «татары» перешло к народу, теперь говорящему на языке, очень похожем на турецкий, но происходящем от смеси говоров многих племён, входивших в состав наблюдательных корпусов. В языке этом много слов древнеславянских, персидских, арабских и др. Некоторые ошибочно думают, что будто бы русские многие слова заимствовали у татар. Ничуть не бывало. Татарский, вернее – тюркский язык XI, XII и XIII вв. был чрезвычайно беден словами, как народа кочевого, не знавшего ни земледелия, ни торговли. Всё это, а также и письменные знаки тюркские народы восточной Азии заимствовали от довольно культурного древнего народа Закаспийского края Уйгуров и Баков. Распространителями же этой культуры по всему востоку с V по ХIII в. были сирийские несториане, монахи и купцы.

Орда – от латинского ordo – строй, порядок. Не от азиатского же корня произошли французские, русские и немецкие слова: ordre, Ordnung, ордонанс-гауз, орден, ординатор, ординарец, орда и т.п.

Туземцы и русские переделали эти иностранные слова по-своему в «орду татар». Название коренных монголов Элюты, Олюты – тоже напоминает французское elite – отборный, отборное войско. Такого же происхождениятурецко-татарское слово«алай», alae  -так называлась часть римских войск129).

В ту же эпоху к монголам и туркам перешли от крестоносцев и европейских инструкторов тысячи других европейских терминов, преимущественно военно-технических. Таким же путём и ныне входят разные иностранные термины в русский, китайский, японский и др. языки. Римские легионы, поселенные близ Дуная для охраны границ, превратили туземное, болгаро-русское население в народ, говорящий доныне на «вульгарной латыни» — испорченном латинском языке. Точно так же монгольские легионы, поселенные в Золотой Орде, превратили туземцев, волжских болгар, русских, финнов и туранские племена – в особый народ, ныне называемый татарами, которые сами отрицают это название. Казанские татары – прямые потомки золотоордынцев, считают слово «татарин» не только иностранным, но прямо обидным, насмешливым для них прозвищем.

Многие из бывших подданных Чингисхана, потомки отдельных отрядов, доныне вместо родового или географического наименования зовут себя или цифрами, или по цвету знамен, например: найманы – восьмой, дурботы – от слова четыре, Тюмень десять тысяч, ногайцы – чёрное знамя, кёк-тюрк– голубые турки и т.д.

Папские агенты иезуиты дали монголо-татарам военную организацию, подобной древнеримской. Войска были разделены на легионы, имевшие каждый свой номер. Многие монголо-татарские народы до сих пор, как, например, киргизы, калмыки и др., сохранили родовые имена, происшедшие от цифры, данной тому легиону, в состав которого они входили во время Чингисхана.

По исследовании Фёдора Иосифовича (Сурина) Масальского, татарские укрепления, следы которых сохранились у села Болгары, Казанской губ., близ г. Царева, Астраханской губ., и в других местах Поволожья, Урала и Зауралья, до берегов Уральского и Каспийского морей, имеют большое сходство с западноевропейскими бастионными, тенальными и другими системами. Найденные в изобилии на развалинах укреплений обломки вещей из белого и цветного хрусталя, перстней, крестиков, бус, сосудов и др. стеклянных, эмалевых, майоликовых, металлических и т.п. изделий поразительно напоминают работу итальянцев, венецианцев и генуэзцев130). Нет никакого сомнения, что татарские укрепления строили западные инженеры, посланные папой Римским. Они же сооружали осадные и стенобитные машины – тараны, которых до и после нашествия на Русь монголы делать не умели.

Татары при осаде русских укрепленных городов стреляли живым огнём, имели огнестрельное оружие, метали громадные бревна, стрелы, большие каменные ядра и вообще имели такие большие и «хитрые» машины, которых русские не видали и не знали. Эти и многие другие знания и орудия войны были хорошо известны папским крестоносцам и другим западноевропейским инструкторам и артиллеристам. У татар во время покорения ими России в ходу были науки и искусства, календарь, географические карты, живопись: они были сведущи в астрономии и удачно предсказывали солнечные затмения. При дворе Батыя жило христианское духовенство и публично совершало свое богослужение. (Записки посла французского короля к Батыю Рубруквиса и папского посла Плано Карпини.) С принятием через сто лет после покорения Руси татарами магометанства и уходом католиков эта полудикая орда осталась прежними ничего не знающими варварами, дикарями. Западные их учителя ничего им не оставили и ничему не научили, да они и не старались чему-либо их обучить, так как им выгодней было держать этот народ во тьме и невежестве, пользуясь для своих целей лишь его живой силой и численностью.

Недостойно русской науки доныне существующее утверждение, что завоевание России монголами было явление необъяснимое, беспричинное.

Неужели наших историков может удовлетворить такой наивный вывод, основанный на сказаниях наших мало сведущих летописцев, что это нашествие случилось лишь «за грехи наши». Пришли-де «окаянные татарове» неведомо откуда и провалились неведомо куда. Подобные взгляды на исторические события, навеянные нам нашими академиками – иностранцами, теперь нас удовлетворить не могут. Нет следствия без причины, и эту причину мы должны разыскать и объяснить. Данные для объяснения этого важного исторического события все налицо.

Монгольское нашествие на Русь случилось как раз в то время, когда греки и православные славяне боролись с латинами на Балканском полуострове, а мусульмане громили палестинских крестоносцев; в то же время шла борьба папы с германским императором Фридрихом II, во владениях которого было много православных славян. Примирившись с Фридрихом, папа Гонорий III в 1217 г. стал готовить пятый крестовый поход. План похода – одновременный удар по палестинским мусульманам, которых всей душой ненавидели монголы, был сообщен Чингисхану. Хан послал сильный отряд в Грузию и Армению на помощь крестоносцам и армянскому королю, французу католику Гетуну, скрывавшимся там от мусульман. Папа Римский уведомил Чингисхана, что крестовый поход отложен до 1227 г., а потому один из отрядов монголов, под предводительством Субудая Баядура и Чепновиана, двинулся через Дербентский проход в южную Россию131). Осведомленные об этом движении половцы, уже к тому времени достаточно обжившиеся в южнорусских степях и породнившиеся с русскими князьями, пригласив в помощь себе ясов, встретили татар в Дагестане и заманили их в тесные ущелья. Гибель монгольского отряда была неизбежна, если бы подкупленные татарами половцы не изменили своим союзникам. Татары послали им богатые дары и велели сказать, что они им единоплеменники, что они де, половцы, не должны восставать на своих братьев и вступать в союз с аланами, которые совсем иного рода. Половцы, обольщенные ласковым приветствием и дарами, оставили союзников, и монголы разбили алан-ясов.

Скоро главный половецкий хан Юрий Кончакович раскаялся в своей оплошности и хотел бежать в степи, но татары убили его и с ним другого хана Данила Кобяковича. Татары гнались за половцами до самого Азовского моря и в короткое время подчинили своей власти все народы от Дона до Кавказа: Аланов-Ясов, Казахов-Черкасов, Чигов, Гетов, Абхазцев и др.

Греческий историк Никифор Григора (умер в 1359 г.) говорит, что приазовские народы: Чиги, Геты и Абхазцы, жившие на северо-восточной стороне Чёрного моря  были покорены в 1221 г. сыном Чингисхана Телепугой. Другой греческий же историк, современник нашествия монголов (ум. 1308 г.), Георгий Пахимер, говорит:

 «татарский полководец Нога покорил все жившие на северной стороне Чёрного моря народы, основал в тех местах особое государство. С татарами перемешались Чиги, Геты, Россы и другие окрестные народы: приняли от них нравы, образ жизни, язык и одежду, служили в татарском войске и возвели могущество их на высочайшую степень славы«132).

Из исторических данных не видно, чтобы приазовские народы оказывали упорное сопротивление татарам. Надо полагать, что они подчинились им добровольно, благодаря политике папских агентов иезуитов и желая избавиться от половцев, своих назойливых и вероломных соседей . Половцы почти все были истреблены татарами133). Часть их с ханом Котяном, тестем князя Мстислава Галицкого, убежала в Киевскую область и убедила русских князей идти навстречу татарам. Чем кончилась битва русских князей на Калке в 1224 г., – всем известно. Русские были разбиты наголову, благодаря недружному действию князей и трусости и бегству половцев. Татары ушли обратно в Азию. В событиях на Калке нам нужно отметить одно очень важное обстоятельство – это участие в битве союзника татар, воеводы бродников Плоскини.

О бродниках и их многочисленности в Донских степях неоднократно говорят как русские, так и иностранные летописцы. Бродники —  Славянское население побережья Азовского моря, нижнего Дона и Днестра в XII—XIII вв. в приграничных к русским княжествам территориях. По одной из версий, название «бродники» происхдит от славянского слова «бродить — скитаться».

Посол Людовика Святого, французского короля, к Батыю Рубруквис, а также посол папы римского Плано Карпини, посетивший Батыя в 1246 г., свидетельствуют о многочисленном славяно-русском и алано-ясском населении в придонских степях, исповедовавших христианскую веру.

Христианское духовенство жило при дворе Батыя и свободно совершало богослужение в христианском войске134). Для христиан, живших в Золотой Орде, в 1261 году была учреждена особая епархия – Сарайская. Епископ этой епархии жил в столице Золотой Орды Сарае и именовался Сарским и Подонским и подчинялся московскому митрополиту. Епархия эта просуществовала до конца XV века.

От смешения алан-ясов с русскими, говорит Рубруквис, образовался «народ особенный»; народ этот известен по русским летописям под именем «бродников». Некоторые историки полагают, что бродники образовались в хазарский период из дружин, назначение которых было охранять броды или переправы и сопровождать купеческие караваны. Другие производят «бродник» от бронник, носителей брони. Но ни то, ни другое неверно. Бродники, по русским летописям, были известны раньше нашествия монголов; они нередко шли в наемные дружины к русским князьям в борьбе их за уделы, а иногда вместе с половцами нападали на русские окраины. В то время, как казахо-черкасские общины, отстаивая свою независимость от половцев, бродники свободно разгуливали в придонских степях, на нижней Кубани и на Днепре, они и по найму служили в военных дружинах то тех, то других владельцев, в сущности никому не подчиняясь и управляясь избранными из своей среды головами или воеводами (боеводами). Следовательно, под словом «бродники» русские летописцы разумели «свободных, вольных людей», «бродивших» в придонских степях, на Дону у Переволоки, там, где Дон сближается с Волгой, по словам Рубруквиса.

Эти закалённые в боях воины, затерявшиеся среди чуждых им иноплеменников, все необходимое добывали себе войной, охотой и рыбной ловлей. Неблагоприятные условия жизни не позволяли им возводить дорогих построек и иметь большие многолюдные города: почти полукочевой образ жизни требовал от них возможно меньше уделять времени на подобные сооружения; они лишь строили для защиты от холода и непогоды землянки и кухни из плетней и камыша. По свидетельству очевидцев, Рубруквиса и др.,»бродники» не отказывали своим женам и дочерям в изысканных нарядах:

«жены их украшали голову, подобно француженкам, и опушивали низ своего платья белками, выдрами (поречной) и горностаями».

Мужчины «бродники» одевались скромнее; летом и зимой они носили высокие, черные бараньи шапки и кафтаны. Русские летописи бродников обобщают с «чёрными клобуками», казаками-черкасами или беловежцами, переселившимися в Х–ХII веках на Днепр, в Киевскую область.

«И скопя свою дружину пойде, поима с собою Вячеславль полк весь и все черные клобуки, еже зовутся Черкасы«, говорит Киевская летопись.

Вдумываясь глубже в смысл этих летописей времён половецкого владычества в придонских степях, приходится прийти к заключению, что бродники этого времени были остатками народов хазарской монархии, не захотевших подчиниться ни русским, ни половцам и оставшиеся на старых насиженных местах. Во времена Рубруквиса (1224–1253 г.) бродники уже являются народом сильным и многочисленным, исповедующим христианскую веру и служившим русским князьям. Летопись этого времени говорит, что в дружинах княжеских были: «бродницы мнози» и «полци бяху«.

Некоторые наши историки недоумевают, почему воевода бродников Плоскиня, стоявший с 30 тыс. отрядом на Калке,  по словам нашей летописи, не помог русским князьям в битве с татарами и даже явно держал сторону татар, уговорив к сдаче киевского князя Мстислава Романовича, а потом связал его вместе с двумя его зятьями и выдал татарам. Вопрос решается очень просто. Делом завоевания Руси руководили папские агенты иезуиты, обещавшие местным жителям всякие льготы, а в особенности тем, которые им помогали. В полчищах татар было много христиан из Средней Азии, пользовавшихся многими привилегиями и свободой вероисповедания.

Русские же князья того времени стояли далеко не на высоте своего призвания: вечные ссоры и междоусобные войны за уделы, сопровождавшиеся разорением и избиением мирных и беззащитных жителей, коварство, зависть друг к другу и клятвопреступления, влекшие за собой гибель целых областей, сёл и городов. Бродники очень неохотно шли к удельным князьям на службу и в битве на Калке 1224 г. они перешли на сторону врагов Руси.

Через 13 лет после битвы на Калке из-за Урала на Русь двинулись  монголы под предводительством хана Бату, или Батыя, родственника Чингисхана. У Батыя было до 600 тыс. войска, состоявшего более чем из 20 народов Азии.

В 1238 г. монголо-татары взяли столицу волжских болгар,  Рязань, Суздаль, Ростов, Ярославль и многие другие города; разбили русских при Сити, взяли Москву, Тверь и пошли на Новгород, куда в то же время шли шведы и остзейские крестоносцы. Не доходя ста верст до Новгорода, у Игнача-креста, монголы повернули на юг.

Осада Рязани 1237 г. монголо-татарами

Русские историки Соловьёв и Иловайский объясняют резкий поворот монголо-татарского войска на юг тем, что на пути к Новгороду монголо-татары встретили болота и дебри (Иловайский) и что в марте приближалась весна, а с нею распутица и разлив рек, однако, для севера России март ещё не такая уж весна.

Великий Волжский торговый путь

В то время к Новгороду Великому шёл Великий Волжский торговый путь и богатства Новгорода были для монголо-татар очень заманчивы, их не могла остановить распутица. Эти закаленные в боях воины, имея опытных западных инженеров, преодолели и не такие ещё природные препятствия, как реки Урал, Волга и др. Дело совсем не в том. Новгородские и псковские земли, по плану войны, должны быть заняты шведами и папским орденом меченосцев, которые и вторглись с севера. Вот в чём главная сила. Батый обошёл Смоленск, так как к нему подходили папские союзники – литовцы.

Своё наступление на юг монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска Батыя осадили Киев,, разгромил его в 1240 г. и взял все его богатства.

На Волыни монголы разделили своё 100 тыс. войско на 2 группы. Одна, во главе с Байдаром в 30 тыс. в январе вторглась в Польшу и взяла Люблин. Основная же часть монгольского войска около 70 тыс.чел. во главе с Батыем, Каданом и Субэдэем взяла Галич (Галицко-Волынское княжество), а затем перед вторжением в Венгрию расположилась на отдых.

Магистр ордена Храма (Тамплиеров) во Франции Пон д’Обон написал молодому Людовику IX в мае 1241 года:

Знайте, что татары разорили землю, принадлежащую герцогу Генриху Польскому, и убили его с великим количеством его баронов, а также шестью нашими братьями <…> и пятьюстами нашими воинами. Трое из наших спаслись, и знайте, что все немецкие бароны и духовенство, и все из Венгрии приняли крест, дабы идти против татар. И ежели они будут по воле Бога побеждены, сопротивляться татарам будет некому вплоть до вашей страны.

В 1241 г. монголы перешли Карпаты и вторглись в пределы врага папы, германского императора Фридриха II Гогенштауфена и его союзников, дунайских славян.

Фридрих II Гогенштауфен (1194 — 1250)

Бедственное положение Венгрии побудило императора Священной Римской империи Фридриха II Гогенштауфена (1194 — 1250), ещё в 1239 году отлучённого папой Григорием IX от церкви, 20 июня 1241 года искренно взывал о помощи ко всем западным государям, призывал их к оружию христианских правителей Европы и к своим подданным:

«Настало время, – писал Фридрих II Гогенштауфен, – пробудиться от сна! Открыть глаза духовные и телесные! Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью целому христианству. Уже давно мы слышали о нём, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабов, пришла очередь стать оплотом христианству против свирепого неприятеля»

Разделение народов и государств Запада на два лагеря: римско-католического папского и императора Священной Римской империи Фридриха II Гогенштауфена, не признающего главенства Папы, помешало всеобщему вооружению. Одни лишь славяне, потеряв кров, свободу и отчасти православную веру, встретили монголов, защищая от них европейскую цивилизацию.

В 1241 г. у Лигница в бою с татарами пал герцог Генрих. Венгерский король, союзник Фридриха II Гогенштауфена, разбитый при реке Соловой, бежал в Австрию. Приближение славянских войск под предводительством чешского короля Вячеслава заставило Батыя круто повернуть на юг. На этом пути, у города Ольмюца, чехи разбили монголов. Батый обошел Вену, так как там жил папский прелат. Он дошел до границ своих союзников – папы и венецианцев провинции Удино, разоряя южно-славянские земли. Оттуда Батый пошел громить придунайских православных славян, чтобы отвлечь их от войны с католиками, крестоносцами, захватившими Византию. Вскоре Батый получил известие о смерти хана Октая и поспешил обратно в Золотую Орду.

Замечательна во всей этой эпопее личность Фридриха II. Этот просвещенный император католик не признавал папу Римского наместником Христа и всячески старался вредить ему и подрывать его светскую власть. Папа много раз проклинал его за это, отлучал от церкви, но тот открыто обвинял Папу в призыве монголов. Взятый им в плен один из татарских полководцев, оказался английским рыцарем храмовником, был отослан им с бранном письмом Папе, в котором Фридрих обзывал Папу Римского извергом рода человеческого. Фридриху очень хорошо были известны все планы похода Папы Григория IX на Русь, так как ещё в 1230 г. Фридрих обсуждал этот вопрос вместе с ним и гроссмейстером тевтонского ордена Германом фон-Зальцем в Сан-Джермино и Ананьи.

Согласно этому плану, польский мазовецкий князь приютил в своих владениях папское войско, названное «Орденом тевтонских рыцарей чёрного креста». В 1237 г. по повелению папы Тевтонский и Ливонский ордена соединились под общим начальством. Фридрих также вооружился как бы для похода на Русь, но на самом деле двинулся в Италию, будто бы для усмирения мятежников. За это папа проклял его:

«Предаю сатане его тело на погибель, дабы спасти, если удастся, его душу»…

На это, не новое для него проклятие, Фридрих ответил:

«Всё это басни лже-наместника Христова! Самого его (папу) ждут черти в аду» .

На соборе в Риме в 1241 г. папа Григорий IX объявил Фридриха низложенным и отлучил от церкви и папского престола. Фридрих, разгромив войска папы и отразив монголов, заставил нового папу Иннокентия IV бежать в Лион. Борьба эта продолжалась до самой смерти Фридриха в 1250 г. Эти отношения папы и императора вскрывают причины, по которым монгольские войска, покорившие Русь, сражались потом и с немцами, и с их союзниками, но доходили только до границ папских владений и обошли Вену, где жители даже не выказали никакого беспокойства.

Главная цель папской власти во всех этих войнах отчасти была достигнута. Большая часть дунайских славян перешла в католичество, под давлением папских проповедников- иезуитов.

В 1252 г. литовский князь Миндовг перешёл в католичество и стал врагом православия и России. Он постепенно завоевал, вместе с Польшею, подвластные монголам русские земли – Киев, Смоленск, всю Западную Русь от Балтийского моря до Чёрного. Монголы отдали эти земли почти без боя, а Литва оставалась союзницей Золотой Орды до её последнего издыхания.

Новгород и другие русские города также покорились монголо-татарам, так как поддержки им ждать было не от кого.

Людовик IX Святой (1226—1270)

Жан Жуанвиль, один из правдивейших французских историков того времени, принимавший участие в пятом крестовом походе (1217–1221) Людовика IX, откровенно говорит, что Магну-хан в присутствии французского посланника говорил одному русскому князю:

«Если Русь взбунтуется, то мы пошлём за французским королем, чтобы стереть вас с лица земли». Эта угроза побудила многих русских князей отдаться во власть татарам135).

Рубруквис, посланник французского короля к Батыю, условившись с ним о дальнейших действиях, в 1253 г. через донские степи под охраною ханских войск проехал в Дербент, потом через Шемаху, Тифлис, Армению и затем Малую Азию на остров Кипр, где и соединился с крестоносцами, шедшими в Палестину под начальством Людовика IX Святого.

Окончив завоевание России и оставив наблюдательный корпус на Волге, монголы забрали в ряды своего войска более 250 тыс. русских, годных к военной службе, и под начальством четвертого сына Чингисхана (по другим историкам – внука) Гулагу двинулись на Иран, завоевали Персию и в 1258 г. разграбили Багдад, а позднее захватили и всю Сирию. Людовик IX Святой пытался отнять у мусульман Иерусалим. Но мусульмане разбили христиан, взяли в плен Людовика и отпустили его только за большой выкуп.

Преемники Гулагу продолжали оживленные сношения с папами, французами и другими европейскими союзниками, о чем свидетельствуют многие письма ханов Аргуна, Гассана и других, сохранившиеся в Ватиканском архиве. В этих письмах коварные монголо-татарские ханы, нуждаясь для своих личных целей в помощи папы, давали лишь обещания принять католичество, но на самом деле только обманывали их. Историк Куглер говорит:

«Папа Николай IV с глубоким горем принял известие о новом несчастии, постигшем Святую Землю. Последняя надежда возлагалась на многие посольства иранских монголов, которые в это время (1289 г.) призывали в Риме, во Франции и Англии христиан на общую войну против султана Килавуна (турка – мусульманина«136).

Дружба пап с монголами проявилась и в Пекине, где с 1307 г. до падения монгольской династии существовала римско-католическая миссия во главе с архиепископом Иоанном, Прожив в Китае около 20 лет, папские иезуиты сложили легенду об «архиепископе Иоанне», будто бы имевшем большое значение при дворе хана и большое число прихожан-католиков.

Из приведенных исторических данных ясно видно, что в покорении Руси монголами папы и их западные союзники играли главную роль, каковое обстоятельство нашими историками совсем упущено из виду.

Теперь обратимся к событиям, сопровождавшим занятие монголами южно-русских и придонских степей.

В это время близ устьев Дона процветал торговый и многолюдный город Тана или Азов. Значение Таны простиралось далеко на восток в степи, где венецианцы имели особые фактории и укрепленные складочные для товаров места, как, например, при устьях реки Сала, близ нынешней Семикаракорской станицы. План этого укрепления, снятый мною в 1905 г. с натуры и ныне хранящийся в Донском музее, ясно говорит, что крепость эту строили итальянские инженеры в XII или XIII веке.

В исторических документах нет данных о том, что Батый, по возвращении из-за Карпат, громил Тану, как другие, встречавшиеся на его пути города. Это и понятно, так как Таной владели союзники папы венецианцы. Напротив того, другие города, не пожелавшие добровольно подчиняться татарам, были ими разгромлены и богатства их разграблены.

Посол папы Иннокентия IV к Батыю, образованный монах францисканского ордена Иоанн Плано-Карпини, бывший в Золотой Орде в 1246 г., картинно, но без всякого сожаления к местным жителям описывает взятие татарами города Орна, расположенного в низовьях Дона. Город этот, по словам Карпини, был богат и многолюден; он имел хорошую гавань для стоянки кораблей и вёл обширную международную торговлю со многими народами. Население Орна состояло из алан-христиан, хазар, россиян и сарацин (мусульмане), имевших там торговые заведения и склады товаров. Город был обнесен крепкими стенами; через него протекала река, вероятно один из рукавов Дона. Татары не могли взять город приступом, так как жители его отчаянно защищались, тогда они запрудили ниже его реку и потопили весь народ Орна.

О каком городе говорит Карпини, нетрудно догадаться – это старый казачий город Черкасск, через который действительно протекала река, рукав Дона – Протока. Запрудив эту реку при помощи итальянских инженеров, Батый действительно мог взять этот город потопив его.

Черкасск – древнее насиженное гнездо казачества и предков их алан – азов. В нем и теперь, несмотря на многие пожары XVII и XVIII вв., уцелело более десяти домов, построенных в XV и XVI вв. Дома эти своеобразной архитектуры в один и два этажа, с подвалами; построены из хорошо выжженного кирпича, со сводчатыми потолками. Двери как внутренние, из комнаты в комнату, так и наружные, а также и ставни сделаны из толстого кованого листового железа. У некоторых домов из чердака сделаны ходы в подвальное помещение. Стены толсты и крепки. Подобные дома можно разгромить только современной артиллерией, но по тому времени они были неприступны.

У казака Старочеркасской станицы Петра Ефремовича Жученкова и теперь хранится акт, в виде купчей крепости на татарском и русском языках о покупке запорожцем Жученко в 1517 г. дома, ныне сохранившегося в прекрасном виде, у одного татарского князька. Дом и документы эти перешли Жученкову от предков.

Из этого следует, что если купля-продажа домов в городке, а в то время стане Черкасов, совершалась в 1517 г., то дома эти построены были гораздо раньше и, быть может, до нашествия Батыя. Во всяком случае их строили не татары. Покупка казаком Жученко названного дома относится ко времени занятия этой местности казаками Черкасами. О чем будем говорить ниже. Теперь же укажем на другие придонские города, существовавшие в татарский период.

Фрагмент иллюстрации из Летописного Лицевого свода о путешествии митрополита Пимена по Дону к Азовскому морю, мимо городов и далее, к Константинополю и на Святую землю в 1389 году.

Герберштейн в своих «Записках о Московитских делах», составленных им в 1517–1526 гг., говорит (стр. 106) о торговом городе Ахасе, расположенном на берегу Дона в 4х днях пути от Азова и на один день пути выше устья Северного Донца. В указанной местности действительно есть обширное городище, расположенное на острове между старым и новым Доном, в юрте нынешней Золотовской станицы. Развалины каменной стены с башнями тянутся по берегу Дона более полуверсты. Вокруг разбросано много курганов с битым кирпичом квадратной формы и черепицей.

Ахас, вернее Акас, от ак – белый, по-татарски, и ас от народа алан-азов. Хазары беловежцы, по Нестору, называли себя азами и ясами; следовательно, Ахас или Акас был белый  аланский город, как и Орн и Азов.

Город этот просуществовал до начала XVI в., иначе Герберштейн о нем бы и не упоминал. Он, по всей вероятности, был разрушен уже татарами магометами во время нашествия Тамерлана.

Золотовское городище еще не исследовано археологами. Раскопка курганов на этом месте дала бы ценный для истории Дона материал и пролила бы свет на жизнь наших предков, Донских казаков. План местности, с показанием Золотовского городища, мною передан в 1905 г. в Донской музей.

Из всего вышесказанного нам теперь приходится сделать один очень важный в историческом отношении вывод и решить раз навсегда вопрос: осталось ли на берегах Дона, нижнего Днепра, Кубани и Азовского моря христианское население и в каком количестве при занятии южнорусских степей монголами в первой половине ХIII веке?

Приведенные выше исторические данные ясно говорят, что население это осталось и в большом количестве; что оно, при веротерпимости идолопоклонников татар, руководимых западными христианами католиками, агентами папы, свободно исповедовало свою древнюю православную веру и священники их открыто совершали христианское богослужение при войсковых полках, даже в ханской ставке; что население это было славяно-русское, алано-азы, названные Рубруквисом «народом особенным«; что на Кубани и Днепре, на службе у русских великих князей народ этот назывался чёрными клобуками, т.е. чёрными шапками, или казахами (казаками) – Черкасами, а на Дону бродниками, т.е. вольными людьми; что, наконец, эти вольные люди, по русским летописям, ходили на службу к русским удельным князьям, а иные служили татарским ханам, составляя их охрану, сопровождали баскаков (ханских чиновников), а в войсках составляли передовую конницу137).

Греческие историки, современники монгольского владычества,  утверждают, что вошедшие в состав татарской монархии Чиги, Геты, Россы и другие приазовские народы, т.е. Аланы-азы, Казахи или Казаки-Черкасы, приняв от татар нравы, обычаи, язык и одеяние, служили в их войске и возвели могущество их на высочайшую степень славы.

Действительно, нравы, обычаи и образ жизни, а также и одеяние наших древних казаков мало чем отличались от татарских. Татарский язык также был в большом употреблении у наших казаков, даже ещё в начале XVIII века, как о том говорит учёный инженер-гидротехник де-Романо, рывший каналы в Черкасске и в гирлах Дона в 1801–1802 гг. Но несмотря на это, казаки сохранили во всей неприкосновенности свою древнюю православную греческую веру, а также свой тип, свои антропологические черты. Нельзя отрицать, чтобы и полудикое население монархии Чингисхана не заимствовало что-нибудь из быта черкасского и аланского казачества, а также из их языка. Присутствие множества славяно-русских корней слов в языке татар ясно говорит об этом.

Одежда наших древних казаков и казачек также не вполне сходна с татарской. Это скорее одеяние самобытное, южнославянское, отчасти заимствованное у древних парфян; об этом говорил еще Тацит: «Сарматы и Парфяне носили широкие одежды».

По закону Чингисхана «Ясу», выработанному культурными среднеазиатскими христианами несторианской секты, а не дикими монголами, – волосы должны быть сбриты, а на макушке оставлена одна только косичка. Высокопоставленным личностям дозволялось носить бороду, а остальные должны сбривать её, оставляя одни усы. Но ведь это обычай не татарский, а древних Гетов (см. гл. VI) и Массагетов, народа, известного ещё в XIV века до Р. X. и наводившего страх на Египет, Сирию и Персию, а потом упоминаемого в VI веке по Р. X. греческим историком Прокопием. Массагеты – Великие-Саки-Геты, составлявшие в полчищах волжанина Аттилы передовую конницу, также брили голову, оставляя сверху одну косичку, и бороды, оставляя усы. Роспись болгарских князей и Лиутпранд говорят о существовании этого обычая у дунайских болгар. По описанию греческого историка Льва Диакона, русский великий князь Святослав также брил бороду и голову, оставляя один чуб, т.е. подражал гетскому или черкасскому казачеству, составлявшему в его войске передовую конницу. Это были беловежцы Ас-саки или казаки.

Следовательно, обычай брить бороды и головы, оставляя усы и чуб, не татарский, так как существовал раньше у Гетов более чем за 2 тыс. лет до появления татар на историческом поприще.

Примечание

122) Конст. Багрянородный. L. II. C. 44, p. 376, 377, 378.
123) Царями Константином и Романом под предводительством Патрикия Космы было отправлено в Италию семь русских кораблей – Pώς χαοάδια.
124) Ρονσιχα ХαοαδІα Конст. Багрянородный.
125) Завоевание России монголами. Ф. Сурин (Масальский). 1904 г. Русский вестник № 12.

126) Из ханских чиновников-христиан, по русским летописям, известны баскаки, т.е. свободные баски, из Бактрианы, расположенной по северо-западным склонам Гиндукуша и Паропамиза, потомки древних арийцев. «Ак» по-татарски – белый, часто употреблялись и у славян: белопашец, белый царь, белая земля, белбог, Белое море и др. Для обозначения рабства и закабаленности прибавлялся эпитет чёрный  – «чёрные клобуки», или кара — чернопашец, черносошец, кара-киргизы, Кара-Китай и др.

127) История Японии. Япония, ее история, правительство и внутреннее устройство. В. Диксон, СПб. 1871 г., стр. 89 и 90. Генеалогия татарских ханов. Абул-Гази. » Библ. вост. историков», т. III, 1854 г.
128) Живописная история древней и новой России. Рамбо. М., 1898 г., стр. 127. Всеобщая история. Лависс и Рамбо, т. II, изд. 1897 г., стр. 879.
129) Завоевание России монголами. Ф. Сурин (Масальский).
130) а) Поволжье, Приуралье и лечебные степи.
б) Поездки по Казанской губ. и к болгарским развалинам.
в) Поездки к волжским столицам, близ г. Царева и Селитренного.
г) История Кипчатской или Золотой орды. Масальский.
131) Баядур, Багадур, Батырь – испорченные древнеславянские; богатырь – от бог (древнеперсидское баг) и тырь, стырь – славянский бог, иначе называемый Стрибог.
132) Пахимер. Т. I, р. 235, 236, 160. Ρώσοι.
133) Погодин. Т. V, § III. Половцы.
134) Рубруквис, стр. 74, 99, 105 и 119. Плано Карпини. Собрание путешествий к татарам. Языков. СПб, 1825 г.
135) Живописная История древней и новой России. А. Рамбо. Москва, 1898 г., стр. 127.
136) История Крестовых походов. Куглер. СПб, изд. 1895 г., стр. 429, 440.
137) Об этом, помимо греческих, говорят и русские историки XVIII в. Татищев и Болтин.

Домонгольская кириллическая надпись из церкви Благовещения на Городище
Как немцев приучили к чистоте

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*