Суббота , 15 Июнь 2024
Домой / Античный Русский мир. / Русские: контуры самобытности

Русские: контуры самобытности

Восточные-славяне в горизонте Восточной Европы

Славянские языки относятся к индоевропейской семье – и более конкретно, к группе сатем. Географически славяне занимают пограничное пространство между Тураном на востоке и Европой на Западе[1]. Соответственно, и лингвистически, и географически славяне представляют собой элемент индоевропейской цивилизации, который был территориально фиксирован в ходе многомерных индоевропейских миграций, общий вектор которых был ориентирован с востока на запад. То, что русские находятся восточнее других славян (отсюда их название – восточные славяне), а сами славяне располагаются восточнее других народов Западной Европы (кельтов, германцев, италийцев и греков), отражено в их принадлежности к семье сатем, куда относятся иранцы (в том числе кочевые – сарматы, скифы, аланы и т.д.), индийцы и армяне. Поэтому если представить индоевропейскую ойкумену в качестве градуального спектра, славяне (и балты) занимают промежуточное положение между индоевропейцами Азии (иранцы, индусы) и индоевропейцами Европы (кельты, германцы, латины, греки), но при этом лингвистически они относятся к Азии (сатем).

Влияние на славянские языки иранских языков очевидно, но столь же сильно было и воздействие восточно-германских языков. При этом иранский (Авеста, Риг-Веда) пласт соответствует самой глубинной структуре славянского языка, хотя отдельные заимствования могут быть и более поздними (скифско-сарматский фактор).

Прародиной славян большинство историков считает территории Западной Украины и соответственно правобережье среднего течения Днепра (Надкарпатье). Эта зона примыкает с востока к открытому пространству Турана – Великая Степь и лесостепные промежуточные территории, а с запада граничит с лесными областями Европы и Карпатами.

Очевидно, что сами славяне представляют собой след одной из волн носителей курганной культуры, двигавшихся с востока на запад и преодолевших в какой-то момент границу Днепра.

Но следует обратить внимание, что локализация славянской прародины на правом берегу Днепра отсылает нас к области доиндоевропейской культуры Триполья (Кукутени), которая была частью восточно-европейской цивилизации Великой Матери[2].

Следовательно, индоевропейские носители праславянского языка (возможно, балто-славянского, по гипотезе В.Н.Топорова[3]), заложившие языковую доминанту, были народом, не просто поселившимся на свободной территории Надкарпатья, перейдя от кочевого быта к оседлости, но подчинившим предшествующую матриархальную культуру Триполья, и включившим часть её в свою собственную хозяйственную (аграрный строй), политическую и, вероятно, религиозную модель общества.

Это – фундаментальный фактор, определяющий саму основу славянской идентичности: эта идентичность в своих самых глубинных и архаических слоях представляет собой результат синтеза индоевропейской элиты Турана, давшей язык и главенствующее трёх функциональное патриархальное мировоззрение, и трипольской палеоевропейской аграрной цивилизации Великой Матери, представлявшей собой крайний восточный предел балканского культурного круга[4].

Хронологически Трипольская культура располагается в границах с середины VI тысячелетия до Р.Х. до 2750 годов до Р.Х., когда она была вытеснена индоевропейской Ямной культурой. Возможно, одна из ветвей этой Ямной культуры, обосновавшаяся в пространстве Триполья, и была предками славян, но нельзя исключить, что праславянской доминанта этого индоевропейского народа стала позже, под влиянием иных волн, пришедших из области Великой Степи.

На древность славян указывает тот факт, что у восточных славян воспоминания о кочевом быте отсутствуют даже в самых глубинных пластах преданий и мифов, а богатырский эпос носит внешний характер – прежде всего сарматский, германский и даже тюркский (само слово «богатырь», впервые встречающееся в «Ипатьевской летописи»[5] применительно к монгольским военачальникам Себедяю и Бурундаю, имеет, вероятно, тюркское происхождение — baɣatur[6]). Это можно считать одним из аргументов в пользу того, что славяне хотя и были прямыми продолжателями носителей Ямной культуры, перешли к оседлости настолько давно, что память о Великой Степи полностью стерлась. Вероятно, влияние аграрной культуры Великой Матери было довольно сильным.

Все эти особенности – наложение кочевой индоевропейской андрократии[7] на восточно-европейский (балканский) матриархат – составляют общую модель идентичности всех славян[8]. В самом общем виде эта схема выглядит так:

Общая структура славянского горизонта

Сходная структура обнаруживается и в случае других народов Восточной Европы – фракийцев, иллирийцев и пришедших из Турана последними – финно-угров, мадьяр.

Это позволяет сделать важнейшие вывод о русской структуре в её истоках. С периода славянского единства и пребывания славян в границах своей Надкарпатской прародины (Дунай) славяне представляли собой оседлый народ, занятый аграрной деятельностью, но при этом патриархальный, с трёхфункциональной идеологией, говоривший на индоевропейском языке группы сатем и поддерживавший тесные контакты с другими воинственными народами Турана (скифы, позднее, сарматы) и Европы (прежде всего германцы).

Но дальше начинается разделение (дифференциация) трёх ветвей славянства – южных, западных и восточных славян. Рассмотрение обществ западных славян и отчасти южных показывает, что у некоторых из них (прежде всего у полабских племен, у поляков, а также у сербов и хорватов, выходцев также из более северных областей Европейской Сарматии, имелись устойчивый и имеющий древние корни институт военной аристократии и собственные княжеские рода. В некоторых случаях (полабские славяне, поляки и сербы) самосознание народа строится по логике отождествления именно с андрократическим типом профессиональных воинов, что показывает явное преобладание туранского воинственного стиля в ущерб нормативному идеалу земледельца и хлебороба. Почти всегда в этом случае мы можем опознать значительное влияние сарматской или германской составляющей, хотя видимо славянизация аристократической воинственной элиты произошла у них довольно давно.

В других случаях земледельческая идентичность доминирует и аффектирует структуру историала, как это имеет место у чехов. В случае болгар политической элитой выступают тюркские рода (протоболгары), а собственно славянские вожди хотя и упомянуты, но исчезают на заре зафиксированной в хрониках истории.

Восточные славяне в этом контексте представляют собой особый случай, хотя и являются неотъемлемой частью славянской ойкумены, разделяя с общеславянским горизонтом все принципиальные черты. Самое главное отличие восточных славян от остальных состоит в следующем:

· они дольше всех остальных пребывали на праславянской прародине в то время, как другие славянские ветви распространились к западу и югу от неё;

· крестьянский оседлый компонент здесь намного более подчеркнут и выражен, а о родах древней восточно-славянской знати не сохранилось никаких даже отдаленных воспоминаний;

· «народным идеалом» восточных славян является преимущественно крестьянин и нормативным типом общества – крестьянская община, мир (а не воинский отряд, дружина-гридь, войско и т.д.).

Если южные славяне пришли на Балканы, на территории, где некогда преобладала цивилизация Великой Матери, довольно поздно, то следует предположить, что истоки «славянского матриархата» (Э.Гаспарини[9])[10], формировались на основании Трипольской культуры (Кукутени), а следовательно, именно восточные славяне являются прямыми потомками того народа, который возник на синтезе индоевропейского патриархата с аграрной цивилизацией Великой Матери.

В ходе такого наложения мы получаем «цивилизацию Деметры», то есть такое общество, в котором хтоническое измерение укрощено небесным (ураническим). Эта «цивилизация Деметры» характерна для всего славянского мира, но сложилась её структура именно в той области, которая до сих пор населена восточными славянами. И именно среди восточных славян «цивилизация Деметры» получила свое наиболее яркое и полное выражение.

Литература

[1] Дугин А.Г. Ноомахия. Логос Турана. Индоевропейская идеология вертикали. М.: Академический проект, 2017.

[2] Гимбутас М. Цивилизация Великой Богини: мир Древней Европы. М.: РОССПЭН, 2006.

[3] Топоров В.Н. Балтийские и славянские языки. Кн. 1-2. М.: Языки славянских культур; Рукописные памятники Древней Руси, 2010.

[4] Дугин А.Г. Ноомахия. Восточная Европа. Славянский Логос: балканская Навь и сарматский стиль. М.: Академический проект, 2018.

[5] Ипатьевская летопись/Полное Собрание Русских Летописей. Т. II. М.: Языки русской культуры, 1998.

[6] Отсюда же и венгерское bátor.

[7] Андрократия – тип общества, в котором доминируют мужские, воинственные, героические ценности. Противоположность гинекократии – типу общества, где преобладают ценности матриархальной, женской, миролюбивой культуры.

[8] Дугин А.Г. Ноомахия. Восточная Европа. Славянский Логос: балканская Навь и сарматский стиль.

[9] Gasparini E. Il matriarcato slavo. Antropologia culturale dei Protoslavi V. 1-3. Firenze: Firenze University Press, 2010.

[10] Дугин А.Г. Ноомахия. Восточная Европа. Славянский Логос: балканская Навь и сарматский стиль.

Александр Дугин (отец Дарьи). Кандидат философских наук, доктор политических наук, доктор социологических наук.

Последняя русская битва, шесть главных позиций

Программа русской демографии

Предновогодняя традиция ходить в баню.
Путь Андрея Первозванного по Скифии, вокруг Понта Эвксинского

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*