Вторник , 18 Июнь 2024
Домой / Язык – душа народа / Об именах, отчествах, прозвищах и фамилиях

Об именах, отчествах, прозвищах и фамилиях

1. Наименование

Если начать приглядываться к фамилиям окружающих нас людей, то очень быстро приходишь к мысли, что мы крайне мало знаем о своём историческом прошлом. Иногда только из фамилий можно узнать, какие не крестильные имена давали детям их родители, какие прозвища бытовали наравне с крестильными именами. Вычленяя основы из родовых имён, можно узнать много слов, которые не отмечены в словарях. Как писал автор популярного этимологического словаря фамилий Юрий Федосюк, через фамилии до нас дошли сотни и тысячи слов, исчезнувших из живого языка вовсе или сохранившихся только в местных говорах.

Есть в современном русском языке слово «наименование», как оно появилось? Вроде бы, тут нет секрета – корень -имя-, приставка на-, существительное образовалось от глагола именовать с помощью соответствующего суффикса ни-е… Но почему приставка на-, а не, например, по-? Почему не поименование? (хотя есть и слово поимённо)

Ответ находится в старых документах, установленной формой которых было писать на имя (кого-то).

Жалоба чоловека гдръского Волъковыского сторожа Рудницкого на имя Федора Кунъцевича Дягина.

Очевидно, что слово имя здесь употреблено не в значении «личное имя», а в значении более широком, обобщенном, которое и потребовало для себя нового слова. Писали на имя, но при этом указывали личное имя, отчество, фамилию или другие отличительные прозвища. Форма на имя могла применяться не к одному адресату, а сразу к нескольким: «на имя на Павла Рурика, Ивана Коитовъского, а на Павла Лощина.» Иногда сочетание на имя употреблялось и применительно к топонимическим названиям:

…въ озере на имя Вирове…», «…село в Киевском повете на имя Соколовичи…

Отсюда и появилось слово наименование с исторически обоснованной приставкой на-.

2. Имена и прозвища

С крещением Руси русские народные (языческие) имена медленно и постепенно стали отходить на периферию личных обозначений. Сначала они существовали наравне с греческими, латинскими и еврейскими (крестильными) именами, употреблялись поочередно как в устной речи, так и в письменных документах. Первыми от языческих имён отказались князья, затем бояре. Уже с конца XIII века исчезает обычай именовать князей двумя именами.

Мы не задумываемся, почему при знакомстве с человеком более органично звучит вопрос: «Как тебя зовут?» Зовут, т.е. как тебя прозвали, как твоё прозвище, а не как твои имя. В русском языке к понятию «имя» стали более тяготеть крестильные, христианские имена, а собственно русские, народные, становились прозвищами. Вот несколько примеров:

Князь Литовский Иваннъ, а прозвище ему Баба;
Отрохимъ Семеновичъ, прозвище Курвель;
Иванец с Луцка, Кошель прозваниемъ.

В письменных документах встречается и обратный порядок поименования, начинаемый с народного прозвища:

Латышъ Матца, а по крещению имя ему Левка (от Лев);
Малышъ, а имя ему Волотка (Володька);
Кайбалъ, а имя ему Гришка.

Видимо, в народной среде долгое время мирские имена преобладали, поэтому мы и сегодня никогда не скажем в обыденной речи «как твоё имя?», употребив более органичную фразу «как тебя зовут?». Глагол звать того же корня, что и существительные прозвище, прозвание. Люди на протяжении веков обозначали себя и других именами-прозвищами, звали своих соплеменников. В одном из судебных дел 1649 года имеется запись:

«Истец Данилко сказал: а как-де прозвище в кабале (договорном документе) написано, он де про то не ведает, потому что грамоте не разумеет, а имени де и прозвища он себе не переменивал».

В период зарождения фамилий древнерусские имена звучали красиво и очень содержательно: Ждан (долгожданный, трепетно ожидаемый ребенок), Любава (любимая, дорогая дочь), Любим (любимый ребенок), Смеяна (радостная, смеющаяся девочка), Голуб (кроткий, как голубок), Гордей (гордец), Томило, Истома, Злоба, Кручина, Дружина, Добрыня, Бажен и др.

Если же в семье росло многочисленное потомство, родители могли называть детей по порядку рождения, характеру, а то и просто по времени года или погоде на улице.
Ребятишек именовали по счётуТретьяк, Шестак (по порядку рождения шестой в семье малыш), Первой, Второй, Мезенец. Прятали от сглаза и колдовства, наделяя младенцев странными именами Ненаш, Неждан, Невзор, чтобы не завидовали злые люди и не пожелали им чего плохого. Именовали ребёнка и по той поре, когда он родился – Вешняк, Зима, Осеня. Имена произошли от собственно русских имен. Так как люди с такими именами встречались часто, требовалось уточнение, о каком Ждане идёт речь, поэтому к таким русским именам, так же, как и к крестильным, прибавлялось прозвище, характеризующее конкретного носителя. Например, Треня Ус, Вторко Теленок, Дружинко Тумак, Бажен Кулак, Добрыня Долгой, Упырь Лихой и пр.

В наименовании человека, то есть обозначении его в письменных документах часто применялся такой порядок: крестильное имя, отчество, прозвище. Например:

Илья Титов сын, прозвище Косик (1593), Олександр Федоров сын, прозвище Крик, Гаврило Иванов Сын, прозвище Попок, Сергей, Никитин сын, прозвище Скорко, Фирс Ермолин сын, прозвище Русак (1595), Гаврилка Михайлов сын, прозвище Томилка (1596).

В подобных наименованиях употребление слова прозвище было необязательным, и часто в записях встречаются такие обозначения:

Григорей Микулич Соболь, Иван Федорович Судок, Иван Терентьев Рогоза (XV век). Иванко Омельянов Трегуб, Гаврила Крапов сын Медведь, Гриша Кузьмин сын Горбун, Василий Никитин сын Жеребята, Семен Савельев сын Кривой (XVI век) и многие другие.

Часто то, что исследователи принимают за прозвища, на деле могло являться лишь уточнением, конкретизацией личности. К таким словам могли относиться указания на род занятий (кузнец, гончар, кожемяка и пр.) или указания на место жительства (происхождения): калмык, сибиряк, карелин, фрязин, грек и др.

3. Зарождение фамилий

Очевидно, что от этих прозвищ и произошли многие современные фамилии. Прозвища стали утрачивать свое значение второстепенных личных имен и стали приближаться к родовым прозваниям. При составлении списков жителей (ревизских сказок) переписывали по имяномъ съ отцы и съ прозвищи. В XVI-XVII вв. прозвище часто приобретает форму современной фамилии:

Максим Григорьев сын, прозвище Скоков (1588),
Тимофей Ерофеев сын, прозвище Ташлыков сын (1588),
Петя да Гриша Дмитриевы, а прозвище Худяковы дети (1588),
Яким Федосеев сын, прозвище Шевелев (1592),
Иван Яковлев сын, а прозвище Первушин (1603),
Онтоней Ондреев сын, а прозвище Истомин (1603),
Сергей Киприянов сын, а прозвище Королев (1603).

Однако эти прозвища ещё не были прямыми предшественниками современных фамилий. Это были прозвища-отчества, которые менялись от поколения к поколению. Например, отца именовалиИван Лобан Ондреевич Колычев (1495), а сынаИван Умной Иванов сын Лобана Колычева, внукаФедор Иванович Умного Колычева. Так постепенно прозвищное имя деда переходило в разряд родового имени и становилось фамилией. Именно от прозвищ предков и произошли многие современные фамилии, которые для современного человека часто представляются непонятными, а иногда и диковинными.

Слово прозвище в подобных наименованиях ставилось далеко не всегда: в этом случае прозвище тем проще принять за фамилию, руководствуясь современными представлениями. Однако, как было сказано, эти предтечи современных фамилий менялись от поколения к поколению, сохраняя в обозначении человека тех его предков, которых знали и помнили члены общины. Например, в конце XV века у великого князя воеводой был Иван Васильевич Булгак. Его дети в документах именовались: Михайло Иванович Булгаков и Ондрей Иванович Булгаков, хотя в миру их звали по имени и прозвищуМихайло Голица и Ондрей Курака. Сына Михайло Голицы именовали Юрий Михаилович Голицын, а сына Ондрея Кураки – Федор Ондреевич Куракин. Но уже в этом времени наблюдается неустойчивость прозвища по отцу: и того и другого могли записать по прозвищу деда как Булгаковых – Юрий Михаилович Булгаков и Федор Ондреевич Булгаков.

Так, прозвищное отчество (дедовство) постепенно приобретает черты современного родового имени. В наименовании лица оно почти всегда занимало место после именного отчества, как бы уточняя о сыне какого отца идёт речь. Например, Левонко Мосеев сын Коростелев значило, что Левонко сын не какого-то другого Мосея, а именно Мосея Коростеля. Иногда прозвищное отчество ставилось и на второе место, после личного имени, если именное отчество по каким-либо причинам отсутствовало. Так, в наименовании Павлин Чудинов сын Окинфова нет именного отчества (от крестильного имени отца), только прозвищное: Чудинов – значит, происходящий из чуди.

Однако такие примеры редки, нормальный порядок ономастических обозначений: личное имя, именное отчество, прозвищное отчество. Последнее иногда не согласовывалось с именным в падеже, писали: Иван Федоров сын Алексеева. То есть речь шла об Иване, сыне Федора Алексеева. Или: Пётр Иванов сын Болдина (отец – Иван Болда). Таких примеров встречается множество. Отсюда, кстати, и такие формы, как Дурново, Хитрово, Умного, Горбатого, Живаго. Первоначально речь шла о детях, чьи отцы имели прозвища Дурной, Хитрой, Умной, Горбатой, Живой.

Один и тот же человек мог называться в полной форме по имени, отчеству и прозвищному отчеству или в сокращенной – по имени и прозвищному отчеству. Например, Фёдор Васильев сын Вышеродов или Фёдор Вышеродов, где слово Вышерод – прозвищное имя отца. Именно такой порядок и закрепился в русской традиции: имя, отчество, фамилия. Прозвищное отчество служило той же цели, что и современная фамилия – уточнения, конкретизации о каком именно человеке идёт речь. Оно являлось дополнительным различительным признаком в обозначении человека. Понятно, почему прозвищные отчества по преимуществу и стали предтечей современных фамилий – они были фактически уникальны, редко можно было встретить двух людей с одинаковыми третьими членами наименования. Крестильное имя давали в соответствии со Святцами, отчество через имя отца также было почерпнуто из этого источника, а прозвище отца определялось народной фантазией и нормами словообразования, свойственными конкретному периоду развития языка.

4. Фамилия – семья и фамилия – часть личного наименования

Традиция именовать человека по имени, отчеству и фамилии складывалась в России постепенно, на протяжении веков. Первые фамилии обнаруживаются в древнерусских документах XV века. Принадлежали они знати и служили указателем чести и достоинства рода. С течением времени для конкретизации человека в его наименовании всё более часто появляется не только именное отчество, но и произвищное отчество или патроним, восходящий к имени или прозвищу деда. Из них чаще всего и образовывались современные фамилии. Чем ближе к нашему времени, тем фамилия становится все более непременной принадлежностью наименования человека. В позапрошлом веке почти каждый русский уже имел фамилию как добавление к имени и отчеству. Но строго наследственными, юридически закрепленными за всеми гражданами России фамилии стали не так давно – в 1930-х годах.

Когда-то и в русском языке фамилия могло означать «семья»; об этом напоминают выражения фамильное сходство, фамильные традиции, фамильные драгоценности. Замените здесь слово фамильный словом семейный, и ничего, по существу, не изменится. Иванов, Кузнецов, Верейский еще в позапрошлом веке нередко определялись как фамильные прозвания, затем стали просто говорить – фамилии.

Само слово фамилия происходит от латинского familia – сначала оно вошло во многие европейские языки со значением «семья», например, англ. family, нем. die Familie, фр. famille, ит. famiglia и пр. По поводу русского «фамилия» Шанский писал: Заимствовано в Петровскую эпоху из польского яз., где familia «семья, род» < латинского familia «домочадцы». Фамилия исходно — «семья, род», затем — «родовое, семейное имя».

Латинское familia «семейные слуги, вся прислуга, домохозяйские слуги», а также «домочадцы, включая родственников и слуг, поместье, имущество».

Латинское слово famulus «слуга, раб», неизвестного происхождения. Производные от famulus включают famula «служанка», famulanter «в образе служанки», famulitas «рабство», «familiis» фамильный, домашний, частный, «familicus» домашние рабыни, «familitas» «близкая дружба».

Латинское слово famulus редко используется в значении «семья, родители со своими детьми», для этого использовалось слово domus — «домашний» , от domus «дом», от ИЕ-корня *dom-o- «дом», от корня *dem- «дом, хозяйство».

Почему у русских четыре имени?

Министр - слуга
Скрупулёзный и дотошный

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*