Понедельник , 22 Апрель 2024

Античная Спарта

Общественный и государственный строй Спарты. Реформы Ликурга.

В основе возникновения государства в Спарте, относимого обычно к VIII-VII вв. до н.э., лежали общие закономерности разложения первобытно общинного строя. Если в Афинах эти закономерности привели к полному отмиранию родоплеменных отношений, то в Спарте процесс возникновения государства отличался существенными особенностями и сопровождался сохранением значительных остатков родовой организации.

Главной особенностью исторического развития Спарты было вмешательство в становление классового общества внешнего насильственного фактора. Миграция племён на Балканском полуострове, начавшаяся в XII веке до н.э., сопровождалась военными столкновениями между ними. Завоевание Мессении привело к возникновению совместной собственности завоевателей на землю — основное в тех условиях средство производства — и рабов. Возникло и чёткое классовое разделение — спартиаты стали господствующим классом рабовладельцев, а покорённые жители в рабов или неполноправных граждан.

Город Спарта был основан около 1000 года до н. э., через 200 лет после разрушения главенствующих ранее в этом регионе Микен. Падение Микен — следствие катастрофы бронзового века, величайшего из потрясений, пережитых цивилизацией. По наиболее популярной версии, дорийцы вторглись с севера и завоевали полуостров Пелопоннес, а крупнейшим и сильнейшим полисом дорийцев стала Спарта.

Храм Артемиды Орфии в Спарте

Первоначально Спарту составляли четыре деревни — Лимны, Питане, Киносура и Месоа, которые поклонялись единому культу богини-девственнице Артемиде Ортии (греч. ὈΡθίΑ).

В храме Артемиды в Спарте IX— VIII вв. до н. э. исполняли «Парфении» —«девичьи песни» посвящали либо богине-девственнице Артемиде-Орфии (др.-греч. Ἄρτεμις ὈΡθίΑ — «прямостоящяя»; микенск. a-ti-mi-te) , либо братьям-близнецам Диоскурам (греч. Διόσϰουροι, «сыновья Зевса») воинам Кастору (др.-греч. Κάστωρ, микен. ka-to) и Полидевку (Πολυδεύκης, лат. Поллукс), скачущих на белых крылатых конях.

вотивные дары -по обету — свинцовые фигурки воинов в святилище Артемиды Ортии в Спарте. 7–3 век до н.э.

Согласно Еврипиду архаичное деревянное изображение крылатой богини Артемиды Ортии было украдено Орестом и Ифигенией из Тавриды и привезено в Спарту.

Развалины храма Артемиды в Спарте.

Организация власти не давала достаточных средств для господства над покоренным населением, которое в 20 раз превышала численность спартанских завоевателей. Возникла потребность в организации политической власти, с её помощью незначительная часть населения Спарты могла господствовать над порабощенными соседями и их эксплуатация требовала единения спартанцев, сохранения некоторых элементов родоплеменной общности. Этому благоприятствовали и аграрный характер хозяйства Спарты, изоляция территории страны, замкнутой горными хребтами, что препятствовало развитию внешней торговли и товарно-денежных отношений. Совокупность этих обстоятельств обусловила сохранение значительных элементов военной демократии и в условиях формирования классового общества.

Особенности общественного строя в Спарте.

В Спарте сложилось своеобразное классовое рабовладельческое общество, сохранившее существенные пережитки первобытно общинных отношений.

Социальные группы:
спартиаты (др.-греч. Σπαρτιᾶται), или гомеи (др.греч.ὅμοιοι или ὁμοῖοι «равные») — мужчины, обладавшие полными гражданскими правами. Спартиаты — сословие профессиональных воинов, военная служба была их единственной обязанностью.
гипомейоны (не получившие наследства спартиаты); второе сословие – условно называемое простым народом. В него входили гипомейоны, мофаки — дети не гомеев, получившие полное спартанское воспитание и право на гражданство; неодамоды — бывшие илоты, получившие неполное гражданство;
— периэки свободные, не граждане Спарты.
илотыземледельцы.

Правящим классом в  военно-аристократическом государстве Спарта (др.-греч. Σπάρτη, лат. Sparta), или Лакедемо́н (др.-греч. Λακεδαίμων, лат. Lacedaemon) были спартиаты. Только они считались полноправными гражданами Спарты.

Все мальчики из семей граждан с семилетнего возраста попадали в закрытые полувоенные школы — агелы, где обучались до 18—20 лет. Основное внимание при обучении спартиатов уделялось физической подготовке, военному делу и идеологии. Жили спартиаты в подобии города, объединявшего 5 селений и напоминавшего своеобразный военный лагерь, подчиняясь строгой дисциплине и порядку.

Условия жизни в казармах были весьма суровы, недостаток питания и комфорта должны были приучить юношей к лишениям, связанным с военной службой. Наставники поощряли соперничество и соревнования между обучающимися, выявляя таким образом потенциальных лидеров. Спартиаты с 18 до 20 лет были на внутренней полицейской службе, а с 20 до 60 лет на военной службе.

Немногие избранные граждане спортиаты входили в привилегированный корпус 300 всадников.

Лишь достигнув 30 лет, спартиат получал право на частную жизнь и мог покинуть казарму. Однако и здесь он не мог быть полностью свободен: гражданин должен был иметь семью и детей, холостяки и бездетные сурово порицались.

Женщины, почти полностью освобожденные от домашнего хозяйства и заботы о воспитании детей, обладали некоторой самостоятельностью и имели досуг для развития личности.

Арес — древнегреческий бог войны

В целях поддержания единства спартиаты должны были участвовать в общественных трапезах сисситиях. Одинаковыми были одежда и вооружение воинов.

Поддержанию единства спартиатов способствовали и установленные Ликургом правила против роскоши. Спартиатам запрещалось торговать, для них вводились тяжёлые, неудобные в обращении железные монеты.

Однако эти ограничения не могли предотвратить развитие имущественного неравенства, подрывавшего единство  спартиатов. Поскольку земельные наделы наследовались только старшими сыновьями, остальные сыновья могли получить лишь выборочные наделы.

Если спартиат не получал наследства, он переходили в разряд гипомейонов (опустившихся; безземельных) и терял право участвовать в народном собрании и сисситиях.

К V—IV вв. до н. э. сословие спартиатов стало приходить в упадок. Его численность сильно сократилась из-за множества войн, в которые была вовлечена Спарта, а низкая рождаемость из-за поздних браков и замкнутости сословия, не могла возместить потери. Численность гипомейонов неуклонно возрастала, а численность спартиатов сокращалась — с девяти до четырех тысяч человек к концу IV века до н.э.

В ходе завоевательных войн спартанцы познакомились с образом жизни окружающих народов. Роскошь, удобства и свобода жизни произвели на них впечатление, и законы Ликурга, несколько сотен лет державшие Спарту в экономической и идеологической изоляции, стали постепенно забываться.

Поражение Спарты в битве при Левктрах 6 июля 371 до н. э. в ходе Беотийской войны с беотийцами во главе с  Эпаминондом и Спартой, нанесло непоправимый ущерб численности спартиатов и положило конец гегемонии Спарты в Элладе. Эпаминонд Фиванский захватил земли Мессении, принадлежавшие спартиатским родам, — это стало сильным ударом по спартанской экономике. Спарта из могущественного государства Эллады, превратилась в силу местного значения. Военное сословие сократилось, и Спарта перешла от профессиональной армии к армии-ополчению, такой же, как у других греческих полисов.

Периеки (др.-греч. περί «вокруг» + др.-греч. οἶκος «дом, жилище» = «живущие вокруг») —живущие на периферии, на удалении от центра члены одной из групп лично свободного населения Лаконии и Мессении в ту эпоху, когда на этих территориях существовало древнегреческое государство Лакедемон (Спарта). Периеки населяли в основном побережье и предгорные районы Лаконии (Спарты).

В отличие от других групп, периеки были лично свободны, обладали имуществом и могли им распоряжаться, могли свободно передвигаться и посещать другие города без специального разрешения, а также заниматься любыми видами профессиональной деятельности. Основное занятие периеков — торговля и ремесло. Важнейшим ремеслом было производство оружия и разного рода амуниции для армии Спарты.

Периеки не имели политических прав и находились под надзором особых должностных лиц — гармостов.

Города периеков были безусловно подчинены Спартепериеки были военными союзниками, начиная с завоевания Лаконии (Спарты) дорийцами, когда отношения с завоёванным населением зачастую строились на договорных началах. Свою роль тут, видимо, сыграло и стратегическое положение периэкских городов, являющихся военными форпостами Спарты.

воин-гоплит в броне и коринфском шлеме — 520 г. до н.э. Рисунок на гидрии

Безусловной повинностью периэкских городов было поставка солдат для спартанской армии. Периек должны были участвовать в сражениях в отрядах тяжеловооруженных воинов ближнего боя, гоплитов, от названия большого тяжёлого круглого щита — гоплон (др.-греч. ὅπλον).

В битве с персами при Платеях в 479 г. до н.э. в Беотии в спартанский отряд входило 5000 гоплитов-периэков, столько же, сколько и спартиатов. В период же Пелопонесской войны (431—404 до н. э.) — военного конфликта между Делосским союзом во главе с Афинами, и Пелопоннесским союз во главе со Спартой, численность полноправных граждан Спарты стала сокращаться, периеки составляли основу спартанской армии.

В правовом отношении периеки занимали промежуточное положение между спартиатами и илотами. По своему положению периеки были близки к афинским метекам, но в отличие от них высшие должностные лица государства могли казнить периеков без суда.

Сбор урожая

Илоты — порабощенные жители Мессении — были собственностью государства Спарта. Они обрабатывали земли спартиатов и отдавали им около половины урожая (на домашних работах спартиаты использовали рабов из военнопленных). Хотя в Спарте, как и в Афинах, рабский труд стал основой общественного производства, коллективное спартанское рабовладение отличалось от классического рабства.

Илотия была специфической формой рабства. Илоты самостоятельно вели своё хозяйство, они не были товаром, подобно рабам, и, заплатив налог, они свободно распоряжались оставшейся у них частью урожая. Их экономическое и социальное положение было близким к положению крепостных крестьян. Предполагается, что илоты имели семью и образовывали какое-то подобие общины, являвшейся коллективной собственностью общины спартиатов.

Спартанцы постоянно воевали с жителями соседней провинции Мессения. Мессенские войны то затухали, то вспыхивали снова в тот момент, когда спартанцы уже начинали праздновать полную победу и окончательное превращение мессенцев в илотов.

Фракийский пельтаст, 5 век до н.э.

Илоты участвовали в войнах Спарты, как легковооруженные воинов — пельтастов, названных по лёгкому щиту — пельте (др.греч. πέλτη, πέλτα; лат. pelta, pelte) — лёгкий кожаный щит, имеющий форму полумесяца, плетёный изиз тростника, лозы, ивовых прутьев или из лёгкого дерева. Они могли выкупить себя на свободу, но в других отношениях были совершенно бесправными. Ежегодно спартиаты объявляли илотам войну, сопровождавшуюся массовыми убийствами. Впрочем, убийство илота допускалось и в любое другое время.

памятник Ликургу в Спарте

Государственный строй

Государственный строй Спарты сформировался в результате преобразования военной демократии в государственную организацию, сохранявшую некоторые черты родо-племенной организации власти. Зарождение сословия произошло благодаря реформам Ликурга в VIII веке до н. э., заложившем основы Спартанского государства. Становление Спарты, как государства, подчиненного войне, превращённого в военный лагерь, господствующий над порабощённым населением Мессинии, шло в промежутке от IX до VI века до н. э.

Во главе государства стояли два архагета от дорийцев и ахейцев. В литературе их часто называют царями, хотя даже афинский базилевс, в отношении которого термин царь условен, обладал большей властью, чем спартанские вожди. Власть архагетов стала наследственной, что, однако, не делало её прочной. Каждые 8 лет проводилось гадание по звёздам, в результате которого архагеты могли быть преданы суду или отстранены от должности. Иногда они смещались и без этой процедуры. Первоначально наиболее полной была военная власть архагетов. Им подчинялось войско, в походах они пользовались правом жизни и смерти. Однако в дальнейшем и их военные полномочия были существенно ограничены.

Полулегендарный царь Спарты Ликург (VIII в. до н. э.) воспользовался в своих преобразованиях опытом древних ахейских обществ. Устно изложенные Ликургом правила жизни спартанцев, вошли в историю как «большая ретра», они регламентировали буквально все аспекты личной жизни граждан Спарты.

1) Первым и самым важным из нововведений было создание Совета старейшин – «В соединении с горячечной и воспаленной, царской властью, обладая равным с нею правом голоса при решении важнейших дел, этот Совет стал залогом благополучия и благоразумия»* — по слову Платона. Тем самым в новоучреждаемом государстве должно было установиться равновесие между традиционной властью царейпотомственных аристократов и властью неорганизованной  толпы народа, представленной народным собранием.

2). Другим из существенных преобразований по Ликургу, был передел земли, чтобы уничтожить всякое неравенство. Вся земля Спарты была поделена на 9 тысяч наделов — по числу взрослых мужчин-спартиатов-воинов Спарты. Наделение каждого гражданина землёй имело не только социальное, но и политическое значение:

«дабы изгнать наглость, злобу, роскошь и ещё более старые, ещё более грозные недуги государствабогатство и бедность»*.

Спартанцам было предписано ограничиться самыми необходимыми ремеслами и искоренять особые искусства, чтобы стиль жизни зажиточных граждан не выражался в богатстве вещей. Целый ряд постановлений против роскоши: дома следовало строить при помощи только топора и пилы, дабы не предаваться украшательству.  Для спартанцев в этом, видимо, был путь к социальному сплочению народа перед лицом зависимых и покоренных племён.

В Спарте были выведены из оборота реальные деньги, которые заменили неподъёмной и не имевшей хождения вне Спарты железной монетой, что привело к исчезновению воровства в обществе. Жизнь спартанцев было подчинена идее их равенства между собой — и фактическое отсутствие денег, и традиция совместного приёма пищи.

Введённые Ликургом общественные трапезы восходили к родовым пирам на которых все должны были угощаться простой пищей и из простой посуды. Для организации этих трапез спартанцы должны были вносить небольшой налог, служивший знаком добропорядочного спартиата. Заметим, что вершиной кулинарного искусства и любимым блюдом в Спарте была чёрная похлёбка, о которой другие греки вспоминали с содроганием, — варево из свиных ног, крови, чечевицы и уксуса.

3) Законы равенства Ликург распространил и на брачно-семейную сферу. Женщины были равноправны с мужчинами, допущены к занятиям спортом, занимались военным делом. Это должно было способствовать простоте нравов, что содействовало бы росту браков и рождаемости. Поощрялись внебрачные связи, причём запрещено было проявлять собственнические чувства, ревность и т. п., в отношении женщин. Государство брало на себя заботу о воспитании всех без исключения детей.

Археологический музей Спарты

4). Постановлениями Ликурга было введено единообразное и обязательное воспитание и обучение всех спартиатов, в которых военное дело занимало главенствующее место. Гражданам Спарты было запрещено заниматься ремеслами, искусствами, земледелием, торговлей.

«Никому не разрешалось жить так, как он хочет, точно в военном лагере, все в городе подчинялись строго установленным правилам и делали то из полезных для государства дел, которое им было назначено».

Спартанцы считали, что нет смысла копить богатства, если ты не сможешь ими воспользоваться.

Спартанский образ жизни должен был охраняться многочисленными запретами на общение с иностранцами, нововведениями в религиозной сфере.

Спартиаты должны были говорить по-особому лаконично, экономя слова, стремясь к точности и образности. На деле лаконичный язык спартанцев также служил национальной изоляции от прочих греков.

«Приди и возьми» (Молон лаве) — крылатая фраза, легендарный ответ спартанского царя Леонида I на письменное требование персидского посла сдать оружие накануне битвы при Фермопилах.

Законодательные уложения Ликурга были высказаны в так называемых ретрах – ответах оракула Аполлона на вопрошания царя. Они не были записанными, и священный смысл должен был обеспечить сохранение их требований на века. По замыслу законодателя, стабильность спартанского общества должна обеспечиваться и нравами, и общим укладом жизни, и государственными учреждениями, в которых народ в целом реализует власть. Одна из ретр завершалась словами:

«Господство и власть пусть принадлежат народу».

Организация политической власти у спартиатов была типичной для периода распада первобытно общинного строя:
два родоплеменных вождя, как результат объединения дорийских и ахейских племён;
совет старейшин (герусия);
коллегия эфоров;
— народное собрание (апелла).

Совет старейшин (герусия), как и архагеты, — орган власти, унаследованный от родоплеменной организации. В состав герусии входило 28 геронтов (старейшин), пожизненно избираемых народным собранием из знатных спартиатов, достигших 60-летнего возраста. В герусию входили и оба вождя дорийцев и ахейцев. Первоначально герусия рассматривала вопросы, выносившиеся на обсуждение народного собрания, и тем самым имела возможность направлять его деятельность. Со временем полномочия герусии расширились. В случае несогласия геронтов и вождей с решением народного собрания они могли воспрепятствовать ему, покинув собрание. Герусия участвовала в переговорах с другими государствами, рассматривала уголовные дела о государственных преступлениях и вела судебные процессы против архагетов.

В народном собрании участвовали все спартиаты, достигшие 30-летнего возраста. Первоначально собрание созывали вожди, они же в нём председательствовали. Выступать в народном собрании могли только должностные лица или послы иностранных государств, участники же собрания лишь заслушивали выступления и голосовали. Созыв народного собрания  производился раз в месяц. На собрании принимались законы, избирались должностные лица, решались вопросы войны и мира, союза с другими государствами, рассматривались вопросы о наследовании должности вождя, определялось, кому из вождей возглавлять войско в походе и т.д.

Эфоры в Спарте появились с VIII века до н.э. в результате острых конфликтов между родоплеменными вождями и родовой аристократией. Последняя, получавшая большую долю военной добычи и возможность угнетать свободных общинников, стремилась ограничить пожизненную власть вождей, властью пяти эфоров, избираемых из аристократии на определенный срок. Они избирались из «достойных» на один год, действовали единой коллегией, принимавшей решения большинством голосов. Первоначально эфоры считались помощниками архагетов и осуществляли судебное рассмотрение дел по имущественным спорам.

С середины VI в. до н.э. власть эфоров заметно возросла. Они поставили под свой контроль архагетов (царей) — в походе их сопровож дали два эфора. Эфоры получили право созывать герусию и народное собрание и руководить их деятельностью. Вместе с герусией они могли предотвратить принятие народным собранием неугодного им решения. К ним перешло руководство внешними отношениями Спарты и внутреннее управление страной, наблюдение за соблюдением спартиатами установленных порядков, суд над ними и наказание их, объявление войны и мира, контроль над деятельностью остальных должностных лиц.

Деятельность самих эфоров практически не контролировалась — они отчитывались только перед своими преемниками. Особое положение эфоров подчеркивалось и их правом не участвовать в общих сисситиях и иметь собственный стол.

спортсмены-гоплиты — соревнование в беге при полном снаряжении

Кризис политической системы Спарты

Монолитная социальная структура господствующего класса, превратившегося в мощную военную организацию, способствовала быстрому возвышению Спарты среди греческих государств. К V в. до н.э. Спарта установила свою гегемонию над почти всем Пелопоннессом, возглавив Пелопоннесскую симмахию. Застой в социально-экономической и политической жизни, духовное оскудение — цена господства над илотами — сделали Спарту центром реакции в Греции.

Аристотель не зря писал о том, что бессмысленно создавать культуру, основанную на воинской доблести, поскольку рано или поздно наступает мир.

Одержав победу над Афинами, спартанцы столкнулись с тем, чего они хотели меньше всего, — с миром, и именно с этого столкновения людей мира с людьми войны начинается закат военной цивилизации.

Победа в Пелопоннесской войне (431-404 гг. до н.э.), громадная контрибуция, полученная с Афин, резко стимулировали процессы имущественного расслоения спартиатов и развития товарно-денежных отношений.

В Спарте перестаёт соблюдаться запрещение спартиатам заниматься торговлей. Былой аскетический спартанский образ жизни уходит в прошлое. Массовое разорение рядовых спартиатов ведёт к потере ими земельных наделов и потере гражданского полноправия. Единство спартанской общины разрушалось, её военная мощь упала — число полноправных спартиатов сократилось, в спартанской армии появились наёмники.

В результате македонского завоевания Греции в IV веке до н.э. была потеряна Мессения, и подорвана экономическая основа Спартанского государства.

Предпринимавшиеся в III веке до н.э. по требованию разорившихся спартиатов попытки восстановить старые порядки путём передела земли, уничтожения долгов, восстановления военного могущества предоставлением прав гражданства неполноправным жителям Спарты потерпели крах.

Объективные закономерности развития рабовладельческого общества неумолимо вели к крушению социальных и политических порядков, сохранявших коллективистские пережитки общинного строя. Окончательно ослабленная, раздираемая внутренней борьбой Спарта, в середине II веке до н.э. подпадает под власть Рима, как и все греческие государства.

Путь от вершины славы и могущества, когда Спарта во главе коалиции греческих городов победила афинян и их союзников — до уровня захолустного городка в римской провинции Ахея был проделан по историческим меркам стремительно — менее чем за пару веков.

В 146 году до н. э., Спарта было не тем городом-государством, каким была в Классическую эпоху.

После 192 года до н. э. в Спарте окончательно исчезла царская власть. Правительством Спарты были коллегия пяти эфоров и герусия (греч. Γερουσία — Сенат;  βουλὴ γερόντων — совет старейшин; латин. gérōn; греч.γεροντία, лат. gerontía — старость) Совет 30 старейшин. С того же времени Спарта не контролировала Лаконику, область на юго-востоке Пелопоннес), города которой образовали Лаконский союз.

Годы после Ахейской войны (146 г. до н.э.) были временем возрождения в Спарте традиционных порядков. Спарта постоянно контактировала с Римом, в городе было даже построено здание для прибывающих в город римских должностных лиц. Отдельные знатные семьи поддерживали личные связи с римским нобилитетом (от лат. nobilitas, nobilitatis — знать) — в древнеримской республике правящее сословие рабовладельческого класса из патрициев и богатых плебеев, занимавших высшие государственные должности. Например, в 70-е годы до н. э. Спарту посетил молодой Цицерон. В городе он остановился и завязал дружбу со спартанским гражданином по имени Филипп.

Античное государство Понт на юге Чёрного моря

В I веке до н. э. Греция стала полем боя сначала между Римом и Понтом, потом — между римскими полководцами. Вскоре после начала I Митридатовой войны спартанцы обновили кирпичные стены вокруг города. В 88 году до н. э. в Лаконике высадились войска понтийского царя Митридата VI. Спартанцы дали им бой, но были разбиты и были вынуждена  стать союзником Понта. Поведение Спарты отличалось от позиции членов Лаконского союза, которые активно помогали царю Митридату.

Во время войны между Цезарем и Помпеем спартанцы поддержали последнего. В 48 году до н. э. их отряд сражался в битве при Фарсале. Историк Аппиан пишет, что спартанцы сражались «под командованием своих басилеев». Вероятно, он имел в виду, что воинов Спарты вели в бой их собственные, а не римские командиры.

Когда Октавиан и Марк Антоний воевали в Греции против Брута и Кассия, спартанцы поддержали наследников Цезаря. Это решение потребовало от них смелости, потому что Грецию контролировал Брут. Узнав об этом, убийца Цезаря в гневе пообещал отдать пелопонесский город на разграбление своим воинам. Этому не суждено было случиться, потому что Брут и Кассий проиграли и погибли. Тем не менее, поддержка Октавиана дорого обошлась спартанцам — их 2-тысячный отряд полностью погиб в битве при Филиппах — решающее сражение гражданской войны 44—42 гг. до н. э. возле древнего македонского города Филиппы. Октавиан и Антоний оценили верность спартанцев и передали их государству город Дентелиатис и его землю.

Спасаясь от Перузинской войны Октавиана с Антонием бежали в Спарту, в 40 году до н. э. из Рима в Спарту бежала супружеская чета Тиберия Клавдия Нерона и Ливии Друзиллы с маленьким сыном. Клавдии были традиционными покровителями Спарты.

Ливия и её сын Тиберий.

Через два года, в 38 году до н. э., у Ливии Друзиллы появился новый муж — Октаван Август. А её сын, бывший с ней в Спарте, позднее станет преемником Октавиана и вошёл в историю как принцепс Тиберий.

В 31 году до н. э. Греция вновь стала полем боя, теперь между Октавианом и Марком Антонием, который контролировал большую часть Греции, где только Спарта и Мантинея сохранили верность Тиберию, пасынку Цезаря.

Брат Марка Антония, Луций. Монета 41 г. до н.э.

Спарта участвовала в римских войнах не только ополчением. Хотя город Спарта формально был свободен, спартанцы регулярно выплачивали римлянам деньги для ведения войны в Греции. Выплата денег зачастую ложилась на плечи состоятельных спартанцев.

Марк Антоний, денарий

Требования денег привели к возрождению в Спарте монетного двора30 г. до н. э. датируется множество спартанских монет. Их чеканили для выплаты денег Марку Антонию  (14 января 83 года до н. э. – 1 августа 30 года до н. э.) — римский политик и полководец, сыгравший решающую роль в превращении Римской республики из конституционной в автократическую Римскую империю.

Ряд спартанских монет, выпущенных в 39−37 годах до н. э., содержит имя Луция Семпрония Атратина, соратника Марка Антония и пропретора в Элладе.

«Сражение при Акциуме».Лоренцо А. Кастро

Взлёт и падение дома Еврикла

 Спартанец Лахарес поддерживал ещё Юлия Цезаря, за что афиняне из лести к римскому полководцу поместили статую Лахарес в числе других на своем Акрополе. Вероятно, Лахарес на своём корабле нападал на суда с зерном, принадлежавшие Марку Антонию, и незадолго до битвы при Акциуме спартанец был казнён за пиратство.

Сын Лахареса Евриклид командовал триерой в битве при Акциуме. Благодаря поддержке римского принцепса спартанский гражданин Еврикл добился исключительной власти на родине. Евриклид был спартиатом-полководцем и стал фактическим правителем Спарты, хотя формально Спарта оставалась республикой.

Нам неизвестно, насколько древен и знатен был род Лахареса и Евриклида. Сам Евриклид называл своим предком полубога Радаманта, сына Зевса и Европы, брата царя Крита Миноса, а не Геракла, к которому возводили свой род многие знатные спартанцы. Поэтому можно предположить, что Лахарес и его сын были новыми людьми в Спарте, возможно переселенцами.

В 21 году до н. э. Спарту посетил принцепс Октавиан Август. Спартанцы отметили посещение высоких гостей выпуском монет, изображающих правящую чету.

Власть Евриклида опиралась на поддержку Рима, и получил римское гражданство как Гай Юлий Эвриклид, и должность с титулом «ΛακεδαιμονίΩν ηγεμών» («правитель лакедемонян«) и должностью династа в Спарте. Монеты Евриклидов датируются 31-27 г. до н.э. Император Октавиан Август подарил ему во владение остров Киферу около берегов Лаконики. В свою очередь Евриклид учредил в Спарте культ Августа и стал его первосвященником. Когда в 16 году до н. э. через Спарту проезжал зять императора Агриппа, Еврикл отметил это выпуском новой партии монет.

Ахейский союз. Паллантион. Начало 1 века до нашей эры. AR Triobol — Hemidrachm (Серебро, 16мм, 2,29 г); голова Зевса — Монограмма Ахайского союза

Некоторое время Спарта была столицей провинции Ахайя, в которую входила вся материковая Греция. Спартанцам Октавиан Август доверил судейство на религиозных играх, посвященных юбилею победы при Акциуме. Предположительно, при Евриклиде Октавиан Август вернул Спарте власть над Лакедемоном, и города Лаконского союза стали подданными Спарты. В Греции Евриклид завоевывал себе славу благодетеля, тратя огромные средства на общественные постройки.

Евриклид пытался вести международную политику. Писавший через сто лет Иосиф Флавий сохранил рассказ о том, как спартанец Евриклид отправился с визитом к царю Архелаю в Каппадокию, зависимую от Рима, и к царю Ироду Иудейскому. В Иудее Евриклид втянулся в дворцовые интриги, которые привели к казни одного из сыновей Ирода.

В конце жизни Евриклид потерял милость Октавиана Августа. Спартанца дважды привлекали к римскому суду и даже лишили римского гражданства. Император снова отобрал у Спарты власть над Лакедемоном, и города Лаконии снова образовали союз. Причину этого видят в том, что спартанец Евриклид открыто помогал пасынку принцепса Тиберию, который в это время жил в изгнании на Родосе.

Вероятно, Тиберий, став принцепсом, не забыл поддержки Евриклида. При Тиберии сын Евриклида Лакон получил такую же власть в Спарте, какой обладал его отец Евриклид. Его сын Гай Юлий Лакон  был дуумвиром квинквенным, а второй сын Лацо Гай Юлий Спартиатикус — истмийцем агонофетом; оба сына были членами римского конного ордена. Вероятно, Евриклид (Гай Юлий) Дексимах ок. 18-12 до н.э. (П. Меммия), принял имя Гай Юлий Евриклес Геркулан. С Гаем Юлием Евриклом Геркуланом Луцием Вибулием Пием, первым спартанским сенатором при Траяне и Адриане, семья Евриклида вошла в римский сенат.

После смерти матери Тиберия Ливии, покровительницы Спарты, Лакон организовал в городе её религиозный культ, сопровождавшийся спортивными играми. Сын Лакона Арголик женился на дочери Помпея Макра, грека с Митилены, фаворита Тиберия. Падение Помпея Макра в 33 году н. э. привело и к падению власти Лакона в Спарте.

Новый принцепс Клавдий восстановил Лакона в Спарте и даровал его власти официальный статус — в надписях Лакона именуют «прокуратором Клавдия».

Сын Лакона Гай Юлий Спартиатик в дополнение к римскому гражданству получил статус всадника. Некоторое время он служил в римской армии как кавалерийский офицер. Позже он унаследовал власть своего отца и упоминается в документах как «прокуратор Цезаря и Августы Агриппины». Как его отец и дед Спартиатик потерял милость императора, уже Нерона, и лишился власти. Остаток жизни Гай Юлий Спартиатик провел в изгнании. Римский император Нерон недолюбливал спартанцев, и во время путешествия по Греции принцепс отказался посетить Спарту, так как он не одобрял установлений Ликурга.

Потомки Евриклида остались в Спарте и сохранили своё богатство, но никогда больше не претендовали на то, чтобы быть единоличными правителями города.

Спарта и Эллинское возрождение

После падения власти Евриклидов в эпоху императоров из династии Флавиев и Траяна в Спарте возродилась гражданская жизнь. Веспасиан выделил средства для строительства в городе театра. Спартанцы называли Траяна «спасителем».

В политической жизни Спарты по прежнему существовали коллегии эфоров и геронтов Сенат и Совет старейшин. Роль геронтов свелась к консультативной. Реальная власть была в руках у коллегии синархов  — «совместно правящие».

В эпоху династии Северов (192−235 гг. н. э.) в Спарте зафиксировано управление Совета — буле, видимо, его членами были и синархи, и геронты, и буле имело законодательную власть.

В римской Спарте появились новые должностипатрономы, отвечавшие за подготовку эфебов, и номифилаки (хранители законов). Патрономами могли становиться не-спартанцы — эта должность подчеркивала уважение жителей империи к спартанской системе воспитания. Подготовкой эфебов и проведением их состязаний заведовала коллегия бидеев.

Спартанская элита в эпоху Принципата стала частью элиты империи. Например, потомок Еврикла Геркулан был римским сенатором и прошёл римским cursus honorum до должности претора.

В римской Спарте была традиция использовать родословные при утверждении своего статуса. Многочисленные надписи из этого города показывают нам людей, возводивших свой род к героям Классической эпохи древней Эллады и мифическим персонажам. Например, спартанец Марк Аврелий Аристократ называет себя потомком Геракла в 48 поколении и одного из Диоскуров в 44 поколении.

Богатые граждане соревновались в украшении родного города. При императоре Траяне начал действовать конкурс на звание лучшего гражданина. Например, спартанцы и, судя по именам, римские граждане Гай Юлий Агесилай и Тит Флавий Хариксен на рубеже I-II веков н. э.финансировали проведение новых спортивных игр Ураний и Леонидий. Пожертвования Агесилая позволили удвоить денежные призы победителям Леонидий.

Агесилай и Хариксен удостоились статуй, около которых на стене писали имена победителей спортивных игр Леонидий. Большая часть событий этого фестиваля проходила в театре недалеко от гробниц царя Леонида, регента Павсания (победителя в битве при Платеях) и плиты, на которой были выбиты имена трехсот спартанцев.

Предположительно Леонидии включали ораторские и спортивные состязания, участниками которых могли быть только спартанцы, как подчеркивает современник событий Павсаний.

Другим видом игр, проходивших в ту эпоху, были Евриклии, в честь правителя Спарты, потомки которого сохраняли влияние в государстве. В древней святилище Аполлона в Амиклах продолжали до поздней Античности проходить спортивные соревнования Гиацинтии.

Несколько раз Спарту посещал римский император Адриан. Его визиты сопровождались территориальными дарами. Спартанское государство получило от императора остров Каудус недалеко от Крита и Коронею в Мессении, которыми стали управлять спартанские губернаторы (эпимелеты). Благодаря поддержке императора, любителя эллинов, в Спарте был построен протяженный акведук.

После того, как римский император Каракалла в 212 году н. э. выпустил знаменитый эдикт, все свободные спартиаты стали римскими гражданами. К этому времени многие жители города получили prenomen и nomen императора — Септимий Бассиан.

В 163 году н. э. Марк Аврелий и его соправитель Луций Вер запросили у Спарты вспомогательные войска для войны с Сасанидской Персией. Это было оформлена как дружеская помощь Риму от свободного города. Часть этих войск была конницей.

В 214 году Каракалла набрал в Спарте и Македонии вспомогательные отряды для войны против Парфии. Оба отряда состояли из 500 воинов (такова была численность спартанского лоха в Классическую эпоху) и назывались фалангитами.

Спарта и эпоху Поздней Античности

После 235 года н. э. римская империя погрузилась в длительный кризис, но Грецию и Спарту беды первоначально не затрагивали. В 250-е годы н. э. на побережье Эгейского моря нападали пираты-германцы. В 268 годы н. э. германцы-герулы вторглась с моря в Грецию, захватили и разграбили Афины, Аргос, Коринф и Спарту.

Городская жизнь оживает во времена императора Диоклетиана и его преемников — в Спарте были построены новые богато украшенные здания и театр. Богатые спартанцы строили мраморные особняки, даже с собственным водопроводом.

В 360 году н. э. проконсул Ахайи Ампелий оплатил еще одну перестройку спартанского театра и других зданий. В 375 году н. э. город Спарта пострадал от землетрясения, и новый проконсул Ахайи Анатолий принял участие в восстановлении города.

В Спарте продолжали выполнять «установления Ликурга» в воспитания юношества. Спарта была известна, как образовательный центр для юношей. Среди городской верхушки было немало образованных людей. Живший в эту эпоху оратор Либаний дружил с образованными спартанцами. Он упоминает в своих письмах грамматика Никокла, ставшего учителем будущего императора Юлиана, Авсония, с которым они вместе в юности учились в Афинах и других.

Христианские священники

Благодаря своим культурным традициям Спарта была оплотом эллинского язычества. Однако со второй половины II века н. э. в городе существовала христианская община. Епископ у Спарты появился уже после разрушения города готами — впервые он упоминается в 457 году н. э. В условиях, когда христианство стало религией римских императоров, численность и влияние общины росли. В своих письмах спартанскому другу Авсонию Либаний упоминает об уничтожении в Спарте статуй языческих богов, которое поддержали римские чиновники Ахайи.

«Аларих в Афинах». Художник Л. Тирш

История античной Спарты закончилась в 396 году н. э., когда нашествие готов Алариха прокатилась по всей Греции. Готы Алариха прошли Фессалию, Беотию, но не смогли взять главный город Беотии Фивы. Афины откупились, но сам Аларих вошел в город, где его с почётом приняли. Затем готы опустошили Мегариду и прошли через Истмийский перешеек. Многие города Пелопоннеса не были укреплены и стали добычей захватчиков. Готы захватили и разрушили Аргос, Коринф и Спарту.

Писавший об этих событий историк Зосим обвиняет римские власти в том, что они не смогли организовать оборону. Единственной защитой Спарты были её старые кирпичные стены, возведенные ещё до Римского завоевания.

После ухода Алариха спартанские стены были перестроены. Для строительства стен использовались остатки старых зданий города, а также камень городских мавзолеев и театра. Новая планировка города не была связана со старой и означала превращение Спарты в средневековый византийский город.Источники

A Companion to Sparta. Volume I. 2018.
Cartledge P., Spawforth A. Hellenistic and Roman Sparta: a Tale of Two Cities. 2002.
Georgiadis M. Leonidas and Heroes of Thermopylae: Memory of the Dead and Identity in Roman Sparta // Honoring the Dead in Peloponnese. 2009.

Терминалии 23 февраля
Гимн лихорадочной любви.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*