Вторник , 22 Июнь 2021
Домой / Язык – душа народа / Земля и Народ Русинский

Земля и Народ Русинский

РУСЬ УГОРСКАЯ
Измаил Иванович Срезневский.

«Отрывок из опыта географии Русского языка» («Вестник Императорского Русского Географического Общества», ч. IV, 1852).

 § 1. Земля и Народ Русинский.

Идучи по южнымъ отлогостямъ Карпатскаго хребта съ запада на востокъ, путешественникъ встречается съ людьми русскими въ окрестностяхъ Бардеёва и Ужьгорода или, какъ мы привыкли называть, Бартфельда и Унгвара.

Русины по вере живутъ и западнее, въ столицахъ (комитатахъ) Гоморской, Спишской, Шаришской, Земненской; но это — Русины по вере, люди русской веры, по языку и народности они — Словаки и Мадьяры: все уніяты (униаты) и православные называются въ Венгріи Русинами, если только они не Волохи и не Сербы.

На востокъ же отъ окрестностей Бердичева и Ужьгорода живутъ люди русскіе въ полномъ смысл этого слова, родные братья наши, однокровные съ нами потомки древней Руси, и по народности и но своимъ древнимъ воспоминаніямъ. Въ эпархіи Мукачевской, идущей по столицамъ Земненской, Унгварской, Сабольской, Угочьской, Сатмарской, Бережской и Мармарошской, живутъ потомки русских въ числе 470,000, или около того; въ эпархіи Прешовской, простирающейся по столицамъ Шаришской , Спишской, Гоморской, Торнянской, Абаюварской, Боршодской и Земненской, потомков русских можно считать до 50,000: всего слишкомъ 500,000 (*).

Головацкий по расчёту за 1840 год насчитал в шести столицах 411,500 из 1,031,271 общего числа жителей, из которых 208,200 принадлежат к церкви римско-католической, а 374,631 к числу униатов. Преимущественно русскими, по расчёту Головацкого 1840 году, можно назвать столицы Мармарошскую, Бережскую, Угочьскую, Унгварскую, Шаришскую и половину Земненской.

Примыкая на западе к Словакамъ, на юге къ Мадьярамъ и Волохамъ, а по вере къ Русинамъ галіцким, они отделяются отъ последнихъ хребтомъ горъ Карпатскихъ, называемыхъ тамъ Бескидами или Бесчадью, и занпмаютъ южные и западные склоны этихъ горъ, но бассейну верхней Тиссы на югъ до Вуйлака (Tissа Ujlak), по бассейну Латорицы и Уга до ихъ соединенія, по бассейну Люборцы, Ондавы и Тоилы и по верховьямъ бассейна Торисы (*).

Правда, и вне этого пространства можно встретить въ Венгріи русскія селенія; но они образовались изъ переселенцевъ позднейшаго времени и лежатъ разбросанно въ разныхъ краяхъ. Правда и то, что внутри пространства, нами обозначеннаго, есть селенія не русскія, и кое-где довольно важныя по количеству народа; но и они суть поселенія новыя, а не остатки древняго народонаселенія, которьхъ считать можно однихъ Русиновъ (**).

Все Русскіе въ этомъ краю не иначе называютъ себя, какъ именемъ Русиновъ или, собирательно, Русью. Есть и местныя названія: такъ , восточная часть Мармарошской столицы называется у нихъ Мармарией, Мармарщиной, а жители носятъ имя Гуцул0въ.

Погорья западной части столицы Мармарошской и на северъ столицы Береженой называются Верховиной, а жители — Верховинцами. В столицахъ 411,500 Русинов, изъ 1,031,271 общаго числа жителей, изъ которыхъ 208,800 принадлежатъ къ церкви римско-католической, а 574,631 къ числу уніятовъ. (Cas. Ces. Mus. 1843. стр. 49. (*(*)

Далее на запад, в столицах Унгварской и Земненской, простирается Краина, по имени которой и жители слывут Крайнянами. Въ соседстве с ними живутъ Сотаки—смесь Русиновъ и Словаковъ (*) Сотаки или Шотаки живутъ въ Земненской столице (Zempliner comilot), особенно въ Краинскомъ округе, съ вершинъ Карпатскихъ горъ за Гуменное (Homona).

Некоторые полагали, въ томъ числе и господин. Кухарский, что названіе Сотаковъ произошло будто бы отъ ихъ привычки говорить со вместо цо (что), и что это названіе дано было имъ горожанами; но это едва ли справедливо. Шафарикъ, напротивъ, въ этомъ имени виделъ следъ народа Сатаговъ, которые, впрочемъ — по сказанію Іордана (гл. 53) — inferiorem Pannoniam possMebant. (Caz. Ces. Museum. 1834. стр. 42. Slow. Staroz. I §. 6: 10 и g tl: К). Срав. К. Zeuss. Die Deutschen. 703, 704, 709).

Съ мненіемъ Шафарика сходно мненіе г. Потемкина, считающаго Сатаговъ за ославянившихся Мадьяровъ (I. Коііага, Ndrodnie SpiewanJcy II, стр. 476), хотя говоръ ихъ, ни сколько не отличенъ отъ другихъ словацкихъ говоровъ, не носит на себе вліянія мадьярскагони въ строе грамматическомъ, ни въ словахъ. Вотъ отрывокъ, для образца чистаго сотацкаго наречія:

Ти с мору медзу свою указал,
А ту си му престуниц заказал,
А бы уж вецей ту земь не задjало
Лjем медзи свима брегами се грало.
Ти си змедзи гор жредла отворел,
З них водне потоки випровадзел,
Ктери з росказу твоjого се точа,
А черствим бегом удоли омоча.

 

Несколько книгъ на такомъ сотацкомъ наречіи издано было въ Дебрецин, Шарошъ-ІІатак и пр. Наречіе это принадлежитъ преимущественно Сотакамъ кальвинскаго исповеданія. Другіе , исповедуя православіе, говорятъ наречіемъ более смешеннымъ съ русскимъ. (Смотри ниже.) Черта, по которой они соседятъ съ Словаками, Мадьярами и Волохами, идетъ отъ вершиныы Чеэчииа и Кукольника по реке Тисе, где находятся последнія русскія селеиія. Поляна, Русскова, Костелъ (Rhonaszek), отъ Вишовы левымъ берегомъ Тисы до Вишкова (Visk) къ востоку, черезъ южную часть Угочьской столицы до Вьюлока (Ujlak) и Варева (Вагі), оттуда черезъ Латорицу къ Капошанамъ (Kapos) и на северъ около Михайловцевъ (Nagry Mihaly) вверхъ, южнее Пряшова (Eperies) по Торице къ долин Попрадскои. (**)

Наконецъ жители горной части столицы Шариатской, которую называютъ Макова, известны подъ именемъ Маковцевь или Маковянъ. Есть ещё Бойки: такъ называютъ всехъ горянъ с верныхъ отъ верховій Латорицы къ Папради; но сами горяне этого названія стыдятся, считая его за бранное прозвище. Все эти местныя названія нисколько, впрочемъ, не заглушаютъ общаго имени— Руси.

Кроме Русиновъ жили ещё въ этомъ, крае Волохи, какъ свидетельствуютъ уцелевшія до сихъ поръ назваиія селеній и  местностей, например, Брустура, Талаборъ и т. п.; но едва ли можно доказать, что эти Волохи сюда явились не въ позднее время. Можетъ быть, конечно,* другое чуждое славянскому народонаселеніе и жило здесь въ века древности, но это остаётся пока тайной.

Утёсы Карпатских горъ и чащи лесовъ, ихъ окружающія, искони затрудняли связи этого отдела русскаго народа съ остальными частями; темъ не менее самое названіе Русинъ, равносильное мадьярскому orosz-ember — русскій человекъ, одинаково народное и въ венгерской Руси и въ Руси галицкой, свидетельствуетъ, что эти связи были. Только в следствие этих связей народ мог усвоить себе имя, принадлежащее его сородичам в других землях.

О древних судьбах Русинов закарпатских ни летописи, ни предания не сохранили никаких верных показаний. Нельзя сказать с достоверностью, были ли они, все ли вообще или частями, в конце IX века подданными князя киевского Олега и его современника князя моравскаго Святополка.

Нельзя определить, когда именно русины были принуждены подчиниться власти Мадъяровъ, до паденія ли княжества Моравскаго в 907 году или позже. Только русская вера их свидетельствует , что они приняли христианство не после Мадьяровъ, не черезъ них; а свидетельства об учреждении эпархий в венгрии королем Стефаном дают знать, что Русины не были причислены ни к одной из них и следовательно подчинены были особенной…

В тумане остаются судьбы закарпатских Русинов не только до ХШ века, но и позже.В летописях и грамотах их соседей отъискиваются только отрывочные напоминания объихъ краев и ничего о народе. Так есть свидетельство, что король венгерский Андрей II в 1213 году подарил рьщарямъ Тевтонскаго ордена землю Боржовскую (Rorzsa) в столиц Мармарошской; что в ХШ веке на большой дороге, известной в древности под названием Угорских ворот , стояли уже города Бардёв и Пряшов (Эперіесъ): о Бардёве упоминают и наша Ипатьевская летопись: «Даніилъ иде изъ Угоръ въ Ляхи на Бардуевъ и приде въ Судомиръ» (Ипат. Лет. с.178). Есть известие, что соль въ Мармароши добывалась во время короля Белы IV (ум. 1275).

Въ 1329 году в Пеште король Венгрии Карлъ I (1288 — 1342) далъ привилегіи городамъ мармарошскимъ: Вишкову, Хусту, Тячеву и Долгополю (Villae Marmatiae : Visk , Huszlht, Teczo, Hoszszumezo), а венгерский король Людовикъ I (1326 — 1382), подтверждая грамоту Карла I в 1352 году, причислил к четырём городамъ и пятый— Сиготъ (Sziget). Въ это время многолюдны были селенія: Тройчаны (Trojcsan), Ружин (Ruzsin), Байровды (Bajorvdgas) и другие.

Наименования наших летописей XIII и XIV веков об уходах князей и дружин за горы в Угры не позволяютъ сомневаться, что въ эту смутную годину напора на Русь и Татаръ и Литвы Русины галицкіе, а можетъ бвггь и Волыняне, уходили за горы и тамъ селились между своими сородичами. Объ этомъ переселеніи Русиновъ галицкихъ за Бескиды сохранились преданія въ народ, связанныя съ некоторыми воспоминаніями и о самихъ Татарахъ. Съ народомъ переселялись и члены высшаго сословія, родовъ боярскихъ и княжескихъ. О томъ и другомъ намекаетъ преданіе, записанное Катоною (Hist. Cret. IX. 431) , будто какой-то вельможа (графъ) Пётръ Петровичь, владетель берестянскій (Borostyan, въ Земиенской столице), предиолагалъ овладеть престоломъ венгерскимъ для какого-то русскаго князя, но побеждёнъ былъ воеводою Давшомъ и утратилъ права на Берестяны и на все свои владенія в 1310 году.

Около половины XIV века являются въ Руси закарпатской удельные князья рода русско-литовскаго. Одинъ изъ младшихъ сыновей Коріата-Михаила, князя новогродскаго и волковискаго, Феодоръ Кориатович, прогнанъ былъ своимъ дядею Ольгердомъ изъ Подолья, ушёлъ въ Венгрію и, какъ подданный короля венгерскаго Сигизмунда, сталъ владеть Мукачевымъ (Munkacz) и Унгваромъ съ ихъ округами в 1359 г. В годы правления Феодора Кориата с 1396 по 1414 год в Мукачево началось активное развитие ремёсел и торговли. На память отъ него остался монастырь на холме Чешнек у Мукачева и крепость на горе въ получасе пути отъ города. Помнятъ также, что и супруга Феодора основала женскій монастырь близъ Мукачева, на противоположномъ берегу Латориды (*).

Какъ долго владелъ родъ Феодора этимъ уделомъ и неизвестно были ли другіе удельные князья русскіе за Карпатами. Некоторые дворянскіе роды, владеющіе въ закарпатской Руси, хотя уже и переродившіеся въ Мадьяровъ, хвалятся ещё ироисхожденіемъ отъ русскнхъ князей, между прочіхъ и отъ князя Феодора, храня у себя книгу Базилевича: Notiliae funda-tionis Theodori Koriatovitis pro religiosis Ruthenis in monle Gsesnek ad Munkacz.

Возстаніе Волоховъ подъ начальствомъ Дражка Богдана, въ конц XIV века, и въ следъ за темъ ихъ выселеніе къ берегамъ Молдавы и Берета, не могло остаться безъ посе дствій для Русиновъ закарпатскихъ, но каково было оно, объ этомъ летописи молчатъ. Вероятно, въследъ за выселеніемъ Волоховъ Русины стали занимать ихъ места, где следы Волоховъ остались только въ названіях местностей: две Брустуры, Барлабать, Мармарошь, Талаборъ, Тишора, Трибушены, Ледеспулъ, Чевчинъ и т. п.

Въ 1433 году владетелемъ значительной части въ закарпатской Руси является Георгъ Бранковичъ, деспотъ сербскій. За уступку венграмъ Белграда онъ получилъ Мукачевъ, Регецъ, Сатмаръ и др. (*).

Въ XVI — XVII веке замечательна въ судьбахъ Русиновъ борьба императоровъ Австріійскихъ съ могучей партіей Запольскихъ, Веселинскихъ, Текедей. Соединившись съ Турками и подкрепляемые ихъ помощію, эти гордые магнаты думали овладеть Венгріей и успели присоединить къ Седьмиградской области весь северо-восточный край королевства, подчинивъ его вместе съ южными областями Венгріи власти турецкихъ султановъ. Позорищемъ войны были между прочимъ и побережья Тисы, окрестности Мукачева, Хуста, Сатмара и прочие.

 

Дружины Турковъ, Мадьяровъ, Волоховъ, Немцевъ сновали по селамъ русинскимъ и, безъ сомненія, опустошали ихъ, до техъ поръ, пока наконецъ не свержено было иго турецкое.

Къ этому времени относится, образованіе вольныхъ дружинъ Гуцульскихъ , потомство которыхъ и до сихъ поръ носитъ въ Мармароши названіе Гуцуловъ, не зная, что гуцулъ значитъ разбойникъ. Эти вольныя дружины, въ роде нашихъ казацкихъ дружинъ, только не такъ правильно образованныя, вызваны были изъ семей необходимостью защищать родной край отъ пришлыхъ враговъ, и въ своё время страшны были своими топориками, подъ начальствомъ своихъ батей-батюшекъ, какъ назывались ихъ старейшины. Позже гуцулы ушли выше въ горы, промышляя разбоемъ, и наконецъ разсеялись между народомъ, такъ что теперь имя гуцула, какъ въ и которыхъ краяхъ Малороссіи имя казака, носить всякій молодецъ, да и все жители восточнаго погорья Бескидовъ не отказываются отъ имени гуцуловъ, даже гордятся имъ какъ почётнымъ титуломъ.

Въ конц XVII века въ Угорскую Русь, вліяніемъ архимандрита трапезундскаго Исайи и епископа Іосифа Камильскаго, была введена унія. Іосифъ былъ возведёнъ въ санъ епископа мукачевскаго и всей Руси Угорской и утвердилъ союзъ съ Римомъ. Съ этого времени мадьярское дворянство сделадось преобладающимъ въ краю Русиновъ и остается до сихъ поръ. Русины составляютъ почти исключительно только массу простаго народа. Часть класса промышленнаго въ городахъ и духовенство остаются верными языку и народности своихъ предковъ, но не могутъ заменить погибшіе роды дворянства. Есть, правда, и между Русинами свои нямеши—шляхтичи; но это теже селяне по всему: и по правамъ, и по быту, и по образованности.

Господствующее населеніе городовъ и городскихъ выселков на большой дороге — не русское, такъ что пожалуй и здесь, какъ въ некоторыхъ западно-славянскихъ краяхъ, путешественникъ, идущій скоро по большой дорог и не присматривающійся къ селянамъ, можетъ не видеть Русскихъ и счесть весь край русскимъ только по преданію. «Innumeros equidera, vernm sub nocte jacentes Atque sepultos tristi paupertate Rulhenos».

А между темъ Русины остаются чемъ были въ своёмъ мирномъ семейномъ быту, со своими земледельческими привычками, обработываютъ землю на склонах горъ и долины подъ нивы, сенокосы, сады и огороды, пасутъ скотъ на вершинахъ горъ, выделываютъ сыры, добываютъ соль, приготовляютъ лесные сплавы, тешатъ себя охотой за волками, лисицами, медведями въ своихъ чащахъ, ведутъ все свои промыслы безъ помощи Фабрикъ и мануфактуръ и съ стариною быта и обычаевъ сохраняютъ и старину нравовъ, понятій, поверій, преданій и воспоминаній.

Пишли вивци в полонину сами биленькыи,
А за ними вивчярики, сами старенькыи.
А чому вы, вивчярики, та не спивате,
А де свои спиваночки, та подивате?
— Ой мы свои спиваночки подиваме,
В полонине, як в чужини, поховаме.
В полонине, як на ниви, посиеме, посиеме,
Черноу земйоу, сухоу травку покрыеме, покрыеме,
Ой посиеме спиваночки довчими путями,
Ой будеме их обливати гырькими слёзами.
А муть туды вивчярики з вивцями ходити,
Будут наши спиваночки квитками сходити.
Муть за нами вивчярики та овечки пасти,
Будут наши спиваночки за кресаню класти.

Далее… Русь Угорская. § 2 Наречие угорских Русинов.

Наречие угорских русинов.
Русь Угорская. Срезневский И.И.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*