Воскресенье , 11 Апрель 2021
Домой / КНИГИ / Русь Угорская. Срезневский И.И.

Русь Угорская. Срезневский И.И.

РУСЬ УГОРСКАЯ
Измаил Иванович Срезневский.

«Отрывок из опыта географии Русского языка» («Вестник Императорского Русского Географического Общества», ч. IV, 1852).

Оглавление:

ПРЕДИСЛОВИЕ.
РУСЬ УГОРСКАЯ.
§ 1. Земля и народ Русинский.
§ 2. Наречие Угорских Русинов.
§ 3. Народная словесность Русинов.
§ 4. Письменность Угорской Руси.

ПРЕДИСЛОВІЕ.

Въ одномъ изъ прежнихъ заседаній я имелъ честь представить вамъ, мм. гг., мненія свои о географии русскаго языка, о вопросахъ, входящихъ въ ея содержаніе, о возможности приступить къ систематической ихъ обработки о тех матеріялахъ, которые можно уже иметь въ виду для этой работы. Продолжая разработку матеріяловъ, я успелъ сделать несколько начатковъ сведенія ихъ въ одно дело, и теперь позволяю себе передать на предварительный судъ вашъ отрывокъ изъ моего труда, въ надежд, что будут учтёнъ замечаніями отъ знатоковъ дела и найду возможность въ дальнейшемъ ходе работы избегать хоть некоторыхъ изъятыхъ ошибокъ, въ которыя не могу не впадать въ деле, до некоторой степени новомъ и малоизвестномъ. Не повторяя того, что высказано было мною въ прежней записк (**), я замечу, что все вопросы, входящіе въ географию языка, удобно подходятъ подъ четыре разряда: Читанъ въ общемъ собраніи Общества 29 сентября 18о1 года. (**) Эта записка была помещена въ первой книжке Вестника за 1851 годъ.

I. Об области, занимаемой языкомъ: о земле и народе в истории и географии. Фактических отношеніи, о разселеніи народа и вселенід въ его земле иноземцевъ.
II. О язьке, въ отношении к его характеристическимъ признакам, ихь вліянію, которое на него производили местность природы «язычества».
Ш. О народной словесности, какъ произведеніи местности на языке этой местности.
ІV. О письменной обработке языка, также, какъ произведеніи местномъ.

Само собою разумеется, то всякие воопросы, будучи при­менены къ географии того или другаго языка отдельно, превращаются въ вопросы о наречіяхъ, на которыя онъ разделился; что о язык вообще въ его геограии можно говорить, или предварительно представляя доказательства; почему то или другое деленіе на наречія можетъ быть признано справедливымъ, или въ конце труда, какъ сводъ выводовъ, добы-тыхъ изъ географическаго разбора наречій. Считаю необходимымъ изложить здесь въ краткомъ очер­ке свои понятія о язык русскомъ вообще, относительно его делеиія на наречія. Состояніе раздробленія на многробразныя местныя наречія и говоры, въ которомъ представляется наблюдателю русскій языкъ въ наше время, есть являет более или менее новое.

Какъ следствіе отчасти естественной изменяемости, которой подчиненъ каждый языкъ, отчасти хода судебъ русскаго народа, оно выражалось постепенно все более. Въ эпоху отделенія русскаго народа отъ другихъ славянскихъ наречій, въ эпоху первонаальнаго образования русскаго народа, какъ народа отдельнаго, этого разнообразія местныхъ наречій въ нём не было. Не было но крайней мере настолько, насколько это зависит отъ привитія къ языку новыхъ, прежде небывалыхъ особенностей строя и состава. Если въ н которых местностяхъ языкъ и отличался, то разве только темъ, что или удерживалъ кое-что изъ древнихъ свойствъ своихъ въ то время, какъ этого уже не было въ другихъ местахъ, или, напротивъ того, ранее, чемъ въ другихъ местахъ, утратплъ то, что нисколько позже должно было утратиться и всюду.

Было ещё, можетъ быть, некоторое разнообразіе въ составе язы­ка — въ массе употребленіи словъ, въ некоторыхъ привычныхъ выраженіяхъ. Кажется , не более. Были, можетъ быть, несколько отличные друг от друга говоры, но не было различныхъ местныхъ наречий.

Такое состояние нераздельности русскаго языка, как одного наречия, не многими чертами отделившагося от других славянских наречій, продолжалось почти до начала XIII века: памятники русской письменности, оставшиеся отъ этого времени, где бы ни были писаны, не отличаются одни отъ другихъ такими особенностями языка, которые можно назвать русскими, — особенности, замечаемые в некоторых из них, являются или как следствие влияния элемента старославянскаго церковного, или в переводах с греческого, латинского, немецкого, какъ следствие неумения пользоваться русским языком, несвободы или неправильности выражения.

В XIII — ХІV веке  совершился для русскаго языка тотъ кризисъ, въ силу котораго древнія Формы должны были пасть , а новыя—получить силу исключительной законности. Останавливаясь на этомъ разграниченіи, для ближайшаго обозначенія котораго можно указать на двадцатые годы ХІV века, какъ на время образованія княжествъ Московскаго и Литовскаго и паденія княжества Галицкаго, и припоминая прошедшія передъ темъ судьбы народа русскаго, можно вспомнить, какъ более важное въ отношеніи къ языку:

Во-первыхь, сближеніе Русскихъ Славянъ съ Греками и Норманнами и кром того съ народами Финскими —на севере и востоке, и съ народами татарскими — на юге и востоке, а съ Немцами и Литовцами и съ соплеменными Болгарами, Словаками, Поляками — на западе. Это сближеніе не могло остаться безъ вліянія на языкъ русскій.

Во-вторыхъ, связи между разными частями русскаго народа скреплялись единствомъ верховной власти, которая хотя и раздробилась потомъ на уделы , между членами княжескаго рода, но долгое время сдерживала своё значеніе вместе со значеніемъ единства всей земли русской.
Съ этимъ вместе стало въ уровень передвиженіе Русскихъ съ юга на север и с севера на югъ: двпженіе отъ Новгорода и Волги къ Кіеву и Дону, довольно частое, дружинъ военныхъ и промышленныхъ (въ род техъ плотниковъ Ярослава, надъ которыми насмехались воины Святополка), уравновешивалось съ движенісмъ подобныхъ военных дружинъ отъ Кіева и Дона къ Новгороду и Волге. И то и другое вместе сопровождалось построеніемъ городовъ жителями юга на севере и жителями севера на юге.

Всё это препятствовало раздробленію русскаго языка на местныя различія, до техъ поръ, пока раздробленіе на уделы не повело за собою временнаго расторженія частей княжескаго рода на несколько какъ-будто независимыхъ родовъ.

Въ XIII — XIV веке отживала древняя Русь свою последнюю годину. Внутреннія смуты и внешніе враги потрясли её во всемъ ея составе и возбудили въ ней искры той новой жизни, которая должна была развиться после. Языкъ русскій былъ также потрясенъ въ это время и сбросилъ съ себя древнюю одежду. Образовавшійся къ этому времени учено-литературный русскій языкъ силился сдерживать стремление языка народнаго къ направленію противоположному съ темъ , къ которому самъ былъ пріученъ характеромъ древняго языка народа и церкви; но сдерживалъ гораздо менее, чемъ самъ подчинялся стремленію общенародному.

Внутреннія смуты и внешніе враги раздробили Русь на несколько частей, почти независимыхъ, княжества южныя отделились отъ северныхъ; на севере княжества западныя отделились отъ восточныхъ; на юге Руси хотя власть и сосредоточилась въ роде князей Галицкихъ, но не на долго, и то даже не по всему пространству одинаково, такъ, что и тутъ западъ легко могъ отдеолиться отъ востока, какъ случилось при возвышеніи княежества Литовскаго. Это временное распаденіе Руси, повлекшее за собою разъединеніе интересовъ и взглядовъ, разрозненіе условій быта общественнаго и частнаго, не могло не подействовать на языкъ. Общее сотрясеніе языка отозвалось на частяхъ русскаго народа развитіемъ местныхъ наречій.

Южныя части русскаго народа — народонаселенія княжествъ Кіевскаго, Северскаго, Черниговскаго, Волынскаго, Галицкаго, Подольскаго  — отделились языкомъ отъ частей северныхъ, въ которыхъ также показались особенности языка не только между Новгородцами и Рязапдами, но и между Рязанцаміі и Смольнцами.

Каждая изъ частей Руси подчинялась особенному вліяиію иноземцевъ, которое ещё более содействовало разъедниснію местныхъ наречій. Современно съ рассоединениемъ Руси особеннымъ путёмъ пошло и разселеніе народа.

Северо-восточное народонаселеніе Руси потянулось почти исключительно на северо-востокъ—къ Белому морю, къ Уралу и за Уралъ; юго-западные Русскіе — на югъ и частію даже на западъ. Правда, что северяне Русскіе успели поселить свою казацкую дружину на юг —на низовь Дона въ соседстве съ подобной казацкой дружиной Русскихъ южанъ, на низовьях Днепра; но кочевья Татаръ отделиліі этихъ родственных соседей.

Возсоединеніе Руси, которому положены были начала въ XV — ХVІ веке, началось уже тогда, когда наречія русскія определились въ своихъ особенностяхъ, каждое съ своимъ независимымъ характеромъ, когда появилось столько различныхъ оттенковъ языка въ разныхъ краяхъ получили не только значеніе литературное , но и политическое и даже отчасти религіозное. Разрозненіе местныхъ партій не помешало возсоединенію частей русскаго народа, какъ не мешало и нигде, если возсоединеніе происходило ещё во время и утверждалось на единстве воспоминаній и верованій. Наиротивъ, возсоединеніе частей русскаго народа дало более простора развитію народнаго духа и обещаетъ ещё многое для нашей народной образованности и умственной, и общественной.

Основываясь на такомъ взгляд на наше прошедшее и на качествахъ местныхъ наречій нашихъ, я разделяю народный русскій языкъ географически, въ его древней области, на два главные отдела: северно-русскій и южно-русскій, и считаю необходимымъ проследить въ географии русскаго языка судьбы северно-русскаго и южно-русскаго отдела со второй половины XIII века.

Каждый изъ этихъ отделовъ я делю на два подразделенія:

первый — на велико-русское (северное съ сибирскимъ и южное съ донскимъ) и белорусское (полоцкое и псковское);

второй— на восточное (малорусское и волынское) и западное (т. е. галицкое и угорское закарпатское). Края, куда выселился русскій народъ изъ своей древней области, не могутъ, кажется, быть разсматриваемы отдельно, но какъ части техъ краевъ, откуда произошли ихъ поселенцы.

Приготовивъ матеріялы для географіи наречій южно-русскихъ , я занялся ихъ посильной обработкой , и теперь представляю одну главу изъ этого труда — о Руси закарпатской, угорской.

Угорская Русь не должна разсматриваться отдельно, но какъ части техъ краевъ, откуда произошли ихъ поселенцы. Приготовивъ матеріялы для географіи южно-русскихъ наречій, я занялся ихъ посильной обработкой, и теперь представляю одну главу изъ этого труда — о Руси за-карпатской, угорской.

Далее… РУСЬ УГОРСКАЯ. § 1Земля и Народ Русинский.

Земля и Народ Русинский
Филолог-славист И.И. Срезневский

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*