Вторник , 23 Апрель 2024
Домой / Новейшая история / Место России в мировом сообществе в начале XXI века

Место России в мировом сообществе в начале XXI века

В монографии «Россия перед вызовом. Политическая экономия ответа» Д.Е. Сорокин ставит вопрос о том, какая стратегия внутри- и внешнеполитического развития страны наиболее перспективна в современных условиях.

Территориально Российская Федерация непосредственно соприкасается с тремя мировыми цивилизационными центрами – Западной Европой, Китаем и Японией. При этом Россия обладает «набором» ресурсов, включающим дефицитные для указанных центров.

Это – территориальный ресурс (причем речь идет не столько о том, что Россия самая большая по площади страна, сколько о том, что «граничные» с названными цивилизационными центрами территории России наиболее удобны для проживания). Это – один из крупнейших в мире минерально-сырьевых ресурсов и топливно-энергетических потенциалов.

В аналитическом докладе о состоянии минерально-сырьевой базы России, представленном в Государственную Думу правительством РФ, стоимость разведанных полезных ископаемых оценена в 28,6 трлн. долл., а прогнозные запасы – в 140 трлн. Совокупный же природно-ресурсный (минерально-сырьевая и топливно-энергетическая база) потенциал России оценивается в 240 – 280 трлн. долл. Нельзя за­бывать, что Россия обладает и крупнейшими в мире запасами лес­ных ресурсов, морепродуктов, питьевой воды и экологически чистых территорий, пригодных для сельскохозяйственного, аграрно-промышленного освоения, особенно в своей азиатской части.

Специфика нынешней ситуации для каждого из граничащих с Российской Федерацией цивилизационных центров такова, что потребности их развития, с одной стороны, и геополитическое положение этих центров – с другой, определяют их экспансию в отношении того или иного ресурса, которыми обладает Россия. Борьба за занятие стратегически приоритетных позиций на российском пространстве неизбежно становится одной из стратегических целей названных цивилизационных центров. Ясно также, что США не будут сторонними наблюдателями борьбы за российские ресурсы. Таким образом, геополитическое положение России таково, что она является «яблоком раздора» между основными цивилизационными центрами современного мира35.

Почему Европа враждебна России? Н.Я. Данилевский ещё в XIX веке прямо связывал противоречие статуса России как великой державы интересам Западной Европы:

«Дело в том, что Европа… видит в России… вообще нечто ей чуждое, а вместе с тем такое, что не может служить для неё простым материалом, из которого она могла бы извлекать свои выгоды, как извлекает из Китая, Индии, Африки, большей части Америки и т.д.»36. И далее: «Россия… весьма трудно преодолимое препятствие к развитию и распространению настоящей общечеловеческой, то есть европейской, или германо-романской, цивилизации. Этого взгляда, собственно, и держится Европа относительно России. Этот взгляд… распространен и между корифеями нашего общественного мнения и их просвещенными последователями»37.

 Н.Я. Данилевский считал, что «эксплуатируя Россию, не принимая её в настоящее, действительное общение с собою, Европа, со своей точки зрения, вполне права. Не принадлежа, в сущности к Европе, Россия самими размерами своими представляет уже аномалию в германо-романско-европейском мире; и одно естественное увеличение роста её народонаселения должно всё более и более усиливать эту аномалию. Одним существованием своим Рос­сия уже нарушает систему европейского равновесия»38.

Подтверждая сохранение этой позиции Европы и в XX веке, Й. Шумпетер в са­мом начале «холодной войны», указывал, что для Запада «российская проблема состоит не в том, что Россия – социалистическая страна, а в том, что она – Россия»39.

Многие аспекты взаимоотношений Запада с Россией на рубеже веков уже после того, как последняя перестала быть социалистической и активно демонстрировала в период 1986 – 1998 гг. свою приверженность «общечеловеческим»  ценностям, позволяют и сегодня говорить о правомерности данного тезиса. Цивилизация европейская тожественна ли с общечеловеческою? Ответ: Нет! Его косвенным подтверждением может служить тот факт, что в сценариях будущего России в XXI веке, например, американские исследователи рассматривают Россию в лучшем (для нее) случае как партнера Запада или конкурента США наряду с (Западной) Европой и Японией, но ни в коей мере как составную часть Запада или (Западной) Европы40.

В период 1986 – 1998 гг. предпринимались безуспешными являются попытки «разъяснить» западной Европе, что Россия ныне другая и потому должна стать полноправным членом европейской интеграции. Такие попытки предпринимались и в XVIII — XIX веке. Европейничанье — болезнь русской жизни Их бессмысленность тогда же была отмечена Н.Я. Данилевским, считавшим, что

«ещё в моде у нас всё относить к незнанию Европы, к её невежеству относительно России. Смешны эти ухаживания за иностранцами с целью показать им Русь лицом, а через их посредство просветить и заставить прозреть заблуждающееся и ослепленное общественное мнение Европы… Просвещение общественного мнения книгами, журналами, брошюрами и устным словом может быть очень полезно в этом отношении, как и во всех других, – только не для Европы, а для самих нас, русских, которые даже на самих себя привыкли смотреть чужими глазами…»41.

Заслуживает внимания точка зрения философа И.А. Ильина, писавшего в статье «Мировая политика русских государей», что

«Европе не нужна правда о России, ей нужна удобная о ней неправда. Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы «цивилизовать её по-своему»; угрожающая своими размерами, чтобы её можно было расчленить; реакционная– чтобы оправдать для неё революцию и требовать для неё республики; религиозно-разлагающаяся– чтобы вломиться в неё с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная– чтобы претендовать на её сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии».

Всё это, конечно, не означает какого-либо «запрета» на вхождение России в различного рода политические, экономические и даже военные союзы с Западом. Да иное и невозможно в силу глобализации экономической жизни. Наоборот, можно предположить, что такого рода развитие событий будет даже инициироваться и стимулироваться Западом. Другой вопрос, что вхождение России в эти союзы, её интеграцию в их в Запад неизбежно в силу присущей его цивилизации исторической траектории, и будет рассматривать как механизм «освоения» России в ходе своей ресурсной экспансии,  «приспосабливая» к этой экспансии конфигурацию российской социально-экономической системы и её материально-технической базы.

Д.Е. Сорокин допускает два возможных выбора стратегии российского ответа на вызовы нового времени:

• стратегию подчинения ресурсной экспансии цивилизации Запада — в краткосрочном периоде это может и вполне благоприятно сказаться на жизненном уровне россиян. По сути, такой выбор исключает становление России в качестве великой державы, а, следовательно, изначально предполагает пессимистический сценарий её истории.

«Если Россия не поймет своего назначения, – считал Н.Я. Данилевский,её неминуемо постигнет участь всего устарелого, лишнего, ненужного. Постепенно умаляясь в своей исторической роли, ей придётся склонить голову перед требованиями Европы, которая не только не допустит её до влияния на Восток…, устроит (смотря по обстоятельствам, в той или другой форме) оплоты против её связи с западными славянскими сородичами...»42.

стратегию самостоятельного развития России, с возможными потенциально опасными последствиями этого пути. В этом случае,

«при соседстве с Европой, при граничной линии, соприкасающейся с Европой на тысячи верст, совершенная отдельность России от Европы немыслима; такой отдельности не смогли сохранить даже Китай и Япония, отделенные от Европы диаметром земного шара… Если она не может и не должна быть… с Евро­пой как член европейского семейства, в которое, по свидетельству долговременного опыта, её и не принимают даже, требуя невозможного отречения от её очевиднейших прав, здравых инте­ресов, естественных симпатий и священных обязанностей; если, с другой стороны, она не хочет стать в положение подчиненности к Европе, …ей ничего не остается, как войти в свою настоящую, этнографическими и историческими условиями предназначенную роль и служить противовесом не тому или иному европейскому государству, а Европе вообще, в её целостности и общности»43.

В конечном счёте, возможность выбора России, как «противовесу Европе вообще» определится тем общим потенциалом, который в настоящее время Россия всё ещё может привести в действие. При этом для его реализации требуются государственная воля и осознание обществом имеющихся проблем.

Как отмечает историк И.Я. Фроянов, российское правительство в 1990-е годы «начало, в сущности, ускоренную работу по превращению промышленной России в сырьевую полуколониальную страну, служащую источником сырья и энергии для развитых капиталистических стран Запада, не обеспеченных собственными сырьевыми и энергетическими ресурсами»44.

Безусловно, правы те авторы, которые на основе социологических исследований делают вывод, что российские цивилизационные «культурные нормы не являются запретительными… для проведения экономической реформы либерального типа»45. Однако это будет именно российский цивилизационный тип «либеральной экономики», так же, как и китайский, и индийский, и японский и т.д., сориентированный на систему ценностей присущих российской цивилизации.

В центр всех преобразований должно быть поставлено развитие человеческого потенциала России в самом широком смысле этого понятия. Если Россия не сформирует человеческого капитала, не вырастит ту интеллектуальную элиту, которая будет двигать вперёд наше общество, то не будет ею востребован и научно-технический прогресс.

Об элите говорится не в плане особой части нашего населения, а элите, как о способных к творчеству, усвоению новых знаний, ориентированных на обучение людях, работающих во всех отраслях, активно накапливающих интеллектуальную собственность и воплощающих её в новых производствах и продуктах.

Поскольку, в связи с фундаментальными изменениями конца XX столетия, экономика приобретает наукоёмкий и интеллектуально ёмкий характер, образование закономерно становится базисом устойчивого развития человечества. Именно образование, понимаемое не столько как набор знаний, сколько как категория бытия, формирует социализированную творчески развитую личность. Причём, воспитание ценностей морально-нравственного характера возложено на гуманитарные науки. Недаром ЮНЕСКО объявило XXI в. «Веком гуманитарных наук».

Масштабные преобразования в человеческом капитале России и технологических основах экономики страны возможны только на основе долгосрочной государственной научно-технической и образовательной политики.

Россия, как великая держава, может и должна рассчитывать на историческую перспективу, но только в качестве одного из мировых полюсов роста по критериям нового XXI века. Это возможно, если страна будет, опираясь на богатство международного опыта, использовать всю свою специфику, учитывающую тысячу разных, сугубо российских обстоятельств. Долгосрочная стратегия развития страны должна опираться на статус России, как одного из цивилизационных центров современного мира, имеющего особые интересы, реализация которых и является для нас высшим приоритетом. Определение России как самостоятельной цивилизации вовсе не отрицает того факта, что она не изолирована от внешних влияний, являясь составной и органичной частью глобального мира.

С точки зрения государственных интересов РФ, интересов населяющих её народов идентификация России как отдельной цивилизации является естественной основой собственного пути развития, самостоятельной внутриполитической жизни и во внешнеполитической стратегии, что представляет для России единственно правильный выбор, учитывая общую ситуацию в России и в мире.

профессор, кандидат исторических наук Попова Т. Г.

Рекомендуемая литература

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга, 1991.

Коржихина Т.П., Сенин А.С. История российской государственности. М.: Интерпракс, 1995. С. 16 – 27. (Глава 1. Геополитические факторы становления и развития рос­сийской государственности).

Киселев А. «У всякого народа есть родина, но только у нас – Россия» (Георгий Федотов) // Высшее образование в России. 2003. № 4. С. 139 – 151.

Кузьмин А.Г. Мародеры на дорогах истории. М.: «Русская панорама», 2005. (С первыми четырьмя параграфами книги («Истоки русского национального характера», «Почему в России не уважают законы», «Самоуправление в России», «Чем держалось единство России?» можно ознакомиться на православном образовательном портале «Слово» – http://www.portal-slovo.ru/rus/history/48/4632/)

Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М.: РОССПЭН, 1998.

Нарочницкая Н.А. За что и с кем мы воевали. М.: «Минувшее», 2005.

Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. М.: Междунар. отношения, 2005. (Главы 4, 5 книги («Степеотипы русской истории», «От Руси к России» размещены на сайте Н.А. Нарочницкой http://www.narochnitskaia.ru/)

Отечественная история: Учебное пособие для технических вузов / Под ред. Е.В. Бодровой, Т.Г. Поповой. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: ИПР ВПО МАДИ (ГТУ), МГИЭМ, МГАПИ, 2005. С. 35 – 42.

Перевезенцев С.В. Россия или Запад? // Православный образовательный портал «Слово»

Проскурякова Н.А. Концепции цивилизации и модернизации в отечественной историографии // Вопросы истории. 2005. № 7. С. 153 – 165.

Российская цивилизация: Учебное пособие для вузов / Под общ. ред. М.П. Мчедлова. М.: Академический Проект, 2003.

Россия в мировой истории: Учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. / Под общ. ред. В.С. Порохни. М.: Логос, 2003. С. 19 – 21.

Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть 1 / Под общ. ред. проф. А.А. Данилова. М.: ВЛАДОС, 1994. С. 6 – 21. (Введение. Факторы самобытности русской истории.)

Сорокин Д.Е. Россия перед вызовом: Политическая экономия ответа. М.: Наука, 2003.

Учебное издание. Место и роль России в мировой истории

Составитель РОДИОНОВА Ирина Витальевна

Россия - самобытная и самодостаточная цивилизация
Ну, кто тут в цари крайний?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*