Среда , 8 Февраль 2023
Домой / Новое время в истории / Европейничанье — болезнь русской жизни

Европейничанье — болезнь русской жизни

Николай Яковлевич Данилевский
Россия и Европа.

ГЛАВА XI.
Европейничанье — болезнь русской жизни.

Неполное здоровье России. — Необходимость петровского преобразования. Отношение Петра к России. — Две стороны его деятельности. — Европейничанье и три его формы. — Искажение формы быта. — Вред для искусства; для ваяния. — Для живописи. — Для архитектуры. — Вред для промышленности. — Разделение русского народа на два слоя. — Влияние на инородцев. — Перенесение чужеземных учреждений. — Судебная реформа. — Адвокатура. — Освобождение печати. — Действие печати на публику. — Истинная сила периодической печати. — Times. — Смотрение на дела России сквозь европейские очки. — Наши «аристократы» и «аристократки». Союз «Вести» со всеми аристократиями. — Нигилизм. — Заискивание милости Европы. Отречение от панславизма. — Учение Монроэ. — Войны времён Александра I. Действие Восточной войны. — Гордыня России. — Польское дело.

И обуяв в чаду гордыни,
Хмельные мудростью земной,
Вы отреклись от всей святыни,
От сердца стороны родной.
Хомяков.

Итак, духовное и политическое здоровье характеризуют русский народ и русское государство, между тем как Европа — в духовном отношении — изжила уже то узкое религиозное понятие, которым она заменила вселенскую истину и достигла геркулесовых столбов, откуда надо пуститься или в безбрежный океан отрицания и сомнения, или возвратиться к светоносному Востоку; в политическом же отношении — дошла до непримиримого противоречия между требованиями выработанной всею её жизнью личной свободы и сохраняющим на себе печать завоевания распределением собственности. Если мы вглядимся в русскую жизнь, то скоро увидим, что и её здоровье — неполное. Она не страдает, правда, неизлечимыми органическими недугами, из которых нет другого исхода, как этнографическое разложение; но одержима весьма серьезною болезнью, которая также может сделаться гибельною, постоянно истощая организм, лишая его производительных сил. Болезнь эта тем более ужасна, что придаёт вид дряхлости молодому облику полного жизни русского общественного тела и угрожает ему если не смертью, то худшим смерти бесплодным и бессильным существованием.

Кроме трёх фазисов развития государственности, которые перенёс русский народ и которые, будучи, в сущности, легкими, вели к устройству и упрочению Русского государства, не лишив народа ни одного из условий, необходимых для пользования гражданскою свободою, как полной заменой племенной воли, Россия должна была вынести ещё тяжелую операцию, известную под именем Петровской реформы.

В то время цивилизация Европы начала уже в значительной степени получать практический характер, вследствие которого различные открытия и изобретения, сделанные ею в области наук и промышленности, получили применение к её государственному и гражданскому строю.

Невежественный, чисто земледельческий Рим, вступив в борьбу с торговым, промышленным и просвещённым Карфагеном, мог, с единственной помощью патриотизма и преданности общему благу империи, с самого начала победоносно сразиться с ним даже на море, составлявшем до того времени совершенно чуждый Риму элемент. Так просты были в то время те средства, которые употребляли государства в борьбе не только на сухом пути, но даже и на море.

Однако, уже в начале XVII века и даже ранее никакая преданность отечеству, никакой патриотизм не могли уже заменить собою тех технических усовершенствований, которые сделали настоящие науки из кораблестроения, артиллерии, мореплавания,  фортификации и т. д., и притом весьма сложные. С другой стороны, потребности государственной обороны, сделавшись столь сложными, по необходимости требовали для своей успешности особого класса людей, всецело преданных военным целям; содержание же этого многочисленного класса требовало стольких издержек, что, без усиленного развития промышленности, у государства не хватило бы средств для его содержания. Следовательно, самая существенная цель государства (охрана народности от внешних врагов) требовала уже в известной степени технического образования, степени, которая с тех пор, особливо со второй четверти XIX века, не переставала возрастать в сильной пропорции.

К началу XVIII века Россия почти окончила уже победоносную борьбу со своими восточными соседями. Дух русского народа, пробужденный событиями, под водительством двух приснопамятных людей: Минина и Хмельницкого, одержал также победу над польской шляхтою, изменившей народным славянским началам, хотевшей принудить и русский народ к той же измене. Не в далеком будущем Российской империи предстояла борьба с теми или другими народами Европы, которые, с свойственными всем сильным историческим деятелям предприимчивостью и честолюбием, всегда стремились расширить свою власть и влияние во все стороны — как через моря на Запад, так и на Восток. Der Drang nach Osten[1]* выдуман не со вчерашнего дня. Для этой несомненно предстоящей борьбы необходимо было укрепить русскую государственность заимствованиями из культурных сокровищ, добытых западной наукой и промышленностью,заимствованиями быстрыми, не терпящими отлагательства до того времени, когда Россия, следуя медленному естественному процессу просвещения, основанному на самородных началах, успела бы сама доработаться до необходимых государству практических результатов просвещения.

Царь Пётр сознал ясно эту необходимость, но, как большая часть великих исторических деятелей, он действовал не по спокойно обдуманному плану, а со страстностью и увлечением. Познакомившись с Европою, он влюбился в неё и захотел во что бы то ни стало сделать Россию Европой. Видя плоды, которые приносило европейское дерево, он заключил о превосходстве самого растения, их приносившего, над русским ещё бесплодным дичком, не приняв во внимание разности в возрасте, не подумав, что для дичка  еще не пришло время плодоношения, и потому захотел срубить его под самый корень и заменить другим. Такой замен возможен в предметах мёртвых (неодушевлённых), образовавшихся под влиянием внешней, чуждой им идеи. Можно, не переставая жить в доме, изменить фасад его, заменить каждый камень, каждый кирпич, из которых он построен, другими кирпичами или камнями; но такие замещения невозможны по отношению к живому, образовавшемуся под влиянием внутреннего самобытного образовательного начала, замещения могут только его искалечить.

Путь Великого посольства Петра 1 в 1697 -1698 г.г.

Если Европа внушала Петру страстную любовь, страстное увлечение, то к России относился он двояко. Он вместе и любил, и ненавидел её. Любил он в ней собственно её силу и мощь, которую не только предчувствовал, но уже сознавал, любил в ней орудие подвластное своей воли и своих планов, любил материал для здания, которое намеревался возвести по образу и подобию зародившейся в нём идеи, под влиянием европейского образца; ненавидел же самые начала русской жизни — самую жизнь эту, как с её недостатками, так и с её достоинствами. Если бы он не ненавидел её со всей страстностью своей души, то обходился бы с нею осторожнее, бережнее, любовнее.

В деятельности Петра необходимо строго отличать две стороны: его деятельность государственную, все его военные, флотские, административные, промышленные насаждения, и его деятельность реформаторскую, т. е. изменения в быте, нравах, обычаях и понятиях, которые он старался произвесть в русском народе.

Первая деятельность заслуживает вечной признательной, благоговейной памяти и благословения потомства. Как ни тяжелы были для современников его рекрутские наборы, которыми он не только пополнял свои войска, но строил города и заселял страны, введенная им безжалостная финансовая система, монополии, усиление крепостного права, одним словом, запряжение всего народа в государственное тягло, всем этим заслужил он себе имя Великого — имя основателя русского государственного величия.

Но деятельностью реформаторской он не только принёс величайший вред будущности России, который так глубоко пустил свои корни, что досель ещё разъедает русское народное тело, он даже совершенно бесполезно затруднил своё собственное дело; возбудил негодование своих подданных, смутил их совесть, усложнил свою задачу, сам устроил себе препятствия, на преодоление которых должен был употреблять огромную долю той необыкновенной энергии, которою был одарен и которая, конечно, могла бы быть употреблена с большею пользою.

К чему было брить бороды, надевать немецкие кафтаны, загонять в ассамблеи, заставлять курить табак, учреждать попойки, в которых даже пороки и распутство должны были принимать немецкую форму, искажать язык, вводить в жизнь придворную и высшего общества иностранный этикет, менять летосчисление, стеснять свободу духовенства? К чему ставить иностранные формы жизни на первое, почетное, место и тем накладывать на всё русское печать низкого и подлого, как говорилось в то время? Неужели это могло укрепить народное сознание? Конечно, одних государственных нововведений было недостаточно: надо было развить то, что всему даёт крепость и силу, т. е. просвещение; но что же имели общего с истинным просвещением все эти искажения народного облика и характера? Просвещение к тому же не насаждается по произволу, как меняется форма одежды или вводится то или другое административное устройство. Его следовало не насаждать извне, а развивать изнутри. Ход его был бы медленнее, но зато вернее и плодотворнее.

Русская жизнь была насильственно перевернута на иностранный лад. Сначала это удалось только относительно верхних слоев общества, на которые действие правительства сильнее и прямее и которые вообще везде и всегда податливее на разные соблазны. На мало-помалу это искажение русской жизни стало распространяться и вширь и вглубь, т. е. расходиться от высших классов на занимающие более скромное место в общественной иерархии, и с наружности — проникать в самый строй чувств и мыслей, подвергшихся обезнародовающей реформе.

После Петра наступили царствования, в которых правящие государством лица относились к России уже не с двойственным характером ненависти и любви, а с одною лишь ненавистью, с одним презрением, которым так богато одарены немцы ко всему славянскому, в особенности ко всему русскому. После этого тяжелого периода долго еще продолжались, да и до сих пор продолжаются ещё, колебания между предпочтением то русскому, как при Екатерине Великой, то иностранному, как при Петре III или Павле. Но под влиянием толчка, сообщенного Петром, самое понятие об истинно русском до того исказилось, что даже в счастливые периоды национальной политики русским считалось нередко такое, что вовсе этого имени не заслуживало. Говоря это, я разумею вовсе не одно правительство, а все общественное настроение, которое, электризуясь от времени до времени русскими патриотическими чувствами, все более и более, однако же, лишалось чувства народности под влиянием европейских соблазнов и принимало какой-то общеевропейский колорит то с преобладанием французских, то немецких, то английских колеров, смотря по обстоятельствам времени и по слоям и кружкам, на которые разбивается общество.

Болезнь эту, вот уже полтора столетия заразившую Россию, все расширяющуюся и укореняющуюся и только в последнее время показавшую некоторые признаки облегчения, приличнее всего, кажется мне, назвать европейничаньем; и коренной вопрос, от решения которого зависит вся будущность, вся судьба не только России, но и всего славянства, заключается в том, будет ли эта болезнь иметь такой доброкачественный характер, которым отличались и внесение государственности иноплеменниками русским славянам[2], и татарское данничество, и русская форма феодализма; окажется ли эта болезнь прививною, которая, подвергнув организм благодетельному перевороту, излечится, не оставив за собою вредных неизгладимых следов, подтачивающих самую основу народной жизненности.

Сначала рассмотрим главнейшие симптомы болезни европейничанья, а потом уже оглянемся кругом, чтобы посмотреть — не приготовлено ли и для неё лекарства, не положена ли уже секира у корня её.

Все формы европейничанья, которыми так богата русская жизнь, могут быть подведены под следующие три разряда:

1. Искажение народного быта и замен форм его формами чуждыми, иностранными; искажение и замен, которые, начавшись с внешности, не могли не проникнуть в самый внутренний строй понятий и жизни высших слоев общества — и не проникать всё глубже и глубже.

2. Заимствование разных иностранных учреждений и пересадка их на русскую почву — с мыслью, что хорошее в одном месте должно быть и везде хорошо.

3. Взгляд на внутренние и на внешние отношения, на вопросы русской жизни с иностранной, европейской точки зрения, и рассматривание их в европейские очки, в стекла, поляризованные под европейским углом наклонения, причём нередко то, что должно бы нам казаться окруженным лучами самого блистательного света, является совершенным мраком и темнотою, и наоборот:

1. Искажения на иностранный лад всех внешних форм быта: одежды, устройства домов, домашней утвари, образа жизни, кажутся для многих совершенно несущественными и безразличными. Но, при тесной связи внутреннего с внешним, едва ли это может быть так. Славянофилы, принявшие в первую пору энтузиазма русскую народную одежду, поступили совершенно разумно, неосновательна была лишь, к несчастью, та мысль, что поданный ими пример заслужит скоро всеобщее подражание. Какое могло тут быть подражание, когда искажение русского образа имело на своей стороне даже полицейскую поддержку. Посмотрим, однако же, что мы потеряли, лишившись народной обстановки нашей жизни.

Мы лишились, во-первых, возможности зарождения и развития народного искусства, в особенности искусства пластического. История развития греческого, да и вообще всякого народного искусства, показывает нам, что она имеет два корня: формы богослужения и народную одежду, народную архитектуру жилищ, вообще народные формы быта. Если бы не простые и благородные формы греческой туники, так величественно драпировавшей формы тела, прикрывая, но не скрывая, а тем более не уродуя их, могла ли бы скульптура достигнуть того совершенства, в котором мы находим её в Афинах, в век Перикла, и долго ещё после него?

Княгиня Ольга в храме св. Софии в Константинополе, столице Византии. Восторг.

Многозначительные и величественные формы нашего богослужения, равно удаленные от протестантской сухости и от католической вычурности и театральности, кроме своего религиозного достоинства, могли бы быть и превосходной эстетической школою, если бы, по приобретении усовершенствованных технических приёмов, мы сохранили бы другой корень искусства — самостоятельность форм быта.

У всех новейших народов скульптура не составляет самостоятельного искусства, а только влачится в подражательной колее, или работая над чуждыми им мифологическими предметами, допускающими наготу тела, или одевая своих монументальных героев в греческие и римские одежды. Оно иначе и быть не могло, потому что все европейские костюмы или совершенно уродливы, как наши сюртуки, фраки, пальто, кафтаны времен Людовика XIV и т. д., или хотя и красивы, но вычурны — и потому только живописны, а не изящны: как костюм испанский с буфами на руках и ногах, тирольский с остроконечными шапками и разными шнурочками.

Парис в древнерусской одежде и фракийской шапке на древнегреческом лутофоре

Только русское народное одеяние достаточно просто и величественно, чтобы заслужить название изящного. Чтобы убедиться в этом, достаточно подвергнуть разные костюмы монументальной критике. Минин стоит в русской одежде на Красной площади в Москве; Сусанин — в Костроме, перед бюстом спасенного им Михаила Федоровича; есть много статуй, изображающих русских мальчиков и юношей, играющих в бабки или свайку. Не входя в разбор внутренних достоинств этих скульптурных произведений, можно, однако же, смело утверждать, что одеяние этих фигур удовлетворяет всем требованиям искусства. В новейшее время и у нас и в Европе стали, правда, faisant bonne mine a mauvais jeu[3]*, пренебрегать требованиями изящности костюма для статуй, жертвуя художественностью исторической правде, и некоторые из этих опытов как будто бы удались, но какие?

Фигура Наполеона и в сереньком сюртучке или, скорее, пальто, и в уродливой треугольной шляпе кажется величественною, но это только символическое величие. Сюртучок и шляпа сделались в наших глазах символами двадцати побед — эмблемою несокрушимой воли и воинского гения; человеку же хотя бы и одаренному вкусом и эстетическими чувствами, но вовсе не знакомому с новейшей историей, маленький человечек в сюртучке и шляпе показался бы просто уродством; тогда как, для того чтобы восхищаться дошедшими до нас статуями римских императоров, нет надобности, чтобы они изображали Цесаря или Траяна и чтобы нам была известна эпопея их жизни: какой-нибудь Дидий Юлиан или даже Калигула произведут то же впечатление.

Мне случилось видеть колоссальную статую, недавно воздвигнутую в Севастополе в честь адмирала Лазарева. Колоссальная фигура, сажени в три вышиною, на огромном пьедестале, стоящая среди развалин, на высоком и крутом берегу залива, производит издали поразительный эффект. Но как только становится возможным рассмотреть подробности фигуры, её мундирный фрак с фалдочками, панталоны в обтяжку, коротенькие ножны морского кортика, надо привести себе на память все труды, понесенные знаменитым адмиралом при устройстве Черноморского флота, и сопоставить их с печальною участью, постигшею его создание всего 4 года после его смерти[4], чтобы подавить более серьезными и грустными мыслями невольно прорывающуюся улыбку. В колоссальных размерах современный европейский костюм, которым судьба и нас наградила, колоссально смешон. А между тем художник сделал всё, что от него зависело: поза, отливка, отделка до самых мелочей, до складок мундира — всё мастерское. Эта уродливость европейской одежды не составляет какой-либо особенности морского костюма: военный мундир, а еще более — штатский фрак или пальто, без сомнения, не менее смешны и уродливы. Великий муж, высеченный из мрамора или отлитый из бронзы, в три сажени ростом, во фраке новейшего фасона, в манишке со стоячими воротничками, это такая смехотворная фигура, на которую едва ли хватит смелости у самого смелого скульптора. Что же, однако ж, делать бедному искусству? Рядить монументальных героев XIX века в тоги и туники — не значило ли бы это, избегая уродливого, впадать в нелепое? И между этою Сциллою и Харибдою, между этими двумя пропастями — смешного и бессмысленного — есть только одна узенькая тропинка, состоящая в том, чтобы прикрывать уродство европейской одежды, шинелью или плащом, наброшенными в виде тоги. Как не замереть искусству, поставленному в такое узкое, стесненное положение!

Влияние принятой чужеземной одежды, чуждой формы домашнего устройства и быта не ограничивается мертвящим влиянием на одно ваяние. Все отрасли самобытного искусства от этого страдают. Идеал живописи, сказал Хомяков в статье о картине Иванова, единственном отзыве, достойном великого художественного произведения, есть иконопись[5]. Иконопись в области русской живописи есть то же, что эпос — в области поэзии, т. е. представление не личных, а целым  выработанных народом идеальных представлений, только выраженных личным художественным творчеством в границах эпического типа.

Таким образом, как лица греческой трагедии, так и образы греческого ваяния были всеэллинскими народными эпическими и типическими представлениями, которые только представлялись художнической фантазии Софокла или Фидия с большею живостью и полнотою, чем прочим грекам, и выполнялись ими с недоступным для других совершенством. Греческое ваяние было подобно иконописи, греческая драма — иконодрамою. Первоначально и эти бессмертные образы жили, без сомнения, в представлении народа в виде грубых зачатков. Чтобы достигнуть того изящества, в которое они воплотились великими художниками в век Перикла, необходимо было грекам выработать или заимствовать у более развитых народов различные усовершенствованные технические приёмы. Это техническое заимствование и было сделано у финикиян, у которых греки научились материальной части лепного, литейного и скульптурного искусств. Но, заимствовав технику, они не заимствовали ни чуждых идеалов, ни способов облекать их в видимые формы. Идеалы греков остались народными; наружные формы были заимствованы из народного же быта, со всеми аксессуарами, которыми греки одевали и окружали свои художественные произведения.

Богородица за пряжей. Деталь иконы — Устюжское Благовещение. XII век.

И у нас существовали, да и теперь существуют, те типы икон, которыми русский народ облекает свои религиозные представления. Чтобы придать им художественное совершенство, так же точно надо было выработать усовершенствованные технические приёмы или заимствовать их  от более зрелых народов. Для выработки своих технических приёмов нужно слишком много времени, да и такое повторение труда народами разных культурно-исторических типов было бы совершенно напрасно. Остаётся затруднение — каким образом ученикам, обыкновенно благоговеющим перед своими учителями, особенно такими учителями, каковы великие итальянские художники, ограничиться одним усвоением себе тех технических приёмов, тех материальных средств искусства, посредством которых учителя эти выполняли свои идеалы, не увлекаясь самими этими идеалами, не спускаясь до подражательности, не принося им в жертву тех грубых зачатков художественно-религиозных типов, которые выработало или уже усвоило себе народное творчество. Для художников, предоставленных своим силам, задача эта неразрешима; они должны разрешить её, согласно неумолимым общественным требованиям.

Патриарх Никон. Деталь иконы «Поклонение Кресту». Москва, 1677-1678. Художник Иван Салтанов.

Если бы древнерусский быт сохранился у нас со всею своею обстановкой, с которой сжился народ не только в низших, но и в высших классах, то каким бы образом мог художник, как бы он ни был лично увлечён образцами итальянской живописи, написать образ или картину религиозного содержания, предназначенную для украшения храма, несообразно со строго православными требованиями,  как бы мог он обнажить женское тело, придать кокетливый вид и кокетливый наряд святым девам, придать модный, элегантный и несколько фанфаронский характер, с которыми рисуют теперь святых воинов, представляемых в молодости, как, например, Георгия Победоносца, Александра Невского, Михаила Архангела и т. д.? Все эти европейские свойства, чуждые народному представлению означенных типов, были с тем вместе чужды и формам народного быта, и потому, проявляясь в картине или образе художника, зараженного чужеземными понятиями, били бы по глазам, не приученным к этим явлениям в обыденной жизни.

Зал художника Карла Брюллова в Третьяковской галерее

Если бы художник хотел, чтобы его образа или картины имели сбыт, то он был бы принужден искать примирения между приобретёнными в Италии познаниями в анатомии, рисунке, перспективе, колорите, в расположении теней и света и т. д. с требованиями своей публики, с привычными ей формами быта, которые необходимо накладывают свою печать даже и на те народные представления, первозданные образы которых, жили под другими условиями.

То же самое относится к архитектуре, к музыке. У нас начал уже образовываться естественный и притом весьма разнообразный стиль в постройке церквей, и, хотя бы их строили иностранцы, они непременно должны были сообразоваться с народными требованиями; их не допустили бы иначе до постройки. Если наши церкви по своим размерам и архитектурному великолепию не могут соперничать с готическими соборами Северной Европы или с храмами Италии, то опять-таки по недостатку технической опытности и даже по недостатку материальных средств для возведения столь громадных зданий.

Но если бы сохранились в высших классах русского народа древние формы быта, а следовательно, вкуса и потребностей, то, конечно, наши города и села не были бы усеяны миниатюрными карикатурами собора Св. Петра в Риме, а воздвигались бы храмы в самобытном русском стиле — тех размеров и того богатства подробностей, которые, допускались бы усилением денежных и приобретением технических средств.

Чесменская Церковь Рождества святого Иоанна Предтечи, (1777—1780) в Санкт-Петербурге.

Если бы продолжали существовать старинные формы быта, мы точно так же не допускали бы бравурных арий и концертов, похожих на отрывки из опер, во время богослужения, как благодаря церковным постановлениям не допускаем органов в церквах. Во всех этих отношениях мы были бы старообрядцами, только старообрядцами, вооруженными всеми техническими средствами, которыми владеет западное искусство, и потому из этого старого народного произошло бы что-нибудь действительно новое.

Светская архитектура, а также орнаментация домов и домашней утвари не предоставляли в Древней Руси большого развития по простоте тогдашних потребностей, а также и потому, что почти все наши постройки были деревянные. Но с усложнением отношений, с развитием вкуса и потребностей, что не составляет же привилегии европейских народов, с увеличением материальных средств для удовлетворения их, необходимо выросли бы и преобразились дворцы наших царей и хоромы богачей, но выросли бы и изукрасились сообразно особенностям нашего понятия о красоте, комфорте, и нашего вкуса.

Георгиевский собор — 1234 г., Юрьев Польской, Владимирская область

Теперь стараются иногда достигнуть этого искусственным путём; но, если это удаётся ещё в церковной архитектуре и орнаментации, потому что предание здесь ещё не иссякло, все старания в области архитектуры и орнаментации житейской остаются на степени безуспешных попыток, потому что искусство основывается на жизни, а никак не на археологии, которая может быть для него лишь подспорьем.

Это же относится и к народной одежде. Часто случается слышать, что красивая, всем нравящаяся русская женская одежда не более как театральный костюм, нисколько не похожий на тот далеко не столь изящный, который в действительности носит народ. Как будто народная одежда — мундир, форма которого определена с педантическою точностью. Она есть тип, который изменяется, разнообразно украшается, смотря по общественному положению, состоянию, вкусу, щегольству носящих, сохраняя только свои существенные характеристические черты. Народное одеяние не предполагает непременно однообразия и постоянства; оно изменяется по модам даже тогда, когда составляет одежду одного простонародия, и изменялось бы, конечно, в большей степени и чаще, если бы составляло принадлежность всех классов. Если народные моды в одежде изменяются не столь часто, как моды светского общества, то вовсе не по каким-либо особым свойствам народности костюма, в противоположность общеевропейскому, а потому, что праздность, пустота светского общества, и особенно женской его половины, находит в этой непрестанной перемене главнейшее содержание, наполняющее эту пустоту его жизни. Переменчивость эта зависит много и от того, что управление модами попало в руки французов, народа легкомысленного и переменчивого по преимуществу.

Изменив народным формам быта, мы лишились самобытности в промышленности. (см. Никольская мануфактура Саввы Морозова с сыновьями) У нас идут жаркие споры о свободе торговли и о покровительстве промышленности. Всеми своими убеждениями я придерживаюсь этого последнего учения, потому что самобытность политическая, культурная, промышленная составляет тот идеал, к которому должен стремиться каждый исторический народ, а где недостижима самобытность, там должно охранять независимость. Со всем тем нельзя не согласиться, что поддержание этой независимости искусственными средствами — есть уже явление печальное; и к этим искусственным средствам не было бы надобности прибегать, если бы формы нашего быта сохранили свою самостоятельность.

Образ жизни восточных народов требует большого количества ковров. В Персии ковёр не составляет роскоши, а есть предмет необходимой потребности для самого бедного класса, и сообразно этому производство ковров достигло там такого совершенства, что, конечно, для покровительства ковровой промышленности персияне не нуждаются ни в каких тарифах. То же самое относится к индийским шалям, китайским шелковым материям, фарфору, лакам, краскам.

Так и у нас особые формы и потребности нашего богослужения и священнического одеяния требовали усовершенствования чеканки металлов, приготовления глазетов и парчи, отливки колоколов, и во всём этом мы совершенно независимы от иностранцев. До какой степени совершенствуется отрасль промышленности, соответствующая бытовым особенностям, можно видеть на маленьком примере наших русских самоваров, от которых французское правительство сочло нужным оградить себя тарифом и разными стеснениями ввоза. Одним словом, так как оригинал всегда выше подражания, то своеобразность быта имеет своим последствием самобытность промышленности и ведёт к более смелой промышленной и торговой политике. Но когда промышленность лишается самобытного характера вследствие искажения быта по чужеземным образцам, то ничего не остаётся, как ограждать,  её независимость посредством покровительства.

Теперешние моды, например, суть применения французского вкуса и понятий об изящном к жизненным потребностям; поэтому в так называемых articles de Paris[6]* и вообще в модных товарах Франция будет иметь перевес над прочими странами — даже не потому, чтобы эти изделия французской промышленности были в самом деле наилучшими в своём роде (это может быть, но может и не быть), а по одному тому уже считаются они везде лучшими, что они французские.

Вследствие изменения форм быта русский народ раскололся на два слоя, которые отличаются между собою с первого взгляда по самой своей наружности. Низший слой остался русским, высший сделался европейским — европейским до неотличимости.

Высшее, более богатое и образованное, сословие всегда имеет притягательное влияние на низшие, которые невольно стремятся с ним сообразоваться, уподобиться ему, сколько возможно. Поэтому в понятии народа невольно слагается представление, что свое русское есть (по самому существу своему) нечто худшее, низшее. Всякому случалось, я думаю, слышать выражения, в которых с эпитетом русский соединялось понятие низшего, худшего: русская лошаденка, русская овца, русская курица, русское кушанье, русская песня, русская сказка, русская одежда и т. д. Все, чему придаётся это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных. Неужели такое понятие не должно вести к унижению народного духа, к подавлению чувства народного достоинства?.. А между тем это самоунижение очевидно коренится в том, что всё, выходящее по образованию, богатству, общественному положению из рядов массы, сейчас же рядится в чужеземную обстановку.

Унижение русского народного духа, проистекающее из такого раздвоения народа в самой наружной его обстановке, составляет, может быть, ещё меньшее зло, чем порождаемая в простом русском народе недоверчивость к той части народа, которая изменила самобытные русские формы жизни.

В мою бытность в Архангельской губернии, где, как известно, никогда не было крепостного права и где, следовательно, нельзя объяснять им недоверчивость и подозрительность к обнемеченным по наружности классам общества, мне случилось иметь следующий разговор с одним из поморских промышленников. Мне любопытно было узнать, как судили о холере поморы, которые по своей развитости далеко превосходят массу нашего крестьянства. Мой собеседник не скрыл от меня, что и у них большинство приписывало эту болезнь отравлению.
Да кто же, -спросил я, —занимался, по их мнению, этим отравлением?
— Господа.
— Да ведь у вас и господ никаких нет, кроме чиновников; может ли статься, чтобы служащие государю чиновники стали отравлять народ?
— Конечно, отвечал он, но, по мнению наших дураков, государь об этом не знал, а господ подкупили немцы (под немцами понимались, как само собою разумеется, иностранцы или европейцы вообще).
— Да немцам зачем же вас отравлять?
— Как зачем? Известно, что немцы русского народа не любят.

Народ понимает инстинктивно ту ненависть, которую питает Европа к России, и потому всякое из ряду выходящее бедствие, постигающее его, склонен приписывать европейской враждебности, хотя, конечно, и преувеличивает её проявление. Но где же ему с юридической точностью отличать, к чему способна и к чему не способна эта враждебность? Ведь защищает же значительная часть европейского общественного мнения подделку фальшивой монеты, если она имеет целью вредить русским народным и государственным интересам; ведь защищало же оно жандармов-вешателей и кинжальщиков; ведь затыкает же оно уши и закрывает глаза перед ясными уликами злонамеренных политических поджогов[7]; ведь терпит же Европа, и даже не только терпит, но и поддерживает своим нравственным авторитетом, а при нужде и материальною силою, турецкие насилия (грабежи, изнасилования и убийства) над греками и славянами единственно из вражды к России и к славянству. Можно ли после этого слишком строго судить и русский народ, если он не совсем точно проводит черту, до которой может простираться эта враждебность? Но дело не в этом, а в том, что чужеземная наружность наших оевропеившихся классов побуждает народ считать их способными к переходу во враждебный России лагерь. «По платью встречают, по уму провожают» — говорит пословица; что же мудреного, что народ по платью нередко судит и о чувствах. До истинных чувств надо ещё докопаться, надо, чтобы они в чём-нибудь проявились, а платье видимо с первого взгляда, и не натурально ли принять подчас за врага того, кто носит вражескую ливрею. Если бы сходство в образе жизни более соединяло якобы аристократическую партию «Вести» [8]с остальною массою русского народа, могла ли бы эта партия считать польских магнатов ближе к своему сердцу, нежели совершенно по всему чуждых ей русских крестьян западных губерний?

Известно также, что одежду войска — отличную от народной — многие считали необходимой потому, что она разъединяет солдат от народа и, в случае возмущения, мешает обоюдному их соединению. В глазах этих политиков одежда и наружность не так ничтожна, как иные утверждают, хотя приписываемое ей, в этом мнении, значение совершенно превратно.

Говорят, что народная одежда везде отличается от костюма высших классов; отличается, конечно, но сохраняет, однако же, тот же самый тип. В сущности, европейские фраки, сюртуки, пальто — те же камзолы, вамсы, которые носят и крестьяне в европейских государствах, только более тщательно сшитые, из лучших тканей, несколько измененного и улучшенного фасона, и эти различия идут совершенно постепенно, по мере изменения степеней благосостояния различных классов. То ли у нас, где различие типическое, родовое, а не различие вариаций на ту же тему?

Наконец, характер одежды и всей бытовой обстановки имеет важное влияние на слияние подчиненных народностей с народностью господствующей. В состав Русского государства входит много небольших народностей, которых оно не завоевало, не подчинило себе насильственно, а приняло под своё покровительство. Эти народности, как, например, грузины, армяне, не имеют причины быть враждебными России, и действительно ей и не враждебны. Они, в массе сохраняют свои национальные формы быта. Но отдельные личности, выходя на простор общей государственной жизни, будут всегда стараться перенять жизненную обстановку высших классов господствующего народа. Однако в то же время именно у этих передовых личностей зарождается сожаление о прежней политической самобытности их нации, невозвратно погибшей в историческом круговороте, или мечта о будущем её возрождении. Оба эти стремления противоположны друг другу, и так как последнее не имеет внутренней основы, то при некоторой силе первого, более реального стремления, оно и исчезает как неосуществимая мечта. Но ежели оно не находит себе противодействия в этом первом стремлении или даже находит себе в нём поддержку, то народное образование народов, лишенных политической самобытности, ведёт не к слиянию их с господствующей в государстве народностью, а к разъединению с нею, служащему к обоюдному вреду. В старину без всякого насилия разные татарские мурзы, черкесские князья, немецкие выходцы обращались в русских дворян, ибо им не было другого исхода, как или оставаться в своей племенной отчужденности, или сливаться с русским народом. Но теперь, после того как жизненная обстановка высших классов русского общества лишилась своего народного характера, сделалась общеевропейскою, такой исход открылся.Чтобы выступить на арену общей государственной жизни России, нет надобности делаться русским по правам и обычаям, даже нет возможности делаться русским в этом смысле, а надо принять на себя общеевропейский облик. Но этот общеевропейский характер, который по существу своему враждебен характеру русско-славянскому, не ослабляет, а усиливает ту долю отчужденности, которая свойственна всякому инородцу, и из этого-то слияния и порождаются те молодая Армения[9], молодая Грузия, о которых мы недавно услыхали, а, может быть, народятся и молодая Мордва, молодая Чувашия, молодая Якутия, молодая Юкагирия, о которых не отчаиваемся ещё услышать.

2. Вторая форма европейничанья заключается в стремлении переносить чужеземные учреждения на русскую почву — с мыслью, что все хорошее на Западе непременно так же будет хорошо и у нас. Таким образом были пересажены к нам разные немецкие бюрократические порядки, городовое устройство и т. д. Чтобы разобрать все эти пересадки и все вредное влияние их на русскую жизнь, надо бы исписать целый том, к чему я не чувствую ни малейшего в себе призвания — да нет и большой надобности в подобном труде, так как опыт достаточно показал, что они у нас не принимаются, засыхают на корню и беспрестанно требуют нового подвоза; и, напротив того, тот же опыт достаточно красноречиво говорит, что те изменения в нашей общественной и государственной жизни, которые вытекают из внутренних потребностей народных, принимаются необыкновенно успешно и скоро так разрастаются, что заглушают чахлые пересадки.

Так, величайшая историческая реформа нынешнего царствования, возвратившая русскому народу его исконную свободу (в новизне которой повиделась нашим старообрядцам знакомая им старина), не была произведена по западному или остзейскому образцу, а по самобытному плану, упрочившему народное благо на многие и многие веки[10].

генерал-прокурор князь Александр Алексеевич Вяземский (1727 — 1793)

Но может показаться, что другая, соперничающая с нею по своему благодетельному влиянию реформа — судебная — есть не что иное, как пересадка западного судебного устройства. Но, во-первых, она заменила или заменяет собою с Запада же заимствованную форму суда, а если заимствовать, то, конечно, лучше заимствовать хорошее, чем дурное. Во-вторых, если рассмотреть элементы, из которых состоит новое судебное устройство, то не трудно убедиться, что специально западное играет в нём весьма второстепенную роль. Именно, элементы эти суть: гласность и изустность суда, независимость его от администрации, отсутствие в суде сословности и, наконец, адвокатура. Гласность и изустность были и у нас исконными формами суда. Независимость от администрации есть необходимое следствие усложнения гражданской жизни. Следы её видны в старом русском суде губными старостами[11]- следы, которые не могли развиться именно потому, что в то самое время, когда осложнение гражданской жизни начало у нас водворяться, нить судебного предания была порвана.

Адвокат Кони попросил присяжных судить по совести и беспристрастно.

 Суд присяжных по совести есть начало по преимуществу славянское, сродное со славянским духом и характером, так что на основании его Хомяков выражал мысль о славянском происхождении англосаксов, которые если и германцы по происхождению, то по самому месту своего жительства необходимо должны были находиться под продолжительным славянским влиянием[12]. Следовательно, мы только воротили своё. Сословность суда, суд пэров, равно как и суд патримониальный, а также подчинение низших сословий суду высших суть чисто западные начала; некоторые из них были занесены к нам, и от них мы только что начинаем освобождаться. Что касается до адвокатуры, то, с одной стороны, она является требованием неспособности человеческой природы к полному беспристрастию. Вместо состязательного прения между обвинителем и защитником гораздо лучше было бы ввести беспристрастный доклад присяжным, в котором была бы выставлена, без преувеличения и без преуменьшения, вся сила доказательств за и против обвиняемого. Но такое беспристрастие едва ли достижимо. Попробуйте играть сами с собою в шахматы. Тут, кажется, нет резона пристращаться к чёрным или к белым; и, однако, наблюдая за собою, непременно заметите, что если не постоянно, то, по крайней мере, по временам берёте сторону или правой, или левой руки и играете хуже одною, чем другой. Поэтому и необходимо разделить защиту от обвинения.

Правда, что, с другой стороны, адвокатское обвинение и адвокатская защита носят на себе и чисто западный характер борьбы, которой проникнута вся европейская жизнь. Там, где все было разделено на враждебные партии, общественные слои и корпорации, и суд должен был принять характер поединка — обвинения и оправдания; и потому-то этот характер судебного словесного поединка есть та скала, которой должны всеми мерами избегать наши присяжные поверенные, чтобы наш новый суд не претерпел крушения. Наши адвокаты находятся точно в таком же положении, как наши художники, пошедшие в школу к западным учителям. Чтобы наш суд получил самобытный русский характер, нашим адвокатам так же точно нужно уметь заимствовать от своих учителей только технику, а не дух европейской адвокатуры. Для них это точно такая же трудная задача, как и для художников, и точно так же трудно им решить её без содействия со стороны общества. Может быть, общество сохранило больше самобытности в своих требованиях, чем относительно бытовой обстановки жизни потому, что правда судебная составляет более насущную потребность для всех слоев общества, чем требования эстетические. Притом же от суда никому нельзя будет удалиться в старообрядство, как по отношению к церковному благолепию и обрядности. Поэтому можно надеяться, что дружный напор всего общественного, или всего народного  мнения заставит адвокатуру держаться народной справедливости в суде; а может быть, и нет, кто знает?

Посмотрим ещё на третью великую освободительную реформу нынешнего царствования — на освобождение печатного слова от уз цензурных. Свобода слова не есть право или привилегия политическая, а право естественное. Следовательно, в освобождении от цензуры не может уже быть никакого заимствования с Запада, никакого подражания; ибо иначе и хождение на двух ногах, а не на четвереньках, могло бы считаться подражанием кому-нибудь. Сама цензура была результатом нашей подражательной жизни, результатом, ничем не вызванным; прекращение же работы цензуры было восстановлением естественного порядка отправлений общественной жизни.

Однако, цензура была не просто уничтожена: она была заменена новою системою предостережений, для периодических изданий. Эта система есть ли явление самобытное, т. е. вызванное внутренними потребностями народной и государственной жизни России, или только пересадка, подобная гильдейскому и цеховому устройству городов, и т. д. Пересадка, основанная на том начале, что существующее где-либо в странах просвещенного Запада ipso facto[13]* уже полезно, благодетельно, просветительно и необходимо для России? Чтобы решить этот вопрос, надо обратиться к анализу свойств той силы, которою одарена периодическая печать, и тех качеств, которыми система предостережений отличается от судебного преследования за преступления, формулированные законами о печати. Не подлежит сомнению, что система предостережений не основана на принципе юридической справедливости, по которому наказание должно всегда соответствовать преступлению; ибо если даже предположить полнейшее беспристрастие в административном месте или лице, заведующем делами печати, то всё-таки три предостережения для издателя гораздо чувствительнее, так как могут лишить его всего состояния быстрее, чем самое строгое из судебных взысканий, коим он может подвергнуться. Самая необходимость прибегать к системе предостережений, вместо того чтобы подвергать провинившийся журнал суду, показывает, что проступок издателя так сомнителен, что суд не нашёл бы возможности его обвинить. Следовательно, система предостережений должна основываться на началах самозащиты, в котором нельзя отказать ни обществу, ни правительству, прибегающему иногда к самым строгим и жестоким мерам, для предупреждения действий и не весьма преступных, если смотреть на них с чисто юридической точки зрения, но угрожающих большой бедой обществу. Так, например, простое легкомыслие может заставить человека нарушить карантинные правила; однако за это полагается смертная казнь, ввиду тех страшных последствий, которые может иметь этот необдуманный и легкомысленный поступок. Следовательно, и система предостережений вполне оправдывается, если то зло, которое она должна предупреждать, может иметь тяжёлые последствия, подобные нарушению карантинных правил.

Обыкновенно думают, что как полезное, так и вредное действие печати заключается или в сообщении читателям известных убеждений, которых они вовсе не имели, или в изменении тех убеждений, которые они имели. Убеждение есть стройная система логически связанных между собою мыслей и, следовательно, предполагает значительную степень умственной развитости и значительный умственный труд. Масса публики, даже в самых образованных европейских странах, самостоятельных убеждений не имеет и едва ли может иметь; то, что называется убеждением масс, есть результат привычки, приобретаемой воспитанием или действием окружающей среды. Эти убеждения всегда отличаются необыкновенной устойчивостью, образуются и изменяются не иначе как веками невидимых трудов, целого ряда поколений. Почти невозможно сообщить массе публике даже не рядовых сословий новые убеждения или изменить старые её убеждения отдельному писателю или журналу . Это труднее, чем пробуравить скалу. Масса люди, не имея ни времени, ни склонности, ни способности к продолжительному упорному мышлению, одарена отражательной силою против самых логических, самых красноречивых убеждений. Хоть кол на голове теши, она всё-таки будет держаться своего, извека ей переданного, привычного и действием общественной среды ей усвоенного. Чтобы увериться в справедливости сказанного, стоит только всякому мыслящему и имеющему претензию на убеждение человеку припомнить, многих ли случалось ему в жизни в чем-либо убедить или переубедить и часто ли ему самому случалось бывать в чем-либо убежденным или переубежденным другими. Но если масса (большинство) так мало податлива убеждениям вообще, то такие убеждения, которые составляли бы нравственный принцип деятельности, перевешивающий внушения интереса, апатии, рутины, встречаются ещё несравненно реже. А ведь только такое убеждение и имеет практическое значение. Можно ценить  убеждения, если они полезны и благотворны; и следует бояться, если они вредны и пагубны — таким только и стоит противодействовать.

Но редки ли, часты ли убеждения вообще, а живые убеждения в особенности,самым худшим проводником убеждений должно признать периодическую печать, особенно же ежедневные газеты. Разнообразие трактуемых ими предметов препятствует сосредоточению внимания, этому первому условию приобретения какого бы то ни было убеждения. Нынче говорится о восточном вопросе, завтра о люксембургском, послезавтра об улучшении быта духовенства, потом о системе общественного воспитания, об обрусении Западного края, о судебной реформе, затем снова возвращаются к восточному вопросу и т. д., и т. д. И все это читается слегка, среди тысячи сообщаемых текущих новостей, отвлекающих внимание.

Каким образом может образоваться, а тем более измениться убеждение чтением такого рода? По отношению к убеждениям большие серьезные сочинения имеют несравненно большее влияние, хотя также не прямое и не непосредственное. Только немногие люди имеют время, склонность и способность их обдумывать и этим путём почерпать новые или изменять старые убеждения. Эти-то немногие люди медленно сообщают их далее, в школе, где молодой ум, ещё не развлеченный житейскими заботами, ещё гибкий по природе своей, питается ими и усваивает их себе)или посредством небольших кружков людей мысли, сообща вырабатывающих новые убеждения, из коих кое-что мало-помалу входит и в общее сознание.

Это бессилие периодической, и особенно ежедневной, печати распространять и изменять убеждения вполне подтверждается опытом. Например, в двадцатых годах нынешнего столетия явилось во Франции учение сен-симонистов. Сочинения Сен-Симона были усвоены немногими учениками. Они отыскивали с величайшими стараниями новых адептов и составили, наконец, небольшой кружок поклонников новой школы. Для её распространения стали они издавать журнал «Le globe» [14]*. Много ли приобрел он им сторонников? Почти никого. Такой же ничтожный результат имел и орган фурьеристов «Democratie pacifigue» [15]*, Скажут, что учения эти не распространились потому, что здравый смысл публики отвергал эти эксцентрические теории; однако же путем отдельных трактатов и личной изустной пропагандою нашли же они себе последователей — и весьма талантливых. Возьмём пример учения, получившего большое распространение и вошедшего в жизнь многих государств, учения о свободной торговле. Оно проложило себе путь в убеждения публики кафедрами и курсами политической экономии, прениями в палатах, личной изустной пропагандой; но где тот ежедневный журнал, которому оно было бы обязано своим успехом?

Неужели периодическая печать, почитаемая одной из главных общественных сил нашего времени, в сущности, ничтожна по своему влиянию? Неужели один предрассудок возлагает на нее такие упования и возбуждает против нее такие опасения? Нет, периодическая, и особенно ежедневная, печать составляет действительно огромную силу; но сила эта основана не на распространении убеждений, а на пробуждении и уяснении интересов, на возбуждении в этих интересах сознания своей силы. Газета, умевшая подметить какой-нибудь интерес, существующий в публике, и оценить его важность, пишет ряд передовых статей, которые его уясняют. Читая статью, читатель видит в ней изложение того, что он думал. Да ведь это мои мысли, восклицает он не без внутреннего удовольствия, чувствуя себя польщенным тем, что высокий газетный авторитет вторит его мыслям. Однако же по большей части читатель несколько ошибается; то, что он считает своими мыслями, были только более или менее неясные, неотчетливые, урывочные ощущения, и только после прочтения их изложения в газете уясняются они для него самого. Что случилось с одним, то случается и с сотнями, с тысячами читателей. Каждый желает поделиться уясненными ему его интересами с другими и узнает, что они не исключительно ему свойственны, а составляют мнение большинства его знакомых.

Белые и жёлтые, карикатура на русско-японскую войну (иллюстрация на первой странице газеты Le Petit Parisien[en] от 3 апреля 1904 года).

Таким образом интересы публики не только уясняются, но получают сознание своей силы, возвышаются на степень общественного мнения. Газеты, следовательно, имеющие действительно общественное значение, суть как бы акушеры общественного мнения, помогающие ему явиться на свет Божий. Справедливость этого также не трудно доказать самыми убедительными примерами.

Газета, имеющая наибольшее общественное влияние, есть, без сомнения, английский «Times«. (Как Балаклавская битва Крымской войны обогатила английскую мифологию.) Но именно «Times» и не проповедует (?) никаких своих мнений, а старается только искусно изложить те, которые господствуют в английском обществе о том или другом вопросе, подметить английские общественные интересы, уяснить их и, таким образом, возвести на степень общественной силы. Я позволю себе привести небольшую выписку из сочинения Кинглека о Крымской войне (1853-1856), в котором, по случаю влияния этой газеты на характер «восточной войны», рассказывается история происхождения знаменитой газеты и той методы, руководствуясь которой она достигла своего влияния. В Англии существовала издавна компания, собиравшая всевозможные новости, рекламы, объявления и печатавшая их в издаваемом ею листке.

«Несколько лет тому назад,- говорит Кинглек,- руководители компании заметили, что один важный разряд новостей был неполон и недостаточен. Казалось, что каждому англичанину было бы приятно знать, не отходя от своего камина, что думает масса его соотечественников о главных вопросах дня. Письма, получаемые от корреспондентов, доставляли уже некоторые средства добывать этого рода сведения, и руководителям компании казалось, что с некоторым трудом и за умеренные издержки можно удостовериться в том, какие мнения начинают входить в силу, и предвидеть направление, которое примет их поток. Говорят, что с этим намерением стали они употреблять несколько лет тому назад одно не имевшее занятий духовное лицо, одаренное тонкостью и проницательностью. На него была возложена обязанность слоняться по публичным местам и выслушивать, что думают люди о главных современных вопросах. Ему незачем было прислушиваться к крайним глупостям и ещё менее — к мнениям самых умных людей. Его обязанность состояла в том, чтобы выжидать, пока он не заметит, что какая-либо общая обиходная мысль начала повторяться во многих местах и многими людьми, по всем вероятностям, никогда не видавшими друг друга. Эта общая мысль и составляла ту добычу, которую он искал и которую приносил домой к своим хозяевам. Он так искусился в этом упражнении, что, пока он служил компании, она редко бывала вводима в заблуждение, и хотя впоследствии часто бывала надуваема на охоте за сведениями этого рода, но никогда не упускала делать всё от неё зависевшее в поисках за сердцем нации».

«Вооружившись данными, таким образом собранными, руководители делали нужные приготовления для их распространения; но они не утверждали смело, что добытое ими мнение именно составляет общественное мнение страны. Метода их заключалась в следующем: они заставляли рассуждать ловких публицистов в пользу мнения, которое, как они думали, нация уже и без того готовилась принять; и если предположить, что полученные ими сведения были верны, то доказательства их, конечно, должны были выслушиваться весьма охотно. Те, которые уже составили себе мнение, видели его установленным и доказанным с гораздо большим искусством, нежели они сами могли бы это сделать; те же, которые ещё не успели себе составить этого мнения, весьма сильно к тому побуждались, видя путь, избранный компанией, которая (как всем было известно) употребляла все старания, дабы следить за изменениями духа общества».

«Отчёт, который газета давала в мнении, составляемом себе публикою, был столь тесно смешан с доказательствами в пользу этого самого мнения, что тот, кто заглядывал в газету собственно для того, чтобы узнать, как думают другие, поражался при чтении силой доказательств; с другой же стороны, тот, кто воображал, что руководствуется силою логических доказательств, в сущности, только повиновался путеводителю, который сообщил ему, что общество уже пришло к соглашению, заставляя и его идти вместе с толпою. Подобно тому, как произнесение пророчества иногда составляет главный шаг к его выполнению, так и молва, утверждающая, что масса приняла известное мнение, часто производит то совпадение мыслей, которое было преждевременно объявлено уже существующим. Из действия этого двоякого процесса проистекало, конечно, что мнение английской публики было вообще в согласии с тем, что писала компания; и чем более смотрели на газету как на истинное выражение народного духа, тем обширнейшую публичность получала она…»

«Но, хотя компания имела в руках всю эту власть, характер её был такого рода, что она не могла употреблять её произвольным, капризным, пагубным образом без того, чтобы не нанести большого вреда своей странной торговле; ибо по самой своей сущности характер её был не самовластный, а представительный: она была принуждена самим законом своего существования быть в сколь возможно теснейшем согласии со всею нацией«.

И у нас есть подобный пример. Газета с наибольшим числом подписчиков, с наибольшим влиянием — без сомнения «Московские Ведомости». Проповедует ли она какое-либо новое учение, навязывает ли свои убеждения публике? В большинстве случаев — нет. Она только с верным тактом схватывает тот интерес, который уже существует в обществе, хотя и не имеет к своим услугам проницательного духовного лица, которое уведомляло бы её о состоянии общественного мнения. Такое лицо даже мало бы помогло ей, потому что у нас нельзя ещё подслушать общественное мнение: его надо прежде пробудить. Такому умению подметить общественные интересы обязаны «Московские Ведомости» своим успехом в польском вопросе, в вопросе о классическом методе образования в средних учебных заведениях. Но те же «Московские Ведомости» показывают, что там, где они удаляются от той методы, которая составляет их силу и значение, они лишаются своего влияния. «Московские Ведомости» в торговой политике защищают систему свободной торговли, теорию излишества денежных знаков и т. д., и, несмотря на обширный круг читателей газеты, эти проповедуемые ими теории не прививаются; напротив того, все показывает, что фритредерство со своими суккурсалиями всё более и более теряет у нас почву под ногами, что общественное мнение, весьма фритредерски настроенное лет семь тому назад, постепенно приходит к более здравому взгляду на экономические интересы России.

Где, следовательно, наш «Times» уклоняется от своего первообраза, там и действие его ничтожно. Новых убеждений или изменений старых не проведешь статьями ежедневной газеты. Итак, сила периодической прессы не самостоятельная и самобытная, а только условная, находящаяся в теснейшей зависимости от интересов, существующих в публике помимо её. Если эти интересы не подмечены прессой, если личные убеждения редакции заслоняют от неё интересы большинства, действие газеты будет ничтожно; если газета вздумает проводить идеи, противоречащие интересам публики, оно будет ещё ничтожнее. Вся сила периодической печати заключается в согласовании с ними.

Ежели интересы общества находятся в противоречии с интересами и целями правительства, то не может быть никакого сомнения, что правительство по необходимости должно прибегать к средствам обуздания прессы, дабы воспрепятствовать ей возбуждать эти противообщественные или противоправительственный интересы, уяснять их публике и показывать ей их силу. Тут совершенно уместен такой же образ действия, который с крайнею строгостью наказывает простое легкомыслие, если оно может причинить неисчислимые бедствия стране.

Представим себе, что страна, ограждаемая карантином от заразы, населена племенем, не имеющим предрасположения к той эпидемической болезни, которая господствует в данное время. Уместно ли будет, единственно ради сохранения общепринятого правила, для однообразия и симметрии, из подражательности иностранным карантинным постановлениям, расстреливать провинившихся в нарушении карантинных правил?Не достаточно ли будет в этом случае подвергать нарушителей взысканиям на общем юридическом основании соответствия наказания с виновностью преступника?

Не очевидно ли, далее, для всякого добросовестного человека, что в русском обществе противообщественных, противогосударственный, противоправительственный интересов вовсе не существует, а следовательно, и русская периодическая печать, могущественная для добра, совершенно бессильна для зла. По отношению к ней, следовательно, случая самозащиты — необходимой обороны — не существует; и ежели какой-либо журнал провинится против постановлений о печати, то эта вина никак не может угрожать какими-либо общественными бедствиями, даже в самых малых размерах, ни теперь, ни в ближайшем будущем, настолько, насколько человеческая проницательность, а следовательно, и человеческая заботливость хватать может.

Следовательно, по состоянию общественного духа в России, обыкновенное судебное преследование, воздавая должное юридическое возмездие провинившемуся против постановлений о печати, вполне достаточно для своей цели, и, следовательно, система административных предостережений не коренится в нуждах и потребностях народных, а есть продукт, родившийся при другой обстановке, при других жизненных условиях, к нам из Европы занесенный.

Примеров этих достаточно, чтобы выяснить, что надо понимать под европейничаньем в учреждениях, в правительственных мероприятиях.

 

3. Третья форма европейничанья (и притом самая пагубная и вредная) состоит во взгляде на явления внутренней и внешней жизни России с европейской точки зрения и сквозь европейские очки. Этот взгляд, во что бы то ни стало старающийся подводить явления русской жизни под нормы жизни европейской, делая это или бессознательно, вследствие иссякновения самобытного родника русской мысли, или даже сознательно, с тем, чтобы придать этим явлениям почёт и достоинство, которого они были бы будто лишены, если бы не имели европейского характера, произвёл много недоумении и всяческой путаницы в области науки и неисчислимый вред на практике. Мы не будем рассматривать следствий первого рода, а обратим внимание на некоторые только примеры, в которых было высказано вредоносное влияние этого вида европейничанья на внутренней и внешней жизни России.

В Соединенных Штатах две главные партии, на которые разделяются тамошние политики, носят названия республиканцев и демократов. Названия эти заимствованы из чуждого Америке европейского порядка вещей и поэтому вовсе не выражают сущности стремлений означенных партий. Что значит республиканская партия в стране, где нет монархии и где никто к ней даже не стремится? Что значит демократическая партия там, где все общество устроено на демократических основаниях? Собственно говоря, американские республиканцы суть защитники политической централизации, а демократы — защитники политического обособления штатов. Здесь заимствование из чуждого европейского мира не пошло дальше названия и потому представляет лишь номенклатурную путаницу, доходящую до того, что американские демократы суть именно представители аристократических тенденций тамошнего общества. Но эта номенклатурная путаница не имела практического влияния, потому что американцы привыкли жить собственною жизнью.

У нас в России заимствование номенклатурное производит путаницу гораздо более существенную, потому что наши высшие общественные классы, привыкшие жить умственно чуждою жизнью, невольно переносят вычитанные и высмотренные ими европейские идеалы на русскую жизнь, приурочивая их к нашим общественным явлениям, тожественным по названию с европейскими, названию, данному на основании самой поверхностной аналогии. Таким образом появились на Руси аристократия и демократия.

Самое слово «аристократ, аристократка» произошло у нас недавно, вместе с великосветскими повестями, наводнявшими одно время нашу литературу и заставлявшими биться сердца провинциальных барынь желанием заслужить это лестное название, уподобив себя, свой образ жизни и господствующий в их домах тон тому представлению, которое они соединяли со словом «аристократия».

Аристократия, аристократизм в применении и к России и к русскому обществу не означали и не означают ничего другого, как светский лоск и тон, господствующий в богатых столичных домах, ничего другого, как людей, в течение нескольких поколений успевших, с значительною степенью совершенства, перенять манеры прежних французских маркизов или нынешних английских лордов. Другого смысла русский аристократизм, русская аристократия не имеют. Но там, где нет внутреннего содержания, там внешность, имя, название — всё. И вот появились у нас и органы мнимого общественного мнения с аристократическими тенденциями.

Как нелепы и вместе вредны такие из чужого заимствованные взгляды — можно видеть из тех выводов, к которым они приводят. Западная аристократия не есть явление специально свойственное какому-либо из европейских государств, а институт по происхождению своему общеевропейский в полном смысле этого слова, получивший некоторую национальную окраску лишь впоследствии, когда народы, входившие в состав единой Франкской монархии, в значительной степени обособились. Естественно, что такая общность происхождения вела к солидарности всех европейских аристократических интересов. Поэтому, когда французская революция объявила у себя дома войну насмерть аристократически-феодальным учреждениям, все аристократии почувствовали себя уязвленными. Даже Англия, пользовавшаяся у себя дома свободными учреждениями, сочла необходимым собрать все свои силы для защиты аристократического принципа. Зная дух, которым во все времена руководствовалась английская политика, нельзя предполагать, чтобы одно бескорыстное негодование (возбужденное безумствами, неистовствами и преступлениями, которыми ознаменовалась французская революция) составляло побудительную причину, заставившую Англию броситься в достопамятную двадцатилетнюю борьбу с Францией, борьбу, которая окончилась видимым поражением Франции, в сущности же низвергла аристократический принцип не только на материке, но и в самой Англии.

Солидарность всех европейских аристократий была истинною побудительною причиною той борьбы, которая составила историческое содержание конца XVIII и начала XIX века, что и подало повод французским демократам толковать о союзе аристократий и монархий против свободы и блага народов.

В соответствии этому и наш подражательный аристократизм «Вести» и её партии не мог не прильнуть к этой всеобщей аристократической солидарности и стал требовать союза между мнимой русской аристократией с весьма не мнимым польским шляхетством и остзейским баронством. Какого бы кто ни был мнения об этом последнем — несомненно, что польское шляхетство есть исконный, коренной и злейший враг русского народа.

Итак, обвинения французских демократов против союза европейских аристократий на гибель свободы и благосостояния народов не применяются ли к той партии, которая является защитницей и покровительницей польского шляхетства,  которая говорит, что польский пан ближе к ее сердцу, чем западно-русский мужик? Не проповедует ли она действительно пагубы русского народа, являясь ходатаем и защитником злейшего его врага? Вот к чему приводит подражательство; вот результаты перенесения европейских взглядов и тенденций на русскую почву.

Но если у нас есть европействующие аристократы, у нас так же точно есть и европействующие демократы. Припомним статьи, писанные из нашего демократического лагеря (вроде «Национальной бестактности» [16]), припомним союз наших демократов с польскою справою[17]*- и мы увидим, что и демократическое европейничанье так же точно готово было предать русский народ в жертву его злейшим врагам, принимающим, чтобы вернее вредить ему, и аристократическую и демократическую личину.

Так как и аристократия и демократия составляют действительные элементы, действительные силы европейского общества, то, наряду с исключительными узкими проявлениями их в виде юнкерства и в виде демагогии, прозванной красною, с той и другой стороны не только можно указать на действительно здоровые проявления этих элементов европейской жизни (на явления, подобные аристократизму графа Бисмарка и демократизму графа Кавура или Гарибальди); но эти здоровые стороны составляют даже главнейшую силу обеих партий.

Напротив того, наше аристократическое и демократическое европейничанье, за неимением внутреннего содержания, должно по необходимости представлять явление, принадлежащее к разряду карикатурных. Что наше юнкерство есть явление заносное, гибридное, ублюдочное, в том, кроме газеты «Весть», едва ли кто сомневается. Чтобы заразиться им, надобно было долгое время вдыхать шляхетские или рыцарские миазмы,  наполнить ими свою душевную и умственную пустоту, чтобы произвести на свет Божий уродство, подобное теории слияния живучих аристократий наших окраин под господством мёртво рожденной аристократии нашего государственного ядра, дабы сообща руководить народом и этим окольным, невозможным путём произвести государственное объединение, когда народ государственных окраин или уже составляет одно этнографическое и органическое целое с народом государственного ядра, или ничего иного не желает, как слиться с ним в такое единство, а аристократии этих окраин составляют единственное к тому препятствие. При таком невозможном союзе аристократии государственного ядра, если бы она даже существовала, ничего не оставалось бы делать, как содействовать разъединяющим целям своих союзниц.

Но если не русское происхождение этого лжеаристократизма очевидно и никем не оспаривается, то зато нашему лжедемократизму или полнейшему проявлению его, известному под именем нигилизма, хотят во что бы то ни стало приписать русское доморощенное происхождение. Когда наши европейские друзья твердят на все лады, что русское общество и русский народ разъедены  социалистическими, материалистическими, демократическими учениями, когда, по их словам, русский демократизм угрожает благосостоянию Европы, так как прежде угрожал ей русский абсолютизм, то этому удивляться нечего, это в порядке вещей — «на войне, как на войне» a la guerre comme a la guerre[18]*.

Но вот что удивительно: каким образом газета, подобная «Московским Ведомостям», обычно столь здраво смотрящая на вещи, под влиянием справедливого недовольства нашей системою общественного образования — обращает нигилизм в произведение русской почвы? Это решительно непонятно. Нигилизм —  одна из форм нашего европейничанья, и как ни плохи наши гимназии и наши университеты — не они, однако же, произвели эту язву, и не классическая система учения — не она излечит нас от этой язвы.

Что такое нигилизм? Нигилизм есть последовательный материализм, и больше ничего. Материализм несколько раз уже получал большое распространение в европейском обществе: в XVII веке господствовал он в Англии, в XVIII — во Франции, откуда распространился между высшими классами прочих государств и даже России. Реакцией против этого материализма был германский идеализм, который теперь, в свою очередь, под общим влиянием протестантизма,  отвергающего всякое положительное религиозное содержание христианства, гегелизма, доведенного до своего крайнего последовательного развития и, наконец, успехи  наук довели до полнейшего материализма и атеизма. Между тем для жившей задним умом официальной России все ещё Франция, по старой памяти, казалась олицетворением всех антисоциальных, антирелигиозных, противо нравственных учений; а скромная, глубокомысленная Германия олицетворяла собою спасительный идеализм, противодействующий этим зловредным направлениям. И вот нашей системе общественного воспитания был придан исключительно немецкий характер. Не так ещё давно молодым людям, отправлявшимся за границу, строго возбранялся въезд во Францию как в страну нравственно-зачумленную, тогда как зараза давно уже оставила французскую почву и перешла в Германию.

Без самобытного развития, привыкшие верить на слово нашим иностранным учителям и в последнее время  обучаемые исключительно немецкою наукою, мы заразились самоновейшим и самым моднейшим её направлением, которое не встречало ни внутреннего, ни внешнего противодействия. К какой нации принадлежит Фохт, Молешотт, Фейербах, Бруно Бауер, Бюхнер, Макс Штирнер — эти корифеи новейшего материализма? Разве они русские или воспитанники русских гимназий, сделавшиеся нигилистами от недостаточно глубокого изучения латинских и греческих классиков? Разве русского происхождения и те учения, которые хотя и не могут быть названы чисто материалистическими, но которые, однако же, служат необходимыми подпорами материализма, как учение Дарвина о происхождении видов, Гукслеевы выводы о близости человека к обезьянам, Боклево отвержение человеческой свободы на основании добытых статистикою результатов? [19] Что привнесли русские в эту сокровищницу материалистических учений? Ничего. Самое имя нигилизма, хотя получило на Руси своё происхождение, очевидно, основано на книге Макса Штирнера «Jch stelle mein Sach auf nichts» [20]*, с филистерским цинизмом посвященной «meinem lieben Julchen[21]*.

Мы и тут повторяли, как попугаи, чужие слова и мысли, как наши деды повторяли учения энциклопедистов, а отчасти учения мистиков, как наши отцы учения германского трансцендентального идеализма. Если эти учения, получавшие некоторое распространение в русском обществе в былые времена, не могут считаться явлениями русской жизни, то почему же приписывается это нигилизму, имеющему столь же очевидное иноземное происхождение? Или, может быть, со свойственной подражателям склонностью преувеличения, мы утрировали заимствованное нами учение? К счастью или к несчастью, наши учителя не оставили нам даже и этой возможности отличиться. Когда утверждают, что человек есть прямой потомок гориллы или орангутанга, что мысль есть такое же отделение мозга, как урина — отделение почек, что считать что-либо священным — столь же нелепый обычай, как табу островитян Полинезии, то остаётся ли ещё какая-нибудь возможность к утрировке?

Со всем тем, однако, если в нигилизме есть что-нибудь русское, то это его карикатурность. Но карикатурность разделяет он и с русским аристократизмом, и с русским демократизмом, и с русским конституционализмом, одним словом — со всяким русским европейничаньем. Как бы ни были грубы, как бы ни были дики учения, но ежели они, как новейшие материализм, коммунизм, или цезаризм, представляются результатом долговременного развития, попавшего на ложную дорогу, или следствием непримиримых противоречий, дошедших до взаимного отрицания различных сторон жизни, то эти учения и эти общественные явления плод отчаяния целых поколений — имеют величавый трагический характер.

Когда же эти самые учения не вызваны внутреннею жизнью общества и не более как сбоку припека, то эта трагическая величавость заменяется карикатурностью и уродливостью. Каким же образом понять после этого странные оправдания проживания за границею для образования детей в иностранных школах, во избежание язвы нигилизма, когда из этих-то именно школ и произошёл чистокровный нигилизм, по отношению к которому наш нигилизм составляет лишь слабый сколок и бледный отпечаток?

Но и нигилизм, и аристократизм, и демократизм, и конституционализм составляют только весьма частные проявления нашего европейничанья; самый общий вид его,  менее зловредный, в сущности же гораздо опаснейший их всех, есть наше балансирование перед общественным мнением Европы, которую мы признали своим судьею, перед решением которого трепещем, милость которого заискиваем.

Такое отношение к иностранному общественному мнению, даже если бы оно не было радикально-враждебно всему русскому, не может не лишить нас всякой свободы мысли, всякой самодеятельности. Мы уподобляемся тем франтам, которые, любя посещать общество, не имеют уверенности в светскости своих манер. Постоянно находясь под гнётом заботы, чтобы их позы, жесты, движения, походка, костюм, взгляды, разговоры отличались бонтонностью и коммильфотностью, они, даже будучи ловки и неглупы от природы, ничего не могут сделать кроме неловкостей, ничего сказать — кроме глупостей.

Не то же ли самое и с нашими общественными деятелями, беспрестанно оглядывающимися и прислушивающимися к тому, что скажет Европа; признает ли действия их достойными просвещенного европеизма? Фамусов, ввиду бесчестия своей дочери, восклицает: что скажет княгиня Марья Алексеевна! — и этим обнаруживает всю глубину своего нравственного ничтожества. Мы возвели Европу в сан нашей общей Марьи Алексеевны, верховного судьи достоинства наших поступков. Вместо одобрения народной совести, признали мы нравственным двигателем наших действий трусливый страх перед приговорами Европы, унизительно-тщеславное удовольствие от её похвал.

Русский солдат у стен Константинополя. 1878 год.

Возьмём определенный, всем известный пример. Европа обвиняет нас в честолюбивых видах на Константинополь, и мы стыдимся этого обвинения, как будто и в самом деле какого-нибудь дурного поступка. Англия завладела чуть не всеми проливами на земном шаре; неизвестно с какой стати захватила скалу на испанской территории, господствующую над входом в Средиземное море; а по отношению к нам считается непозволительным хищничеством добиваться свободного входа в наш собственный дом, обладание которым притом сопряжено с лежащей на нас нравственной обязанностью — выгнать турок из Славянской и Греческой земли. Мы, конечно, можем утверждать факт, что в данное время не имеем этого намерения, как действительно не имели перед Крымской (восточной) войной, как, к сожалению, не имеем (без сомнения) и теперь; но становиться на европейскую точку зрения и видеть в самом желании овладеть Цареградом, выгнать турок, освободить славян какое-то посягательство на права Европыэто непростительное нравственное унижение.

Я не говорю здесь о языке дипломатии, у неё свой условный язык, своя условная политическая нравственность: ей приходится с волками жить — по-волчьи выть, а имею в виду только выражение русского общественного мнения. И французская дипломатия не говорит о рейнской границе, но это не мешает французскому общественному мнению свободно выражать свои мысли и желания об этом предмете, хотя законность их подлежит гораздо большему сомнению, чем законность желаний России.

Точно так же чураемся мы обвинения в панславизме, как будто честный русский человек, понимающий смысл и значение слов, им произносимых, может не быть панславистом, т. е. может не стремиться всеми силами души своей к свержению всякого ига с его славянских братии, к соединению их в одно целое, руководимое одними славянскими интересами, хотя бы они были сто раз противоположны интересам Европы и всего остального света, до которых нам нет и не должно быть никакого дела.

Америка считает между своими великими людьми одного человека, который не освободил её от чужеземного ига — Джордж Вашингтон, не содействовал к утверждению её гражданской и политической свободы, как Франклин, Адамс, Джеферсон, не освободил негров, как Линкольн, а произнёс только с высоты президентского кресла, что Америка принадлежит американцам, что всякое вмешательство иностранцев в американские дела сочтут Соединенные Штаты за оскорбление. Это простое и незамысловатое учение носит славное имя учения Монроэ и составляет верховный принцип внешней политики Соединенных Штатов[22]. Подобное учение должно бы быть и славянским лозунгом; и никакой страх ни перед какой Марьей Алексеевной не должен удерживать нас от громкого его произнесения во услышание всем, кто пожелает слышать.

Но в одних ли внешних делах имеет влияние голос всегда во всем и постоянно враждебной Европы на наш образ мыслей, на наши поступки? Поверив на слово Европе, что Екатерина совершила великое политическое преступление, присоединив к России искони русские земли и тем исполнив вековое томительное желание миллионов русского народа, чуть-чуть не было совершено действительное преступление против русского народа, с самыми гуманными целями и намерениями.

Страх перед укором в религиозной нетерпимости со стороны Европы заставил принять сторону столь толерантных пасторов и баронов против обращавшихся в православие латышей и эстов, доказывавших тем их глубокое стремление слиться с русским народом, с которым их предки или родичи заодно клали основание Русскому государству.

Но лучше остановиться на первых же примерах влияния страха перед Европой на нашу внутреннюю политику и обратиться к внешней истории, где скрывать нечего, где счеты яснее и лучше видно, что мы выиграли и что проиграли, становясь на европейскую точку зрения и надевая европейские очки, чтобы смотреть на наши дела и интересы.

После великой национальной политики императрицы Екатерины, воссоединившей запад России с востоком, придвинувшей Россию к Чёрному и Азовскому морям, на пространстве от Днепра до Кубани, мы пришли в бескорыстный ужас от неистовств французской революции, когда она уже сама собою приходила к концу, и в не менее бескорыстное соболезнование к неудачам бескорыстной Австрии.

И вот великий полководец Суворов украсился титулом князя Италийского, а русское оружие озарилось неувядаемой славой. Нравственный результат войны 1799 года был велик, показав, к чему способно русское войско под предводительством русского военного гения; но практически полезных результатов она не только не имела, но и не могла иметь, каков бы ни был её исход. Наполеон без нас смирил революцию и явился охранителем и восстановителем порядка. Честолюбие его ещёне успело выказаться, так что и против него не представлялось необходимости принимать заблаговременных мер.

Историческая борьба между Англией и Францией, в которой последняя лишилась всех своих колоний, естественным образом вела того, кто взялся быть носителем и представителем её судеб и стремлений, к желанию померяться со счастливою соперницею. Неисполнение условий Амьенского мира[23] доставило к тому достаточный предлог. Высадка угрожала берегам Англии. Её деньги и естественное желание Австрии попытаться возвратить потерянное отвлекли на неё удар, предназначавшийся Англии. Какое, казалось, нам до всего этого дело? Но мы стояли на европейской точке зрения и, уже зная, как Австрия и Англия платят за бескорыстное желание помочь им, тем не менее приступили к новому союзу с этими бескорыстными державами. Война 1805 года не имела и нравственных результатов войны 1799 года.

«Тильзитское свидание 1807 года», худ. Н. Госс.
Наполеон I, Александр I, Луиза Прусская, Фридрих Вильгельм III

Война 1807 года была необходимым её продолжением[24]. На этот раз честь России действительно требовала войны. Окончивший её Тильзитский мир 1807 г. не принадлежит к числу славных миров России, но зато он был самым выгодным когда-либо заключенным Россией трактатом. Он доставил ей Белостоцкую область, Финляндию и Бессарабию — и только потому не доставил Галиции, Молдавии и Валахии, не утвердил самобытности и независимости Сербии, что Россия сама этого не захотела, смотря на все с европейской точки зрения, и с высоты европейства предпочла независимость Ольденбурга независимости Сербии и Славянства[25]. Последовавшая от такого взгляда война 1812 года имела опять великие нравственные результаты для России, могла бы иметь и великие результаты практические, если бы, помирившись с Наполеоном, предоставили Германию и Европу их собственной судьбе.

После 1815 года заняла Россия царственную роль в Европе; но, имея политический центр своей деятельности не внутри, а вне себя, преследуя идеально-общеевропейские цели, Россия служила политике австрийского министра Меттерниха и, как громоотвод, отводила от неё заслуженную ненависть, скопляя её на свою сторону. Меттерниху удалось воспользоваться европейской точкой зрения, на которой стояла Россия, чтобы вдвойне обморочить её: во-первых, вселяя в неё ужас к заговорам карбонариев и к демократическим волнениям, которые в сущности, её не касались; во-вторых, заставляя Россию видеть демократическую революцию в священном восстании греков. Этим удалось австрийскому министру вырвать из рук России честь сделаться единственной помощницей и участницей в борьбе её единоверцев. Эту славу разделили с ней и другие лицемерные друзья греков, эксплуатировав что можно было из полезных результатов священной борьбы[26].

Вместо того чтобы быть знаменосцем креста и свободы действительно угнетенных народов, мы сделались рыцарями легитимизма[27], паладинами консерватизма, хранителями священных преданий версальской бонтонности, как оно и прилично ученикам французских эмигрантов. Чем искреннее и бескорыстнее усваивали мы себе одну из европейских точек зрения, тем глубже ненавидела нас Европа, никак не хотевшая верить нашей искренности и видевшая глубоко затаенные властолюбивые планы там, где была только задушевная преданность европейскому легитимизму и консерватизму. Эта ненависть не смущала наших консерваторов; они гордились ею, и она казалась им совершенно естественною.

Как же в самом деле было не ненавидеть Россию, грозную защитницу и охранительницу здравых начал общественности и порядка, этому сброду демократов и революционеров всех цветов?

В симпатиях же Друзей порядка и всех консервативных сил они нисколько не сомневались. Наши прогрессисты также не смущались ненавистью европейского общественного мнения, также находили её естественной, но только не гордились ею, а стыдились её, как заслуженного наказания за наши антипрогрессивные стремления.

Балаклавское сражение, Крымская война, атака лёгкой кавалерии

Но вот настала Крымская (Восточная) война (1853 -1856 г.г.). Полезные действия её у нас превозносятся применительно к пословице: «Гром не ударит, русский мужик не перекрестится». Но едва ли не справедливее приписать те благодетельные внутренние реформы, которые последовали за Парижским миром 1856 г., не военной неудаче, а единственно благому почину императора Александра, который предпринял бы их так же точно и при всяком другом исходе Восточной войны. Война эта, однако же, не осталась без действительно благодетельных последствий. Она показала нам, что ненавидела нас не какая-либо европейская партия, а, напротив, какие бы интересы ни  разделяли Европу, все они соединяются в общем враждебном чувстве к России. В этом клерикалы подают руку либералам, католики — протестантам, консерваторы — прогрессистам, аристократы — демократам, монархисты — анархистам, красные — белым, легитимисты и орлеанисты 18бонапартистам. Прислушайтесь хоть к толкам во французском законодательном собрании о внешней политике империи. Любая оппозиционная партия находит слова осуждения и для итальянской, американской, и для германской политики французского правительства; но все партии согласны и между собою, и с императорским правительством в оценке его восточной политики, поскольку она была враждебна России. Та общая поглощающая все различия партий и интересов ненависть к России, которую и словом и делом обнаружила Европа, начала наконец открывать нам глаза. К сожалению, это отрезвляющее действие восточной войны не было довольно сильно, потому что ему не помогало хотя сколько-нибудь свободное публичное слово.

Всякое оскорбительное слово о России не допускалось до нашего слуха, точно до слуха молодой девушки, девственную чистоту и деликатность которой могло бы нарушить все непристойное и грубое. От официальной защиты русского интереса всё ещё продолжало веять казенщиной, которая нам претила. Мы так привыкли к официальной лжи, что нам виделась и слышалась ложь даже там, где была одна святая истина. Большинство образованных людей не могло ещё отстать от старой привычки смотреть европейскими глазами на все наши дела и считало себя весьма проницательным, думая про себя, что Европа ополчилась на нас, дабы наказать нашу нестерпимую гордыню. Нашу гордыню — любопытно было бы посмотреть на эту диковину! В чем, когда и где проявлялась она? Ещё после Крымской (Восточной) войны ходила по рукам рукопись, справедливо или нет приписываемая профессору Грановскому, где именно представлялась Восточная война справедливым возмездием за нашу политическую гордыню, хотя, в сущности, она была произведена выходившими из границ политическим смирением и скромностью. Я не смею утверждать, чтобы означенная рукопись была действительно произведением знаменитого профессора; но ежели она и подложная, то при более национальном направлении общественного мнения, конечно, никто бы не вздумал приписывать перу всеми уважаемого лица взглядов такого рода.

Чтобы ещё более раскрыть русские глаза на действительное отношение европейского общественного мнения к России, нужно было другое событие: вмешательство Европы в польские дела. То, чего не могла совершить Крымская война, совершило вмешательство Европы в польские дела, несмотря на то, что это вмешательство далеко не имело ни того оскорбительного характера, ни тех тяжёлых последствий, как события 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. Но на помощь раскрывающим глаза событиям явились тут — зарождавшиеся уже гласность и общественное мнение.

Все перечисленные здесь и поясненные примерами виды европейничанья суть, конечно, только симптомы болезни, которую можно назвать слабостью и немощью народного духа в высших образованных слоях русского общества. Но, будучи симптомами болезни, европейничание является и причиной болезни, от которой она ведёт своё происхождение и которая беспрестанно её поддерживает. Болезнь европейничанья в целом препятствует осуществлению великих судеб русского народа и может, наконец, несмотря на все видимое государственное могущество, иссушив самобытный родник народного духа, лишить историческую жизнь русского народа внутренней жизненной силы, а следовательно, сделать бесполезным, излишним самое его существование, ибо всё лишенное внутреннего содержания составляет лишь исторический хлам, который собирается и выметается в огонь в день исторического суда.

Какая же сила излечит нас от постигшего нас недуга и, упразднив в нём всё, искажающее наш народный облик, обратит и эту болезнь к росту, как обратила уже татарское данничество и закрепощение народа? И прямое действие власти, и сила слова кажутся нам для сего недостаточными. Оскудение народного духа может излечиться только поднятием и возбуждением духа, которое заставило бы встрепенуться все слои русского общества, привело бы их в живое общение, восполнило бы недостаток его там, где он иссякает в подражательности и слепом благоговении перед чуждыми идеалами, из того сокрытого родника, откуда он не раз бил полноводным ключом, как во дни Минина и Пожарского, и начинал бить в более близкие к нам годины испытании 1812 и 1863 годов.

Для избавления от духовного плена и рабства надобен тесный союз со всеми плененными и порабощенными братьями, необходима борьба, которая, сорвав все личины, поставила бы врагов лицом к лицу и заставила бы возненавидеть идолослужение и поклонение своим открыто объявленным врагам и противникам. Совершить это в силе только суровая школа событий, только грозный опыт истории. Эти целительные события, от которых придётся (ходим ли или не хотим) принять спасительные уроки, уже восходят на историческом горизонте и зовутся восточным вопросом.

[1] * Натиск на Восток (нем.).

[2] В вопросе о происхождении государственности у восточных славян Данилевский следует так называемой «норманнской теории», выдвинутой в XVIII в. историками-немцами А. Шлецером и Г. Миллером и разделявшейся многими русскими историками XIX в. от Н. М. Карамзина до С. М. Соловьева; несостоятельность взгляда на варягов (скандинавов, норманнов) как на создателей Русского государства была доказана В. О. Ключевским, называвшим теорию норманистов «схематической притчей». В настоящее время наукой установлено, что захват варягами Киева и возведение на княжеский стол конунга Олега — всего лишь эпизод в истории Древней Руси.

[3] * Делать хорошую мину при плохой игре (фр.).

[4] Речь идёт о драматическом событии начала Крымской войны: затоплении в сентябре 1854 г. семи военных судов Черноморского флота у входа в Севастопольскую бухту с целью не допустить флот противника в Севастополь.

[5] Эта мысль содержится в статье А. С. Хомякова «Картина Иванова. Письмо к редактору «Русской беседы»» (1858).

[6] * Парижских предметах роскоши (фр.).

[7] Пожар в Петербурге 28 мая 1862 г., в результате которого сгорело несколько торговых дворов и здание Министерства внутренних дел, вызвал много разноречивых толков в русском обществе. Как свидетельствует Н. С. Лесков в статье «Настоящие бедствия столицы» (1862), господствующим было мнение о том, что «Петербург горит от поджогов» и что существует связь между пожарами и «возмутительным воззванием, приглашающим к ниспровержению всего гражданского строя нашего общества» (речь идет о прокламации П. Г. Заичневского «Молодая Россия»). Позже П. А. Кропоткин допускал возможность того, что «какому-нибудь революционеру могла… прийти в голову мысль разрушить правительственную машину пожаром» (см.: Кропоткин П. А. Записки революционера. М., 1988.С. 179-180).

[8] См. примеч. 4 к главе шестой.

[9] По-видимому, Данилевский имеет в виду возникшую в конце 50-х гг. XIX в. в Константинополе по инициативе М. Л. Налбандяна (1829-1866) армянскую революционную группу «Партия молодых».

[10] Правительство Александра I, идя навстречу пожеланиям остзейских баронов, в 1816-1819 гг. освободило крепостных крестьян Эстляндии, Курляндии и Лифляндии без земли. В германских государствах процесс ликвидации крепостного права путём выкупа крестьянами феодальных повинностей завершился в 30-е гг. XIX в. По словам французского историка Э. Омана, «русская крестьянская реформа оказалась бесконечно более щедрой, чем подобная же реформа в соседних странах» (см.: История XIX века: В 8 т. / Под ред. Э. Лависса, А. Рамбо. М., 1938. Т. 6. С. 73).

[11] В ходе земской реформы, проводившейся в России в XIV в., была преобразована система местного управления: в центральных уездах страны наместников и волостелей заменили выбиравшиеся из местного дворянства губные старосты, в руки которых передавался суд и сбор «кормленного окупа» — шедшего в казну специального оброка.

[12] Германские племена англов и саксов до завоевания Британии в VII в. проживали между Эльбой и Рейном, т. е. к западу от полабских славян.

[13] * В силу самого этого обстоятельства (лат.).

[14] * «Глобус» (фр.).

[15] * «Миролюбивая демократия» (фр.).

[16] Статья Н. Г. Чернышевского (Современник. 1861. No 7).

[17] * С польским делом (от польск. sprawa — дело).

[18] * На войне как на войне (фр.).

[19] Имеются в виду взгляды английских ученых XIX в. Т. Гексли, продолжившего разработку дарвиновского учения о происхождении видов, и Г. Бокля — историка, который стремился объяснить развитие человеческого общества с позиций механистического детерминизма и эволюционизма.

[20] * «Я не ставлю мое дело ни во что» (нем.).

[21] * «Моей любимой Юльхен» (нем.).

[22] В 1823 г. президент США Дж. Монро в послании к конгрессу выдвинул принцип «Америка для американцев«, ставший впоследствии идеологическим обоснованием для вмешательства США в дела латиноамериканских государств.

[23] Амьенский мир — мирный договор, подписанный 27 марта 1802 года Англией с Францией и ее союзниками — Испанией и Голландией.

[24] См. примеч. 1 к главе второй.

[25] В 1808 г. предводитель восставших сербов Кара-Георгий заключил с Россией Неготинский договор, который ставил Сербию под покровительство Александра I; русские гарнизоны заняли ряд сербских крепостей. Вскоре, однако, царь, обеспокоенный успехами Наполеона в Германии, приказал русскому командованию на Балканах покинуть Сербию. После захвата Наполеоном герцогства Ольденбургского, наследник которого был в родственных отношениях с Александром I, внимание России к балканским делам ещё более ослабло.

[26] Речь идёт о восстании в Греции в 1821 г. против турецкого ига и о борьбе греческого народа за независимость. Хотя независимость была обеспечена Греции победой России в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., европейские державы навязали ей в качестве монарха немецкого принца, а Англия установила над ней свой контроль.

[27] Легитимизм-принцип восстановления «законных» прав прежних монархов, утративших свои владения.

Далее… ГЛАВА XII. Восточный вопрос. 

Восточный вопрос
Различия в ходе исторического воспитания.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*