Суббота , 18 Май 2024

Империя

Константин Малофеев
Империя. 4000 лет.
Эпилог.

Империя появилась на свет 4 300 лет назад и не исчезнет до конца этого мира. Слова апостола Павла об Империи как Катехоне (греч.: τὸ κατέχον, «то, что удерживает», или ὁ κατέχων, «тот, кто удерживает») , удерживающем мир от зла, подтверждены всей известной историей человечества.

В каждой эпохе Империя являлась эталоном цивилизации, оплотом религии и культуры, образцом законности и благополучия для всех окружающих. На протяжении веков Империя развивалась и достигла к XX веку формы, которую мы можем проанализировать содержательно для того, чтобы дать исчерпывающее определение Империи. Это определение необходимо, так как существующие определения грешат поверхностностью и однобокостью.

Этимологически Империя происходит от латинского imperium, обозначения высшей государственной власти у римлян. Поэтому в узком смысле империей была только Римская империя, её истинные наследники и самозваные подражатели – Константинопольская и Российская империя, «Священная империя германской нации» Габсбургов и «Британская империя» королевы Виктории и т.п.

Словарь Русского языка Владимира Даля в 1860-х годах давал следующее определение:

«Империя – государство, властелин которого носит сан императора, неограниченного, высшего по сану правителя».

В 1871 году канула в лету французская империя Наполеона III, а через полвека, в 1917-1918 годах, российская, германская и австро-венгерская империя. Номинальной империей осталась только британская.

Колонии стран западной Европы

В нашей книге «Империя. 4000 лет» мы рассказывали, как с этой британской колониальной «империей» на протяжении 20-60-х годов XX века одновременно боролись и США, и СССР. В результате определение слова «империя» получило как в советской, так и в американской традиции негативную коннотацию. Большая советская энциклопедия к классическому толкованию «Империя:..
1) наименование монархических государств, главой которых является Император», добавляет «Империя – чаще всего обширное государство, включившее в свой состав (нередко путем завоеваний) территории других народов и государств…
2) Крупные государства, имеющие обширные колониальные владения». Таким образом, кроме реальных исторических империй под определения БСЭ попали вообще все выдающиеся по территории государства в истории человечества – Египет, Хетты, Карфаген, Персия во все эпохи, Китай, держава Чингизидов, Тимуридов, Великих Могулов, Зулусов, Мансы Мусы и т.д. При этом колонии, характерные только для европейских испанской, британской и французской империй, стали признаком «империи» как таковой.

Американская интернет-энциклопедия Википедия также выставляет колониализм определяющим критерием:

«Империя – монархическое государство во главе с императором или колониальная, либо международно значимая держава, опирающаяся в своей внутренней и внешней политике на военные сословия (организованную армию) и действующая в интересах военных сословий. Как правило, империя объединяет разные народы и территории в единое государство с единым политическим центром, играющее заметную роль в регионе или даже во всем мире».

Стоит отметить, что сами британцы, заменяя слово «колонии» на «территории», схоже определяют «империю» в Энциклопедии Британника (лат. Encyclopædia Britannica):

«Империя – крупное политическое объединение, в котором метрополия или единственный носитель суверенитета осуществляет контроль над обширной территорией или многими территориями или народами через формальное присоединение или различные формы неформального доминирования».

Форма правления (монархия или республика) империи в вышеуказанном определении отсутствует. Таким образом все формы ханаанских олигархий с колониями начиная от Тира и Карфагена, через рахдонитские Халифат и Хазарский каганат, банкирские Венецию и Геную, протестантские Голландию и Англию, вплоть до масонских США вписываются в эту «империю» энциклопедии Британника. Ещё дальше в «британизации» самого термина «империя» пошёл известный биограф Ротшильдов Нил Фергюсон, который выпустил в 2004 году книгу «Империя: как Британия сделала современный мир».

Таким образом, в течение XX века слово «империя» растеряло своё исконное значение «государства, возглавляемого императором» и стало употребляться либо в контексте «колониальная империя», либо марксистского «империализма». В конце концов деградация сложных понятий в век коммерческой рекламы привела к «империи Ротшильдов», «империи Круппа», «империи Уолл-марта» и, наконец, магазинам «империя сантехники».

Цель нашей книги «Империя. 4000 лет» — вернуть высокому и священному понятию Империи первоначальный смысл. Раскрыть её цветущую сложность, как эталона государственного строительства в каждую эпоху истории человечества. Дать четкие признаки Империи и показать, как и когда эти признаки появились.

Мы полагаем оправданным назвать царство Саргона Аккадского первой империей. Как нам известно, именно Саргон впервые в истории создал в Шумере «государство государств». Ранее отдельные города и окружающие их каналы и деревни, «номы», даже воюя друг с другом никогда не претендовали на расширение власти одного нома над другим до степени подчинения. Ниппур был самым почитаемым сакральным центром, Киш – самым могущественным, но в общем каждый город был суверенен в своих делах. Саргон воцарился не только в Кише, но во всем Междуречье. Он назвал себя «царем Шумера и Аккада». Специально построил новый город Аккад, сразу как столицу объединенного государства.

Царь Саргон

В будущей истории любое государство стало объединять много городов, поэтому в царстве Саргона главное не то, что оно объединило много городов, а то, что каждый из номов, городов с округой, в XXV веке до Р.Х. считал себя самостоятельным государством. Итак, наш первый фундаментальный признак Империи – это государство, объединяющее другие государства. Царство царств. Именно это отразилось в более позднем титуле «царь царей».

Во-вторых, Саргон стал «царём Шумера и Аккада» милостью Энлиля, верховного бога шумерского пантеона. Свою «царственность» он принёс к ногам Энлиля. Ни о какой воле народа, «лучших людей» или каких-либо других ограничениях полномочий царя речи не идёт. Любое ограничение царской власти означает, что он уже не автократор (греч. αὐτοκράτωρ — «самоуправляющийся», «тот, кто правит сам»), не самодержец. Не принадлежащая одному власть называется уже не монархия, а олигархия. Форма правления «олигархия« станет главным врагом истинной Империи. А собственно олигархическое государственное строительство неизменно приводит к бесчеловечному Ханаану.

Ханаан (ārāṣ kĕnaʿan; др.греч. Χαναάν; Canaan) – это историческая область, которая в древности называлась Финикия (греч. Φοινίκη; лат. Phoenicia; Phoinī́kē — «страна пурпура»; египетск. «фенеху» — «строитель кораблей»), располагалась от северного финикийского города Арвад, до южного города Газа, которым владели филистимляне.

Власть царя ограничена только божественной волей, которой он сам слуга. Это не только важнейший признак монархии в Империи, но и судьбоносная грань, за которой власть царя кончается. Царь – повелитель для всех своих подданных, но божеству он служит. Придворная титулатура и пропаганда может называть его «сыном бога», но не «богом». Переход этой грани грозит крушением царскому дому и разорением царству.

Итак, вторым признаком Империи является стоящий во главе её неограниченный людьми монарх, император.

Третьим важным отличием царства Саргона от предыдущих могущественных правителей Шумера стало регулярное войско. Профессиональными воинами до него была лишь дружина воеводы «лугаля» в каждом номе. Дружина Саргона стала настоящей армией. Воинам были выданы наделы земли у новой столицы. Так было сформировано новое служивое сословие, в будущем его назовут дворянством. Оно было собрано из лучших воинов, а не из самых родовитых. Этот принцип формирования элиты станет на века вперёд критерием, отличающим цветущую Империю, когда у власти оказываются самые способные и верные, а не самые знатные и богатые, превращающие империю в загнивающую. Затем такая Империя вырождается в олигархию.

Итак, третий признак Империи – рекрутирование на службу, военную и государственную, самых способных. Аристократия или меритократия.

Саргон основал династию, которая прервалась вторжением горского племени гутиев в Шумер. Однако, гутии, свергнув саргонидов, приняли их титул и корону, стали «царями Шумера и Аккада» и «царями четырех сторон света» (как именовались цари со времён Наран-Суэна, внука Саргона). Также поступили шумеры, изгнавшие гутиев, хотя до того они сами регулярно восставали против аккадской династии саргонидов. Цари Ура, ставшего новой столицей «Шумера и Аккада», возвестили о восстановлении царства Саргона. Таким образом престол и корона Империи стали важнее города и народа, к которым принадлежал новый властитель.

Так родился четвертый по хронологии, но важнейший на все времена признак: Империя может быть только одна. В ней один царь, один престол и одна корона. Вся последующая история – это жизнь, расцвет или увядание, одной и той же Империи. Одного престола и одной короны. Новый народ или новая династия, вступая на престол, принимала титул своего свергнутого предшественника.

Следующий этап развития имперского домостроительства относится ко времени царя Хаммурапи. Царь Вавилона в XVIII веке до Р.Х. он стал первым великим законодателем в мировой истории. Его «Судебник» распространялся на всех жителей Вавилонии. Все жители Вавилонии стали равны перед законом. Единый закон и единый суд для всех подданных царя вне зависимости от города, национальности и богатства.

Итак, пятым признаком Империи стал закон, перед которым все равны.

Только неограниченная власть царя, который издает закон и именем которого вершится суд, обеспечивает равенство для всех. Поскольку перед царем все равны: бедный и богатый, сильный и слабый. Все они слуги, подданные царя. Никто не может диктовать царю. Также никто не может повлиять и на царское правосудие. Закон, как и царь, выше всех. Там, где судьи вершат правосудие на основе своего мнения вместо царя или где законодательствует парламент закон всегда будет на стороне сильных и богатых, так как они сами и есть судьи и парламентарии. Только в Империи перед законом все равны как перед царём, так как законодатель и судья сам царь. Это пятый признак Империи.

Вавилон был завоеван воинственной Ассирией. Эта держава объединила практически весь Древний Мир. Бывшая торговая олигархия превратилась в победоносную монархию. Ассирийцы, покорив многочисленные царства и народы, в том числе богоизбранный народ Израиля, столкнулись с проблемой ассимиляции совершенно разных культур своих подданных. До них древняя Империя объединяла под скипетром царей Аккада, Ура и Вавилона только Междуречье. Хотя там жили два разных народа – шумеры и аккадцы, но язык у них был один – аккадский (шумерский играл роль латыни в Средневековой Европе, языка высокой литературы). Со времен Саргона пантеон богов также был общим для всех городов Месопотамии.

Ашур, цитадель Ассирии, находился на крайнем севере Аккада, в месте переправы через реку Тигр великого торгового пути с Запада на Восток, из далекой дикой Европы через богатые страны Малой Азии в изобильные полезными ископаемыми горы Загроса, Афганистана, Памира и Тянь-Шаня. Таким образом, ещё до того, как стать центром мира и столицей Империи ассирийцы хорошо изучили окружающие народы. На юге ассирийцы покорили Вавилон — главный город Древнего Мира со всей Месопотамией. На западе ассирийцы завоевали Малую Азию вплоть до державы Хеттов, выросшей из небольшого царства на противостоянии Ассирии. Была завоевана вся современная Сирия, Палестина, Израиль и даже Египет. На Востоке и Севере были присоединены Мидия и страна рек Наири.

Ко времени расцвета Ассирии относится и миграция арийцев с Севера на Юг, занявших весь известный мир на Восток от Империи от Ирана (страны Ариев) до Индии. И заселились в самой Ассирии – основали царство Мари в верховьях Евфрата.

Все эти многочисленные народы, с разными языками и обычаями, стали подданными Ассирийских царей. При этом царство надо было держать в мире и порядке. Вначале ассирийцы действовали суровостью – уничтожали восставших целыми городами, но это приводило к постоянной нестабильности внутри самой Империи. Исторический выход был найден при выдающемся царе Тиглатпаласаре III (745-727 до Р.Х.). Он назначил в покоренные города, вместо прежних царей-вассалов, наместников из числе ассирийских генералов. Прежние самостоятельные царства были раздроблены на провинции, границы которых зачастую не совпадали с национальными и племенными. Народы, бунтующие против новой политики, перестали вырезать, а стали переселять на другой край Империи. Из «царства царств» Империя превратилась в единое Отечество для разных народов.

Итак, шестой признак Империи – всех ее жителей объединяет подданство одному царю, а не местничество или национализм.

Гарантией патриотизма Империи является вертикаль управления провинциями через назначаемых из центра чиновников. Этот признак позволяет Империи расширяться, не сковываясь рамками государствообразующего народа.

Сафавидский Иран — Персия

Дальнейшее развитие управление Империей получило при персидской династии Ахеменидов. Провинции Империи были стандартизированы, названы «сатрапиями». Были чётко разделены полномочия между царем и сатрапами. Центральная власть оставила себе международные отношения, армию, разведку, коммуникации и эмиссию денег.

Персидский царь Дарий-1 принимает дары — рельеф, найденный на Кубани

Царь Дарий I Великий (522-486 г.г. до Р.Х.) в 517 г. ввёл в Империи единую золотую монету «дарик». Хождение иных золотых монет запрещалось. Сатрапы и вассалы могли выпускать только серебряные деньги. Дарик печатался только на царском дворе. Таким образом у Вавилонских и Ханаанских ростовщиков была отобрана возможность собрать крупный капитал без ведома царской власти. Зато народу Империи была гарантирована защита царского золотого от порчи и инфляции, обеспечив экономическую стабильность крестьянам и ремесленникам.

Золотой Дарик, 330-300 г.г. до н.э.

Дарик в течение веков оставался главной валютой Древнего Мира (ему наследует римский «солид», а тому византийский «безант»). Финансовый и экономический суверенитет станет безусловным признаком настоящей Империи. Это седьмой признак Империи.

Финансовая олигархия Ханаана, жаждущая приватизировать печатание денег, будет яростно бороться против царской экономики (домостроительство по-гречески). И как только власть в Империи будет поддаваться коррупции со стороны банкиров, такая монархия мгновенно будет деградировать в олигархию. А такая экономика из домостроительства будет превращаться в рыночные спекуляции.

Империю Ахеменидов завоюет Александр Македонский (356-323 г.г. до Р.Х.). Он воссядет на древнем престоле «царя царей» и подчинится вековому дворцовому этикету. Но он станет и великим новатором в строительстве собственной Империи. Пусть его царство проживет недолго. Но ему наследуют его соратники – диадохи. Они не сохранят персидскую Империю в ее границах, но они создадут впервые в истории единое культурное пространство на территории бывшей древней Империи. Ученик Аристотеля Александр вёл с собой в войске философов и поэтов, архитекторов и скульпторов. Он намеревался эллинизировать Империю. И ему и его последователям это удалось.

Завоевательные походы Александра Македонского

Империя разделилась на Восток Селевка, Македонию и  Египет Птолемеев. Но во всех этих странах язык и культура были эллинскими. Местная аристократия отправляла своих детей учиться в греческие школы и стремительно эллинизировалась. Местные мифы и гимны переписывались на греческий манер. Высокая греческая культура, по сути, довела до логического завершения строительство великой персидской Империи Ахеменидов.

Восьмым признаком Империи на все времена стала Общая для всех народов Империи высочайшая культура.

И вот мы подошли ко времени собственно Римской Империи. При совершенно самобытном становлении этого грандиозного государства мы должны констатировать, что только при Диоклетиане (Диокл, лат. Dioclus; 244 — 311 г. н.э.), когда позднереспубликанский принципат сменился доминатом (правление Диокла: 284 – 305 г.г. нашей эры). ), Рим действительно стал Империей. Римская Империя довела все ранее отмеченные признаки Империи до совершенства.

Римский мир включал в себя целые страны и народы. Император, став «доминусом», хозяином Империи, получил самодержавную власть. Милитаризация римской власти, от императора до комициев, делало его государством-армией. Доблесть была главной добродетелью римлянина. Диоклетиан принял персидский дворцовый церемониал, восстановив связь Римской Империи с древней Империей Дария, Тиглатпаласара, Хаммурапи и Саргона. Римское право стало эталоном законодательства. Римское гражданство было распространено на всех жителей Империи. Римский «солид» являлся основной мировой валютой. Во всей Империи был один государственный, латинский язык, и одна греко-римская культура.

Византийский император Константин IX Мономах и Елена. Мозаика в Софийском соборе Константинополя.

Именно Риму было суждено сделать следующий, главнейший шаг, в строительстве Империи. Император Константин Великий (272-337 г.г.) соединил Империю с Христианской Церковью. Эдиктом 313 года Константин разрешил свободное христианское исповедание по всей Империи.

Господь Иисус Христос, Сын Божий, казненный на кресте позорной римской казнью и воскресший в третий день, проповедовал людям Царство Небесное. Он говорил, что Его Царство «не от мира сего». В отношении же царства этого мира Христос прямо указывает о подчинении римской власти «отдайте Богу Богово, а Кесарю Кесарево». Эти слова Евангелия и сам факт Рождества Христова в Римской Империи в день переписи населения, организованной императором Октавианом Августом, благословляют власть Рима.

Апостол Павел ещё до соединения Империи с Христианством, даже когда его преследовала римская власть, пишет, что не свершится тайна беззакония, «пока не будет взят от среды удерживающей теперь» (2 Фес: 2,7). Под «удерживающим» («катехон» – по-гречески) апостол Павел также имеет в виду Империю Рима.

При Святом равноапостольном царе Константине Христианство стало свободно исповедоваться в Империи, при Феодосии I Великом (394 г. н.э.) стало господствующей религией, а при Святом царе Юстиниане (482-565 г.г.) Церковь и Царство достигли полной симфонии (“συμφωνία”, согласие — по-гречески). В 6-й новелле «Корпуса гражданского права» Юстиниана был сформулирован принцип симфонии властей, который впоследствии станет идеалом христианской Империи:

«Величайшие дары Божии, данные людям высшим человеколюбием, – это священство и царство. Первое служит делам божеским, второе заботится о делах человеческих. Оба происходят от одного источника и украшают человеческую жизнь. Поэтому цари более всего пекутся о благочестии духовенства, которое со своей стороны постоянно молится за них Богу. Когда священство бесспорно, a царство пользуется лишь законной властью, между ними будет доброе согласие (греч. συμφωνία)».

Принцип согласия (симфонии) власти императора и патриарха, царства и священства, есть девятый хронологически, но наиважнейший по смыслу, признак Империи. Государство, управляемое на основе согласия двух этих начал, есть совершенное здание государственного строительства. Миссией такой Империи является защита своих граждан от внешних и внутренних угроз, чтобы обеспечить людям возможность прожить по-христиански.  Империя есть политическое Отечество всякого христианина. Небесным Отечеством всех нас есть Царство Небесное.

Теперь мы можем дать полное определение Империи. Признаки его будут даны в смысловом, а не хронологическом порядке.

Империя – это царство царств, государство объединяющее государства; главой Империи является император, власть которого самодержавна и не ограничена никем, кроме Бога; священство в Империи находится в симфонии с царством; есть только одна истинная Империя; подданство императору, а не национальность, объединяет граждан; Империю отличают высочайшая культура, самодостаточная экономика и меритократия – власть самых способных.

Всем этим была Империя Константинополя, Нового Рима. Она дала нам пример расцвета истинной Империи. Однако, отступив от Бога, отвернувшись от Православия, Константинополь пал. Третьим Римом стала Москва. Для полной симфонии Москве был нужен патриарх. Он появился вовремя – когда зашаталось царство в Смутное время, патриаршество спасло Россию. Патриарх Филарет Романов и сын его, царь Михаил Федорович, явили пример симфонии в нашей истории. Однако, молодая русская Империя не смогла долго оставаться в «согласии» и «играть» свою симфонию. Последовал раскол, причиной которого стала неготовность ни царя, ни патриарха к роли центра мирового Православия, столицы Империи. Царь Алексей Михайлович (Тишайший) обратился к внешнему авторитету греческих патриархов, а сын его, Пётр I, вообще покончил с симфонией – отменил патриаршество. Грандиозные успехи Империи Санкт-Петербурга были омрачены синодальным руководством Церковью. И без второй, духовной головы, великое здание Российской Империи рухнуло от внутренних духовных смут. Сто лет уже как мы живём без царя, но с патриархом. И без первой головы, царской, оказалось, что священство было обречено на гонения как в первые века христианства. Нам нужны обе головы. Нам нужен Двуглавый орел Империи. С ним возродится истинная Империя.

Симфония властей возможна только в Империи, так как олигархия или республика не могут существовать в согласии. Принципом существования олигархии является взаимное недоверие олигархов. Поэтому власть устроена по системе сдержек и противовесов, партийной борьбы и т.п. Власть царя – суверена расщеплена на конфликтующие «ветви» власти, а Церковь вообще «отделена от государства».

Цель существования республики — создать политическую декорацию реальной власти олигархов. Эта форма правления боролась ещё с царями Вавилона, расцвела в торговых центрах древнего Ханаана, достигла апогея в Карфагене, ютилась на задворках в христианской Европе Средневековья и, наконец, объявила себя единственно истинной в революционную эпоху XIX-XX веков. В мире этого ханаанского «королевства кривых зеркал» мы выросли и живём сейчас. Честолюбие, цинизм и аморальность демократических политиков делают фальшивыми любые исторические портреты выдающихся деятелей Империи. Мы вынуждены оценивать их мотивы и поступки по аналогии с известными нам персонажами современного нам Ханаана.

Для того, чтобы объективно оценить, осознать и применить опыт Империи прошлого мы должны оставить в стороне идеологические клише и познать историю Империи в её собственной логике.

Империя, как цивилизация чести и долга, служения Богу и Отечеству, святых и героев, философов и ученых, рыцарей и аристократов, архитекторов и инженеров, писателей и поэтов, казаков и крестьян, монахов и отшельников. Империя — эта цивилизация, в которой примеры для подражания юношества находятся в Житиях Святых, а не в списке Форбс, где учёные посвящают свои открытия славе Отечества, а не венчурному капиталу, где слово чести значит больше, чем контракт по английскому праву, а жители называются «народом христианским», а не «обществом потребления».

Мы – Империя. Она у нас в крови, в нашем русском языке, в нашей классической культуре, в нашей православной Церкви. И никто кроме нас не возродит былую славу Империи. Мы обязаны это сделать ради наших предков и ради наших детей. Ибо если «будет взят от среды удерживающий», то «случится тайна беззакония». Империя – это Катехон, удерживающий мир от зла. А мы – воины этой Империи.

Заключительная глава трехтомника Константина Малофеева «Империя. 4000 лет.» Т. 3. М.: Аст, 2023. В нашей книге мы попытались довольно поверхностно (иначе эта работа стала бы многотомной), но все же хронологически и логически последовательно рассказать нашим читателем эту историю. Историю Империи — главной мировой державы.

Как Путин стал президентом России
Археолог Генрих Шлиман и его открытия

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*