Понедельник , 26 Сентябрь 2022
Домой / Русский след в мире / Платон Лукашевич: ЧАРОМУТИЕ

Платон Лукашевич: ЧАРОМУТИЕ

Платон Акимович Лукашевич (1809 — 1887), этнограф, лингвист, полиглот. Учился в Нежинской гимназии, где был товарищем Гоголя. Большую часть жизни Лукашевич посвятил поиску доказательств выдвинутой им теории о том, что язык древних славян был общим языком всего первобытного сообщества.

Лукашевич владел шестьюдесятью языками, из них восемнадцать языков знал в совершенстве. Занимаясь тем, что называют сегодня сравнительной лингвистикой, он наглядно вскрывал основу, служащую фундаментом любого Индоевропейского языка. И эта основа – русский язык.

Эта «страшная тайна» была в значительной мере приоткрыта предшественником Лукашевича, — президентом Академии Российской Александром Семёновичем Шишковым. Основной его труд – «Славяно-русский корнеслов» — имеет очень выразительный подзаголовок: «Язык наш – древо жизни на земле и отец наречий иных».

Идея о происхождении всех языков земли от одного праязыка не нова. Голландец Йоханнес Горопиус Беканус, пытался вывести индоевропейские языки из голландского, но ничего у него не вышло, и современники раскритиковали его труды в пух и прах.

Немцы Миллер, Шлецер переписали историю России. Михаил Ломоносов

Август Людвиг Шлёцер в бытность свою в российской Академии наук, пытался вывести происхождение русского языка из немецкого. Довольно нелепо получалось.

Результаты исследований Лукашевича были изложены в 10 книгах, изданных в Санкт-Петербурге, Москве и Киеве. Лукашевич издал в 1836 г. сборник «Малороссийских и Червонно-русских песен», заключающий в себе много ценного материала. К области этнографии относится работа Лукашевича: «О примечательных обычаях и увеселениях малороссиян на праздник Рождества Христова и в Новый год» («Северный Архив», 1876, часть II).

Первая и главная работа Платона Лукашевича о происхождении всех языков от праязыка, первобытного языка, и их дальнейших превращениях, называется:

«Чаромутие или священный язык магов, волхвов и жрецов, открытый Платоном Лукашевичем с прибавлением обращенных им же в прямую истоть чаромути и чарной истоти языков Русского и других славянских».

Изобретённый Лукашевичем термин, – чаромутие, – больно бил по национальному самолюбию «учёной иностранщины».

ЧАРОМУТИЕ, буквально – смешение языков. Смешение и искажение исходного языка – вот главная суть чаромутия.
Чаромутие состоит из двух слов: чаро-муть

Чара, чаша — священный, обрядовый сосуд, над которым в архаичные времена и и осуществлялись магические действия. 
Муть и гл. мутить,  из праслав. *motiti, от которого произошли: ст.-слав. мютити, мюштю, мюштати, русск. мутить, мучу, укр. мутити, белор. муцiць, болг. мътя, сербохорв. мутити, мутим, словенск. motiti, чешск. moutit, словацк. mutit, польск. macic, в.-луж. mucic, н.-луж. musis.
Таким образом, создаётся «мутная речь», очередной новый язык, наподобие новоанглийского (окончательно созданного лишь к началу XVI века), замутняющего сознание человека. Мутная речь и замутнение сознания в этом процессе неизбежны, как следствие отхода от основы ясного исходного языка.

Главная характеристика исходного языка: он представлял собой Картину Мира в форме точного речевого аналога. То есть был источником полного знания о Мире и его устройстве. Сегодня эту функцию – источник знания о Мире – выполняет наука. К примеру, нас интересует мышление человека, это изучает наука психология. К примеру, нас интересует Бытие и Сознание — предмет изучения науки философии.

Сегодня существует «проблема языка» науки. Терминология науки частенько и есть чаромутие. Говоря просто, учёные деятели уже так запутались в новоизобретённых научных терминах, что у них регулярно возникает потребность «навести порядок в научной терминологии». Проблема обсуждается  без упоминания особенностей использования русского языка.

Однако, наши далёкие предки вообще не нуждались ни во мнении «учёного эксперта», ни в толковом или этимологическом словаре. Их просто не было. Откуда же наши предки черпали знания? – из русского языка, ибо знания содержатся в русском даже сегодня. Из всех чаромутных языков, русский язык наименее пострадал, и этим он чрезвычайно ценен! А знание древних корней современного русского языка, происходящих из исходного языка – универсальное орудие познания и устроения жизни! Враги знают это и воспринимают русский язык как «оружие», поэтому пытаются его запретить.

Чаромутие в действии

Дадим общее описание чаромутия в действии. Как оно работает? Как это выглядит?

Церковно-славянский язык вторичен по отношению к русскому языку, имеющему полногласное -оло- (молоко), а не ц-сл. «млеко»

Первоначальное проявление чаромутия потеря гласных. Русский язык полногласный язык. Мы говорим – молоко, употребляя гласный звук трижды. Западные славяне уже млеко, или мляко. А совсем западные англичане сводят огласовку к минимальной степени – milk.

От Прото-ИЕ корня *melg- «доить», гладить руками при доении.  Готское miluks, протогерманское *meluk— «молоко», др.скандинавское mjolk, др.фризское: melok, др.саксонское miluk, голландское melk, др.верх.-немецкое miluh, немецкое Milch, от *melk- «доить», древнее английское meoluc (зап. саксонский), milc (английский), средне-английский Milk

Лингвистическая особенность: гласные теряются в языках, производных от основного. Русский язык и его особенности открыто вмешивается в принятую схему мировой истории: кто принял в свой лексикон мляко, млеко и milk, сократив гласные до возможного минимума, тот и заимствовал слово из русского языка, тот и заговорил намного позже!

Может ли быть, что это русские взяли у англичан milk, и добавили огласовку, получив от коровы уже молоко? Нет, не может. Лингвистический закон гласит: заимствованное слово всегда сокращается и никогда не «обрастает» добавочной огласовкой, иначе оно не приживётся. Полногласие в исходном языке свидетельствует о его древности, и не совместимо с нововведениями.

Русский язык не просто полногласный язык, он «избыточно полногласен». «А давайте-ка посмотрим на это повнимательнее», говорим мы, употребляя в начале фразы «А», не несущее смысловой нагрузки. «И что же мы тут видим?», говорим мы, употребляя столь же странное «И» в начале. «А так нам удобнее говорить», ведь русский – полногласный язык.

Русское полногласие не просто формальная особенность языка, оно  проявление могучего русского дыхания-духа, сопряжённое с повышенными энергозатратами. В языке русской глубинки до сих пор живут древнейшие архаизмы исходного русского языка. Там говорят «волок» (волк); «хомоль» (хмель); «ворог» (враг); «верех» (верх). В наших городах картина несколько смешана: с одной стороны некоторое ущемление полногласия, с другой – устойчивое следование ему. Современные горожане говорят «город», древний Новгород, однако, употребляется и «град» в современных названиях городов — Ленинград, Петроград, Волгоград. Западнославянский «хлад» не в чести, — только «холод». Да и «молодость» не звучит как «младость». Сокращение полногласных слов в русском языке можно встретить в стихотворчестве, если требует ритм и размер стиха.

Закон Гримма-Вернера.

Дальнейший ход чаромутных искажений при заимствовании слов в исходном языке предполагает обязательную замену согласных по закону Гримма и Вернера.  Старший из братьев-сказочников, которых мы все знаем под именем «братья Гримм»Якоб Людвиг Карл Гримм, — ещё и лингвист, заметивший совершенно определённый порядок замены согласных при переходе слова из одного языка в другой. Совершенно устойчивое лингвистическое явление, когда чужаки коверкают исходный язык не только теряя приставки, глотая окончания и не выговаривая суффиксы, происходит по строго определённой схеме. Лингвисты установили, что согласные звуки заменяются по принципу «от труднопроизносимого к упрощённому». Звук «k» заменяется на «h»; «p» на «f»; «b» на «p»; «d» на «t»; «g» на «k».

Б. Б. Новицкий в книге «Когда Британия не знала английского», приводит показательный пример с русским словом «кров» из одного корневого гнезда с «покровом», «кровлей» и «кровельщиком». В устной речи это русское слово КРОВ звучит как «кроф». Чужаки очень скоро заменяют начальное «к» на слабо звучащее, но легко выговариваемое «х», — «хроф». С точки зрения лингвистики очень естественно, что слабое придыхательное «х», попав в начало слова, потом просто выпадает из произношения: кроф – хроф (hrof)- rof

От русского КРОВ древнеанглийское hrof «КРОВ, крыша», также «потолок», отсюда образно «высшая точка, вершина», «небеса, небо»; в позднем староанглийском языке hrof ðæs muðes — «твёрдое небо», древнескандинавский hrof «КРОВ, лодочный сарай». От протогерманского *khrofam, древнефризское rhoof  «крыша», среднеголландское rouf  «покрытие, крыша», голландский roef  «крышка гроба», средневерхненемецкое rof  «чердак, помещение для жилья на крыше»,  среднеанглийское rof.
Английский этимологический словарь не находит никаких связей слова  hrof «КРОВ» за пределами германского языка, так как не ищет этих связей с русским языком. «Только английский язык сохранил слово þæc в смысле крыша в древнеанглийском «þæc thatch» = ДАХ (малорус.), крыша.

Как видим, дело Шишкова и Лукашевича не умерло, сегодня его уже поддержали современные «любители», вроде упорного Б. Б. Новицкого да неистового А. Н. Драгункина, и «хулиганят», находя русские корни в английских словах. Лингвистические законы на их стороне.

2. Лингвистический закон: удвоение гласных

Далее в английском происходит нечто действительно чрезвычайно важное, названное в лингвистике как «великий сдвиг гласных» и «великое удвоение гласных». Гласные превращаются в дифтонги:
«О» в «оу» или в «оо», читаемое, ради всё той же простоты, как «у»;
«А» превращается в «эй»;
«I» начинает звучать как «ай»;
«E» начинает звучать просто как «i»

С какой такой стати? Кто из нас может вспомнить, чтобы нам в школе или в ВУЗе хотя бы в общих чертах пояснили, что у них там произошло? А ведь явление уж очень неординарное!

Примечательно, что это явление не получило и научного лингвистического объяснения. Относительная компенсация утраченного полногласия? — может быть. Есть мнение, что явление это искусственное, возникшее в XV-XVI веке не без влияния миссионеров Ватикана, принявшего деятельное участие в создании европейских языков для решительного отмежевания от русских корней. Как бы то ни было, но староанглийское «rof» становится новоанглийским «roof», в котором ни на глаз, ни на слух уже и не угадывается русское «кров» . Такова полная цепочка вырождения этого слова: krof – hrof – rof – roof

Но, почему именно «вырождения», а не просто «трансформации»? Потому, что здесь достигнута не просто неузнаваемость исконного языка, здесь нарушена целостная смысловая структура всего корневого куста. Прощай, исходный язык, и заключённое в нём знание…

Целостность смыслового значения слова хранится в кусте однокоренных слов.

В русском языке «КРОВ» связан родственными смысловыми связями с «покровом», «покрывалом», «укрытием, кровлей, скрывающей, скрыто, крыть…» — это и есть корневой куст из однокоренных слов, которых не в английском языке. В английском однокоренные слова уже не производятся от искажённого roof, теперь они берут другое русское слово cover — «ковёр», вообще никак не связанное с roof .

Откуда cover ? Протоиндоевропейское соединение *op-wer-yo-, от *op- «над» + корень *wer- ВЕРХ (4) «покрывать».
Протоиндоевропейский корень *wer- (4) «покрывать» от санскритского vatah «ограждение», vrnoti «ВОРОТА, покрывать, закрывать»;
Немецкий Wehr (ВЕРХ) «оборона, охрана», готский warjan «защищать». Др.английское wer «плотина, забор, ограждение», др.ирландское feronn «поле, огороженная земля»;
Латинское (op)erire «покрывать», (ap)erire «открывать, раскрывать»; Латинское cooperire «покрывать, заваливать, хоронить», состоит из com- + operire «закрывать, покрывать», поздне-латинское coperire, старофранцузское covrir «покрывать, защищать, скрывать, лицемерить», с 12 в., новофранцузское couvrir. англ. cover с  1300 г. в значение «скрывать», «накладывать что-то» , в начале 14 века означает «распространение по всей поверхности», с 1530 г. используется, как эвфемизм для «совокупления животных».

В русском языке в «покровно-кровельном» корневом кусте присутствует помимо прочего ещё и «сокровище». Вот же неожиданность! Слово-то вроде далёкое от «крыши дома моего», однако оно «со-крытое» от глаз, оно под «по-кровом», «под кровом». Подобных корневых связей заимствованных слов в английском языке не образуется, смысловая структура коренных слов порвана. В русском ещё и «су-кров-ица», от соседствующего с «кровом» корня «кровь» «родная кровь, живущих под одним кровом» — так вырастает большой куст родственных слов.

На первый взгляд всё это может показаться «несущественным», «не очень важным». Однако, именно связь родственных слов, обобщённый смысл корневого куста, несёт человеку  полное и непротиворечивое знание об истинной природе вещей. Да, русский язык — источник знания!

Может, у англичан выстроены свои корневые кусты, иного смыслового содержания? Нет, знатоки английского свидетельствуют о том, что английский язык представляет собой царство одиноких «застывших» корней. Смысловых переходов, простирающихся от корня к корню в значениях слов здесь просто нет. Глубокая степень чаромутия!

Указанная «логика чаромутия», будучи хорошо понятой, позволяет человеку самостоятельно видеть трансформацию русских слов в «иностранные», равно как и то «интеллектуальное безобразие», которое в токсичной концентрации присутствует в этимологических словарях.

В этом плане весьма показательна история чаромутного искажения слова «пламя». Чаромутные перипетии настолько хорошо видны, что совсем не обязательно быть филологом или лингвистом, чтобы понять, что там к чему и вследствие чего. Смотрим…

В глубоких слоях первоначальной основы русского слова «поломя», «полымя», «пламя» имело древний вид *polmen, имело большой корневой куст из слов  «пал», «полыхать», «полено», «пламенеть»… Есть и другой вариант изводной основы, – столь же древний, — *пламенъ. Именно от него образовано современное русское «пламя» и слово «plamen» в западных славянских языках. Если же мы глянем, как выглядит это слово в латинском, то с удивлением обнаружим форму «flamma», которую совсем несложно увидеть как производное от наших корней.

В самом деле, что мы видим, сопоставляя современное русское «пламя» и латинское «флама»? Видим закон Гримма в действии: «п» заменяется на «ф». Плюс искажение окончания. А вот английское «flame» читаемое,  как «флейм». Ну, и кто у кого тут что заимствовал? Кто раньше заговорил, а кто позже? Закон Гримма  позволит установить истину. Кто заменил «p» на «f» — тот и позже.

Русское ПЛАМЯ перешло в латинское flamma «пламя» flammula «маленькое пламя», однако, производят его от Прото-ИЕ корня *bhleg- «БЛЕКнуть, вспыхивать», связанного с корнем *bhel- (1) «БЕЛый, сиять, вспыхивать, гореть». Старофранцузский flambe, 10 век, англо-французское flaume, flaumbe «пламя»; в середине 14 века среднеанглийское flaume, flaumbe, flambe, — «пламя» и «огонь»; также в переносном смысле «жар»,«огонь» эмоций, испанское «flamenco», — весьма «пламенный» танец и музыка.

Но, мы же знаем из истории, что латиняне и их язык существовали ещё в те времена, когда ничего русского на свете не было! Нам так когда-то рассказывали. Однако, Русский Язык – источник исторического знания здесь выступает как живой «исторический свидетель» совсем другого пути заимствования.

При чаромутном искажении заимствованного слова происходит искажение и деградация смысла… В русском «огонь» и «пламя» несут чётко различимое смысловое значение. «Огонь» это то, что дают раскалённые угли. Поставить на огонь это именно поставить на угли и пожарить на углях. «Пламя» же в русском языке это те «языки», что полыхают над огнём. Интересно и неожиданно смысловое содержание слова «полено» связанное смыслом со словом «полыхать».

В образовании английского слова  fire «огонь» без ПЕРуна не обошлось.

От Прото-ИЕ корня *perjos, от корня *paewr- «огонь», заимствовано в Протогерманский * fūr-, др.английский fyr, др.саксонский fiur, др.фризский fiur, др.скандинавский fürr, голландский vuur, др.верх.-немецкий fiur, немецкий Feuer «огонь», английского fire «огонь». Однако в латинском ignis — огонь сохранился отзвук русского огня.

Можно привести многие тысячи таких примеров, и это не игра слов, а дикое по своему накалу цивилизационное противостояние глубинных смыслов, связей, понятий, раскрывающих картину мира. К шестнадцатому веку был создан современный английский язык на базе заимствований из латыни, немецкого, французского, и русского языка — и других языков Индоевропейской семьи, включившей исходные формы из некогда общего праиндоевропейского языка.

Индоевропейская языковая семья состоит из очень молодых языков, сформированным по историческим меркам буквально «вчера», под гигантским влиянием русского языка… Вот как такое пережить заносчивым европейцам? Русский язык сокрушил основания для «исключительности Запада»? Как им теперь утвердить своё цивилизационное превосходство? Нет его. Есть искусственно сформированное представление об исключительности и превосходстве — вот и все основания. Есть глубинное Высокомерие и наглость Наглобритании. Эти черты совсем не свойственны русскому народу, построившему тысячелетнюю Русскую цивилизацию.

Русский народ никогда не знал рабовладения и работорговли. Это очень характерная и важная черта, отражающая особое Мировоззрение, отличающееся от Запада.
Причину разного Мировоззрения, уже дважды, упоминал президент Российской Федерации Путин, заявивший о том, что «у нас другой генетический код», который соответствует разной Духовности.

«Свобода» и «воля» – основополагающие понятия, так сказать, краеугольные камни в устройстве русского сознания.

Разный генетический код, разный уровень Духовности проявляется в понимании основных человеческих ценностейправо на жизнь, свободу, защиту семьи, детства, права собственности у Нас и у Них. У русских это право основывается на факте творения и созидания, — кто построил, сделал и сотворил, тому и принадлежит. На Западе право собственности базируется на факте захвата, — кто захватил, тот и владеет, им не указ права, данные человеку самим Создателем.

«Лебес гамикос» — «Брачная жизнь», традиционный свадебный подарок молодожёнам

У нас с Западом разное Мировоззрение и оно отражается и в языке.

К примеру возьмём слово Любовь, Любить — слово пришло в русский язык из санскрита: Луб – lubh — ЛЮБить, вожделеть (родственные слова в др.рус. яз.: ЛЮБО, любить) На свадьбах в древней Греции молодожёнам дарили большую свадебную вазу «Лебес гамикос» (др.-греч. Lebes gamikos — брачный лебес =«брачная любовь»).

Прото-ИЕ корень *leubh— «заботиться, желать, любить». От протогерманского ЛЮБО *lubo, др.верх.-немецкое liubi «радость», liob. нем. lieb, Liebe — любовь; готское liufs «дорогой, возлюбленный» , др.английское lufu «чувство любви; романтическое сексуальное влечение; привязанность; дружелюбие; др.фризское liaf, голландское lief, др.саксонское liof.  Однако, вдруг изменяется Мировоззрение народа и в языке происходит подмена: немецкое Lob «хвала», др.скандинавское lof, др.фризское lof, голландское lof; От Санскрита: Лаб, лаба, лабате — labh, labha, labhate – лап, лапать, ЛОВить, получать. В англ. яз. «love — любить» родственно санскрит. слову «Лава – lava — ЛОВить», означает «случайную связь»,  то есть «базируется на факте захвата, — кто захватил, тот и владеет».

Их право, базируется не на справедливости, а на силе, как у бандитов, собак или волков. На Руси совсем не для «красного словца» тевтонов называли «псы-рыцари»… Примерно раз в сто лет, их заносит на нашу территорию, поживиться, пограбить…

О заносчивости Запада.

А ведь заносчивость Запада действительно зашкаливает, и имеет иной раз умопомрачительные проявления.

Как в Мировоззрении, так и в языке отражается подмена и искажение языка и смыслов — происходит чаромутие — глубинное явление, связанное со всеми проявлениями жизни Человека. Чаромутие термин достаточно универсальный, его можно использовать для анализа истории, науки, музыки… Везде мы найдём некое стандартное и одинаковое манипулирование — подмена понятий для целей отвода глаз от главного.

А в языке мы будем сталкиваться с указанием на «заимствование» очередного русского слова из какого-либо иностранного языка, несмотря на то, что все корни Индоевропейских языков лежат в санскрите, который лучше всего сохранился в Русском языке.

Президент Российской Академии Наук, писатель, филолог, адмирал Александр Шишков учит нас распознавать наши «родные корешки» в иностранных языках  (СЛАВЯНОРУССКИЙ КОРНЕСЛОВ (1817 г.). 

Наш язык — древо, породившее отрасли наречий иных.

Во всех наречиях следы славенского языка.

Немецкий язык был некогда славенский

Наше родословие. Единственный путь к познанию разума

 

По материалам статьи

Причина ненависти Англичан к Славянским народам.
Старинные слова из русских народных сказок

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*