Вторник , 16 Апрель 2024
Домой / Русский след в мире / Леонид Гайдай гений эксцентрической комедии

Леонид Гайдай гений эксцентрической комедии

30 января 2023 года исполняется 100 лет со дня рождения режиссера Леонида Гайдая, настоящего гения эксцентрической комедии. Общее количество зрителей, посмотревших и навсегда полюбивших фильмы кинорежиссера, перевалило за 500 миллионов. Около 100 миллионов зрителей посмотрели фильм „Бриллиантовая рука“. Сейчас это вообще немыслимо.

Леонид Гайдай родился в Амурской области в 1923 году, однако детство будущего кинорежиссера прошло в Иркутске.
В 1931 году Леонид Гайдай пошёл в первый класс Иркутской железнодорожной школы №42. В детстве он мечтал научиться играть на скрипке, учился он неплохо, однако отличался плохим поведением, много озорничал, частенько разыгрывал других ребят. Помимо учебы Гайдай участвовал в художественной самодеятельности, лихо играл на балалайке, с удовольствием декламировал произведения Зощенко и Маяковского, а также ездил с концертами «культурного десанта» от местного клуба железнодорожников.Подобно многим другим мальчишкам Леонид боготворил кино, в особенности он любил фильмы Чарли Чаплина, которые показывали по воскресеньям. Позднее он рассказывал, что приходил на первый сеанс местного кинотеатра, а по окончанию фильма ложился на пол и тихо заползал под сиденье. Переждав таким образом паузу между сеансами, он снова смотрел ту же картину.

В середине июня 1941 года Леонид окончил школу, а спустя пять дней вместе со своими одноклассниками уже шёл записываться в армию добровольцем. Позже будущий кинорежиссер писал:

«…Выпускной бал в 42 школе был 20 июня, а 22 июня началась, как известно, война… О ней мы узнали в 17 часов по местному времени. В тот момент я с отцом сажал перед домом тополя. В это время нам (подросткам, я имею в виду) отчего-то было весело, каждый намеревался быстрее попасть в армию и отправиться на фронт сражаться с фашистами».

Однако в военкомате Леониду сообщили, что он должен немного подождать, и тогда юноша устроился в Иркутский театр рабочим сцены. На время войны в Иркутск перебрался Московский Театр Сатиры. Молодой Гайдай пересмотрел все их постановки, ездил вместе с актерами на гастроли. Сам Леонид Иович вспоминал:

«Я работал в Театре сатиры — ставил декорации, закрывал и открывал занавес… Выучил наизусть текст почти всех спектаклей, познакомился с такими примечательными актерами, как Хенкин, Коль, Слонова, Любезнов, Милютин».

Он также успевал заниматься в театральной студии, работавшей при Доме Культуры железнодорожников, где играл в спектаклях «Медведь» и «Свадьба» по Чехову.

В начале февраля 1942 года Гайдая, наконец, призвали в армию. Изначально служба его проходила в Монголии, где будущий кинорежиссер объезжал предназначенных для фронта лошадей. Подобно другим своим сверстникам Гайдай страстно желал оказаться на фронте.

Алексей Макарович Смирнов имел боевые награды: два ордена Славы II и III степени, орден Красной звезды, медаль «За боевые заслуги», медаль «За отвагу», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годы».

Хорошо известна история о том, как на все вопросы офицера, приехавшего набирать пополнение в действующую армию, Леонид отвечал «Я». Состоялся примерно такой диалог, легший спустя много лет в основу известного эпизода из фильма «Операция «Ы»: «Кто в кавалерию?» «Я», «В артиллерию?» «Я», «В разведку?» «Я», «Во флот?» «Я». В итоге Гайдая отправили на Калининский фронт.

Из-за прекрасного знания немецкого языка Леонида Гайдая определили в разведку. В составе своего взвода Гайдай неоднократно бывал во вражеском тылу, захватывал языка и был удостоен нескольких воинских наград. В декабре 1942 в боях за село Енкино он забросал гранатами огневую точку противника, уничтожив трёх немцев.

Возвращаясь с очередного задания, в 1943 году Гайдай подорвался на мине. С тяжёлым ранением в ногу он был доставлен в госпиталь, где провёл больше года  и перенёс пять сложнейших операций. Выписавшись из госпиталя,  сержант Леонид Гайдай был комиссован и отправился домой, очень скоро на костылях он появился в стенах родного Иркутского областного драмтеатра. Леонид Иович был инвалидом второй группы, однако никто из посторонних людей не только не знал об этом, но даже не догадывался.

Леонид Иович довольно трезво оценивал возможности своей специфической внешности и начал присматриваться к режиссерской работе. Вопрос об отъезде в Москву младшего члена семьи решился на семейном совете. Отец Иов Исидорович дал сыну слово поддерживать его материально. Старший брат Александр Гайдай, к слову, уже известный поэт и журналист, участник войны, также заверил Леонида в том, что будет отправлять ему часть своего офицерского жалованья.

При поддержке родных в 1949 Гайдай отправился в Москву и успешно поступил в мастерскую Григория Александрова на режиссерском факультете ВГИКа. Поступал он, к слову, со стихотворением «Про девочку Лиду» поэта Ярослава Смелякова. Позднее в новелле «Наваждение» этот стих будет читать Шурик, актёр Александр Демьяненко «хорошей девочке» Лиде, актрисе Наталье Селезнёвой.

Нина Гребешкова «Бриллиантовая рука»

Во ВГИКе Гайдай встретил Нину Гребешкову, на которой впоследствии женился и с которой прожил всю свою жизнь.
Мэтр советского кино тех лет Иван Пырьев обратил внимание на студента Леонида Гайдая, а по окончании его обучения во ВГИКе  известный кинорежиссер предложил молодому человеку два варианта для работы — пойти помощником к Эльдару Рязанову, готовящемуся снимать комедию «Карнавальная ночь», или же помощником к театральному режиссеру Андрею Гончарову. Леонид Иович выбрал второй вариант. Режиссеры приступили к съемкам киноленты по драме Короленко «Долгий путь». Леонид Иович первым из выпускников своего курса получил самостоятельную работу на легендарном «Мосфильме».

Михаил Ромм разглядевший в молодом режиссере Гайдае комедийные наклонности, дал ему совет работать в комедийном жанре. Второй фильм Гайдая «Жених с того света», снятый в 1958 году в мастерской Михаила Ромма, был уже чистой комедией. Народный артист СССР Никита Богословский рассказывал:

«На «Мосфильме» эта 90-минутная комедия произвела настоящий фурор — уже на первых просмотрах люди от смеха выпадали из кресел. Однако картину запретили — её почему-то возненавидел секретарь ЦК комсомола Михайлов… «

Фильм «Мёртвое дело» пришлось сократить до 47 минут, и выпустить под названием «Жених с того света» и это стало для Гайдая первой психологической травмой, научившей его в дальнейшем быть хитрее и изворотливее.

Великолепная троица

После выпуска «Жених с того света» Леонид Иович вернулся в Иркутск, не зная, что делать дальше. Именно в эти дни в судьбу его снова вмешался глава «Мосфильма» Иван Пырьев. Прочитав в 1960 году в газете «Правда» стихотворный фельетон украинского поэта Степана Олейника «Пёс Барбос», он предложил молодому режиссеру снять по нему короткометражную ленту. Фельетон в стихах необычайно увлек Гайдая.

Трус, Балбес и Бывалый — универсальная психологическая конструкция, покрывающая, в сущности, всё многообразие человеческих типов и проявлений, стала той птицей-тройкой, которая придавала дополнительный блеск сатире и энергию эксцентрической комедии многим фильмам Гайдая. Он рассказывал родным:

«Послушайте, как же это смешно! Бежит собака — два метра пленки, за ней Бывалый — три метра, оглядывается — полтора метра. Затем общий план — все бегут…».

На роль Бывалого согласно рекомендациям того же Пырьева вместо актера Михаила Жарова был приглашен Евгений Моргунов. Прозвища своим героям Леонид Иович придумал сам — в оригинальном фельетоне участвовали безликие имена. На роль Труса был назначен Георгий Вицин, а на роль Балбеса — Сергей Филиппов. Однако к началу съемок его в Москве не оказалось, и ассистенты начали рассматривать другие варианты. Наконец, Георгий Михайлович заявил: «Я был вчера в цирке и видел там одного клоуна — удивительный парень…». Этим цирковым клоуном был Юрий Никулин, когда он пришел на студию, Гайдай, только завидев его, объявил: «Всё, у нас есть Балбес. Не нужно никаких проб».

У советских зрителей девятиминутный фильм «Пес Барбос и необычный кросс» имел огромнейший успех. Впоследствии эту короткометражную ленту приобрели более ста стран. На волне успеха Гайдай очень скоро снял продолжение — ленту «Самогонщики» (1961). Идею фильма подбросил Юрий Никулин, игравший в цирке подобную интермедию вместе со своим напарником Михаилом Шуйдиным. И хотя в СССР этот фильм имел меньший успех, киноленту также приобрели около семидесяти стран.


В 1963 году на экраны страны вышла новая работа Гайдая «Деловые люди», основанная на рассказах американского писателя О. Генри.

Третья новелла картины «Вождь краснокожих» стала подлинным шедевром отечественного комедийного кино. В фильме «Деловые люди» было множество режиссерских находок. В кинопрокате СССР 1963 года киноленту «Деловые люди» посмотрело свыше двадцати трех миллионов зрителей.

Следующий фильм Леонида Иовича «Операция «Ы» был снят в 1965 году и мгновенно стала лидером кинопроката. С этого момента началось «золотое десятилетие Гайдая» — все его работы занимали в списке самых кассовых фильмов первые строчки.

В последней истории «Операции «Ы» снова появилась знаменитая троица. Однако сам режиссер по окончании съемок внезапно объявил: «Больше не буду снимать с ними никаких отдельных картин. Тройка изживает себя». Это заявление, к счастью, не оправдалось.

Спустя год Леонид Иович приступил к работам над «Кавказской пленницей». Фильм вышел отменный, однако именно он поставил на судьбе Труса, Балбеса и Бывалого крест. По словам самого Гайдая, причиной стал Моргунов, с которым у него с самого начала не заладились отношения. Однажды Моргунов, страдавший звездной болезнью, привел на съемочную площадку свою подругу. Гайдай был беспощаден, если они не соблюдали дисциплину. Увидев девицу, Леонид Иович потребовал вывести её со съемочной площадки, дело едва не докатилось до драки. Разгневанный Моргунов уехал в столицу, комедийная тройка распалась, а в оставшихся сценах «Кавказской пленницы» снимался дублер Бывалого.

«Кавказская пленница», вышедшая в 1966 году, принесла её автору ещё больший успех, нежели все предыдущие работы. В прокате фильм занял первое место, собрав рекордное число зрителейсемьдесят шесть с половиной миллионов человек. До этого момента ни одному отечественному режиссеру не удавалось завлечь в кинотеатры такое количество народа.

По воспоминаниям родных, образ Шурика — его внешность и характер — режиссер Леонид Гайдай полностью списал с себя. Гребешкова рассказывала:

«Каким он был? Взгляните на Шурика, и все вам станет ясно. Это его точная копия — от жестов до походки… «

Архивные фотографии, выполненные на съемках его комедий, показывают — режиссер нередко занимал место артиста, объясняя, что необходимо делать. Играл он талантливо, репетируя дома перед зеркалом за всех своих героев.

Актеры вспоминали, что картина «Кавказская пленница» ещё находилась в стадии съёмок, а подсобные рабочие уже бормотали при встрече друг другу: «Бамбарбия! Кергуду!». Сам Гайдай говорил: «Если смеются рабочие, будет смеяться вся страна!», и был абсолютно прав.

После успеха «Кавказской пленницы» Гайдай обратился к авантюрному роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев». Но и эта задумка в тот момент не осуществилась — на экранах страны в 1968 году появился фильм «Золотой телёнок» Михаила Швейцера, и киношное руководство с интересом ждало на него первых откликов.

И тогда, дабы не простаивать без работы в 1968 году Леонид Иович снял комедию «Бриллиантовая рука».

В 1995 году фильм «Бриллиантовая рука» был признан лучшей отечественной комедией за сто лет, принёс режиссеру первое место по просмотрам в кинопрокате и около восьмидесяти миллионов зрителей.

Гайдай отлично чувствовал динамичный ритм комедийной киноленты, он знал, где необходимо сократить сцену, а где совсем чуть-чуть её затянуть. Говорил:

«Вот здесь будут смеяться, нужно прибавить пятнадцать кадров, чтобы зрители услышали реплики» или «Это затянуто, длинно, надо сократить». Все сцены он разбирал с хронометром».

Гайдай говорил: «Кинокомедия обязана иметь как можно меньше слов. А те, которые есть, должны быть отточенными, лаконичными, бьющими прямо в цель».

И он оставался верен своим принципам — монтаж в его лентах был жесточайшим, эксцентричные трюки сыпались, как из рога изобилия, темп событий не позволял зрителям перевести дыхание, а фразы и слова из фильма «Бриллиантовая рука» сразу становились крылатыми.

«Бриллиантовая рука» — «Чёрт побери!»

В начале семидесятых Гайдай расстался со своими верными соавторами — сценаристами Морисом Слободским и Яковом Костюковским, Гайдай был их третьим соавтором. Работая втроем над сценарием, соавторы, перед тем как разойтись по домам, давали друг другу задания — продумать изречения, афоризмы, фразы.

Гайдай варьировал интонации и выражения, пока не достигал такого звучания фраз, что они становились уморительно смешными: «Клиент готов», «Сядем усе», «Не виноватая я», «У вас ус отклеился» и другие.

Гайдай являлся очень опытным режиссером — знал, как снять с артиста штамп, не хуже, чем Бендер изъять деньги.

Три блистательных комедии «Операция «Ы», «Кавказская пленница» и «Бриллиантовая рука» за пятнадцать месяцев кинопроката посмотрело около двухсот двадцати миллионов зрителей, то есть почти все население огромной страны.

В 1970 году Гайдай, перехватив инициативу у Георгия Данелия, начал, наконец, снимать авантюрную комедию «Двенадцать стульев». Сам он рассказывал по этому поводу:

«Долгое время я добивался экранизации книги. А потом узнал, что роман собирается ставить Данелия, и там все уже на мази. Я, разумеется, расстроился, однако ничего не поделаешь. И вот как-то ко мне подходит Данелия и говорит: «Леня, хочешь поставить «Двенадцать стульев»?» Я в ответ: «Это мечта всей жизни». Он: « Ну тогда бери и начинай. У меня, пока готовился, все перегорело». И я взялся за дело…».

Самой большой проблемой стали поиски артиста на роль Остапа Бендера. Леонид Иович перепробовал более сотни актеров, пробы прошли двадцать три (среди которых были Баталов, Басов, Миронов, Евстигнеев, Борисов, Высоцкий), однако сам режиссер в итоге остановился на кандидатуре Александра Белявского. Но в самый первый съемочный день, когда по давней традиции ассистент должен был разбить бутылку шампанского, та не разбилась. Гайдай невероятно расстроился и все повторял: «Теперь везенья не будет». И действительно, уже скоро Александра Борисовича сняли со съемок, а на его место был назначен Владимир Высоцкий. Однако и он, не проработав двух недель, запил и был также со съемок снят.

Остап-Бендер, актёр Арчил-Гоголашвили

Пришлось разыскивать нового актера, которым стал никому неизвестный 44-летний артист русского театра Грибоедова Арчил Гомиашвили, и в третий раз начал снимать всё сначала.

Мастер Гамбс

Вся роль Остапа Бендера была переозвучена Юрием Саранцевым, режиссёр резко сменил льстивую интонацию Арчила Гомиашвили, на резкую, решительную и хамскую интонацию, характерную для образа Остапа Бендера.

Комедия вышла на экраны в 1971 году, и хотя сам Гайдай впоследствии не раз говорил, что «Двенадцать стульев» одна из его лучших картин, лента пользовалась меньшей популярностью, нежели предыдущие работы. Несмотря на это среди зрителей Леонид Иович продолжал оставаться самым любимым режиссером — его старые картины продолжали собирать полные кинозалы. В эти годы Гайдай впервые побывал в Америке, а в 1972 посетил Италию.

В семидесятые годы Гайдай выпустил ещё одну великолепную комедию, вошедшую в золотой фонд советского кино комедии — «Иван Васильевич меняет профессию» (1973).

Об экранизации произведения Булгакова Леонид Гайдай думал ещё в 1960-х гг., но тогда его планы не осуществились. В начале к 1970-х годов он снова вернулся к этой идее после того, как увидел постановку пьесы Булгакова «Иван Васильевич» на сцене Театра киноактера.

В начале 1970-х годов, когда режиссёр приступил к съёмкам, многие опасались того, что фильм ляжет на полку хотя бы из-за того, что сценарий написан по пьесе Михаила Булгакова. И хотя чиновники всё же выпустили картину на экраны, её пришлось переделывать, а некоторые эпизоды – вырезать.

Сомнения по поводу выбранного произведения были большие: в своё время Булгакову запретили поставить эту пьесу в Театре сатиры, и сам сюжет о том, как авантюрист Милославский и недотепа Бунша запросто управляют государством в прошлом, мог вызвать вопросы у киношного начальства: уж не проводит ли режиссёр параллелей с современностью.

Сценарий писали у режиссера дома – сценарист Владлен Бахнов оказался соседом Гайдая по площадке. Все эпизоды, которые цензуре могли показаться сомнительными, изначально старались убирать. Однако, главная идея осталась неизменной: страной правят самозванцы и проходимцы. В кулуарах перешептывались: Гайдай снял антисоветское кино! Даже Юрий Никулин отказался от предложенной ему главной роли Ивана Васильевича, сказав Гайдаю: «Нет, Леня, ну что ты! Такую картину обязательно положат на полку! Я и тебе не советую».

На роль инженера-изобретателя машины времени Николая Тимофеева претендовал Олег Видов, но Гайдай отдал предпочтение Александру Демьяненко, с которым уже давно сработался. К Шурику зритель тоже настолько привык, что инженера пришлось переименовать из Николая в Александра.

Многие эпизоды рождались прямо во время съёмок и были импровизацией режиссёра или актёров. Гайдай придумал эпизод, когда царь сел на магнитофон, нажал на кнопку, и, услышав Высоцкого, прослезился, а когда героиня Натальи Кустинской целовала Якина (актёр Михаил Пуговкин), режиссёр закричал: «Сплюнь!».

«Житие мое», «Паки-паки» и «Я не узнаю вас в гриме» — эти популярные фразы, давно ставшие крылатыми выражениями, Михаил Пуговкин произносит в легендарном фильме Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию».

Многие фразы рождались на площадке – Этуш придумал: «Закусывать надо!», а Куравлев продолжил фразу: «Граждане, храните деньги в сберегательной кассе» своим финалом: «Если, конечно, они у вас есть».

В 1973 году «Иван Васильевич…» стал лидером советского кинопроката, его посмотрели больше 60 млн зрителей. И в наши дни гениальная комедия не теряет своей популярности и актуального звучания.

Песня «Вдруг, как в сказке...» из комедии «Иван Васильевич» превратилась в визитную карточку всех ресторанов страны, а сам Леонид Иович в 1974 получил звание народного артиста.

Любимой эпохой режиссера были 20-е годы прошлого века, которую он уже воспроизводил в фильме «12 стульев». Действие нового фильма «Не может быть!» тоже разворачивалось в 1920-х годах. В основу сюжета трёх новелл комедии «Не может быть!» (1975) легли рассказы Михаила Зощенко «Забавное приключение», «Свадебное происшествие» и пьеса «Преступление и наказание».

Режиссеру, как всегда, удалось собрать в на съёмочной площадке блестящий актерский состав: Олег Даль, Леонид Куравлёв, Георгий Вицын, Савелий Крамаров, Вячеслав Невинный…

В октябре 1975 г. состоялась премьера комедии «Не может быть!», возле кинотеатров собрались километровые очереди новую комедию посмотрели больше 50 млн человек и она стала одним из лидеров проката.

Следующий фильм Гайдая «Инкогнито из Петербурга» (1977) Леонид Иович снял, устав от эксцентрики, однако большинство его задумок руководство приказало вырезать. Сам он с горечью вспоминал:

«В «Инкогнито» было множество по-современному острых сцен… Но все вычистили. Все сцены, не механически перенесенные из пьесы, а творчески обогащенные, осовремененные, полетели в корзину».

В 1979 году Гайдай снимал фильм «За спичками» по повести финского классика Майю Лассилы, написанной в 1910 году.  Кинолента вышла на экраны страны в 1980 году, по отзывам зрителей фильм получился замечательный, один из тех добрых и мудрых фильмов, которые можно смотреть всегда и с любого места. Добротно сколоченная, яркая, смешная, очень уютная, забористая, гармоничная история о жизни в Финляндии, находящейся сто один год как в составе Российской Империи. Если приглядеться, то можно обнаружить, что в фильме это отображено: так, когда Антти и Юсси в исполнении Евгения Леонова и Невинного попадают в полицейский участок, то над столом начальника зритель видит портрет российского императора, да и жандармы одеты в российскую форму, хорошо знакомую советским детям по иллюстрациям.

В начале восьмидесятых на экраны страны вышли комедии «Спортлото-82». Эти ленты стали последними, имевшими у зрителей большой успех.

Последующие картины Гайдая, которые он снимал, стараясь вписаться в новую не добрую капиталистическую действительность — это фильмы «Опасно для жизни!» в 1985 г., «Частный детектив» в 1989 г., «На Дерибасовской хорошая погода» в 1992 г. Они пользовались куда меньшей популярностью у зрителей, тоже старавшимися приспособиться к новой реальности в жизни. Все свои неудачи Леонид Иович тяжело переживал.

В своём общении с худсоветом и другими надзирающими кинематографическими инстанциями, выискивавшими в фильмах опасные намеки и слишком дерзкие шутки, находчивость Гайдая можно сравнить не с простодушным «студентом Шуриком», но скорее с любителем азартных игр и частным сыщиком, которого играет Дмитрий Харатьян в фильме Гайдая «Частный детектив, или Операция «Кооперация» и «На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-бич опять идут дожди» (1992). Гайдаю тоже приходилось, как агенту под прикрытием, маскироваться и проявлять чудеса изобретательности, чтобы по максимуму сохранить свои фильмы, уберечь их от редактуры, убивающей лучшие и наиболее дорогие для режиссера моменты.

В обычной жизни Леонид Иович продолжал оставаться очень скромным человеком, не любил давать интервью. Объяснял: «Смотрите мои картины, там все сказано».  Гайдай не понимал, зачем ему вообще нужны звания, он был абсолютно равнодушен к званиям, хотя имел их все вплоть до народного артиста.

Леонид Иович свято верил в приметы и был убеждён в мистической силе чёрных кошек, считая, что они приносят удачу. В связи с этим он снимал чёрную кошку практически в каждой картине.

После выхода каждой новой комедии Леонид Иович говорил, что это последняя, что он будет снимать только что-нибудь серьезное. А потом сам смеялся над собой: «Для меня снимать комедию — это вроде вредной привычки. Как курение». Он часто ходил в кинотеатры и наблюдал — не обветшала ли картина, не замылились ли шутки. К жене возвращался, радостно потирая руки: «Вообрази! Сколько лет прошло, а смеются в тех же местах…».

После распада Советского Союза и разъединения «Мосфильма» Гайдаю предлагали возглавить какое-нибудь свое объединение. Однако он в отличие от своих коллег (например, Быкова и Наумова) этого не сделал. Объяснял так: «Не буду браться за то, чего не умею». У измотанного болезнями режиссера две отдушины — игровые автоматы и сигареты, от которых Леонид Иович, несмотря на проблемы с легкими, не желал отказываться. Работалось ему тяжело. Лежачим больным он не был, но страдал — открылась на ноге рана плюс эмфизема легких. Однако он был счастливым человеком — жил лишь тем, что интересовало его. Гайдай, действительно как большой ребёнок, в конце жизни влюбился в «одноруких бандитов» и любил играть в карты.

В 1993 году сценаристы Аркадий Инин и Юрий Волович написали для Леонида Иовича сценарий комедии о подводной лодке, однако Гайдай удивил их, сказав: «Ребята, наверное, я не смогу…».

Леонид Гайдай скончался 19 ноября 1993 года на 71 году жизни, похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Советский и российский кинорежиссёр, сценарист, киноактёр, народный артист СССР, Гайдай не дожил совсем немного до тех лет, когда его фильмы, любимые народом, стали чуть ли не еженедельно показывать в России по Центральному телевидению.

 

Цель Специальной военной операции не только вся Украина
Оружейный мастер Иван Бушуев - 'Иванко - крылатко'

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*