Суббота , 19 Октябрь 2019
Домой / Мир средневековья / Ремесленные изделия славян

Ремесленные изделия славян

Любор Нидерле. Славянские древности. Книга вторая. Жизнь древних славян. Глава IX. Ремесленные изделия.
Добыча металлов и их обработка.

Ремесленные изделия.

 До сих пор мы говорили об одном виде хозяйственных работ, имевших своей целью добычу пищи. Другой вид, столь же древний, относился к добыванию сырья и производству предметов домашнего обихода, необходимых в хозяйстве. Несомненно, первоначально хозяин-славянин всё необходимое – и посуду, и материал для одежды – производил сам, сам плел корзины, сам добывал из руды металл и делал из него орудия и оружие. Но с течением времени во всех этих видах производства выделяются искусные мастера, посвятившие себя определенной работе, которые обслуживали членов общины и передавали свои знания по наследству лишь членам семьи.

Когда началась эта специализация по отдельным ремёслам, неизвестно, но уже источники XI и XII веков полны упоминаний о ремесленниках такого рода, называемых в латинских документах sutores (сапожник; башмачник), pellifices — скорняк (albi et nigri — чёрный и белый; pelli — кожа), pistores (мельник; пекарь), coqui (повар), molendinarii (мельник; мукомол), carpentarii (плотники), murarii (каменщики; mura — стена), pictores (маляры), lignarii (кровельщики), fabri (столяр), scutarii (оружейник; копейщик; SCUTUM — щит;), scutellarum et cyphorum artifices, figulli (гончарный круг; figulis кирпичник), armarii (шкаф, гардероб), tornarii (точильщики; обтачивать), rotarii (колесничий; rota — колесо), artifices (мастер, художник), tornatores picariorum (могильщик), picarii (катафалк; гробовщик;), sagittarii (стрельцы), lagenarii (флакон, бутылка; стеклодув), caliciarii (чашник; calici — чаша — килик), plaustrifices ferrarii и т. п., причём иногда встречаются и славянские термины: rudnici, pkelnici, вырабатывавшие смолу, csassnici, делавшие чаши, zeleznici, becsuari.

   О некоторых из этих ремёсел я имел возможность упомянуть уже раньше, например о кожевниках, сапожниках, каменщиках и плотниках, а ниже, в главе XI, я подробно буду говорить о производстве оружия. Здесь же, в этой главе, я хочу рассмотреть керамическое, ткацкое, плотницкое, бондарное ремесла и главным образом добычу металла и производство металлических предметов – ремесла, оставившие нам после себя больше всего материала в археологических раскопках. С кузнечными и ювелирными изделиями мы уже частично познакомились выше, в различных местах нашего труда (см., в частности, Украшения славян), но вместе с тем история и археология дают ещё значительное число сведений, касающихся главным образом производства металлов из руд, а также кузнечной и ювелирной техники.

Добыча металлов и их обработка.

Не подлежит никакому сомнению, что славянам были известны основные металлы, а именно золото, медь, серебро, олово и железо, уже в эпоху их единства. Золото, медь и олово были известны в Центральной и Северной Европе с конца III тысячелетия до н. э., а железо – с конца второго тысячелетия, хотя собственно железный век начинается несколькими столетиями позже. При таком условии невозможно, чтобы эти металлы остались неизвестными и славянам Прикарпатья. Это подтверждается также данными индоевропейского сравнительного языкознания. Хотя только два слова – «медь» и «серебро» (славянская форма которых утрачена) – имеют общую форму (санскрит, ayas, авест. ayah, лат. aes, готск. aiz, древнеинд. rajatam, авест. erezatam, армянск. arcath, лат. argentum, древнеиранск. argat), но о наличии у славян издавна таких слов, как «золото», «серебро», «олово» и «железо», свидетельствуют термины, общие с терминами германцев или балтов:  слав, железо; прусск. gelso; лит. gelżis; латв. dzelzs; слав. злато; латв. zelts; гот. gulp;    слав, сьребро; лит. sidabras; гот. silubr;    слав, олово; прусск. alvis; латв, alva; лит. alvas.

На этом основании общеславянские названия для золота, серебра, олова и железа можно считать древними, праславянскими, и, следовательно, эти металлы были давно уже известны славянам. Только вместо праарийского aj os у славян установилось другое название – медь, впрочем, также древнее, так как это термин общеславянский, засвидетельствованный в древнейших текстах. Славянское слово руда столь же древнее, так как уже в эпоху индоевропейской первобытности оно перешло из шумерского urudu к финнам и соседним индоевропейцам. Зато славянские названия олова (tin) и латуни (mosaz) заимствованы из немецкого языка.

Прямые доказательства добычи и обработки металлов славянами можно привести, разумеется, только со времен исторической эпохи. Также и археологические свидетельства обработки металлов славянами весьма многочисленны и бесспорны лишь со второй половины I тысячелетия н. э. Древние плавильные печи на берегу Волги в эпоху медного века.

Древними славянскими терминами для рудников, которые встречаются в средневековье, были доль, мн. ч. долы, яма или термин, получивший широкое распространение у славян, но заимствованный из латинского языка, бална (лат. balnea).

Металлические вещи, встречающиеся на поселениях и в погребениях той эпохи, славяне частично получали из чужеземных стран путём торговли, частично выделывали сами, сами же добывая металл, в особенности со времени расселения славян по их историческим землям, где они заняли старые покинутые рудники или же открыли новые. В частности, золота было достаточно в некоторых реках, а также в глинистых пластах Чехии, Моравии, Силезии, Полыни и Померании, а главным образом в старых римских рудниках Венгрии, Семиградья и Балканского полуострова, где в VI и VII веках повсюду появились славяне. Однако большая часть золота доставлялась всё же с чужбины; так, на Русь оно привозилось с Урала и Алтая, с территории Акмолинской и Семипалатинской областей, так же как и серебро, которым изобилуют русские находки X и XI веков.

Серебра много также в соседней Малой Азии, Армении и Персии. Но у южных и западных славян было в то время достаточно и своего серебра, особенно в чешских и польских землях, где известно много древних рудников, в которых добывалось серебро. При производстве серебра (из галенита) вырабатывался и свинец, который часто служил приплавом для тогдашней бронзы, а также наряду с оловом – металлом, имитирующим серебро. Наличие олова в Чехии в X веке (очевидно, из рудников в Крушных горах) подтверждает Ибрагим ибн Якуб.

Сплав олова с медью – бронза – был одним из предметов ввоза в славянские земли. Появление бронзы в конце языческого периода нам мало известно, и её относительно немного, так как в то время у славян преобладает серебро. В Россию медь поступала главным образом из рудников Урала и Хорасана, а вместе с ней, по всей вероятности, и готовая бронза.

Русская северная бронза X–XII вв. отличается полным отсутствием олова, зато в ней много свинца и цинка, то же самое в Чехии. В противоположность этому в пермской и сибирской бронзе значительный процент олова (20–24 %), так же как и в китайской бронзе.

Производство меди у славян было незначительным. Больше всего славяне занимались выплавкой железа. Железо добывали из рудных месторождений лимонита, магнетита и гематита, которые имелись в достаточном количестве во всех славянских землях, и плавили в плавильнях – небольших печах, сделанных из глины, применявшихся в Чехии и Польше уже в до римскую эпоху; в этих печах получали либо ковкое железо, либо сталь, конечно, не совсем чистую, так что её нужно было затем обрабатывать ковкой.

Обработка металлов производилась двумя основными способами: ковкой холодного или раскаленного металла и литьем расплавленного металла в формы. Оба этих технических приёма мы встречаем у древних славян.

Железные рудники (ferrifodinae) или железные копи (ferrarii) упоминаются в Каринтии уже в X в., а в других местах в XI и XII вв. Много найдено древних печей для плавки железа в Чехии, Моравии, Силезии, Польше и в Юго Западной России. Форма печей для плавки железа везде одинакова.

1241-Шиферная литейная форма для отливки котла.

Хотя о литье металла и нет исторических сообщений, но об этом процессе свидетельствуют многочисленные находки литых изделий, прежде всего украшений. Литейных форм найдено мало, и они не представляют большого интереса. Зато кузнечное дело засвидетельствовано не только множеством орудий и оружия, но и упоминанием исторических источников о кузнецах (fabri, fabri armorum), кроме того, древностью слова ковать и производимых от него слов (коей, ковачъ, коваль и т. д.), так же как и находками кузнечных инструментов в славянских городищах. На городище Власлав у Тшебенец в Чехии найдена наковальня с большими клещами.

Предметами, изготовлявшимися способом ковки, были, во-первых, разные хозяйственные орудия и предметы: косы, серпы, пилы, топоры, молотки, клещи, гвозди, цепи, замки, ключи, колокольчики и т. п., затем разнообразное оружие, о котором мы будем подробно говорить в главе XI. Сюда относится также ряд сосудов: большие котлы из железа и меди для подвешивания над огнем. Несколько таких котлов различной формы было найдено в русских могилах, и более тонко сделанные металлические кувшины и кубки, которые, однако, почти все без исключения являются изделиями чужого производства, попавшие в славянские земли путём торговли, а золотые и серебряные сосуды – просто в качестве даров. Варварские князья получали подобные дары от византийских императоров. Местных славянских имитаций этих вещей очень мало, и они относятся к более позднему времени. Наиболее древней из них является глиняная имитация, найденная близ Костриц и хранящаяся в музее в Гере.

Если в изготовлении металлической посуды славяне X и XI века отставали, то этого нельзя сказать о тонком ювелирном деле в целом. В этом отношении славяне достигли уже известных высот мастерства.

До X века нельзя говорить о развитии ювелирного производства у славян. Их прародина была страной торговых дорог и художественных влияний. Только когда они проникли на Дунай, Балканский полуостров и к Чёрному морю и оказались в непосредственной близости к римским и греческим городам, когда у них постоянно перед глазами было множество украшений, изготовленных в тамошних мастерских, только с этого времени мы имеем основание полагать, что и у славян появилось стремление иметь подобные драгоценности и имитировать их. Но ещё долго мы не находим подтверждения результатам этого стремления ни в письменных источниках, ни в археологии. Возможно, что, например, некоторые типы грубых фибул (застёжек на одежде) так называемого готского типа, найденные в центре России, были изготовлены в славянских мастерских на Днепре или на Оке, но доказать этого нельзя. Лишь начиная с X века можно проследить существование у славян мастеров золотых и серебряных дел и говорить о развитии славянского золотообрабатывающего производства.

Начало этого развития связано на западе с расцветом этой отрасли производства в Германии и Франции в эпоху Карла Великого и его преемников, а на Востоке – с тесным общением славян с Азией и Византийской империей во времена князя Владимира (980 год) . Так, например, мы читаем в легендах, что ещё чешский князь Вацлав вызывал aurifices et argentarios из чужеземных стран, желая украсить пражский костёл, но уже в XI веке в чешских документах упоминаются чешские мастера золотых дел со славянскими именами: «qui toreumata facit, Nema» – «aurifex Coiata» (1046), «Prowod aurifex et filius eius» (1185); кроме того, «artifices auri et argenti» упомянуты польскими документами XII и XIII веков.
 Неизвестно, славянскими или чужеземными мастерами были сделаны замечательные украшения и оружие идолов поморских и руянских богов, но несомненно, что покрытые золотом и серебром головы этих, а также и русских идолов, которых Владимир поставил на Киевском холме, не могли быть изготовлены христианскими золотых дел мастерами греческого или римского происхождения. О балканском округе нам известно, что архиепископ Лаврентий из Спалато в 1060 году послал своего человека в Антиохию для обучения там ювелирному делу, а в другой грамоте, относящейся к 1080 году, упоминается Grubiz aurifex, имя которого славянское.

Наличие на Руси в X и XI веках знаменитых ювелирных мастерских подтверждается археологическими раскопками. Великий князь Владимир привёз в 988 году из Корсуни (Херсона, Херсонеса Таврического) первые предметы церковного обихода для киевского храма, а также вызвал мастеров из Греции (Византии); эти мастера создали в Киеве постоянные мастерские, положив тем самым начало славянской ювелирной школе. Элементы чеканного орнамента:

Ювелирные мастерские появились и в Великом Новгороде, Владимире, Чернигове, Рязани, Суздале — ювелирное мастерство достигло огромного расцвета в XII и XIII веках, сюда приходили мастера из различных земель. Уже в 996 году мы читаем в летописи, что Владимир приказал отлить серебряные ложки для всей своей дружины.

С этим связано то, что среди многочисленных драгоценностей, встречающихся в русских могилах и городищах X–XII веков, часть вещей носит несомненно славянский характер, например, некоторые типы ожерелий, браслетов, перстнейсерёг и височных колец, которые мы уже рассматривали выше, в IV главе. В этом материале есть явные славянские подделки под чужие образцы, например, под византийскую эмаль.

Наконец, киевский археолог В. Хвойко нашёл на месте древнего киевского града близ Десятинной церкви остатки ювелирной мастерской с тигельками, в которых осталась расплавленная эмаль.

Техника ювелирного дела состояла в том, что основная форма украшения заготовлялась либо на небольшой наковальне при помощи тонких инструментов, либо отливалась в форме с грубым, резко выступающим рисунком.

Пермь- 2 век до н. э. — 4 век н. э.

Последующая более тонкая обработка поверхности производилась при помощи специальных приёмов иноземного происхождения, но быстро распространившихся среди славян с началом развития у них ювелирного ремесла.

Восточно-германские пряжки и фибулы. V — VI века

Самым излюбленным ювелирным приёмом славян стала филигрань двух видов. При первой из них поверхность украшалась узорами, выполненными при помощи припаянной скрученной проволочки или цепочки, второй вид составляли декоративные линии и фигуры, чаще всего треугольники, сделанные из мелкой припаянной зерни (filigrane granule – гранулированная филигрань). Оба вида были известны как в южной Европе, так и на Востоке.

В Центральной Европе они появились в Латенскую эпоху, и оттуда в римскую эпоху на востоке от Чёрного моря ещё раньше филигранные предметы стали проникать и к славянам. Но наибольшее распространение филигрань приобрела лишь в IX–XII веках, когда в славянские земли ввозилось из Византии и с Востока множество украшений и других дорогих вещей, на которых филигрань, в особенности зернь, была очень частым декоративным приёмом орнаментации по серебру или золоту.

Украшения, которые встречаются в многочисленных кладах серебра, сопровождаемых куфическими монетами IX и X веков, все без исключения отделаны зернью или тонким проволочным узором. Эти последние настолько понравились славянам, что они не только покупали и носили подобного рода украшения, но и имитировали их, вернее сказать, делали заново такие же украшения. По большей части это разные височные кольца и серьги  – частью славянского происхождения, частью – иноземного.

Эти иноземные украшения, отличающиеся необычайно тонким мастерством, были изготовлены где-то в западной Азии, до сих пор точно не установленном, вероятно, в Самарканде.

Наряду с филигранью, припаянной к поверхности, на славянских предметах того времени часто встречается техника чеканного орнамента, когда поверхность украшалась точками, кружками, крестиками, треугольниками, звездочками, нанесенными на металл при помощи пуансонов. Этот приём также иноземного, вероятнее всего, галло-германского происхождения получил начиная с римской эпохи широкое распространение в германских землях, а отсюда проник вместе с изделиями скандинавского ремесла и к восточным славянам на север Руси. В других местах он встречается реже.

Большую популярность получили у славян и приёмы, придававшие украшению многоцветность; к ним относятся, кроме широко распространенного обычного приёма покрытия поверхности предмета другим металлом, главным образом золотом, техника инкрустации драгоценными камнями и стеклом, так наз. verroterie cloisonnee, затем покрытие эмалями и ещё один вид инкрустации, так наз. tausia — золотые и серебряные узоры на стальных изделиях и niello – все эти приемы опять-таки иноземного происхождения, но они получили большее или меньшее распространение в славянской индустрии в X–XII веках.

 Наименьшее распространение получила у славян verroterie cloisonnee = производство бусин и бисера, так как время расцвета этого производства уже миновало к тому периоду, когда славяне начали заниматься ювелирным делом. Эти древние орнаментации, первые образцы которых мы встречали уже в древнем Египте и Халдее, а позднее в Персии и Туркестане, где повсюду в изобилии встречались цветные драгоценные камни, проникли в греческое искусство, которое в последние века нашей эры создало вещи, инкрустированные драгоценными камнями — гранатами, бирюзой или янтарем и стеклом для варваров южной России.

На Юге России, главным образом в мастерских Пантикапея, в III–IV веках н. э. было положено начало новому виду ювелирной индустрии, создавшей с помощью инкрустации особый стиль, распространившийся в IV и V веках по всей Европе и сохранялся вплоть до VIII века, – это так называемый готский, или меровингский, стиль.

Сокол — парная фибула

Отдельные драгоценности, украшенные в этом стиле, попадали в ту эпоху и в области, заселенные славянами, что вполне естественно и подтверждается находками.

Вообще же этот стиль у славян распространения не получил. О нём нет сообщений, а в могилах славянских земель очень мало инкрустированных таким способом вещей, хотя славяне любили стекло и ожерелья из стеклянных бус у них всегда многочисленны.

Гораздо более распространенной и вызвавшей у славян многочисленные подражания была другая орнаментация, также привлекавшая славян своей многоцветностью, но выполнявшаяся в иной технике, а именно в технике эмалей. Что касается эпохи древности, то тут мы различаем два способа покрытия эмалью: перегородчатая эмаль, когда расплавленная стеклянная масса наливалась между перегородками из проволоки, припаянной на поверхности металла, и выемчатая эмаль, наливавшаяся в сделанные на поверхности ямки. Эмаль  была изобретена на Востоке. В Египте эмаль употреблялась по меньшей мере уже в птолемеевскую эпоху, более древние вещи украшались лишь стеклянными пластинами, вставленными в холодном состоянии, а возможно, ещё и раньше. Очевидно, отсюда техника эмали проникла в Европу, скорее всего в Массилию (Марсель), Галлию и затем в Италию, где такие вещи в большом количестве изготовлялись в I–IV веках н. э. для варварских народов. Позднее и Византия заимствовала у Востока (Персии) технику эмали и достигла в этой области в X и XI веках замечательных результатов, тогда как в остальной Европе лишь в отдельных местах сохранились незначительные остатки римских эмалей.

Эмаль проникла к славянам, и приобрела значительную популярность. Из немецких мастерских на Рейне и в верхнем течении Дуная происходят, по всей вероятности, так называемые эмали Кётлахской археологической культуры (Köttlachkultur 8–10 вв. у вост. от­ро­гов Альп, альпийские словенцы -на территории совр. Ав­ст­рии и Сло­ве­нии).  Кётлахские эмали были очень популярны в VIII и IX веках среди славян альпийских земель; из прусско-литовских мастерских, в свою очередь, поступала в Россию в V–VII веках варварская эмаль мошчинского типа; из византийских мастерских образцы эмалей поступали в главные русские города и на Кавказ, где повсюду в XI и XII веках вызывали удачные подражания при производстве золотых украшений (крестиков, энколпионов, диадем, серег, нагрудных блях с изображением святых, бармы и т. п.).

В Киеве археолог В.В. Хвойко нашёл и мастерскую XI и XII века, изготовлявшую эмаль. Примером русского мастерства служит покрытый эмалью шлем князя Ярослава приблизительно 1200 года и крест из Белой Церкви на Киевщине


По сравнению с техникой эмали далеко позади остаются два последних приема: позолота и чернь, техника которых состоит в том, что на гладкой золотой или обычной серебряной поверхности наносят чернёный рисунок (niello) либо по железной поверхности наносят серебряный или золотой рисунок (tausia). Оба этих приёма мы встречаем в избытке в римском производстве императорской эпохи, в особенности в III и IV веках н. э.

Техника позолоты, достигшая в VI и VIII веках столь значительного развития у германцев, у славян вообще не получила распространения, за исключением Балканского полуострова, где сохранилась до исторических времён. Больше подражали, не римской, а византийской и восточной Черни X и XI веков. В России чернь употреблялась и позднее.

 

Керамика и посуда славян
Бронзовый идол из черниговского кургана Чёрная могила

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*