Пятница , 23 Февраль 2024
Домой / Русский след в мире / Как император Александр I преобразил Россию

Как император Александр I преобразил Россию

Император Александр I на личном опыте убедился  с детских лет, как важно прятать свои истинные чувства и намерения в глубине души, скрывая их под маской очаровательной внешней любезности. Став императором, Александр так и остался загадкой даже для самых близких людей.
Самые влиятельные люди России, министры и вельможи, не могли сказать, что на уме у этого человека и называли его самым загадочным правителем империи —«сфинксом, не разгаданным до гроба». И неслучайно.

Не только личность самого императора Александра I, но и пора его правления находят неоднозначные оценки историков. Нередко можно услышать, что Александр Павлович был лицемерным человеком, сумевшим сохранить любовь бабушки-императрицы Екатерины и расположение отца Павла Петровича, научившись лицемерить и притворяться.

«Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда…» — многие вспомнят эти строки Александра Пушкина из неопубликованной последней главы «Евгения Онегина«. Впрочем, отношение великого поэта к нелюбимому им великому царю было куда сложнее, ведь есть и совсем иные пушкинские стихи, в которых «слабый и лукавый» вдруг предстает победоносным «владыкой севера».
«Он взял Париж, он основал Лицей»,
«Народов друг, спаситель их свободы!» — тоже пушкинские строки об императоре Александре I.

Ласковый, нежный и добрый, Александр был назван в честь святого покровителя Александра Невского. Несомненно, императрица Екатерина Великая желала видеть и в своём внуке черты Александра Невского — прекрасного воина, мудрого политика и праведного человека. Августейшая бабушка Екатерина восхищалась своим внуком и признавалась, что получает огромное удовольствие от общения с ним. «Он – наследство, которое я оставлю России», — как-то раз произнесла Екатерина II.

Как же правил «русский сфинкс» император Александр I, сумевший преобразить Россию?

Новый император Александр I

Александр был сыном и внуком убитых и свергнутых монархов.

В ночь с 23 на 24 марта 1801 года группа заговорщиков проникла в покои императора Павла I. Император России Павел Петрович был убит заговорщиками. После дворянского переворота и убийства императора Павла I, престол занял его 23-летний старший сын императора Павла I (1754 -1801) и Марии Фёдоровны (1759-1828), урождённой принцессы Софии Марии Доротеи Августы Луизы Вюртембергской, Александр, скорбевший о смерти отца. Однако народ ликовал. Новый император Александр устраивал и придворных, и армию, и крестьян.

Ещё при жизни Павла Петровича его старший сын Александр понял, насколько неправильны и губительны для России многие нововведения отца. Став императором Александр I в первом же манифесте заявил, что будет править «по законам и по сердцу в Бозе почивающей августейшей бабки нашей государыни императрицы Екатерины Великой», а значит, Россия вернётся к прежним привычным порядкам и законам.

В первые месяцы после воцарения Александра Павловича были отменены практически все нововведения его отца Павла I. По приказу императора из ссылки были возвращены почти 12 тысяч человек, оказавшихся в опале, а также упразднена Тайная экспедиция, которая активно работала при прежнем правителе.

Портрет императора Александра I. Художник Степан Щукин

Никакого хаоса в стране

Современники описывали императора как педантичного и очень аккуратного человека. Неудивительно, что, придя к власти, он старался навести порядок во многих сферах. Вот только сделать это было непросто. Однако государь с большим вниманием относился ко всему, что происходило в стране.

По его инициативе состоялось утверждение нового совещательного органа – Непременного совета. В него входили самые доверенные и приближённые лица из окружения императора. На заседаниях члены совета обсуждали необходимые грядущие реформы, давали оценку новым преобразованиям в стране. Александр стремился получить максимально верную и точную информацию, чтобы не допустить промахов и ошибок, которые погубили его отца.

Крестьянский вопрос в России

Одним из самых болезненных вопросов для многих правителей России оставалось крепостное право. Конечно, о его отмене ещё не было речи, однако при императоре Александре I существенно облегчилась жизнь крестьян. Император приказал издать ряд указов, ограничивавших произвол помещиков в отношении крепостных крестьян. Теперь при продаже крепостных крестьян нельзя было разбивать их семьи.

Крестьяне, которых помещики заполучили незаконным образом, могли рассчитывать на помощь государства и восстановление справедливости. Крестьяне получили возможность заниматься торговлей. Благодаря этому через несколько десятков лет в России появилось новое сословие — крупные фабриканты, происходившие из бывших крепостных.

«Портрет российского императора Александра I на фоне Кремля», художник Василий Голике.Государственный исторический музей, Москва

Внутренняя политика Александра I

Александр I явно считал, что для успешного развития страны требуется превосходно работающая система управления. Установленные императором императором Александром порядки в системе администрирования существовали до последних дней существования Российской империи!

Как и его бабка императрица Екатерина II, царственный внук  уделял большое внимание образованию. Каждый, кто планировал выбиться в чиновники высокого класса, должен был окончить учебное заведение – неучей отныне при дворе не терпели.

В годы правления императора Александра I в России появилось пять новых университетов, а ещё возникла система бессословного бесплатного образования.

Опустим и рассказ о политике Александра I в области просвещения, но все же упомянем, что основал он не только знаменитый лицей в Царском селе. Именно при царе Александре в России возникла система высшего образования — до него у нас был только один университет, Московский, а при Александре с 1803 по 1819 год были открыты пять университетов!

Перед нашествием Наполеона усилиями правительства Александра I ударными темпами построены Мариинская и Тихвинская системы волго-балтийских каналов. Для той эпохи, когда судоходные каналы играли роль ещё не возникших железных дорог.

Обе системы волго-балтийских каналов, введенные в действие как раз в 1810–1811 годах, обеспечили связь столичного Санкт-Петербурга и балтийских портов с внутренними губерниями России, с хлебным Поволжьем и промышленным Уралом даже после того, как Наполеон глубоко вклинился в нашу страну, захватив Смоленск и Москву. И это лишь один пример продуманной и всесторонней подготовки Александра I к той войне.

Свою недюжинную хитрость Александр Павлович проявлял не только во внешней политике — во внутренней он тоже был «истинным византийцем». Приведём лишь один характерный и много говорящий пример.

Общеизвестно, что войну 1812 года русские войска начали фактически с двумя командующими равными в чине генерал-фельдмаршал — Михаил Богданович Барклай-де-Толли (1761—1818) и князь Пётр Иванович Багратион (1765 — 1812). Царь довольно долго уклонялся от назначения одного главнокомандующего, но под давлением общественного мнения и генеральского корпуса лишь через два месяца после начала войны назначил Михаила Илларионовича Кутузова. Такое странное поведение Александра I трактуют по-разному, но не замечают, что в его стиле управления подобное — назначение двоих руководителей на одну задачу — было весьма частым.

Все внутриполитические свершения Александра меркли в сравнении с его успехами во внешней политике.

Помимо внутренних проблем на молодого императора сразу же навалились и беспрецедентные проблемы внешней политики. Отметим здесь важное — Александр I стал первым лидером России, которому пришлось столкнуться с противостоянием объединенному Западу. Нашей стране тогда впервые в истории пришлось иметь дело со всей континентальной Европой, объединенной Наполеоном от Варшавы до Мадрида.

Александр и Наполеон после заключения Тильзитского мира, 9 июля 1807 года. Картина Джоаккино Джузеппе Серанджели, 1810 год

Ранее Государство Российское всегда могло лавировать между европейскими державами, но громкие победы Бонапарта в западной Европе поставили Россию перед лицом невиданного по мощи врага. Молодому Александру I пришлось решать эту чудовищную проблему — как стране, государству и лично ему выжить в таком доселе небывалом противостоянии. И он решил её блестяще — полной, абсолютной победой!

На пике Наполеоновских войн, в 1812–1814 годах, нельзя было победить без Александра I. И это всегда стоит помнить, оценивая личность императора Александр I, получившего эпитет Благословенный и известного, как победитель Наполеона.

Я отращу себе бороду и лучше соглашусь питаться злаками в недрах Сибири, нежели подпишу стыд моего Отечества.

Это приводимые очевидцем слова Александра I после падения Москвы и предложения от Наполеона о мире и о признании русского поражения. Однако были в те дни и годы у Александра Павловича не только сильные слова, но и очень сильные дела.

Пропустим и рассказ о случившейся волей Александра I самой выдающейся и необычной военной операции русской армии за всю ее историю — когда отряды Барклая и Багратиона, будущих героев 1812 года, в ходе последней войны со Швецией атаковали вражескую страну, пройдя более сотни верст по льду замерзшего Балтийского моря. Такого «боевого безумия» никто — ни до, ни после Александра I — ни у нас, ни в мире более не повторял…

Вся внешняя политика Александра Павловича — управлялась двумя руководителями. С 1816 года Министерство иностранных дел официально возглавил не один министр, а два статс-секретаря, оба, кстати, весьма выдающие личности — грек Иван Каподистрия и немец Карл Нессельроде.

Ясно, что Александр I в сложных случаях сознательно назначал двух руководителей-исполнителей на одну задачу. Иногда это мешало делу на тактическом уровне, так как два руководителя неизбежно спорили и конфликтовали, но на стратегическом уровне высшего управления это работало, помогая царю всегда получать информацию из двух независимых источников, для формирования более точного взгляда.

Сражение при Париже в 1814 г. Художник Б. Виллевальде, 1834 г.

Взятие Парижа русскими войсками в 1814 г. В 1815 году во французской провинции Шампань император Александр I провёл парад победы над Наполеоном. То был и остаётся самый крупный военный парад в русской истории, в нём участвовало свыше 150 тысяч солдат, освободителей Москвы и покорителей Парижа, они прошли торжественным маршем у покрытых виноградниками склонов горы Монт-Эме.

Взятие Парижа и победный парад русских войск в Париже — это самые западные триумфы русского оружия. Ни до, ни после Александра I наши войска не заходили с победами столь далеко на Запад.

русский холм-район Сан-Франциско (штат Калифорния, США).

Однако, ни до, ни после Александра I наши владения не заходили так далеко и на Восток — в роковом 1812 году почти на 10 тысяч вёрст восточнее Москвы, в американской Калифорнии, была основана русская крепость Росс. И это тоже не было случайностью — Александр Павлович всегда уделял внимание развитию Российско-американской компании. Знаменитая компания, возникшая при его отце Павле I, именно при Александре I  оформилась как огромная торговая система от Камчатки до Аляски и Калифорнии.

С развитием Русской Америки связано и первое кругосветное плавание наших кораблей. Многим и ныне памятно имя капитана Крузенштерна, руководителя нашей первого кругосветного плавания, но куда меньше известно то деятельное участие, которое принимал в организации и подготовке плавания Александр I. В июле 1803 года перед отплытием император лично посетил отправлявшиеся вокруг света корабли.

Следует отметить, что если создателем русского флота является Петр I, то именно при Александре I российские морские силы вышли в Мировой океан. Начавшись именно в годы его правления, наши кругосветные плавания следуют при Александре один за другим — после Крузенштерна в 1807–1809 годах Головин на шлюпе «Диана», затем Лазарев на фрегате «Суворов» в 1813–1816 годах, Коцебу на бриге «Рюрик» в 1815–1818 годах — это почти два десятка ежегодных кругосветных экспедиций.

Для той эпохи по степени сложности и уровню материальных расходов эти экспедиции — вокруг Земного шара под парусами — вполне сопоставимы с современными космическими полетами. До Александра I такое было по плечу лишь старым морским державам. Россия вошла в их клуб великих морских держав именно в годы правления Александра Павловича.

И не только русская Калифорния и первые кругосветки. Именно Александр I подготовил первую русскую антарктическую экспедицию — на Западе и сегодня регулярно выходят книги, пытающиеся опровергнуть, что именно русские корабли Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева, шлюпы «Восток» и «Мирный», 28 января 1820 года открыли для человечества шестой континент, Антарктиду. А ведь небывалое плавание к Южному полюсу было лишь составной частью сложной политики Александра…

Историки потратили немало времени в архивах, чтобы выяснить авторство идеи экспедиции в Антарктику. Среди авторов неизменно фигурирует Иван Крузенштерн, капитан первой кругосветки. Выделить на подготовку путешествия гигантскую сумму для той эпохи — 2 млн. рублей в России мог только один человек — император Александр. Размах задуманной экспедиции был поистине планетарным, в 1819 году одна экспедиция из двух парусников отправлялась из Кронштадта к Северному полюсу и одновременно вторая из двух кораблей — к Южному полюс, к ещё неизвестной Антарктиде, была и первой чисто научной экспедицией, не преследовавшей материальных и практических целей. Все предыдущие русские кругосветки были очень рациональны, совершенствуя не только изучение навигации в Мировом океане, но и логистику русских владений у берегов Камчатки и Аляски. «Дивизия», ушедшая в 1819 году к Северному полюсу, в случае успеха тоже могла дать очень практичный результат — короткий путь от русских тихоокеанских гаваней в Атлантику.

Экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева, отправившаяся на шлюпах «Восток» и «Мирный» к Антарктиде имела чисто научные цели.

Венский конгресс, 1815 год

На пяти общеевропейских конгрессах, проходивших в 1814–1822 годах, царь Александр изящно, мимоходом между балами и будуарами, почти незаметно создавал политический баланс сил в Европе. Могущественный победитель Наполеона, он сумел избежать соблазна стать открытым «жандармом Европы» вот его младший брат, став императором Николаем I, эту ошибку совершил, позволив сформироваться против России новой общеевропейской коалиции накануне Крымской войны.

В пятилетие после окончательного разгрома Наполеона, происходила череда международных конгрессов, на которых монархи Европы рулили послевоенным миром. И Александр I, вероятно, хотел изящно продемонстрировать венценосным коллегам, что Россия первенствует не только на суше, но и на море… Послать русские корабли одновременно к двум земным полюсам, обнять разом Земной шар своими парусами, было трудно не только Австрии или Пруссии, но даже богатейшей Британии. Так что «властитель слабый и лукавый» знал толк в тонкостях международной политики и «мягкой силе».

Так что совсем не случайно крупнейший остров Антарктиды и сегодня все географические карты на всех языках обозначают как «Земля Александра» — такое название дали ему в 1820 году первооткрыватели в честь русского императора, Александра I.

Александр своей ловкой, почти незаметной политикой, с неизменной улыбкой балансируя среди европейских монархов и их интересов, сумел приостановить на треть столетия неизбежное появление анти русского союза.

«Это истинный византиец, тонкий притворщик, хитрец…» — не зря такими словами характеризовал Александра I французский император Наполеон.

«Это истинный византиец…»

Если уж мы упомянули «мягкую силу» этого императора, то добавим немного о его роли в судьбах Европы после разгрома Наполеона. Уничтожив военную и политическую силу того, кто сжёг Москву, Александр I не стал мстить. Он не сжег Париж, даже контрибуцию с побежденных взял весьма умеренно — русский монарх тогда уничтожил Французскую империю, но не уничтожил Францию. И в том была не пустая гуманность, а тонкий геополитический расчёт: сделавшись победителем Наполеона и вождем самой сильной армии на европейском континенте, Александр I сумел избежать противопоставления себя всей остальной Европе. Сохранившаяся Франция, сохранившаяся во многом волей русского императора, стала удобным для России противовесом всем иным европейским державам — Англии, Австрии, Пруссии.

На пике своего могущества Бонапарту довелось лично пообщаться с Александром, и хитрый корсиканец вполне оценил хитрость своего соперника. И, как вскоре показала сама история, неизменно вежливый Александр I оказался куда хитрее заносчивого корсиканца — победителя Европы.

Как видим, Александр Павлович Романов был хитрым «византийцем» во всем, и он «Разделял и одобрял эти иллюзии…»

Пропустим непростые отношения с любимой, по-братски любимой младшей сестрой Екатериной, которую враги Александра I, задумывая государственный переворот в разгар поражений 1812 года, прочили на престол в качестве царицы Екатерины III.

Пропустим и взвешенную политику Александра Павловича в отношении присоединенных к Российской империи Финляндии и Польши. Пропустим описание его выдающихся приближенных —доброго  Сперанского и злого Аракчеева. Про каждого и их непростые взаимоотношения с Александром I написано множество книг.

Пропустим и рассказ о том, как царь Александр прекратил гонения на старообрядцев. Но все же приведем его характерное высказывание о проблеме церковного раскола:

Отдаление сих людей от Православной Церкви есть, конечно, с их стороны заблуждение, основанное на некоторых погрешных заключениях их об истинном богослужении и духе христианства. Сие происходит в них от недостатка просвещения, ибо ревность Божию имеют не по разуму. Но просвещенному правительству христианскому приличествует ли заблудших возвращать в недра церкви жестокими средствами, истязаниями, ссылками и тому подобными? Учение Спасителя мира, пришедшего на землю взыскати и спасти, не может внушаемо быть насильствами и казнями

Опустим отношение Александра к первым обществам декабристов. Узнав об их существовании, царь отказался проводить аресты, заявив, что в молодости сам «разделял и одобрял эти иллюзии и ошибки».

Словом, очень многое в нашем рассказе останется за кадром, иначе понадобится не статья, а множество книг. Но один-единственный момент в повествовании об Александре I нельзя обойти лишь кратким упоминанием — легенда о «старце Федоре Кузьмиче» слишком уж необычна.

Смерть Александра I в Таганроге

Странная смерть

Поздней осенью 1825 года Александр I отправился по делам в Таганрог, где собирался остановиться у градоначальника Папкова. Однако по дороге император занемог, а по прибытии в город скончался. «Всю жизнь свою провёл в дороге, простыл и умер в Таганроге», — такую эпитафию составил Александр Сергеевич Пушкин. Великого поэта, как и многих его современников, потрясла кончина Александра Павловича.

Государю было всего 47 лет, и ранее он почти никогда не болел. Разумеется, вскоре после известия о кончине монарха по стране стали расползаться самые невероятные слухи. В народе шептались, что император устал править Россией, а потому, передав власть своему брату Николаю, решил просто пожить в покое и тишине вдали от шума двора и суеты столицы. Исследователь В.Мамаев приводит одно из мнений:

«Государь бежал под скрытием в Киев и там будет жить о Христе с душею и станет давать советы, нужные теперешнему государю Николаю Павловичу для лучшего управления государством».

Старец Фёдор Кузьмич

Итак, император Александр I скоропостижно скончался в Таганроге в начале зимы 1825 года в возрасте 47 лет. И уже через десятилетие появились слухи о том, что император Александр жив, но исполнил то, о чём нередко говорил, будучи на троне. «Я отращу себе бороду в недрах Сибири…» — в нашем рассказе уже звучала эта фраза, которую Александр Павлович повторял не раз.

Сегодня даже академические историки не исключают некоторую вероятность подобного — слишком уж немало косвенных фактов свидетельствуют в пользу версии, что умерший в 1864 году в Томске и канонизированный спустя 120 лет православной церковью «праведный старец Фёдор Кузьмич» мог быть Александром I, тайно покинувшим царский трон.

При этом «праведный старец Фёдор Кузьмич» был совершенно реальный человек, в котором люди узрели «воскресшего» императора. Сибирский старец Фёдор Кузьмич был образованнейшим человеком, истинным вдохновителем людей. Порой современники диву давались, откуда у простого отшельника такие энциклопедические знания, да ещё и осведомлённость о самых разных сферах жизни. Юрист Анатолий Кони писал:

«Письма императора и записки странника писаны рукой одного и того же человека».

Однако при этом старец нередко использовал в своём разговоре южнорусские слова. Сложно предположить, будто Александр, никогда не говоривший на этом диалекте, освоил его и добавил в свою речь. А противники версии инсценировки смерти и вовсе отмечали, что многие черты характера монарха, например, властолюбие, не позволили бы ему добровольно отказаться от престола. Поэтому тайна исчезновения Александра I так и остаётся неразгаданной загадкой нашей истории.

Из русских царей, если кто и мог уйти с престола в странники, то только Александр Павлович Романов — мистик, «демократ на троне», кукловод, истинный византиец в политике. Перед нами самый необычный монарх за всю более чем тысячелетнюю историю нашей государственности! И в любом случае, с Фёдором Кузьмичом или без, император Александр I, пожалуй, самый недооцененный потомками руководитель страны.

Александр 1 священный Союз 1813-1825 г.г.

Императору Александру I весьма не повезло с исторической памятью. Удивительно, но монарх, при котором русские знамена победоносно реяли от Парижа до Калифорнии, у наших либеральных историков не считается особо выдающимся. При Александре I была присоединена к Российской империи Грузия и Финляндия. При нем русскими городами стали Баку и Варшава, а Одесса из маленькой пограничной пристани превратилась в «жемчужину у моря». Это при нём русские корабли впервые в отечественной истории совершили кругосветное плавание. Это при нём русские моряки первыми на планете увидели «матёрые льды» Антарктиды, а русские люди впервые начали массово и ежедневно пить индийский чай, вместо русского кипрейского чая.

Словом, выдающийся в выдающуюся эпоху, но… Но даже пушкинского «плешивого щеголя» вспоминают куда чаще, чем пушкинского же «владыку севера». 

Закончить рассказ об Александре I хочется стихами его современника и близкого друга, Петра Вяземского:

Сфинкс, неразгаданный до гроба,
О нём и ныне спорят вновь;
В любви его роптала злоба,
А в злобе теплилась любовь.

Дитя осьмнадцатого века,
Его страстей он жертвой был:
И презирал он человека,
И человечество любил.

Император Александр I несомненно был выдающейся личностью, преобразившей Россию.

По материалам статьи ТАСС. ВОЛЫНЕЦ Алексей, историк.

История христианства в Казахстане и Средней Азии
Детство и юность императора Александра I

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*