Среда , 18 Октябрь 2017
Домой / Язык – душа народа / Славяне и Дунай

Славяне и Дунай

К истокам Руси. Народ и язык. Академик Трубачёв Олег Николаевич. Языкознание и этногенез славян. Древние славяне по данным этимологии и ономастики.

Славяне и Дунай

Чем были вызваны вторжения славян в VI веке в придунайские земли и далее на юг? Союзом с аварами? Слабостью Рима и Константинополя? Или толчок к ним дали устойчивые народные предания о древнем проживании по Дунаю? Может быть, тогда вся эта знаменитая дунайско-балканская миграция славян приобретет смысл реконкисты, обратного завоевания, правда, в силу благоприятной конъюнктуры и увлекающегося нрава славян несколько вышедшего из берегов… Чем иным, как не памятью народной о былом житье на Дунае, отдают, например, старые песни о Дунае у восточных славян – народов, заметим, на памяти письменной истории никогда на Дунае (среднем Дунае) не живших и в не ходивших в балканские походы в раннем средневековье.

Если упорно сопротивляться принятию этого допущения, то можно весьма затруднить себе весь дальнейший ход рассуждений, как это случилось с К. Мошинским, который, слишком строго понимая собственную концепцию средне-днепровской прародины славян, пришёл даже к утверждению, что в русских былинах Дунаем назывался Днепр. Не правильное, ненужное и неестественное предположение. Ещё более трудным оказывается положение тех учёных, которые с Лер-Сплавинским пытаются доказать, что у славян был широко распространён первоначально не гидроним Dunaj, а апеллатив dunaj – «лужа», «море», якобы из и.-е. *dhouna. В последние годы эту неудачную этимологию повторил Ю. Удольф  Заметим, что все трое учёных ищут прародину славян в разных местах: Лер-Сплавинский – в междуречье Одера и Вислы, Мошинский – в Среднем Поднепровье, а Удольф – в Прикарпатье. Их объединяет, пожалуй, лишь стремление опровергнуть древнее знакомство славян с Дунаем – гидронимом и рекой, настойчиво присутствующее в языке, и подсказанное языком. А стоило, наверное, прислушаться к голосу языка.

«Прародина» – «взятие родины»

Термин «прародина» крайне неудачен и обременён биологическими представлениями, которые сковывают мысль и уводят её на неверные пути. Есть, правда, словоупотребление ещё более романтичное и, соответственно, менее научное, чем прародина, Urheimat – польск. prakolebka -«древняя колыбель», англ. cradle). Отсюда можно заключить, что если у человека родина – одна, то и у народа, языка – одна прародина. Однако небольшой типологической аналогии достаточно, чтобы задуматься всерьёз над другой возможностью.

Пример – венгры, у которых родин или прародин было несколько: приуральская, где они сформировались и выделились из угорской ветви; северокавказская, где они общались с тюрками-булгарами; южноукраинская, где начался их симбиоз с аланами; и, наконец, «взятие родины» на Дунае – венг. honfoglalas, нем. Landnahme — покорение, термин, кстати, очень деловой и весьма адекватный, не содержащий иллюзию изначальности, которая неизбежно присутствует в слове «прародина».

Исландцы тоже хорошо помнят своё «взятие родины» (landnama — колонизация). Поэтому методологически целесообразнее сосредоточиться не на отыскивании одной ограниченной прародины, а на лингво-этногенезе, или лингвистических аспектах этногенеза.

Чёткой памяти о занятии родины у славян не сохранилось, о чём, с одной стороны, можно пожалеть, имея в виду доказанную эффектную траекторию древних венгров из Приуралья на Дунай и память о ней, а с другой стороны – нужно научиться правильно интерпретировать сам факт отсутствия памяти и о приходе славян издалека. Ведь существуют примеры тысячелетней памяти о ярких событиях в жизни народа, в первую очередь – об этнических миграциях, даже в условиях полного отсутствия письменности. Отсутствие памяти о приходе славян может служить одним из указаний на извечность обитания их и их предков в Центрально-Восточной Европе в широких пределах.

Мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что в настоящее время надо считать законченным, исчерпавшим себя предыдущий период, или направление прямолинейных исканий прародины славян, когда с усилением темпа миграции прямо ассоциировали убыстрение изменений языка и лексики, когда исходный характер этнической области старались обосновать, всеми силами доказывая славянскую принадлежность её (макро)-гидронимии или обязательное наличие в ней «чисто славянской топонимики», будь то висло-одерская с постепенным расширением в одерско-днепровскую , или правобережно-среднеднепровская, или припятско-полесская.

Славянский язык – результат объединения диалектов
Древние славяне по данным этимологии и ономастики

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*