Четверг , 1 Октябрь 2020

Потоп с небес

ПОЯС МИРА
Параллели в летописи истории Евразии
Сергей Дарда.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ. НАЗАД К ЛЕГЕНДАМ

Глава 23. Потоп с небес.

Было очень много споров в учёном мире по поводу аутентичности истории про Атлантиду. Были высказаны самые противоположные мнения, начиная от предположения, что Платон выдумал всю историю от начала и до конца, и заканчивая предположениями, что легенда об Атлантиде была действительно передана Платону его близкими, которые сохранили её со времён жизни далекого родственника Платона — Солона. Согласно генеалогическим данным, Солон жил за шесть поколений до Платона, то есть приблизительно в период с 640 до 560 года до нашей эры. Сам Платон жил с 427 по 347 годы до нашей эры.

Многое в диалогах Тимей и Критий указывает на то, что Платон действительно записал легенду об Атлантиде, используя рукопись, принадлежащую другому человеку — слишком много в ней инженерных деталей, не свойственных ни одной из других Платоновских работ. Кроме того, структура легенды вполне логична и содержит в себе слишком много деталей и подробностей, которые не свойственны выдуманным историям, главная цель которых, как в баснях, привести пример с моралью.

Гипотеза, что Атлантида была выдумана Платоном как пример идеального общества, не выдерживает критики, потому что в диалогах речь идёт не об идеальных государствах, но о военном конфликте между греками и варварами, чьи законы Платон не возводил в ранг идеальных. Без ответа до сих пор остается вопрос, почему повествование о конфликте с Атлантидой резко обрывается на середине предложения. И самым странным моментом является хронология событий. За девять тысяч лет до Солона, приблизительно десятое тысячелетие до нашей эры, говорить об афинянах и греках, колесницах и металлах нельзя, поскольку в те годы территорию современной Греции заселяла горсть кроманьонцев, влачащих жалкое существование в пещерах и пользующихся каменными орудиями труда.

Налицо явное противоречие. С одной стороны, сами детали легенды выглядят вполне правдоподобно, но с другой стороны датировка вносит резкий диссонанс. Также очень странным является и то, что помимо Платона ни один автор не повествует об Атлантиде. Учитывая, что согласно легенде, сам конфликт являлся чрезвычайно важным событием в истории Средиземноморья, а также учитывая масштабы описываемого события, очень странным является тот факт, что у нас нет НИ ОДНОГО альтернативного описания конфликта с Атлантидой.

Заглядывая в далекую историю Греции, можно выделить период, который более всего совпадает с описанным в диалогах Тимей и Критий. Территория Греции была заселена пришельцами, отличающимися от кроманьонцев, примерно в седьмом тысячелетии до нашей эры. Пришельцы принесли с собой знания, необходимые для выращивания ячменя и пшеницы, содержания домашних коров, свиней, овец и коз и изготовления керамических изделий. Население начало расти очень быстро и уже к четвертому тысячелетию до н. э. начинает вырисовываться появление социальной структуры.

Но уже к третьему тысячелетию до нашей эры влияние человека на окружающую среду по своим масштабам привело к необратимым экологическим изменениям. Леса, покрывавшие всю территорию Греции, были в большинстве своём вырублены под посевы, строительство кораблей и отопление жилищ. Почва оголилась и не удерживаемая ничем начала интенсивно смываться осадками в море. Таким образом, земли пригодной для посевов становилось всё меньше и меньше. Источники и ручьи, которых было так много в предыдущие века, стали исчезать, поскольку верхний слой земли смывался дождями, а выступающая на поверхность глина не удерживала воду.

Третье тысячелетие до н. э. было ознаменовано ещё одним важным событием: жители Греции и Малой Азии впервые начали использовать бронзу и другие металлы, такие как золото, серебро, медь, олово и в зачаточном состоянии железо. Ископаемые ресурсы Греции и Малой Азии содержали все необходимые металлы, за исключением олова, которое импортировалось из других стран, и которое было жизненно необходимо для производства бронзы. Единственные известные нам месторождения олова, из которых его могли экспортировать в Средиземноморье, находятся на территории современных Чехословакии, Испании, Корнуолла в Британии, и Афганистана.

 

Во втором тысячелетии до нашей эры появляется высокоразвитая цивилизация на острове Крит, которая основывалась на торговле, и которую прозвали Минойской.

Стандарты жизни на Крите в этот период были невероятно выше, чем на материковой Греции — на Крите были построены роскошные дворцы, украшенные великолепными фресками, дороги были выложены булыжником, и была построена муниципальная система водостока.

Для успешного ведения бизнеса жители Минойской цивилизации использовали пиктографическое письмо, названное Линейным А. Где-то в 17 веке до нашей эры произошло извержение вулкана на острове Фера, которое незначительным образом повлияло на прогресс Крита. Однако в середине 15 века до нашей эры многие города Крита были разрушены, а жители материковой Греции, которые отставали в развитии от критян, завладели Критом и приспособили их письмо для своих нужд. Последняя фаза развития Минойской культуры совпадает с восхождением новой культуры, названной ахейской, и первые следы которой на территории Греции появляются где-то в 17-16 веках до нашей эры. Однако где-то около 1250 года до нашей эры ахейские города начинают укрепляться оборонительными сооружениями небывалых масштабов.

Крепость Троя

Параллельно этому происходило бурное культурное развитие на территории Малой Азии в городе Троя. Приблизительно в 1300 или 1275 году Троя была разрушена то ли землетрясением, то ли в результате войны. Однако вскоре после этого троянцы строят новые усиленные оборонительные сооружения, да и вообще перестраивают свой город таким образом, что предполагает угрозу длительной осады: огромные керамические амфоры — пифосы для хранения продуктов были врыты в землю. Импорт товаров из Микен полностью прекращается в 14 веке, а где-то в 12 веке до нашей эры Троя была разрушена окончательно, и ученые считают, что это разрушение относится ко времени Троянской войны.

Примерно к этому же периоду относятся и разрушения многих городов на территории материковой Греции. Многие города были серьезно повреждены. Много улик указывают на то, что эти повреждения были как от рук человека, так и в результате стихийных бедствий, таких как потопы.

Исходя из вкратце изложенной истории Греции, период, который больше всего совпадает по описаниям с информацией, предоставленной в Платоновских диалогах, это период Троянской войны. К тому времени в Греции и Малой Азии появились коалиции государств, по масштабу и структуре сходные с коалициями, описанными Платоном. Были использованы колесницы и железо, и самое главное Троянская война по своим масштабам очень напоминала войну, описанную в диалогах. Было и много других аналогий между конфликтом, описанным Гомером в Илиаде, и войной, описанной Платоном в диалогах Тимей и Критий, и эти аналогии будут предоставлены ниже в детальном анализе текста диалогов.

ТИМЕЙ

«…между тем у вас и прочих народов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и всё прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неучёных.»

В этом отрывке проявляются параллели между тем, что случилось в тёмные века в Греции, и тем, что случилось после войны с Атлантидой. Письменность была забыта, все грамотные люди были уничтожены потоком, который пришел с небес, искусства и вся историческая информация были утеряны. Платон и Солон, как и любой другой грек того времени, не знали о том, что их предки обладали письменностью. В Илиаде письменность упоминается в каком то экзотическом, почти магическом контексте. То, что нам сегодня известно из археологических раскопок о существовании у греков линейного письме Б, подтверждает, что этот отрывок диалогов содержит правдивую информацию.

«Взять хотя бы те ваши родословные, Солон, которые ты только что излагал, ведь они почти ничем не отличаются от детских сказок. Так, вы храните память только об одном потопе, а ведь их было много до этого; более того, вы даже не знаете, что прекраснейший и благороднейший род людей жил некогда в вашей стране. Ты сам и весь твой город происходите от тех немногих, кто остался из этого рода, но вы ничего о нём не ведаете, ибо их потомки на протяжении многих поколений умирали, не оставляя никаких записей и потому как бы немотствуя.»

Согласно утверждению египетского жреца, знаменитые предки Солона жили некогда в стране, в которой Солон живёт теперь, и весь город Солона происходит от этих предков. Эта фраза представляет ключевую проблему для правильного понимания всей легенды. Некоторые переводчики избежали использования слова город и вместо него использовали фразу ты и твои сограждане или фразу твоя страна. Таким образом, первоначально эта фраза не говорит конкретно об Афинах, афинянах, или Аттике, но скорее всего она говорит о земле, в которой греки живут сейчас. Говорится о том, что поколение Солона произошло от того немногочисленного семени, которое осталось после катастрофы, что применительно к концу бронзового века в Греции, когда после крушения ахейского государства плотность населения в Греции катастрофически упала.

«Между тем, Солон, перед самым большим и разрушительным наводнением государство, ныне известное под именем Афин, было и в делах военной доблести первым, и по совершенству своих законов стояло превыше сравнения; предание приписывает ему такие деяния и установления, которые прекраснее всего, что нам известно под небом»

Здесь снова упоминается разрушительное наводнение, и конкретно называются Афины, как преемник исчезнувшей цивилизации. Кроме того, упоминается что предки Солона были в делах военной доблести первым, что согласуется с археологическими данными Крита. Документы, написанные на линейном Б, уделяют невероятно много внимание оружию, да и сами ахейцы захватили Крит скорее из стратегических соображений, в то время как минойцы жили там просто в своё удовольствие, и выбрали Крит для поселения скорее всего поскольку он был удобно расположен для торговли.

Услышав это, Солон, по собственному его признанию, был поражён и горячо упрашивал жрецов со всей обстоятельностью и по порядку рассказать об этих древних афинских гражданах.

— Жрец ответил ему: »Мне не жаль, Солон; я всё расскажу ради тебя и вашего государства, но прежде всего ради той богини, что получила в удел, взрастила и воспитала как ваш, так и наш город. Однако Афины она основала на целое тысячелетие раньше, восприняв ваше семя от Геи и Гефеста, а этот наш город — позднее. Между тем древность наших городских установлений определяется по священным записям в восемь тысячелетий. Итак, девять тысяч лет назад, жили эти твои сограждане, о чьих законах и о чьем величайшем подвиге мне предстоит вкратце тебе рассказать; позднее, на досуге, мы с письменами в руках выясним все обстоятельнее и по порядку.

Итак, легенда рассказывает о жизни в древней Греции и упоминает отдельные государства и коалиции королевств, колесницы, бронзовое оружие, большой флот, порты, и лошадей. Предположить, что все это могло существовать в Греции 10000 лет до нашей эры, просто абсурд, но всё это очень хорошо соответствует времени 1400 — 1150 годам до нашей эры, и ни одному из других периодов истории Средиземноморья.

Возможное объяснение расхождению археологических данных и хронологии, предложенной египетским жрецом, можно найти у Диодора Сикульского (первое столетие до нашей эры). Он писал, что «в далеком прошлом … был обычай исчислять время с помощью лунных циклов».

В то время как Вавилон и Греция пользовались лунным (или лунно-солнечным) календарем, в Египте начиная с 2500 года до нашей эры, использовали сразу три календарных системы одновременно. Учитывая, что 8000 лет могли быть лунными, то нам нужно пересчитать эту дату поделив её на 12.37 (количество лун в году в Метонском восьмилетнем цикле), и тогда настоящая дата событий будет приблизительно 1207 год до нашей эры, учитывая что Солон посетил Египет примерно в 560 году до нашей эры. Разница между лунным и солнечным календарным летоисчислением может объяснить и большие цифры, которые Геродот получил от египтян о возрасте их божеств (17000 лет). Возраст библейских долгожителей, таким образом, тоже становится нормальным, если предположить, что их возраст был указан в лунных годах. По солнечному календарю их возраст был бы между 62 и 78 лет, что является вполне правдоподобным возрастом.

Однако такие эксперименты с датами и цифрами нужно осуществлять с осторожностью, поскольку легенда содержит множество абсолютных измерений, некоторые из которых выглядят правдоподобно, а некоторые дают диспропорциальные результаты. Многие из величин измерения, упоминаемые в легенде, возможно нельзя так просто пересчитывать в величины измерения позднего времени.

Если события, о которых рассказывает легенда, произошли примерно в 12 веке до н. э., то тогда егопетский Саис был основан незадолго до троянской войны. Нам известно, что Менелай по окончании войны провёл некоторое время в Египте, а многие греки были вынуждены после войны остаться в Египте навсегда. Если это так, то тогда становится понятным замечание египетского жреца, что жители Саиса почитают Афину так же как и греки.

Законы твоих предков ты можешь представить себе по здешним: ты найдёшь ныне в Египте множество установлений, принятых в те времена у вас, и прежде всего сословие жрецов, обособленное от всех прочих, затем сословие ремесленников, в котором каждый занимается своим ремеслом, ни во что больше не вмешиваясь, и, наконец сословия пастухов, охотников и земледельцев; да и воинское сословие, как ты должно быть, заметил сам, отделено от прочих, и членам его закон предписывает не заботится ни о чем, кроме войны.

Разделение общества на касты является отличительной чертой ахейского общества.

Добавь к этому, что снаряжены наши воины щитами и копьями, этот род вооружения был явлен богиней, и мы ввели его у себя первыми в Азии, как вы — первыми в ваших землях.

Это утверждение так же соответствует тому оружию, которое было у ахейцев.

Но весь этот порядок и строй богиня ещё раньше ввела у вас, устрояя ваше государство, а начала она с того, что отыскала для вашего рождения такое место, где под действием мягкого климата вы рождались бы разумнейшими на Земле людьми. Любя брани и любя мудрость, богиня избрала и первым заселила такой край, который обещал порождать мужей, более кого бы то ни было похожих на неё самое. И вот вы стали обитать там, обладая прекрасными законами, которые были тогда ещё более совершенны, и превосходя всех людей во всех видах добродетели, как это естественно для отпрысков и питомцев богов. Из великих деяний вашего государства немало таких, которые известны по нашим записям и служат предметом восхищения; однако между ними есть одно, которое превышает величием и доблестью все остальные. Ведь по свидетельству ваших записей, государство ваше положило предел дерзости несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание всей Европы и Азии, а путь их державших от Атлантического моря. Через море это в те времена возможно было переправиться, ибо ещё существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов — на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такого названия (ведь море по эту сторону упомянутого пролива является всего лишь заливом с узким проходом в него, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля воистину и вполне справедливо может быть названа материком).

Тут священник предоставил более подробную информацию о местонахождении Атлантиды:

Остров
В Атлантическом Океане
Больше чем Ливия и Азия вместе взятые
Внутри пролива
Со сложной навигацией

Первые три характеристики не применимы к Трое, но последние две соответствуют ей. Но чтобы прояснить легенду, нам необходимо более подробно рассмотреть это географическое описание. Прежде всего, нужно учесть, что Солон передаёт нам отчёт 500-летней иероглифической надписи переведенный на греческий язык. И хотя перевод текста, возможно, и не был трудным, однако, интерпретация иностранных названий записанных иероглифами вызвала у него такие же трудности, с какими сталкиваются современные ученые.

Иностранные названия и имена, упоминаемые в этой легенде, и являются причиной того, что эту легенду до сих пор никто правильно не смог расшифровать. Например, слово «остров» мы расшифровать точно не в состоянии сегодня. В период Троянской войны, с точки зрения египтян, большинство иностранцев прибыло из островов. Но поскольку в Египте нет островов, то в древнем египетском языке нет специального слова для острова. Иероглиф, который обычно интерпретируется как «остров», на самом деле означает «побережье», и этот иероглиф широко использовался для обозначения иностранных земель, или просто стран, лежащих за долиной Нила.

Когда египтяне говорят о Меройском царстве, то ни говорят «Остров Мерое», хотя на самом деле Мерое лежит в материковой части Африки. Возможно, слово «остров» сегодня имеет более определенное значение, чем три тысячи лет тому назад в античном мире.

Возможно, Солон помогал жрецу во время рассказа, предлагая греческие эквиваленты тем географическим названиям, которые предлагал жрец. Так, например, в тексте сказано, что Атлантида находится перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами, что возможно означает перед узким водным проходом. Используя фразу который называется на вашем языке, священник высказал некоторую неопределенность в том, правильна ли интерпретация Солона о той географической местности, о которой рассказывал священник.

Сегодня Геракловы столпы бесспорно означают Гибралтарский пролив. Но даже ещё во времена Страбона была неопределенность в том, что же на самом деле означает название Геракловы столпы. Немецкий географ, Ричард Хенниг, исследовал значение названия Геракловы столпы и пришёл к выводу, что первоначально Геракловы столпы означали не Гибралтарский пролив, но какой-то другой пролив, находящийся в сфере влияния древних греков. Сервиус (400 год нашей эры) даёт нам намёк на то, где же находился этот пролив:

«Мы проплыли через Геракловы столпы в Чёрное море, точно так же как и в Испанию».

Средиземноморье содержит два узких водных прохода: Гибралтарский пролив и Дарданеллы/Боспорский пролив. Согласно Сервиусу, оба пролива назывались Геракловыми столпами, но только один из них лежал в сфере влияния греков: тот, который вёл в Чёрное море. И таким образом Хенниг пришёл к выводу, что название Геракловы столпы стало применяться к Гибралтарскому проливу только после 500 года до нашей эры. И, таким образом, разговор жреца и Солона выпадает как раз на тот период, когда название Геракловы столпы поменяло своё место, что и вызвало путаницу в записи легенды.

Термин Атлантический Океан возникает в диалоге перед тем, как Геракловы столпы были упомянуты. Мы не знаем, кто внёс в текст это название — Солон или Платон. Но впервые в греческой литературе это название упоминается у Геродота, в связи с горной грядой, называемой Атлас. Но греки знали о нескольких горных грядах, называемых тем же именем: на территории современных Крита, Пелопоннеса, Турции, Сицилии, Саудовской Аравии, Эфиопии и Сахары.

У нас нет доказательств того, что океан, называемый сегодня Атлантическим, лежал в пределе досягаемости греков времен конца Бронзового века. В египетских летописях мы часто встречаем название «Большой зелёный океан», относительно к Эгейскому морю. Это заставляет нас предположить, что, возможно, в то время была информация и об океане другого цвета и размера. И, действительно, в античные времена неоднократно упоминается мелкое, коагулирующее, тёмное море, лежащее в «ложбине», которое называли Атлантическим. Учитывая, что Чёрное море лежало в пределе досягаемости греков, то возможно, в те времена Чёрное море называли Атлантическим океаном, тем более, что описание Атлантического океана древних авторов более подходят Чёрному морю, чем Атлантическому океану.

Утверждение, что Атлантида лежала перед проливом, вполне подходит для описания Трои, поскольку она лежала как раз перед входом в Боспорский пролив.

Что касается размера этого загадочного острова, то большинство переводчиков интерпретировали участок текста, говорящий об этом следующим образом: превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые. Однако греческий текст не использует имени прилагательного в этом контексте; вместо этого он использует идиому имеющий большее значение. Таким образом, некоторые переводчики утверждают, что в этом месте речь идёт не о физическом размере, но о сфере влияния. В те времена и Ливия и Азия означали совсем другие географические области чем сегодня. Азия, возможно, означала ближний восток, включая Египет, а Ливия означала Африку. Впервые название Ливия появляется в 1227 году до нашей эры.

Далее сообщается, что через море это в те времена возможно было переправиться, имея в виду то, что навигационные знания были утеряны. И действительно, мало кто из современных археологов усомнится в том, что до Троянской войны ахейцы хотя бы иногда переправлялись из Эгейского в Чёрное море. Однако, можно однозначно сказать, что между десятым и восьмым веками такие путешествия прекратились.

На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении (Этрурия).

Здесь впервые упоминается имя этой иноземной державы — Атлантида. Это имя прилагательное, от имени «Атлас». Льюс называет это слово патронимом, то есть словом, которое описывает отношение отец/дочь; буквально переведенное, слово «Атлантида» означало бы «дочь Атласа». Как нам известно, Атлас был далеким предком троянцев; его смертная дочь Электра от Зевса зачала своих детей, которые и поселились в Трое. Согласно Аполлодору, (3.12.1) и Гомеру (20.215), полная генеалогия троянских правителей вплоть до Троянской войны состояла из следующих правителей:

Атлас
Электра
Дардан
Эриктон
Трос
Ил
Лаомедон
Приам

Приам был лидером противников греков в Троянской войне. Лаомедон, его отец, возвел Троянские стены. Троянцы, илионцы и дарданцы упоминаются как народы, сражающиеся с греками. Из этих восьми имён, пять имен активно использовали во времена Гомера в качестве патронимов. Поэтому не было бы ничего странного, если бы существовала еще более древняя традиция использовать имя самого первого предка Атласа, или его дочери «Атлантиды» как патроним.
Действительно, существуют причины, по которым мы можем предположить, что название страны «Атлантида» и название её народа «атланты», использовались при описании троянцев.

В 1776 году Якоб Браянт опубликовал шеститомную энциклопедию, названную «Анализ Античной Мифологии», с интригующим подназванием: «В которой сделана попытка отделить Предания от Выдумок; и свести Правду к её Первоисточникам». Якоб Браянт, эксперт Гомеровской Трои, производил Троянцев из Меропцев (2.830), которых он описывал как народ крайне изобретательный и гордый, который заявлял, что он происходит от «землей рожденного огромного народа«. Эти меропийцы также назывались «атлантами, отпрысками Атласа»:

«Троянцы также принадлежали к этому народу, и, говоря об основании Трои, поэт упоминает этот город, как город меропийцев. Их история берёт своё начало от Дардана основателя Илиума или Трои. Общее мнение таково, что город был построен Илом, сыном Дардана, который также принадлежал к той же семье, меропийско-атлантской

Согласно Браянту, эти меропийцы-атланты поселились как на дальнем западе, так и на дальнем востоке: «поэтому мы и находим, независимо, где мы ищем, будь то Мавритания или Инд, те же самые названия». Информация из преданий об атлантах на западе и востоке от Египта возможно и внесла свою лепту в путаницу направлений в истории Атлантиды. Браянт приходит к выводу, что троянский народ, «дарданцы, они же атланты, были славными детьми Электры».  И если это и было самым древним названием троянцев, то тогда было бы не удивительно обнаружить, что название «атланты» использовалось в Египте, стране, откуда собственно и пришла сама легенда, поскольку у египтян существовала тенденция давать устаревшие имена народам с новым названием, которые живут на той же территории. И последующая дискуссия покажет, что и троянцы, и атланты, были крайне «искусны в науках», как сказал Браянт, и что и те и другие утверждали, что они «родственны богам и героям».

Было также сказано, что власть Атлантиды простиралась над многими странами Европы, включая Италию и Ливию. Античные значения этих географических названий не установлены точно, поэтому и они могли быть интерпретированы неправильно. Фраза «власть простиралась» могла означать контроль, а не физическое владение, например, посредством торговли, ведь географическое положение Трои давало ей возможность контролировать экспорт и импорт.

И вот вся эта сплоченная мощь была брошена на то, чтобы одним ударом ввергнуть в рабство и ваши и наши земли и всё вообще страны по эту сторону пролива. Именно тогда, Солон, государство ваше явило всему миру блистательное доказательство своей доблести и силы: всех превосходя твёрдостью духа и опытностью в военном деле, оно сначала встало во главе эллинов, но из-за измены союзников оказалось предоставленным самому себе, в одиночестве встретилось с крайними опасностями и всё же одолело завоевателей и воздвигло военные трофеи. Тех, кто ещё не был порабощен, оно спасло от угрозы рабства; всех же остальных, сколько ни обитало нас по эту сторону Геракловых столпов, оно великодушно сделало свободными.

Наконец, жрец сообщил о замечательном подвиге предков Солона, которые нанесли поражение Атлантиде. К сожалению, археология не предоставляет бесспорных доказательств того, что Троянская война была на самом деле. В нашем распоряжении есть только археологический объект, который, возможно, и был той самой Троей. Все остальное предоставили нам античные тексты, в первую очередь Илиада Гомера.

Предыдущая цитата сообщает, что Атлантида была первоначальным агрессором, что не совсем соответствует легендам о Троянской войне. И хотя археологические находки не подтверждают того могущества, которое приписывалось Трое, однако её мощь всё же была великой, учитывая что потребовалось 100000 солдат, 1200 кораблей и 10 лет для того, чтобы захватить Трою.

Позднее, когда пришёл срок невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину. После этого в тех местах море стало  несудоходным и недоступным вплоть до сего дня по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров».

Обычно считается, что Атлантида исчезла в пучине, однако оригинальный греческий текст говорит о том, что такая же участь постигла и греков, вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей.

Землетрясение в Тиринфе, городе, расположенном примерно в десяти километрах на юг от Микен, произошло где-то между 1250 и 1200 годами до нашей эры. Землетрясение сопровождалось разрушительным потопом, который буквально проглотил части этого города. Всё это — землетрясение, потоп, и хронологические границы совпадают с внезапным исчезновением ахейской цивилизации. Точно так же и троянские поселения на равнине могли быть похоронены потопом, происшедшим сразу по окончании войны.

Далее в тексте рассказывается о том, что после этого в тех местах море стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным. Эта фраза, возможно, говорит о том, что знание о том, как ходить судам через Дарданеллы, были утеряны, после того, как троянцы уже не могли оказывать услуги проводников.

Дорический диалект Греции

КРИТИЙ (греч. Κριτίας)

А вообще о нашей стране рассказывалось достоверно и правдиво, и прежде всего говорилось, что её границы в те времена доходили до Истма, а в материковом направлении шли до вершин Киферона и Парнефа и затем спускались к морю, имея по правую руку Оропию, а по левую Асоп. Плодородием же здешняя земля превосходила любую другую, благодаря чему страна была способна содержать многолюдное войско, освобожденное от занятия землепашеством. И вот веское тому доказательство: даже нынешний остаток этой земли не хуже никакой либо другой производит различные плоды и питает всевозможных животных. Тогда же она взращивала всё это самым прекрасным образом и в изобилии. Но как в этом убедиться и почему нынешнюю страну правильно назвать остатком прежней?

Тут рассказ переходит из области политики в область изменений окружающей среды. То, что в доисторической Аттике существовала отменная почва точно такой же факт, как и то, что ахейцы жили в Греции.

Вся она тянется от материка далеко в море, как мыс, и со всех сторон погружена в глубокий сосуд пучины. Поскольку же за девять тысяч лет случилось много великих наводнений (а именно столько лет прошло с тех времен до сегодня), земля не накапливалась в виде сколько-нибудь значительной отмели, как в других местах, но смывалась волнами и потом исчезала в пучине. И вот остался, как бывает с малыми островами, сравнительно с прежним состоянием лишь скелет истощенного недугом тела, когда вся мягкая и тучная земля оказалась смытой и только один остов ещё перед нами. Но в те времена ещё не поврежденный край имел и высокие многохолмные горы, и равнины, которые ныне зовутся каменистыми, а тогда были покрыты тучной почвой, и обильные леса в горах. Последнему и теперь можно найти очевидные доказательства: среди наших гор есть такие, которые ныне взращивают разве только пчел, а ведь целы ещё крыши из кровельных деревьев, срубленных в этих горах для самых больших строений. Много было и высоких деревьев из числа тех, что выращены рукой человека, а для скота были готовы необъятные пажити, ибо воды, каждый год изливаемые от Зевса, не погибали, как теперь, стекая с оголенной земли в море, но в изобилии впитывались в почву, просачивались сверху в пустоты земли и сберегались в глиняных ложах, а потому повсюду не было недостатка в источниках ручьев и рек. Доселе существующие священные остатки прежних родников свидетельствуют о том, что наш теперешний рассказ об этой стране правдив.

Отчёт Платона об изменениях в окружающей среде невероятно точен и имеет много параллелей с тем, что сказали бы о том же современные археологи. И, как нам известно, эрозия почвы была самым ужасным разрушением окружающей среды, которое произошло в Греции. В общих чертах, данные современной науки подтверждают то, о чем писал Платон в этом отрывке.

Но рассказу моему нужно предпослать ещё одно краткое объяснение, чтобы вам не пришлось удивляться, часто слыша эллинские имена в приложении к варварам. Причина этому такова. Как только Солону явилась мысль воспользоваться этим рассказом для своей поэмы, он полюбопытствовал о значении имён и услыхал в ответ, что египтяне, записывая имена родоначальников этого народа, переводили их на свой язык, потому и сам Солон, выясняя значение имени, записывал его уже на нашем языке. Записи эти находились у моего деда и до сей поры находятся у меня, и я прилежно прочитал их ещё ребёнком. А потому, когда вы услышите от меня имена, похожие на наши, пусть для вас не будет в этом ничего странного — вы знаете, в чём дело. Что касается самого рассказа, то он начинался примерно так.

Здесь Платон начинает рассказывать историю с большими подробностями, начиная со слов: «Что касается самого рассказа, то он начинался примерно так», как бы делая ударение на том, что история сохранилась до наших дней без каких либо изменений. Платон использует преамбулу «но рассказу моему нужно предпослать», чтобы дать объяснения тем единственным поправкам, которые были сделаны в этой истории. Оказывается, что имена и названия были изменены дважды: сначала египтянами, а затем Солоном. Возможно, если бы Солон не пере- перевел имена и названия, легенду можно было бы расшифровать гораздо раньше. Так или иначе, расшифровка легенды на основании имён или названий представляется теперь пустой тратой времени. Следует добавить, что переводить имена было обычной практикой в античные времена, ведь и в Илиаде Гомера троянцы тоже носят греческие имена.

Сообразно со сказанным раньше, боги по жребию разделили всю землю на владения — одни побольше, другие поменьше — и учреждали для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины, примерно вот в каком месте:

Очень к стати, что создателем Атлантиды был Посейдон, бог моря, землетрясений и лошадей. У нас есть информация о том, что Посейдон покровительствовал Трое, поскольку даже в Илиаде сообщается о том, что он возвел её стены. Однако само по себе это конечно не означает, что существует какая то связь между Троей и Атлантидой.

от моря и до середины острова простиралась равнина, если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять таки в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая.

Крепость Троя

Именно так выглядела бы Троя, если её рассматривать со стороны побережья Эгейского моря, и именно 50 стадиев, или полторы мили разделяет Трою и ближайшую к ней бухту Бешик-Бей.

На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведённых там землею, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа; их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец её скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней; тот холм, на котором она обитала, он укрепил, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, водных — три) все большего диаметра, проведёнными словно циркулем из середины острова и на равном расстоянии друг от друга. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда ещё не существовало.

Поскольку реки были главным достоинством плодородных равнин, то их создание всегда приписывалось какому нибудь божеству. В данном случае, можно предположить, что рассказ идёт о том, как реки (или как их называет жрец — каналы), вокруг Трои выглядели первоначально, созданные природой. И действительно, равнина перед Троей испещрена реками и высохшими руслами.

А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привёл в благоустроенный вид, источил из земли два родника — один тёплый, а другой холодный — и заставил землю давать разнообразное и достаточное для жизни пропитание.

Пара источников — холодный и горячий, упомянута только в двух античных текстах: у Платона и у Гомера в Илиаде. Оба автора подчеркивали уникальность этих источников, а также их использование местными жителями. Позже Платон возвращается к описанию этих источников еще раз:

К услугам царей было два источника — родник холодной и родник горячей воды, которые давали воду в изобилии, и при том удивительную как на вкус, так и по целительной силе; их обвели стенами, насадили при них приходящие к свойству этих вод деревья и направили эти воды в купальни, из которых одни были под открытым небом, другие же, с теплой водой, были устроены как зимние, при чём отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней и прочих подъяремных животных; и каждая купальня была отделана соответственно своему назначению.

Описание источников у Гомера очень похоже на то, как Платон описывает источники в Атлантиде:

Оба к ключам светлоструйным примчалися, где с быстротою
Два вытекают источника быстропучинного Ксанфа.
Тёплой водою струится один, и кругом непрестанно
Пар от него подымается, словно как дым от огнища;
Но источник другой и средь лета студеный катится,
Хладный, как град, как снег, как в кристалл превращенная влага.
Там близ ключей водоёмы широкие, оба из камней,
Были красиво устроены; к ним свои белые ризы
Жены троян и прекрасные дщери их мыть выходили
В прежние, мирные дни, до нашествия рати ахейской.
(Илиада, 22. 147-156)

К сожалению, до сих пор археологам так и не удалось найти место расположения этих источников возле Трои.

Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, при чём тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и наилучшую долю и поставил его царём над остальными, а этих остальных — архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной. Имена же всем он нарек вот какие: старшему и царю — то имя, по которому назван и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант. Близнецу, родившемуся сразу после него и получившему в удел крайние земли острова со стороны Геракловых столбов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя, которое можно было бы передать по-эллински как Евмел, а на туземном наречии Гадир. Из второй четы близнецов он одного назвал Амфеем, а другого — Евэмоном, из третьей — старшего Мнесеем, а младшего Автохтоном, из четвертой — Эласиппом старшего и Местором младшего, и, наконец, из пятой четы старшему он нарёк имя Азаэс, а последнему — Диапреп. Все они и их потомки в ряду многих поколений обитали там, властвуя над многими другими островами этого моря и притом, как уже было сказано ранее, простирая свою власть по сю сторону Геракловых столпов вплоть до Египта и Тиррении.

В этом отрывке указывается, что существовала конфедерация десяти правителей, один из которых также был и правителем всех десяти государств. Такое описание разделения власти совпадает с тем, что описывал Гомер в Илиаде о троянцах. И хотя согласно имеющимся данным количество правителей у троянцев варьировало между восьми и десяти, ничего конкретного о политическом устройстве Трои нам не известно.

От Атланта произошёл особо многочисленный и почитаемый род, в котором старейший всегда был царём и передавал царский сан старшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду, и они скопили такие богатства, каких никогда не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будут когда-нибудь ещё…

К сожалению, Илиада заканчивается до того момента, как греки взяли Трою, поэтому нам неизвестно какие богатства скрывались за её стенами. Однако много свидетельств в Илиаде говорит о том, что Троя была невероятно богатым городом. Другие античные авторы, которые писали о том, что произошло после взятия Трои, такие как Квинт Смирнийский (3-4 века нашей эры), написавший «Разграбление Трои» и «Возвращения», писал, что

«греки получили особое удовольствие, загружая корабли награбленным добром потому, что количество его было таким огромным».

ибо в их распоряжении было всё необходимое, приготовляемое как в городе, так и по всей стране. Многое ввозилось к ним из подвластных стран, но большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего любые виды ископаемых твёрдых и плавких металлов, и в их числе то, что ныне известно лишь по названию, а тогда существовало на деле: самородный орихалк, извлекавшийся из недр земли в различных местах острова и по ценности своей уступавший тогда только золоту.

Вилуша (Вильно=Троя) и Хеттское государство (Хаттуша) — 1350-1300 гг. до н.э.

Всё это вполне соответствует описанию Трои. Малая Азия действительно обладала всем необходимым для автономного существования: плодородная почва, полезные ископаемые, пересечение торговых путей. Месторождения металлов на территории Троады невероятно велико. В целом в Турции был найдено множество месторождений таких металлов как свинец, медь, цинк, арсенит, ртуть, золото, железо, и согласно археологическим данным, добыча металлов в античные времена велась на местах многих этих месторождений. Оловянная бронза появилась впервые в Средиземноморье именно в этом районе. И несмотря на то, что большое количество меди и бронзы импортировалось из других стран, Троя представляла собой один из самых важных центров производства и торговли бронзой в Средиземноморье. Вильям Гель пишет следующее:

«Эриктон был богатым и властным монархом, и согласно преданиям, он открыл месторождения драгоценных металлов, которыми изобиловала страна, и следы которых до сих пор находят в окрестностях Скепсиса«.

В переводе Диалогов сноска к слову «орихалк» (греч. ὀρείχαλκος , oreikhalkos, от ρος , орос — гора и χαλκός, chalkos — медь), что буквально означает «горная медь» ; блестящий металл который тяжёло идентифицировать. Согласно легенде название «орихалк» знали только во времена Солона; его добывали, и таким образом это был не сплав; орихалк был по ценности почти равен золоту; сияющий как огонь; использовался для покрытия стен; на нём делали надписи. Слово «орихалк» до сих пор используется греками для обозначения латуни, сплава меди с цинком. Сам же цинк не был неизвестным металлом в древности, хотя многие металлы перечисленные в Диалогах (железо, золото, серебро, медь, свинец) находят вместе в гидротермальных дайках оловянно-цинковых руд которые во всем мире являются самыми распространенными, не исключая минеральных ресурсов Троады. Хотя цинк не признавали как отдельный металл, тем не менее, латунь добывали используя цинковую руду, в основном смитсонит.

Есть камень в окресностях Андир, который, будучи сожжённым, превращается в железо, а затем, когда его разогревают в печи с добавкой какой-то земли, выделяет цинк; цинк же при добавке меди превращается в «смесь», которую некоторые называют также ὀρείχαλκος. Цинк находят также недалеко от Тмола. Это те местности, на которых ранее проживали лелеги, точно так же как и возле Асса. (Книга 13. Малая Азия, Троада, Лесбос, Пергам. 1.56).

В этой цитате из Страбона описывается процесс выплавки латуни из меди и «какой-то земли» (смитсонита). Страбон подразумевает, что сама руда, процесс, продукт и название являются чем-то необычным. Хотя название орихалк появлялось и в других работах античных авторов, например, Гесиод утверждает, что из орихалка сделан Щит Геракла. Производство этого металла похоже было ограничено только областью Троады. Андиры находятся в пятидесяти милях на юго-восток от Трои.

Редчайшая античная гекта из электра

Готовность троянцев экспериментировать и изобретать новые сплавы металлов очевидна исходя из того, что они раньше других начали выплавлять свинцовую бронзу и изготавливать изделия из электрона, сплава состоящего на 4/5 из золота и на 1/5 из серебра.

Но в Диалогах говорится, что орихалк добывали из земли, а не выплавляли путём сплава разных металлов. Таким образом, по крайней мере первоначально, это был природный сплав меди и цинка. Такая руда хотя и очень редка, но, тем не менее, о ней знали в античном мире. Аристотель писал, что такая руда использовалась для изготовления стелл. В наше же время её называют орихальцитом.

Лес в изобилии доставлял всё, что нужно для работы строителям, а ровно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на острове водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех прочих живых существ, болота, озёра и реки, горы и равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого большого и прожорливого.

Наличие растительности и диких животных в античные времена в Троаде не является чем-то невероятным. Гомер описывает гору Иду как «мать диких животных». В её густом лесу жили медведи, волки, и даже можно было там встретить львов ещё в шестом веке нашей эры. Среди домашних животных лошадь была самым распространенным животным в Троаде, но были там и мулы, ослы, рогатый скот, козы, верблюды и овцы. Что касается слонов, то у нас пока что данных нет о том, что в Троаде жили слоны во время Троянской войны.

Прежде всего они перебросили мосты через водные кольца, окружавшие древнюю метрополию, построив путь из столицы и обратно в неё. Дворец они с самого начала выстроили там, где стояло обиталище бога и их предков, и затем, принимая его в наследство, один за другим все более его украшали, всякий раз силясь превзойти предшественника, пока в конце концов не создали поразительное по величине и красоте сооружение.

В этом параграфе нет ничего необычного для позднего периода бронзового века. Точно так же и в Трое, то же самое место использовалось для застроек в течении более чем двух тысяч лет, и постепенно поселение становилось все более и более процветающим. В то время как город разрастался, его центральная часть стала слишком маленькой, чтобы вмещать в себе весь город, и эта центральная часть в последствии была использована только для укрепленной резиденции царской семьи. И хотя наши знания о том, как выглядела Троя до Троянской войны, весьма ограничены, тем не менее о ней, наверное, можно было бы сказать, что это было поразительное по величине и красоте сооружение.

Согласно реконструированному древнему руслу реки Скамандр (тур. Karamenderes — Малый Мендерес), было обнаружено, что одна из ветвей этой реки протекала прямо под акрополем. И поэтому для троянцев было бы чрезвычайно важно построить мост, который бы соединял город с равниной.

От моря они провели канал в три плерта шириной и сто футов глубиной, а в длину на пятьдесят стадиев вплоть до крайнего из водных колец: так они и создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов.

Троянская равнина подверглась гораздо большему числу геологических и геоморфологических исследований, чем любое другое место на земном шаре. Тем не менее, по поводу результатов этих исследований идут горячие дебаты и по сей день. Несмотря на все исследования, доисторическая гавань так и не была найдена никем. Отсутствие гавани любопытным образом совпадает с наличием множества всё ещё различимых невооруженным глазом искусственных рвов и каналов. Топографическая карта троянской равнины испещрена античными каналами и необъяснимыми навалами песка, но до сих пор никто не удосужился попытаться разглядеть систему за всеми этими артефактами.

Атланты прорыли канал, соединяющий море с внешним круговым каналом. Этот прорытый канал был сто футов глубиной и в длину на пятьдесят стадиев (пять с половиной мили). Искусственный канал возле Трои, который соответствует этому описанию, известен уже давно и его можно найти на любой топографической карте. Крайний вход в этот канал со стороны Бешик-Бей (означает «колыбель») лежит на расстоянии пяти с половиной мили от цитадели Трои. Этот канал был не просто прорыт, но буквально прорублен в каменном основании равнины. Шлиман обнаружил, что этот древний канал был несколько раз переделан для нового использования, и цитировал Маудита, который утверждал, что канал существовал ещё во времена царя Ксеркса (пятый век до нашей эры), и что во времена Деметрия Скепсийского, этот канал отводил воды Скамандра в Эгейское море. Плиний в первом веке нашей эры писал о судоходном Скамандре. Многие учёные связывали это утверждение Плиния именно с этим каналом.  Возможно, что это изменение курса реки легло в основу легенды о том, что Геракл прорыл путь Скамандру, чье имя σκαμμα ανβρoς буквально означает «рукотворная пена».

Искусственные каналы не были чем-то необычным в античное время. Нам известны случаи возведения каналов в Месопотамии, Египте и на территории Греции. Поэтому нет ничего удивительного в том, что троянцы прорывали каналы на равнине вокруг Трои. Известен ещё один канал, параллельный вышеупомянутому, но находящийся от него в трёх милях на север. Шлиман предположил, что на строительство этого канала потребовалось ещё больше усилий, поскольку этот канал был значительно длиннее и шире, чем предыдущий. Форкхаммер измерил этот канал, и оказалось, что его глубина была более ста футов, а его ширина была примерно сто футов. Сто футов и была как раз глубина каналов в Атлантиде согласно Платону. Солон намекает на то, что этот канал использовался в качестве гавани. Обширные болота, существующие в этой местности сегодня, могут быть как раз остатками этой гавани.

Что касается земляных колец, разделявших водные, то вблизи мостов они прорыли каналы такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера; сверху же они настлали перекрытия, под которыми должно было совершатся плавание: высота земляных колец над поверхностью моря была для этого достаточной.

Город атлантов был окружен тремя водными кольцами природного происхождения. Платон описывает единственный поперечный канал, соединяющий эти три круга воды. Этот канал был прямым продолжением вышеописанного, проходящего со стороны моря. Этот канал начинался возле моста. Поскольку пока что мы говорили только об одном мосте, то, наверное, речь идёт о мосте, идущем от королевского дворца. И снова топографическая карта троянской равнины показывает, что был такой канал, который начинался ниже цитадели и простиравшийся к искусственному каналу, прорытому из Бешик-Бей.

Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадия, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине; из двух следующих колец водное было в два стадия шириной и земляное опять-таки было равно водному; наконец, водное кольцо, опоясывавшее находившийся в середине остров, было в стадий шириной.

Размеры, приведенные в этом отрывке, представляются вполне приемлемыми. Диаметр в пять стадиев из центра города являет собой вполне приемлемый размер в случае Трои (один стадий равен 590 футов).

Остров, на котором стоял дворец, имел пять стадиев в диаметре; этот остров, а также земляные кольца и мост шириной в плетр цари обвели круговыми каменными стенами и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота. Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внутреннего и внешнего земляных колец, а в каменоломнях, где с двух сторон оставались углубления, перекрытые тем же камнем, они устраивали стоянки для кораблей.

Способ возведения крепости, при котором камни для постройки цитаделей добывались прямо у подножья горы, на которой строилась цитадель, был общепринятым в античные века. Учитывая, что северная и северо-восточные склоны Илиона необычно крутые, то и в этом отношении Троя вполне сходна с городом, описанным Платоном. Камни трёх разных цветов, упомянутые в легенде, могут быть известняком трех разных цветов (белый, черный и красный), которые в изобилии находятся в Эгее.

Что касается углублений на месте бывших каменоломен, то ещё Шлиман описывал их следующим образом:

На расстоянии почти 328 ярдов от моего дома на юг … я обнаружил каменоломню, из которой вся эта колоссальная масса известняка добывалась. Вход в каменоломню … заполнен мусором, но как меня заверили люди, проживающие в округе, вход в неё был всё ещё открыт каких-то двадцать лет назад, и как доказали мои раскопки, эта каменоломня была очень большой.

Платон сообщает, что каменоломни были превращены в корабельную верфь. Любопытно, что ближайшая к этой каменоломне деревня, на расстоянии трёх миль от побережья, в настоящее время называется Калифатли, что на турецком языке означает «корабельная верфь», а Хисарлик означает «Место«.

Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть;

К сожалению, у нас нет информации о том, были ли стены Трои сложены из камней трёх цветов. Но у нас есть свидетельства, что стены Трои были «хорошо сложены», «из гладко отесанных камней», «хорошо подогнанных друг к другу».

также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутреннего вала покрыли литьём из олова, а стену самого акрополя — орихалком, испускавшим огнистое блистание.

Хотя сегодня стены, покрытые медью, кажутся неоправданным излишеством, однако в античные времена многие авторы (Гесиод, Гомер, Геродот) сообщают о такой архитектурной детали. И если стены Трои были действительно покрыты металлами, то наверняка это покрытие было разграблено в последующее после Троянской войны время. Шлиман сообщает, что он обнаружил слой шлака расплавленного свинца и меди, который распространялся почти по всей площади холма. Этот шлак мог бы быть остатком того покрытия стен, которое сгорело в результате пожара. Однако последующие раскопки не подтвердили этой находки Шлимана.

Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом. В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона, обнесенный золотой стеной, и это было то самое место, где они некогда зачали и породили поколение десяти царевичей; в честь этого ежегодно каждому из них изо всех десяти уделов доставляли сюда жертвенные начатки. Был и храм, посвященный одному Посейдону, который имел стадий в длину, три плетра в ширину и соответственную этому высоту; в облике же постройки было нечто варварское. Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев, они выложили серебром, акротерии же — золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь изукрашенный золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь были выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния: сам бог на колеснице, правящий шестью крылатыми конями и головой достигающий до потолка, вокруг него — сто Нереид на дельфинах (ибо люди в те времена представляли себе их число таким), а также и много статуй, пожертвованных частными лицами. Снаружи вокруг храма стояли золотые изображения жен и всех тех, кто произошел от десяти царей, а также множество прочих дорогих приношений от царей и от частных лиц этого города и тех городов, которые были ему подвластны. Алтарь по величине и отделке был соразмерен этому богатству; равным образом и царский дворец находился в надлежащей соразмерности как с величием державы, так и с убранством святилищ.

К сожалению, центральная часть Трои была уничтожена во времена Римской империи при перестройке города. Гомер очень редко упоминает о том, как Троя выглядела внутри, говоря только, что дворец Приама был построен на высочайшей точке цитадели. Эта постройка была окружена резиденциями Гектора и Париса, для обустройства которых были приглашены лучшие мастеровые страны.

Далее сообщается о добровольных приношениях от городов подвластных Атлантиде, что вполне можно отнести и к Трое, учитывая её географическое положение и культурные особенности. Во время раскопок в Трое было обнаружено великое множество постаментов, к сожалению, без статуй, которые могут соответствовать сообщению Платона о золотых изображениях.

Размер храма Посейдона, описанный Платоном, занял бы половину всей площади Илиона (590 х 525 футов), поэтому эти размеры не соответствуют описанию Трои. Однако, в любом случае, предположить, что эти размеры верны, было бы опасно. Ведь даже Парфенон в Афинах, построенный на тысячу лет позже, был всего лишь размером 220х77 футов.

К услугам царей было два источника — родник холодной и родник горячей воды, которые давали воду в изобилии, и при том удивительную как на вкус, так и по целительной силе; их обвели стенами, насадили при них приходящие к свойству этих вод деревья и направили эти воды в купальни, из которых одни были под открытым небом, другие же, с теплой водой, были устроены как зимние, причем отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней и прочих подъяремных животных; и каждая купальня была отделана соответственно своему назначению. Излишки воды они отвели в священную рощу Посейдона, где благодаря плодородной почве росли деревья неимоверной красоты и величины, а оттуда провели по каналам через мосты на внешние земляные кольца. На этих кольцах соорудили они множество святилищ различных божеств и множество садов и гимнасиев для упражнения мужей и коней. Всё это было расположено отдельно друг от друга на каждом из кольцевидных островов; в числе прочего посредине самого большого кольца у них был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий, а в длину шедший по всему кругу. По ту и другую сторону его стояли помещения для множества царских копьеносцев, но более верные копьеносцы были размещены на меньшем кольце, ближе к акрополю, а самым надежным из всех были даны помещения внутри акрополя, рядом с обиталищем царя.

Платон сообщает о том, что в Атлантиде была устроена система водостока. Реликты подобной системы были найдены в Трое. Они представляли собой подземные дренажные каналы, покрытые сверху тяжелыми каменными плитами. Такие сточные системы были привычной чертой городов конца бронзового века.

Ни Гомер в Илиаде, ни археологические раскопки не предоставили нам никакой информации о нижней части города. Однако, согласно подсчётам, верхняя часть Трои могла служить убежищем примерно 50000 или даже 100000 граждан, которые могли жить в небольших жилищах в нижней части города за пределами городских стен. Но, поскольку Гомер описывал то, что происходило под Троей девять лет спустя после начала войны, то возможно к тому времени нижняя часть города была уже разрушена греками. Предания сообщают, что во время правления Троса, население города так увеличилось, что город был значительно расширен, и эта дополнительная часть стала называться Троей, в честь этого принца. Таким образом, складывается впечатление, что Илионом называли первоначальный город, а название Троя появилось позже, когда была пристроена нижняя часть города. До сих пор аллювиальная равнина не подвергалась тщательным раскопкам, поэтому нам ничего не известно о нижнем городе, если конечно он существовал.

Легенда об Атлантиде упоминает лошадиные скачки, а также специальные ванны для лошадей, что говорит об особом отношении к лошадям в Атлантиде. В Трое также к лошади отношение было особым. В Илиаде троянцы названы «укротителями лошадей» 19 раз. В книге Квинта Смирнийского о Троянской войне также упоминаются лошадиные скачки. Всё это говорит о том, что Троя вполне соответствует в этом плане описанию Атлантиды.

Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, какие могут понадобится для триер, так что всего было вдоволь. Так было устроено место, где жили цари. Если же миновать три внешние гавани, то там шла по кругу начинавшаяся у моря стена, которая на всем своем протяжении отстояла от самого большого водного кольца и от гавани на пятьдесят стадиев; она смыкалась около канала, входившего в море. Пространство внутри нее было густо застроено, а проток и самая большая гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы, и притом в таком множестве, что днем и ночью слышались говор, шум и стук.

Проводить примитивные суда через Геллеспонт было трудно. Идти против течения, скорость которого два с половиной узла, и против преобладающих северных ветров, дело сложное, но выполнимое. Для того чтобы пройти через Дарданеллы в Мраморное море, корабли вынуждены были стать на якорь и ждать благоприятного южного ветра, что было обычной процедурой в конце бронзового века. Возможно богатство Трои было заработано тем, что троянцы предлагали гавани, провизию и лоцманские услуги торговым кораблям, направляющимся в Понт Эвксинский (Чёрное Море). Интересно, что даже ещё сто лет назад у входа в Геллеспонт можно было обнаружить по 200 — 300 судов, ожидающих благоприятного ветра.

Итак, мы более или менее припомнили, что было рассказано тогда о городе и о древнем обиталище. Теперь попытаемся вспомнить, какова была природа сельской местности и каким образом она была устроена. Во-первых, было сказано, что весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине — две тысячи.

Описания того, как выглядела местность вокруг города атлантов, совпадает с тем, как бы можно было описать Трою и местность вокруг неё. Однако информация о размере равнины является самым большим несоответствием в сравнении с троянской равниной. Платон упоминает, что равнина возле города атлантов была площадью примерно 330х220 миль, в то время как самая длинная часть троянской равнины едва достигает 7 миль. Это несоответствие заметил и Платон, который далее вмешивается в первый и последний раз в повествование, говоря от себя, что такие размеры выглядят невероятными, однако он должен, тем не менее, сообщить то, что он слышал.

Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешние: там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всем родам ручных и диких животных, а ровно и огромные леса, отличавшиеся разнообразием пород, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела.

В оригинале на самом деле стоит не с севера закрыта, а закрыта от сильного северного ветра. В Средиземноморье существует только одно место, где северные ветры достигают большой скорости, что неоднократно подчеркивалось античными авторами. Продуваемая ветрами, это самый частый эпитет, который Гомер использовал, говоря о Трое. Шлиман писал: «Одна из моих самых больших проблем это постоянный, сильный ветер«. А сильный северный или северо-восточный ветер это преобладающий ветер над троянской равниной даже в настоящее время.

Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением её потрудились много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, её выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали: он был прорыт в глубину на плетр, ширина на всём протяжении имела стадий, длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев. Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую он в различных местах соединялся с городом, канал изливался в море. От верхнего участка канала к его участку, шедшему вдоль моря, были прорыты каналы почти в сто футов шириной, причём они отстояли друг от друга на сто стадиев. Соединив их между собой и с городом косыми протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землей.

В этом отрывке сообщаемые размеры выглядят преувеличенными: глубина 100 футов и ширина 590 футов слишком большие для сточного канала, проходящего по аллювиальной равнине, и расстояние в 10 миль слишком велико. Помимо этих замечаний, всё остальное в описании рукотворных изменений ландшафта вполне правдоподобно.

В Трое также, очень много признаков вмешательства человека в природный ландшафт. Поток, который протекает по равнине, имеет два имени, первое из которых Ксанф, означающее жёлтая река. Сообщают, что позже русло реки было изменено человеком и с тех пор реку стали называть Скамандр. Все географы, изучавшие троянскую равнину согласны, что современное русло Скамандра не совпадает с античным руслом, и что вся равнина полна заброшенных русел и искусственных каналов. Прерывающиеся насыпи песка, расположенные тут и там, являются самой отличительной чертой равнины.

Есть также основания полагать, что и русло Симоиса было искусственным образом изменено. На север от Трои находится песчаная гора, называемая Коум Киои («песчаный поселок»), через который Шлиман прорыл траншею с исследовательской целью. Он обнаружил, что эта гора песка лежала на равнине с наносным грунтом. Шлиман предположил, что это была просто песчаная дюна. Однако, альтернативным объяснением может быть то, что троянцы вырыли искусственный канал для изменения направления Симоиса, а песок из канала они использовали для создания преграды, которая не позволяла Симоису течь на север. Таким образом, эта река теперь сливалась со Скамандром и текла на запад по направлению к Бешик Бей.

Из того, что Троянская равнина испещрена следами вмешательства человека, можно сделать следующие выводы: во-первых, у троянцев были очень серьезные мотивы для изменения русел рек, возможно, с целью осушения болот и уменьшения риска появления малярии. Антропологические исследования Виршовым сорока пяти людских скелетов найденных в Трое показали, что большинство из людей, которым принадлежали эти скелеты, умерло от малярии. Во-вторых, троянцы, по-видимому, были весьма организованными, и к тому же, они обладали небывалыми людскими ресурсами и знаниями инженерного искусства.

Что касается числа мужей, пригодных к войне, то здесь существовали такие установления: каждый участок равнины должен был поставлять одного воина-предводителя, причем величина каждого участка была десять на десять стадиев, а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а те простые ратники, которые набирались в несчетном числе из гор и из остальной страны, сообразно с их деревнями и местностями распределялись по участкам между предводителями. В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым щитом, способного сойти с неё и биться в пешем бою, возницу, который правил бы конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков, по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей. Таковы были относящиеся к войне правила в области самого царя; в девяти других областях были и другие правила, излагать которые потребовало бы слишком много времени.

Военные силы описанные Платоном являются того же масштаба, как и силы, описанные Гомером в Илиаде. Колесницы были одним из самых распространенных боевых сооружений троянцев. В Илиаде так же упоминаются лучники и копейщики в составе войск троянцев. В каталоге кораблей Гомер пишет, что у ахейцев было 1185 кораблей, число очень близкое к упоминаемому Платоном — 1200 боевых кораблей атлантов.

Порядок относительно властей и должностей с самого начала были установлены следующие. Каждый из десяти царей в своей области и в своем государстве имел власть над людьми и над большей частью законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает; но их отношения друг к другу в деле управления устроялись сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова — внутри храма Посейдона.

Сообщение подчеркивает, что у атлантов была федеральная структура, в которой правители имели почти тоталитарную власть. Впервые упоминается то, что письменность была известна в Атлантиде. К сожалению, у нас нет данных, (за исключением нескольких письменных знаков на вазах и веретёнах, найденных при раскопках в Трое), подтвердивших, что письменность была известна троянцам. Но сам обычай писать законы на стелах существовал в то время, и нам известны примеры таких стел, найденных как на территории Анатолии, так и в ближневосточном регионе (законы Хаммурапи).

В этом храме они собирались то на пятый, то на шестой год, попеременно отмеривая то чётное, то нечётное число, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд. Перед тем как приступить к суду, они всякий раз приносили друг другу вот какую присягу: в роще при святилище Посейдона на воле разгуливали быки; и вот десять царей, оставшись одни и вознесши богу молитву, чтобы он сам избрал для себя угодную жертву, приступали к ловле, но без применения железа, вооруженные только палками и арканами, а быка, которого удалось изловить, заводили на стелу и закалывали на её вершине так, чтобы кровь стекала на письмена. На упомянутой стеле помимо законов было ещё и заклятие, призывающие великие беды на головы тех, кто их нарушит.

Ритуалы, связанные с приношением в жертву быка, являлись традиционными в Анатолии. Беглое упоминание железа в этом тексте напоминает такое же беглое упоминание железа в Илиаде: оба текста делали большее ударение на использование бронзы. И хотя железные предметы были обнаружены в Эгее и датированы началом бронзового века, однако, изготовление железных изделий не развилось в достаточной степени, возможно, вплоть до 1500 года до нашей эры. Что касается алтарей для жертвоприношений, то ещё Генрих Шлиман упоминал их в своей книге о раскопках в Трое.

Принеся жертву по своим уставам и предав сожжению все члены быка, они разводили в чаше вино и бросали в него каждый по сгустку бычьей крови, а все оставшееся клали в огонь и тщательно очищали стелу. После этого, зачерпнув из чаши влагу золотыми фиалами и сотворив над огнём возлияние, они приносили клятву, что будут чинить суд по записанным на стеле законам и карать того, кто уже в чем либо преступил закон, а сами в будущем по доброй воле никогда не поступят противно написанному и будут отдавать и выполнять лишь такие приказания, которые сообразны с отеческими законами.

Хотя центральная часть города была разрушена римлянами, тем не менее, при раскопках Карл Блеген сумел обнаружить не пропорционально длинное и узкое сооружение, находящееся почти у входа в Южные ворота. Внутри этого здания большая часть пола состояла из золы. Размеры костра были слишком велики для простого отопительного огня. Во внутренних слоях золы были найдены куски бронзы и свинца, фрагменты керамики и костей животных. Карл Блеген пришёл к выводу, что это здание использовалось в религиозных целях, для приношения жертв. В дополнение к этому, прямо возле Южных ворот были найдены четыре каменных стелы, которые скорее всего служили для культовых нужд.

В этом отрывке параллели между Атлантидой и Троей совпадают как нигде более. Платон пишет, что атланты загоняли быка в священной роще за пределами города, и затем влекли тушу к стеле, на которой были начертаны законы. В Трое стелы были прямо у входа в город. С противоположной стороны от этого входа, сразу же за воротами, находилось длинное культовое сооружение, в котором сжигались жертвы.

Поклявшись такой клятвой за себя самого и за весь род своих потомков, каждый из них пил и водворял фиал на место в святилище бога, а затем, когда пир и необходимые обряды были окончены, наступала темнота и жертвенный огонь остывал, все облачались в прекраснейшие иссиня-черные столы, усаживались на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-либо из них нарушил закон; окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе со столами посвящали богу как памятное приношение.
Существовало множество особых законоположений о правах каждого из царей, но важнее всего было следующее: ни один из них не должен был подымать оружия против другого, но все обязаны были прийти на помощь, если бы кто-нибудь вознамерился свергнуть в одном из государств царский род, а также по обычаю предков сообща советоваться о войне и прочих делах, уступая верховное главенство царям Атлантиды. Притом нельзя было казнить смертью никого из царских родичей, если в совете десяти в пользу этой меры не было подано свыше половины голосов.
Столь великую и необычайную мощь, пребывавшую некогда в тех странах, бог устроил там и направил против наших земель, согласно преданию, по следующей причине. В продолжение многих поколений, покуда не истощалась унаследованная от бога природа, правители Атлантиды повиновались законам и жили в дружбе со сродным им божественным началом: они блюли истинный и во всем великий строй мыслей, относились к неизбежным определениям судьбы и друг к другу с разумной терпеливостью, презирая все, кроме добродетели, ни во что не ставили богатство и с легкостью почитали чуть ли не за досадное бремя груды золота и прочих сокровищ. Они не пьянели от роскоши, не теряли власти над собой и здравого рассудка под воздействием богатства, но, храня трезвость ума, отчётливо видели что и это всё обязано своим возрастанием общему согласию в соединении с добродетелью, но когда становится предметом забот и оказывается в чести, то и само оно идёт прахом и вместе с ним гибнет добродетель. Пока они так рассуждали, а божественная природа сохраняла в них свою силу, всё их достояние, нами описанное, возрастало.

До конца истории остается всего три предложения, а атланты всё ещё восхваляются за их божественную натуру и мудрость. Где же тогда тот моральный урок, который согласно одной из гипотез, и заставил Платона выдумать всю эту историю? Всего лишь одно предложение (ниже) посвящено ниспровержению Атлантиды, и чувствуется какая то неловкая спешка, с которой Платон ввёл моральное измерение в эту историю. И в то время как всё повествование является очень точным и однозначным, следующая часть описывающая моральный упадок атлантов смутная и непонятная.

Но когда унаследованная от бога доля ослабела, многократно растворяясь в смертной примеси, и возобладал человеческий нрав, тогда они оказались не в состоянии долее выносить своё богатство и утратили благопристойность. Для того, кто умеет видеть, они являли собой постыдное зрелище, ибо промотали самую прекрасную из своих ценностей; но неспособные усмотреть, в чем состоит истинно счастливая жизнь, они казались прекраснее и счастливее всего как раз тогда, когда в них кипела безудержная жадность и сила.
И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы, хорошо умея усматривать то, о чём мы говорили, помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из их обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно лицезреть всё причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами…

Внезапно, посреди предложения повествование прерывается. Почему же история осталось неоконченной? Я полагаю, что причиной тому было следующее: Платон внезапно понял, что за легендой об Атлантиде скрывалась история Троянской войны. И как раз на том месте, на котором начинается Илиада, диалог Платона обрывается.

Интересно так же и то, что египтянин не сдержал своего слова. Вначале он пообещал, что расскажет о великом подвиге греков во всех подробностях. Однако весь рассказ содержит очень мало информации о греках, за исключением того, что было известно в то время любому образованному греку. В то же самое время, у египтян была невероятно подробная информация о противниках греков, которую египетский жрец и пересказал Солону.

Как только Платон понял, что это повесть о Троянской войне, и что вся хронология неверна, и что имена и названия были неправильны, решил прекратить свой труд. Интересен, однако, следующий факт. Сначала Платон был известен среди своих современников как ярый критик Гомера. Он настолько не уважал Гомера, что до нас дошла даже фраза, высказанная Гераклитом в сторону Платона: «Пусть Платон паразит и клеветник на Гомера, будет изгнан». Позже произошло нечто необъяснимое. Внезапно Платон начал выражать своё уважение Гомеру, которое можно обнаружить в таком его высказывании о Гомере:

«Он написал эти строки … под действием божественного вдохновения. И насколько его описания близки к жизни! Все это потому, что поэты, как и все классики, наделены божественным вдохновением от природы, так, что с помощью муз и граций они могут действительно описывать события такими, какими они были на самом деле» (Платон, Законы, 3.628).

Такая перемена мнения могла произойти в результате того, что Платон во время работы над легендой об Атлантиде вдруг понял, насколько точен был Гомер, и соответственно оценка Платоном Гомера выросла безгранично.

Возможно, что после того, как Платон понял свою ошибку, он забросил работу над трилогией Тимей (законченная часть), Критий (незаконченная часть) и Гермократ (не начатая часть). Первоначально Платон предполагал, что эта трилогия будет чем-то вроде Истории Вселенной, в которой рассказ Солона занимал лишь небольшую часть Тимея, но продолжение этого диалога должно было стать центральной частью Крития. Но теперь Платон решил написать новую книгу, названную Законы, в которую он включил бы хотя бы частично информацию, которую он предполагал поместить в Критий и Гермократ.

В Законах Платон попытался дать классификацию различным периодам истории цивилизации. В качестве примера времени, когда человек спустился с горных вершин поближе к равнинам, он упоминает Илион. Далее он вкратце пересказывает слова египетского жреца о периодических природных катастрофах, которые задерживают развитие цивилизации. Затем Платон повествует о гражданской войне, которая возникла в Греции, после того как ахейцы десять лет осаждавшие Трою вернулись домой. И затем он рассказывает, что после окончания Троянской войны производство и распространение металлов прекратилось. Причиной этому могло быть то, что Троя, которая согласно археологическим данным была очень важным местом производства, очистки и продажи металлов в Эгее, была разрушена. И далее Платон даёт ту высокую оценку гению Гомера, которая была процитирована выше.

Если предположить, что загадочная страна Схерия, в которую прибыл Одиссей, является Троей, то тогда у Гомеровской Одиссеи появляется новый смысл. В самом деле, ни один учёный до сих пор не смог доказать, какую же страну имел в виду Гомер, когда писал о Схерии. Сам Гомер не указал, как назывался главный город Схеры, но на финикийском схера означает рынок. Если сравнить описание Схерии и Трои, то можно заметить множество поразительных соответствий.

Если Схерия это Троя, то тогда скрытый смысл у Одиссеи может быть следующим. После окончания Троянской войны боги посылают Одиссея в прошлое, и он попадает в Трою до Троянской войны. Там Одиссей встречает богатую страну, жители которой были согласны из гостеприимства отдать ему больше добра, чем он смог награбить, разрушив Трою. Когда слепой схерийский бард поёт песню, в которой упоминается о ссоре Одиссея с Ахиллесом, и которая содержит намёк на события Троянской войны, сам герой начинает горько рыдать, понимая, что он своими руками разрушил этот прекрасный город.

Царь Менелай и Елена Прекрасная

Далее для Одиссея актеры разыгрывают комедию о том, как Афродита изменила Гефесту с Аресом. Конец комедии был счастливым, ибо Гефест освободил прелюбодеев пойманных с поличным, наложив штраф на Ареса. Таким образом, мораль этой истории была в том, что люди должны прощать друг друга, в особенности в случаях супружеской измены. И в этой комедии заметны параллели с историей, которая привела к Троянской войне. Ещё одна мораль, которую Гомер пытался донести до читателя, была в том, что всякая война есть зло, и что всегда можно найти мирные пути решения любых споров.

В связи с проведёнными параллелями между Троей и Атлантидой, необходимо так же упомянуть о следующем событии. В 1912 году Пол Шлиман, внук Генриха Шлимана, хотя позже семейные записи опровергли это утверждение, написал статью для New York American под названием, «Как я открыл Атлантиду, источник всех цивилизаций». Пол Шлиман утверждал, что его дед оставил конверт, который мог открыть только тот член семьи Шлимана, который согласился бы посвятить свою жизнь тому, о чем написано в письме вложенном в конверт. К письму прилагалась древняя ваза. После произнесения клятвы, Пол Шлиман распечатал конверт. Письмо, лежащее внутри, инструктировало разбить вазу. В вазе Пол обнаружил квадратные монеты, сделанные из сплава платины, алюминия и серебра, и металлическую пластину с надписью на финикийском языке «Выдано в храме прозрачных стен». Письмо описывало большую бронзовую вазу найденную в Трое, и другие артефакты. На эту вазу и некоторые другие объекты были нанесены надписи «От царя Атлантиды Кроноса». В порыве энтузиазма Пол Шлиман объявил, что он собирается написать книгу, в которой будут раскрыты все детали. Однако книга так никогда и не была напечатана, да и сами артефакты не были никогда показаны общественности.

Далее… Глава 24. Дополнение к теории доктора Зангера.

Дополнение к теории доктора Зангера
Атлантида. Диалоги Платона

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*