Вторник , 20 Ноябрь 2018
Домой / Античное Средиземноморье / Античные властители морей с острова Крит.

Античные властители морей с острова Крит.

«Все критяне – лгуны» – говорил античный философ и жрец Эпименид, причисленный к семёрке греческих мудрецов. Мифы о страшном чудовище Минотавре, обитающем в Лабиринте дворца царя Миноса, на первый взгляд вполне подтверждали это высказывание. Жрец Эпименид и сам был истинным критянином, и нельзя ему верить, когда он утверждает, что сказкой был лабиринт дворца царя Миноса, минотавр, медный великан Тал.

Arthur Evans

Arthur Evans

Первым, кто не поверил в истинность афоризма философа Эпимениду, был английский археолог Артур Эванс, который вёл раскопки на Крите. Именно благодаря Артуру Эвансу в марте 1900 г. состоялось первое знакомство с культурой и историей Критского царства.

карта-Greece=Map
Сомнения в том, что греческие мифы – это просто сказки зародились после того, как немецкого археолог Генрих Шлиман нашёл и раскопал древнюю Трою. Он просто внимательнее перечитал «Одиссею» (11б, XIX, 172-175) и поверил в то, что автор «Одиссеи» великий Гомер знал, что остров Крит был богатым, культурным и многолюдным островом задолго до Троянской войны (XIII—XII вв. до н. э. 

В «Одиссее» Гомера говорится:
Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,
Тучный, отвсюду объятый водой, людьми изобильный;
Там девяносто они городов населяют великих;
Разные слышатся, там языки: там находишь ахеян,
С первоплеменной породой воинственных критян, кидоны
Там обитают, три рода дорийцев, там племя пелазгов,
В городе Кноссе живущих. Там на девять лет был поставлен
Мудрым владыкой Минос, собеседник Крониона мудрый…

Knossos, inside Palace

Выдающийся английский археолог, хранитель музея в Оксфорде Артур Эванс, посвятил свою жизнь изучению прошлого. Однажды, Эванс получил в подарок от одного англичанина, путешествовавшего по Греции, редкую печать. . Эванс приехал в Афины, и обнаружил ещё несколько подобных печатей, покрытых изображениями фантастических существ и непонятными знаками. Все владельцы печатей единогласно утверждали, что добыли их на острове Крит. Сюда-то и направился Эванс. И с той поры вся его долгая жизнь, а прожил он 92 года, была связана с Критом. Сначала он собрал множество предметов, относящихся к эпохе царства Миноса. воспетой Гомером. Древние печати и геммы, за которыми охотился Эванс, были любимыми украшениями и амулетами крестьян и крестьянок, живущих на Крите. В марте 1900 г. Эванс начал раскопки города Кносс — древней столицы Крита, в 4-5 км к югу от Кании,  и открыл легендарный дворец царя Миноса – руины монументального сооружения, имевшего несколько этажей, упоминавшийся в мифах и легендах и встречавшийся в описаниях греческих историков.

У (На, II, 649) Гомера  остров Крит назван  «стоградным». Римский поэт Вергилий, современник Августа, также пишет в «Энеиде» (9, III, 104-106):

 «Остров Юпитера — Крит — лежит средь широкого моря, Нашего племени там колыбель, близ Иды высокой. Сто больших городов там стоят — обильные царства».

Эту же цифру неоднократно называют Овидий, Помпоний Мела. Судя по всему, на Крите и впрямь было великое царство. Время и средства, потраченные на раскопки, могли внести существенные коррективы в историю древнего Средиземноморья.

Легенды рассказывают о том, что у царя Миноса был любимый сын Андрогей – умный, ловкий, красивый, неизменный чемпион Крита во всех спортивных состязаниях. Однажды царь Минос послал Андрогея в Афины на только что учрежденные царём Эгеем Панафинейские игры. Андрогей стал чемпионом и в Афинах, но царь Эгей, не в силах быть свидетелем поражения своего сына Тесея, убил чужеземца в припадке зависти. В отместку Минос покорил и разрушил 7 главных городов Эллады и наложил на них страшную дань: каждые девять лет Эллада должна были отправлять из Афин на Крит 7 своих лучших девушек и 7 юношей — по паре от каждого покоренного города, на съедение Минотавру. Это продолжалось до тех пор, пока Тесей не избавил мир от чудовища Минотавра, убив его в поединке.

Knossos-двор,

Раскопки Артура Эванса на острове Крит
Открытия, сделанные Артуром Эвансом на Крите, были ошеломляющими. Прежде всего, царский дворец Миноса в Кноссе имел несколько фундаментов и напоминал мифический Лабиринт. Древнейший фундамент царского дворца в Кноссе относится к эпохе неолита – к каменному веку! Это значит, что ещё за 4-5 тысячелетий до н. э. на острове Крит жили современники древних богов Эллады – Титанов и египетских богов.

Верховный греческий бог Зевс сын Кроноса, по преданию, был рождён матерью богов Реей на острове Крит в пещере, где его вскормила коза Амалфея. С тех пор, во многих мифологиях присутствуют сказания о богах, рождённых в яслях, в пещерах, и выкормленных самками различных животных, как Ромул и Рем. На праздновании Рождества в славянской, германской, кельтской мифологии появляются сказочные персонажи — рогатые козы.

В трудах античных авторов — Геродота, Диодора, Аристотеля, Платона, Фукидида, говорится о правлении царя Миноса на Крите – мудрого и дальновидного правителя, строившего города и дворцы, издавшего первые писаные законы. Минос царствовал с 9-летнего возраста. Во время его правления принадлежностью к Криту гордились как особым отличием.

Плутарх упоминает о суровых, но справедливых законах царя Миноса и пишет, что некоторые из них послужили Ликургу основой для создания законов Спарты. Геродот считает Миноса царем критских ахейцев, известных ещё Гомеру, и упоминает о его походах в Сирию и Египет.

Когда-то Минос, – пишет Платон, – заставил жителей Аттики платить тяжелую дань, так как он имел большую власть на море, а у афинян тогда ещё не было, как теперь, военных кораблей, да и в стране было немного корабельного леса”.

Согласно Геродоту, царь Минос поддерживал особенно тесные торговые связи с карийцами. Древняя критская легенда говорит, что когда-то карийцы были подвластны Миносу и поставляли ему гребцов и воинов, но зато не платили никакой другой дани.

«Так как Минос покорил много земель и вёл победоносные войны, то и народ карийцев вместе с Миносом в те времена был самым могущественным народом на свете», — почтительно замечает Геродот.

1425-1300 до н. э.-КО-НО-SO = Кносс

1425-1300 до н. э.-КО-НО-SO = Кносс

Артуру Эвансу удалось довольно точно восстановить хронологию Крита, но впоследствии её не раз уточняли, изменяли, отдельные даты сдвигались на несколько веков в ту или иную сторону. Особенный большой размах приобрело строительство дворца в Кноссе, который «в прежние времена… назывался Керат — одним именем с протекающей мимо него рекой» (33, С476), именно в это время на Крит прибыл бежавший из Греции великий изобретатель Дедал, создатель легендарного лабиринта во дворце царя Миноса.

При раскопках в Кноссе археолог Артур Эванс обратил внимание на совершенно уникальное обстоятельство: город Кносс не имел оборонительных стен. Позднее этот факт был установлен и в некоторых других городах Крита.

Цивилизация возникшая на острове Крита, и названная в честь легендарного царя Миноса Минойской цивилизацией была не только земледельческой, но и морской.

керам.-Пифосы-кносского дв. миноса

И в Египте, на Крите были родовые общины, занимавшиеся земледелием, скотоводством, рыболовством. Об этом рассказали древние орудия труда, сделанные из шлифованного камня, многочисленные керамические сосуды – пифосы, в которых хранили зерно, оливковое масло, вино, солили рыбу, множество статуэток, фресок на стенах дворцов Крита, предметы обихода…

корабли-фреска-Akrotiri minoan town
Реконструировать жизненный уклад жителей Крита и датировать критские находки помогли многочисленные египетские вещи, обнаруженные на острове. «Море способствует большой торговле», — изрек когда-то Платон (25, IV, 1). Археологические находки Артур Эванса позволили сделать вывод о древнейших морских торговых связях Крита и древнего Египта. История Древнего Египта ко времени Эванса была уже более или менее известна, оставалось лишь сопоставлять даты, имена и технику исполнения предметов, найденных в раскопках.

Крит поддерживал тесные торговые связи с Египтом: Кефтиу – Крит – очень часто упоминается в египетских папирусах. Крит торговал и с Двуречьем, на Крите найдены характерные месопотамские печати-цилиндры.

корабль врем. Вергилия, с мыса Малеас в др. Lacedaemonia
Существующие технологии строительства кораблей на острове Крит в эпоху бронзы позволяют предположить, что вполне возможным было прямое морское сообщение жителей Крита со странами на побережье Северной Африки. Большое количество археологических доказательств, подтверждает модель двусторонней торговли и культурных связей между Египтом и Критом, особенно во время позднего бронзового века.

корабельный таран-архаика-6 веке до н.э.

Корабельный таран, архаика. Бронза, 6 век до н.э.

На протяжении веков было принято мнение, что движение торговых судов в Средиземном море и вся морская торговля в древнем мире была направлена против часовой стрелки, то есть вокруг побережья восточной части Средиземного моря.

бронзовый таран - нос корабля

бронзовый таран — нос корабля

Исследователи древних торговых маршрутов считали, что моряки отправлялись в плавание вдоль побережья Средиземного моря в направлении против часовой стрелки и сделав круг, в конечном итоге, возвращались в родной порт. Из Эгейского моря, корабли плыли на юг к острову Крит, находящийся на пути средиземноморских торговых маршрутов, далее торговые корабли направлялись южнее и вдоль побережья Северной Африки до Египта, а затем вдоль побережья Сирии, через Киклады, и в конечном итоге обратно в греческие порты. Таким образом, морские торговые пути в Средиземном море в эпоху бронзы, напоминают современные морские транспортные пути.

карта-кипр-mediterranean_relief_map
Усовершенствования в морском деле и судостроении позволили кипрским кораблям выбирать самый короткий и прямой маршрут плавания на юг через Ливийское море к Египту и Ливии, а не принимать длинный круговой маршрут вдоль побережья в направлении Сирии и Палестины к Египту.
Эта точка зрения подтверждается большим количеством археологических находок, найденных в прибрежных водах, древних кораблей, оставшихся на морском дне после кораблекрушения в Средиземном море. Жители Крита и египтяне поддерживали между собой прочные торговые связи в эпоху бронзы. В период своего расцвета Минойской цивилизации, несомненно, оказывала влияния и на культуру и на религиозные воззрения египтян.

Минотавр в египетской гробнице в Фивах

Минотавр в египетской гробнице в Фивах

В Египте обнаружено большое количество артефактов минойской культуры, найдено много иконографические доказательства присутствия минойской культуры, например, в египетских надписях, сделанных в Кефтиу. Благодаря прямому морскому торговому пути в Египет в эпоху бронзы минойская культура Крита проникла и в египетскую культуру.

-бык-=из гробницы Тутанхамона

минойский бык из гробницы Тутанхамона

Об этом свидетельствуют многие изображения, найденные в Фивах, в фиванских гробницах Египта.
Недавние археологические раскопки в месте Коммос в южной части Крит обнаружили многочисленные ближневосточные, египетские фрагменты керамики.

апи-рога быка-гор

Многочисленные находки египетской керамики на Крите свидетельствуют о  двунаправленной торговле между древним Египтом и Критом в позднем бронзовом веке.

богиня между двумя грифонами, 1650-1450 до Н.Э. -оникс-перстень

Великая богиня мать между двумя грифонами, 1650-1450 до н.э. Перстень из оникса. Крит.

По найденным на морском дне останкам египетских судов эпохи Снофру, относящихся к XXVII веку до н. э. можно определить длину корабля, равную 30 метрам, и ширину до 8 метров, осадка египетского судна была чуть более метра и водоизмещение до 90 тонн. Скорость египетских морских судов в благоприятных погодных условиях составляла около 3 узла.

Греческое судно, на Кратере, 6 в до н.э.
Археологи подняли с морского дна у побережья Крита останки десяти метрового финикийского парусника – самое древнее судно в мире, покинувшее свой последний порт примерно в 1250-1200 гг. до н. э. Финикийский парусник был нагружен товарами и ему предстоял долгий путь: «В ту далекую эпоху суда проходили за день не более сорока пятидесяти километров (24-30 миль). От Финикии до Гибралтара финикийцы доплывали за лето. Потом начиналась зимовка, суда вытаскивали на берег, ремонтировали и лишь с наступлением весны, они вновь отправлялись в дорогу» (91, с. 44).

керам-пифос-высота
Основными предметами критского экспорта первоначально были вино и оливковое масло, что, свидетельствует о хорошо развитом земледелии на Крите.

Крит. печати-1900-1800 гг.до н.э. из сердолика

Крит. 1900-1800 гг.до н.э. печати из сердолика

Что импортировали критяне из древнего Египта? Лазурита на Крите нет — значит, это импорт, завезённый из Египта или Ливии. Слоновые бивни для изготовления статуэток или инкрустации попали сюда либо из Африки, либо из Индии через Малую Азию.

Благовония на Крит доставлялись из Палестины и Африки, металлические части для кораблей — из Финикии, стекло из стран Магриба – Северо-востока Африки, из Берберии.

печати-крит-микены

С Пиренейского полуострова привозили на Кипр олово и серебро, с Балтийского побережья — янтарь. Фукидид пишет, что во времена царя Миноса Крит имел сильный флот и вёл торговлю с материковой частью Пелопонеса, Египтом, Испанией, Италией, Кикладами, Ливией, Малой Азией, Мальтой, островом Сардиния, Финикией, Балеарскими островами.

В 3000-2700 гг. до н. э. критские корабли выходили в Атлантический океан и, даже достигали Мадагаскара на юге и Британии на севере.

Критские корабли древности выделялся своей формой, древние мореходы использовали парус одновременно с веслами. Археологи могут сделать научный вывод, и доказать, что древние критяне достигали Атлантики 4000 лет назад!

Побережье Крита изрезано множеством удобных для кораблей бухт и заливов. Бухта Судас (Soudas, греч. Σούδας), где расположены город и военно-морская база Суда (Souda, Σούδα) — крупнейшая естественная гавань Греции.

Античный мир мореплавателей и лоцманов Средиземноморья оставил нам в наследство не мало географических описаний и точных карт морских путей, известных древним мореходам. На многих картах нанесены места расположения колонии и торговые факторий основанных древними греками по всему побережью Средиземного и Чёрного морей, на берегах Кавказа и Крыма (Таврии).

Конец Минойской цивилизации на острове Крит реконструировали достаточно полно. В 1500 г. до н. э. началось первое извержение вулкана на острове Санторин (Тира), в 130 км от Крита. Мощная волна извержений прошла по всему Средиземноморью. В 1470 г. до н. э. Минойское царство на Крите было разрушено сильнейшим землетрясением. Погибли дворцы, города, изменился рельеф. А еще 70 лет на обессиленный остров ворвались воинственные племена ахейцев, вскоре вытесненные оттуда ионянами, а затем дорийцами.

Не об этом ли извержении вулкана на острове Санторин сохранилось воспоминание в легенде о бешеном быке, изрыгающем пламя, который разорил Крит и Аттику, вытоптал посевы и погубил много людей? Вероятно, воспользовавшись катастрофой, Криту изменили многие союзники — прежде всего острова, чье положение создавало благоприятные условия для обороны.

Все эти события немедленно находят отражение в мифах.
Тесей убивает Минотавра — Афины освобождаются от ига обессиленного Крита. Крит лежит в руинах. Погиб флот, разрушены корабельные стоянки Гераклей и Амнисий близ Кносса, многие города и дворцы. Пострадал и Кносский дворец Миноса — символ и гордость Крита. Эванс обнаружил на его стенах следы пожара.

Дальнейшие легенды рисуют безотрадную картину. Крит разрушен и потерял гегемонию на море. Улетел Дедал, погиб Минос. Кому быть царем? Старший сын Миноса, Андрогей, убит Эгеем, значит, очередь среднего. И Катрей принял царство отца.

По воцарении его был оракул: Катрея должен убить его собственный сын Алтемен. Узнав об этом, Алтемен, безумно любивший отца, вместе со своей сестрой Апемосиной добровольно удалился в изгнание на остров Родос, высадился на его западном берегу в районе горы Атабирий, назвал эту местность Критинией в память об утраченной родине и стал там грозой местных пиратов, забыв со временем и об отце, и об оракуле.

Достигнув преклонного возраста, Катрей задумался, кому передать царство. Дочерей Аэропу и Климену он давным-давно продал царю Навплию. Впрочем, они и не имели права наследования. Алтемен скитался неизвестно где, да и жив ли он? В случае смерти Алтемена царем должен был стать Идоменей — внук Миноса, сын Девкалиона и племянник Катрея.

Царь Катрей решил либо увидеть сына, либо убедиться в его смерти и передать престол Идоменею. Он снарядил флот и взял курс на Родос. Однако родосцы подумали, что это очередная вылазка пиратов (флот прибыл ночью), и затеяли битву с пришельцами, бросая в них камни, как это делал Тал на Крите. В этой битве их предводитель Алтемен убил дротиком не узнанного им отца. Вскоре страшная истина открылась ему. Алтемен проклял сам себя и стал умолять небо покарать его. Боги охотно вняли мольбам, земля разверзлась, и Алтемен провалился в Аид, где он встретился со своим отцом и где судьей был его дед.

Царем Крита стал кузен Алтемена — Идоменей, будущий союзник Менелая в Троянской войне.

«Власть над Грецией — власть над морем», — говорили греки, называвшие Эгейское море «Царь-морем». Морское могущество минойцев неумолимо подтачивалось временем. Обзаводятся флотами державы, чьи имена вчера пребывали в безвестности. Караваны с диковинными товарами Востока находят новые пути. Финикийцы не справляются с возросшим потоком восточных редкостей, и верблюды протаптывают тропы дальше к северу — в Малую Азию. На западном побережье Малой Азии процветают цивилизации карийцев, ликийцев, мисийцев.

«Здесь впервые развилось греческое мореходство; здесь впоследствии сошлись мореходные племена со всех берегов, и каждое из них сообщало другому все, что ему было известно по мореплаванию и этнографии, всё, что оно изведало на море, все сведения о судостроении».

В северо-западной части полуострова, там, где к морю спускается крутой хребет Ида — тезка Иды Критской, горные племена вытеснили критских поселенцев и основали собственное царство. Их называли дарданцами, это имя сохранилось до нашего времени в названии пролива. Своей колыбелью они называли Крит. Свой род они вели от Дардана, сына Зевса и Электры. Свою новую столицу они называли Илионом в честь Ила — сына Дардана, или Троей — в честь Троса, потомка Ила. Их царство простиралось от Геллеспонта до реки Каик, их власть признали все близлежащие острова, в том числе важнейшие из них — Тенедос и Лесбос, «где была главная пристань для грузовых судов, шедших с Хиоса, от Гереста и Малеи». Эти острова стали их форпостами, а их жители — пиратами.

«То, что поэтические мифы рассказывают о похищении женщин дарданскими князьями, — рассуждает Э. Курциус, — подтверждается, как достоверный исторический факт, египетскими памятниками, которые указывают на дарданцев, как на греческое племя, ранее других овладевшее морем; оно подтверждается и ранними сношениями дарданцев с финикиянами, употреблявшими их для заселения своих колоний, а также и названиями многочисленных береговых местностей, где мы встречаемся с именами Илиона и Трои...».

Троя — Вилуша, Хеттское царство — Хаттуша

Через три поколения после смерти Миноса (через 100 лет), – разразилась Троянская война, когда критяне оказались верными союзниками и мстителями Менелая. А после возвращения из-под Трои на острове начались голод и мор людей и скота, пока Крит вторично не опустел; теперь же на острове живет уже третье критское население вместе с остатками прежних жителей” – напишет отец истории Геродот, (10, VII, 171).

В юго-западной части Малой Азии жил другой «народ моря». Курциус пишет о нём:

«…Вполне достоверно, что уже в четырнадцатом веке ликийцы были могущественным морским народом; они появляются в египетских памятниках наряду с дарданцами, и греки всегда считали их, как и дарданцев, народом родственным и равным себе по происхождению…».

Ликийцы и дарданцы также считали себя родственниками, основываясь на общем критском происхождении. В переписке Эхнатона с царем Кипра ликийцы (лукки) упоминаются как народ пиратов, делавший набеги на Египет. Их могущество пошатнулось, когда Финикия подчинила Кипр и противолежащее побережье Малой Азии до горы Солимы. Со своих неприступных высот солимы, родственники финикийцев, могли обозревать все Ликийское море до самого Кипра.

Северо-западными соседями ликийцев были карийцы. Курциус берёт на себя большую смелость, ограничивая родину карийцев Малой Азией. Этого не знали твердо сами карийцы.

«То был целый народ пиратов, закованных в медную броню; смело хозяйничали они в Архипелаге и опустошали, подобно средневековым норманнам, береговые земли. Но родина их была в Малой Азии, где они жили между фригийцами и писидами, покорили часть лелегов и были связаны будто бы общим вероисповеданием с ликийцами и мисийцами. Главное, что заимствовали у них европейцы, были изобретения по военному ремеслу, употребление щита, точнее, ручек для щитов вместо кожаных перевязей, гербов на щитах, медных шлемов с развевающимися перьями».

По словам Геродота, карийцы отождествляли себя с лелегами (пеласгами), назывались термилами и были исконными жителями Крита и Архипелага, переселившимися в Малую Азию под натиском ионян и дорийцев и подготовившими почву для переселения остальных критян после падения царства Миноса.

По другой версии, карийцы «считают себя исконными жителями материка, утверждая, что всегда носили то же имя, что и теперь». Предполагают, что первоначально карийцы в союзе с финикийцами участвовали в морских походах. Но если даже карийцы, будучи обитателями Архипелага, и не совершали самостоятельных набегов на Египет, то в качестве экипажей кораблей Миноса — наверняка. Возможно, им же обязаны отчасти и ликийцы своим внезапно проявившимся добронравием: пиратские флоты финикийцев и карийцев принудили ликийцев обратиться к менее хлопотным занятиям, нежели морской разбой.

Между Карией и Троадой лежала Лидия, впоследствии названная греками Ионией в честь Иона, сына Эллина. Первое упоминание о её жителях мы находим в надписях времён египетского фараона Рамсеса II, где перечислялись союзники хеттов. Среди них легко узнаются дарденни (дарданцы), калакиша (киликийцы), лукки (ликийцы), масса (мисийцы), пидаса (писидийцы). Но один этноним поставил учёных в тупик. Его читали и так и этак: маунна, ариунна, илиуна, иаунна, иаванна — и наконец пришли к выводу, что «различные чтения его имени позволяют отождествить его или с менийцами, или с жителями Илиона (Вилуша — Троя), или, наконец, с ионийцами».

Э. Курпиус усматривает родственную связь ионийцев с финикийцами, отмечая, что «это было то самое имя, которым наиболее замечательный из всех греческих морских народов называл самого себя, т. е. имя иаоны (Иваны), или ионяне, занесенное финикиянами в разных диалектических формах: яван у евреев, иуна или иауна у персов, уиним у египтян; это коллективное имя обнимало весь однородный морской народ, с которым приходилось сталкиваться на западной окраине Малой Азии…».

Лидия с её великолепными портами ненадолго становится соперницей Финикии в посреднической торговле.
——————————————————————————— —————
Эней считался дарданом, а те — безусловно иллирийское племя. Известно, что дарданы мигрировали во II тыс. до н. э., дав название проливу и городу в Малой Азии. Дед Анхиза Ассарак носит иллирийское имя [76].

Признавая идентичность материальной культуры фрако-иллирийского региона и Трои I, К. Шуххардт [77] относит переселение дарданов в Малую Азию к III тыс. до н. э., а Энея — к потомкам первой троянской династии, идущей от Дардана. Она, по его мнению, сменилась потом другой ветвью потомков Зевса, к которой принадлежали Приам и Гектор,. Эти хронологические уточнения Шуххардта, углубляющие во времени пребывание дарданов в Троаде, не противоречат представлению об Энее как о символе фрако-иллирийского мира, а даже подтверждают его. То же самое отмечает в своей книге Э. Перуцци

Пещерные города Каппадокии
Тайна Лебедя и Полярной звезды Денеб.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*