Пятница , 17 Сентябрь 2021
Домой / Новое время в истории / Как гетманщина Богдана Хмельницкого занималась работорговлей.

Как гетманщина Богдана Хмельницкого занималась работорговлей.

6 августа 1657 года, умер гетман запорожского войска Богдан Зиновий Хмельницкий. Под его руководством казаки одержали ряд громких побед над войсками Речи Посполитой в освободительной войне 1648-1657 годов. Однако эта война стала для населения запорожской сечь настоящей катастрофой. Простые люди вынуждены были страдать не только от боевых действий, болезней, голода и репрессий – их тысячами гнали в качестве пленников и будущих рабов в Крым. Причем часто это происходило не только с молчаливого согласия казаков и их старшин, но и даже с их непосредственным участием.

Богдан Хмельницкий. Художник — М. Хмелько, 1953 год.

Люди зря не скажут

В малороссийском народном фольклоре образ гетмана Войска запорожского Богдана Зиновия Хмельницкого далеко не всегда выглядит положительно. Подтверждением тому являются несколько вариантов одной из песен, которую историки в XIX веке записали на разных территориях современной Украины.

Несмотря на небольшие различия в построении фраз, смысл песни везде оставался одинаковым. В ней говорится о том, что именно Хмельницкий велел брать «парубкив и дивок» (юношей и девушек), чтобы в последствии в качестве ясыря – «живой добычи», гнать их на рынок рабов в Кафу (Феодосию) и Карасубазар (Белогорск) в Крымском ханстве, оттуда рабов вывозили в рабство в Оттоманскую империю. Малороссийский историк XIX века Пантелеймон Кулиш даже записал толкование подобной песни от одного из стариков, живших в городке Смела в Черкасской области.

Согласно народных пересказов, Богдан Хмельницкий «был таковым, что с турком хорошо знался». Гетман иногда заключал договоры с турками, по которым он сдавал им малороссийские города и села в качестве ясыря. Турки грабили и разоряли эти населенные пункты, а христианское население отправляли в Крым и Стамбул.

Крымский хан Ислам III Гирей, вассал Османской империи

Речь Посполитая сотрудничала не только с Крымским ханством, но и с Османской империей, заключив с ними договор о мире и дружбе, поляки разрешали им грабить Гетьманщину и обещали сдерживать активность войска Запорожского.

Выполняя требование Турции прекратить морские походы запорожских казаков на Стамбул, Речь Посполитая в 1640 г. подписала польско-турецкий трактат о дружбе, подтверждавший все прежние договоренности о недопущении польским королем выхода казаков в море, неоднократно и разными способами пыталась ограничить военно-морскую активность в запорожской Сечи.

Запорожской Сечи пришлось отдать все силы участию в труднейшей освободительной войне 1648—1654 гг. — вооружённому восстанию казаков Войска Запорожского против правительства Речи Посполитой. Именно вследствие этого в Босфорской войне (1629—1646 гг.), стала падать активность запорожцев.

Ранние историки связывали события, о которых ведётся речь в песне, с завершением осады казацко-татарскими войсками армии Речи Посполитой в конце 1653 года под подольским городком Жванец. Именно тогда крымские татары предали запорожцев – крымский хан Ислам III Герей, подписав мир с королем Яном II Казимиром из династии Ваза (правил в 1648—1668 годах), в качестве награды от поляков крымцы получили право взять запорожских землях богатый ясырь, то есть ограбить города и сёла.

Крымцы взяли в плен несколько десятков тысяч простых запорожцев и вывезли их в Крым. А проклятия от народа в сторону Богдана Хмельницкого были адресованы якобы за то, что гетман сам развязал войну с Речью Посполитой, да ещё и подписал союз с крымскими татарами. Однако нынешние историки доказывают, что за подобным фольклором – песнями, стихами и рассказами, стоит куда более ужасная история.

«Человеческая» плата за мир

Договор крымских татар с поляками, заключенный под Жванцем в 1653 году и последующий набег крымцев на запорожские земли, стали последней каплей терпения простолюдинов и крестьян. Гетман Хмельницкий  договорился с татарами, чтобы те не разоряли населенные пункты и не брали ясырь на территориях, подконтрольных запорожскому воинству.

Это подтверждает и «История Наимы» – одна из татарских летописей той поры. В ней говорится, что во время кампании под Жванцем между запорожцами и «татарскими ветрогонами» (кочевниками) существовала договоренность, по которым крымцам запрещалось брать пленных в казацких землях. Стоит также добавить, что вопрос ясыря в ту пору стоял настолько остро, что из-за него едва не распался союз гетмана и крымского хана.

Историки полагают, что крымский хан Ислам III Герей выставил Богдану Хмельницкому требование – казаки не должны препятствовать татарам собирать ясырь. Более того, казаки даже были обязаны помогать крымцам собирать ясырь с населения. Такая практика раньше уже применялась после битвы под Зборовом в 1649 году. Тогда крымский хан тоже предал своих запорожских союзников, заставив их подписать с поляками невыгодный им Зборовский мир.

Однако для татар Зборовский договор был более чем выгодным. После его заключения крымцы вывели с гетманских земель около 40 тысяч человек в качестве ясыря.  Причем сама казацкая старшина, связанная мирным договором между крымским ханом и польским королем помогала в этом крымским татарам. Ясырь, собранный тогда с запорожских земель,  по сути своей был платой Речи Посполитой Крымскому ханству за заключенный мир.

Татарские  и польские документы подтверждают, что крымцы собирали ясырь в сопровождении казаков и старшины гетмана Богдана Хмельницкого. Очевидцы тех событий даже указывают имена двух казацких полковников, которые особенно рьяно помогали татарам в сборе и переправке христианских невольников в Крым – Данило Нечай и Мартын Небаба.

Мнение историков относительно участия самих запорожцев в сборе ясыря расходятся. Некоторые исследователи предполагают, что участие казацкой старшины заключалось в контроле количества пленников – чтобы оно не превышало обговоренной «нормы». Однако такая версия едва-ли выдерживает критику.

Христианские пленники направляются в Стамбул. Иллюстрация в книге немецкого священника Соломона Швайгера, 1608 год.

Казаки-работорговцы.

Запорожские казаки тоже участвовали в работорговле, совершая морские походы на побережье Османской империи, они в отместку туркам, грабили турецкое побережье, население брали в плен и тут же продавали пленников на невольничьих рынках. В сообщение Мустафы Наймы записано об обязательстве Богдана Хмельницкого перед крымским ханом 1648 г. уничтожить казачий флот, чтобы прекратились морские походы запорожцев на турецкие и татарские селения и города.

Договор, заключенный в 1649 г. Турецким Султаном с Богданом Хмельницким и войском Запорожским назывался «Договор, заключённый турецким султаном с Войском Запорожским и народом руским, касательно торговли на Чёрном море». Одним из пунктов договора было:

«Запорожским купцам позволяется свободно выкупать у турок христианских невольников, «как и турецких у христиан»».

«Власти Войска Запорожского «вместе с турецкими галерами» будут ловить и наказывать донских казаков, вышедших в море для разбоя. Стороны обязуются «взаимно друг другу вспомоществовать, чтоб море было чисто и свободно».

По сути дела, Запорожское войско заключало союз с Турцией, направленный против Дона и своих братьев Донского войска, и обязывалась бороться с Войском Донским, действовавшим против Османской империи. Предательский договор 1649 года Войска Запорожского с Османской империей, означал разрыв вечного и братского запорожского и донского союза.

В начале 1650-х гг. Богдан Хмельницкий строго придерживался взятого в 1649 году по договору с турками обязательства не совершать военно-морские походы против Османской империям и даже обращался к царю Алексею Михайловичу и Войску Донскому с просьбой воздержаться от походов донцов против турков.

Исторические данные о количестве запорожских поселений, которые в 1649 году были опустошены крымскими татарами и запорожскими казаками, в различных источниках довольно сильно разнятся. В некоторых записях речь идёт о числе от 12 до 70 городов, а один из источников указывает на 970 населенных пунктов.

Историки отмечают, что основными источниками для сбора ясыря татарами тогда являлись имения польской шляхты на волынской и подольской земле. Однако на пути возвращения в Крымское ханство крымцы не всегда следовали договоренностям и обходили стороной городки, села и хутора Гетманщины – новообразованного государства запорожских казаков.

Сохранившееся документы той поры фиксируют значительные погромы запорожских и мелких казацких поселений Гетьманщины, совершённые совместно крымско-татарскими сборщиками ясыря и казаками. Так, например, в «Летописи Самовидца» – одной из самых авторитетных документальных казацких хроник XVII века, описывается, что казаки «много городов облапошили, а татары людей в неволю взяли». При этом летописец добавляет, что «и казаки имущество брали». А после этих набегов запорожские  «города значительные опустели».

Есть свидетельства и того, что казацкие полковники обманывали жителей запорожских городов и селений в угоду татарским мародерам. Один из очевидцев тех событий, врач из Прилук, Черниговской области Литвин Лукаш описал, как казацкий старшина Богдана Хмельницкого, уверяя горожан в том, что прибыла с грамотами от гетмана, требовала впустить их в селение. Как только доверчивые жители открыли ворота – вместе с казаками в город ворвались и крымские татары.

Османские летописные хроники

Османские летописцы ещё более детально описывают работорговлю, как доходный промысел крымских татар на запорожских землях после Жванецкого мирного договора между польским королём Яном II Казимиром с одной стороны и крымским ханом Ислам-Гиреем и гетманом Богданом Хмельницким с другой стороны, заключённый в декабре 1653 года. В пределах владений, захваченных польской шляхтой запорожских земель, крымским татарам разрешалось собирать ясырь. Все османские летописи сходятся в одном – Крымское ханство существенно разбогатело после того, как принял участие в казацко-польской войне.

Один из турецких путешественников Эвлия Челеби, в своих записях указывает, что крымский хан Ислам III Герей вместе с казацкими войсками совершил 71 боевой поход против Речи Посполитой. Восемь из этих кампаний завершились возвращением татар в Крым каждый раз со 100-тысячным ясиром. Если верить турецкому летописцу, то за время казацко-польской войны татары пленили как минимум 800 тысяч поляков и запорожцев.

Эвлия Челби через десятилетие после окончания противостояния казаков и Речи Посполитой, указывает на потрясающие цифры этнического населения Крымского полуострова в 1667 году. На 187 тысяч правоверных мусульман приходилось 921 тысяча невольников. И хотя большинство историков считают, что последняя цифра является несколько завышенной – всё равно она даёт понять, что пленников в тогдашнем Крымском ханстве было в несколько раз больше, чем коренного населения.

Из всего этого следует вывод, что именно ясырь был если не самым главным, то одним из ключевых условий татарской поддержки гетмана Хмельницкого. Большинство советских историков из нравственных побуждений обходили стороной эту тему. В отличие от них поздние турецкие летописцы шокируют своими фактами и подробностями.

Один из них, Шеманизаде Сулейман-эфенди, в своем труде описал начало освободительной войны под предводительством Хмельницкого в 1648 году, как «радостную весть», которая пришла в Стамбул – вместе с татарами «казацкое племя» осуществило вооруженный набег на «ляхов», выведя после него 40 тысяч пленников-русинов.

Другой, более ранний османский летописец, Мустафа Наим, в некоторой степени иначе преподносит эту новость. Согласно его записям, пленных выводят не казаки, а татары. Однако Наим объясняет одну из причин, по которой казаки заключили договор с крымчаками. Летописец указывает, что «казак поддался нам ради набега». По мнению Наима, как и 100 тысяч татар, так и 80-тысячное казацкое войско «живут набегами». И если бы не эти набеги – то и татары, и казаки «от нас бы разбежались».

Взгляд из Стамбула

Османская империя не особо интересовалась сутью и причинами казацкой освободительной революции. Стамбул в первую очередь был заинтересован в «радостной вести» о 40 тысячах пленных, чем в победах гетмана Хмельницкого над войсками Речи Посполитой. Ведь весть о невольниках сулила империи неплохие прибыли.

Путь пленников из Крымского ханства в «Обитель Счастья» и «Порог Благоденствия» — Стамбул, лежал через османские таможенные заставы. Они собирали немалую плату с торговцев «живым товаром», отправляя её в османскую имперскую казну. Следовательно, гражданская война внутри Речи Посполитой означала значительные прибыли для Османского государства.

Удушение султана Ибрагима I мятежниками, гравюра XVII века.

Ещё одним фактором тесных связей гетмана Хмельницкого со Стамбулом стал государственный переворот 1648 года в столице империи – янычары убили султана Ибрагима I, посадив на трон семилетнего Мехмеда IV – его сына от одной из жен Хатидже Турхан, которая была пленницей из запорожских земель. Жажда янычарской клики к наживе делает вопрос невольников одним из ключевых в казацко-турецких отношениях.

И тут всплывает основная цель Хмельницкого, как главы новоиспеченного казацкого государства – переход Гетманщины под полный протекторат Османской империи. Ведь по её законам туркам запрещалось брать в плен собственных подданных. Таким образом гетман мог обезопасить себя на западе от Речи Посполитой и на севере от набирающего силу Московского царства. Взамен гетман Хмельницкий и войско запорожское предоставляло туркам полную военную поддержку в походах на своих соседей — Россию.

Однако ни в годы правления Богдана Хмельницкого, ни в последующее время, казакам так и не удалось полностью реализовать данные намерения. В противном случае кто знает, какой бы была нынешняя карта Юго-Восточной Европы.

«Навеки с Москвой, навеки с русским народом». Художник — М. Хмелько. 1951 год.

Хмельницкий — путь Гетьманщины в Россию

С самого начала освободительной войны против Речи Посполитой под руководством гетмана Богдана Хмельницкого, стояла проблема сбора крымскими татарами ясыря на землях Запорожской сечи. Это был ключевой фактор, заставивший большую часть казацкой элиты – старшин и полковников, броситься в объятия Московского царства. Собственно, «невольничий вопрос» можно назвать одной из причин последующего союза Гетманщины с Москвой – Переяславской Рады.

Чуть более, чем через столетие – в конце XVIII века, как Гетманщина, так и Крымское ханство, исчезнут из карты европейского континента. Оба этих государства станут частями  «государства Российского». 

Что касается Московского и Российского царств, то на протяжении всей своей истории они частенько не ладили с турками и более 400 лет вели постоянные войны с Османской империей.

Что Советский Союз оставил после себя в Афганистане?
Ром и морская мощь Британии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*