Вторник , 22 Октябрь 2019
Домой / Мир средневековья / Богдан Хмельницкий — путь Малороссии в Россию

Богдан Хмельницкий — путь Малороссии в Россию

Богдан Хмельницкий – знаменитый гетман Малороссии, сын чигиринского сотника Михаила Хмельницкого. Род Хмельницких производили из люблинского воеводства, герба «Абданк». Когда Богдан Хмельницкий приобрел историческую славу, его относили к роду Богданов, властвовавших в Молдавии в XV веке. Родился Богдан Хмельницкий в конце XVI века в Чигирине, его родным языком был малорусский. Первоначальное образование получил в Киево-братской школе, затем он учился у иезуитов в Ярославле Галицком. По словам польских историков, Богдан Хмельницкий получил хорошее  образование, прекрасно владел польским и латинским языком, изучил ещё  турецкий и французский язык.

Поступив в казацкое войско, Хмельницкий участвовал в польско-турецкой войне 1620—1621 г., в этой битве под Цецорою, был убит его отец, а сам Хмельницкий попал в плен и пробыл два года в Константинополе. Освободившись из османского плена, Хмельницкий организовал морские походы запорожцев на турецкие города. Известен поход казаков Хмельницкого в 1629 г. под Константинополь и вернулись с богатой добычей. После долгого пребывания на Запорожье Хмельницкий вернулся на родину в Чигирин, женился на Анне Сомковне и получил должность (уряд) чигиринского сотника. В восстаниях казаков против Польши между 1630 и 1638 гг. имя Хмельницкого не встречается.

Портрет Владислава, написанный Рубенсом

После смерти короля Сигизмунда в 1632 году на польский престол вступил король Владислав IV (1595 — 1648 г.г.) Владислава только условно можно называть поляком, так как по происхождению он был шведом – из династии Ваза. Поляком Владислав IV стал после того, как шляхтичи Речи Посполитой избрали его отца шведа Сигизмунда III польским королём. В 1610 году, в разгар Смуты в России, король Речи Посполитой Сигизмунд III убедил московских бояр признать царём его пятнадцатилетнего сына Владислава.

Став королём Речи Посполитой Владислав IV называл себя Великим князем польским и литовским и Великим князем Московским. Русский царь Михаил Федорович силой оружия заставил Владислава отказаться от московского титула, и 35 000 русское войско пошло войной на Речь Посполитую, и Владислав IV подписал свой официальный отказ от своих претензий за русский трон. В войне Польши с Московским государством Богдан Хмельницкий воевал против русских и получил от польского короля золотую саблю за храбрость.

Богдан Хмельницкий часто входил в состав депутаций для передаче польскому сейму и королю жалоб на насилия, которым подвергались казаки-малоруссы.

Как запорожские казаки штурмовали крепость Дюнкерк

 В конце 1644 года Франция, истощенная продолжительными сражениями с испанцами во время Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.), обратилась за помощью к Речи Посполитой. Супруга польского короля Владислава IV, Мария-Людовика Гонзага, происходила из французского рода Бурбонов.

Однако поляки посоветовали французам привлечь для войны с испанцами запорожских казаков, которые в то время считались одними из лучших воинов в Европе.

Богдан Хмельницкий лично вёл переговоры с высшим французским командованием, предлагая французам казачье войско — 1800 человек пехоты и 800 всадников. В результате переговоров во Францию были отправлены 2500 казаков для  участия в осаде Дюнкерка в помощь принцу Конде Людовику (король Луи II) де Бурбону (1621 — 1686 г.г.). В архивах сохранился документ, согласно которому французы обещали заплатить по 12 талеров каждому рядовому казаку и по 120 талеров — сотникам и полковникам.

В марте 1645 года Хмельницкий вместе с казацкими старшинами Иваном Сирко и Солтенко отправился через Гданьск в Данциг и далее во Францию морем на нескольких кораблях-«чайках». Один из малоизвестных эпизодов жизни атамана Ивана Сирко — взятие крепости Дюнкерк, занятой испанцами. С наступлением ночи запорожцы пошли на штурм цитадели Дюнкерка. Но испанские патрульные корабли обнаружили и атаковали казацкие чайки. Тогда Сирко применил военную хитрость, он приказал поднять белые флаги, а казакам затаиться в трюмах. Обескураженные испанцы прекратили пальбу и и пришвартовавшись к казацким кораблям -«чайкам»,  высадились на пустые палубы.
В тусклом свете луны казаки ринулись в яростным криком в рукопашный бой, словно дикие привидения с оголённым торсом и гладко выбритыми головами с клоком волос — оселедцем. Из одежды на казаках были лишь диковинные для испанцев шаровары, из вооружения — секиры (топоры), сабли, пистоли. Казаки быстро завладели испанскими кораблями и взяли команды противника в плен.

Среди пленных оказался комендант испанского форта Мардик, прикрывавшего подходы к крепости Дюнкерк огнём береговых пушек. С небольшой группой казаков атаман Сирко остался на флагманском испанском корабле. Казаки выстроили на палубе испанских матросов, а коменданта испанского форта пригласили подняться на капитанский мостик. Рядом затаились казаки с пистолями. Миновав рейд испанского форта Мардик без единого выстрела, казаки Сирко добрались до берега и молниеносно атаковали крепость Дюнкерк. Вскоре пятитысячный испанский гарнизон крепости Дюнкерк сложил оружие.


Французы во главе с принцем де Конде пытались штурмовать Дюнкерк несколько лет подряд, но так и не сумели даже приблизиться к крепости. Казаки применив военную хитрость и тактику внезапного боя смогли победить испанцев, без помощи французской армии. Подошедшие в крепости войска принца Конде захватили город Дюнкирхен и много трофеев. Армия, окрылённая победами над испанцами и баварской армией, буквально боготворила Конде.

В авангарде войска принца де Конде шли славные французские воины, среди них был и Шарль де Бац, по матери — граф д’Артаньян, которого через 100 лет после реальных событий штурма Дюнкерка увековечил в мировой литературе Александр Дюма. Вступив в Дюнкерк, мушкетеры принца де Конде приветствовали казаков возгласами «Виват!».

Казаки Ивана Сирко воевали на стороне французской армии ещё два года. О том, какую славу снискали казаки, свидетельствовал офицер, историк Пьер Шевалье: «Французским военным никогда не приходилось призывать их к бою, потому что отвага была у запорожцев врожденная».

Победы Хмельницкого над поляками при Жёлтых Водах и Корсуном.

В 1646 г. польский король Владислав IV начал тайные переговоры с казацкими старшинами Ильяшем, Барабашем и Χмельницким ο помощи казаков в  войне Польши с турками. Хмельницкий в то время был войсковым писарем. Казаки должны были начать войну с Турцией, и за это получили от короля грамоту на восстановление своих прав. По свидетельству летописцев, имя Ивана Сирко наводило ужас на врагов, турки называли его «урус шайтаном».  Но до войны с турками дело не дошло: вербовка войск вызвала протест в польском сейме, и король принужден был отказаться от своих планов. Грамота короля Владислав IV  осталась у казаков и, по одним известиям, хранилась в тайне у Ильяша, по другим — у Барабаша. Когда военные планы короля Владислав IV потерпели неудачу, и не были одобрены сеймом, Хмельницкий, путём хитрости, выманил королевскую привилегию у Барабаша или у Ильяша и задумал воспользоваться ею для отстаивания казацких прав.

В это же время случай из личной жизни Хмельницкого резко изменил его образ действий относительно польского правительства, заставив его поднять русский народ в Малороссии и стать во главе этого восстания, ставшего результатом политики польского государства относительно казачества и всего русского православного населения в пределах Речи Посполитой.

Богдан Хмельницкий владел небольшим хутором Субботово, близ Чигирина. Воспользовавшись отсутствием Хмельницкого, польский подстароста Чаплинский, ненавидевший Хмельницкого, напал на его хутор, разграбил его, увёз с хутора женщину Хмельницкого, с которой он жил после смерти первой жены Анны Сомковны. Чаплинский обвенчался с ней по католическому обряду и высек одного из сыновей Хмельницкого так сильно, что тот вскоре умер. Хмельницкий начал было искать возмездия на польском суде, но там ему ответили только насмешкой. Тогда он обратился за помощью к королю Владиславу IV, но он ничем не помог Хмельницкому, а лишь высказал удивление, что казаки, имея оружие в руках, не защищают сами своих прав.

Возвратившись ни с чем из Варшавы, Хмельницкий решил прибегнуть к оружию, тайно собрал казаков и сумел так возбудить их ненависть против польских панов, что казаки провозгласили его гетманом и просили Хмельницкого лично вести переговоры с крымскими татарами, чтобы склонить их к союзу с казаками. От гетманства Хмельницкий отказался, но последнюю просьбу казаков решил исполнить. Один из участников тайного собрания, Роман Пешта, донёс о замыслах Хмельницкого коронному гетману Потоцкому, который отдал приказ арестовать Хмельницкого.

Однако, Хмельницкому удалось бежать и 11 декабря 1647 г. он вместе с сыном Тимофеем прибыл в Запорожскую Сечь, а оттуда направился в Крым, где правил в то время хан Ислам-Гирей. Хан принял Хмельницкого ласково, но относительно войны с Польшей дал ответ нерешительный, хотя мурзе Туган-бею на Перекопе было приказано идти с Хмельницким, не объявляя формально войны Польше. 18 апреля 1648 г. Хмельницкий прибыл в Запорожскую Сечь и изложил результаты своей поездки в Крым. Казаки приняли его с энтузиазмом и избрали старшим войска запорожского. Гетманом Хмельницкий стал называться гораздо позже.

22 апреля 1648 г. Хмельницкий выступил из Запорожской Сечи; за ним, на некотором расстоянии шёл мурза Туган-бей с крымскими татарами. Обойдя крепость Кодак, где сидел польский гарнизон, Хмельницкий направился к устью реки Тясмина и остановился лагерем на притоке Жёлтые-Воды, впадающем в Тясмин (в нынешнем Александрийском уезде, Херсонской губ.). Несколько времени спустя подошли туда и поляки, под начальством молодого Степана Потоцкого.

6 мая 1648 г. казаки атаковали польский обоз; поляки защищались храбро, но казаки отрезали их от воды, и поляки должны были откупиться, выдав казакам пушки. За это полякам был клятвенно обещан свободный пропуск в Польшу; но когда поляки отступая дошли до яра, называвшегося Княжескими Бараками 8 мая, на них неожиданно напало войско мурзы Туган-бея. Поражение поляков, вследствие неожиданности нападения, было ужасно. Степан Потоцкий был смертельно ранен, другие польские военачальники взяты в плен и отправлены пленниками в Чигирин.

Хмельницкий двинулся к Корсуну (ныне Киевской губ.), где стояло польское войско, под начальством Калиновского и Николая Потоцкого. 15 мая 1648 г. Хмельницкий подошел к Корсуну почти в то самое время, когда польские полководцы получили известие о поражении поляков при Жёлтых Водах и не знали ещё, что предпринять. Хмельницкий подослал к полякам казака Микиту Галагана, добровольно сдавшегося в плен, и предложившего себя полякам в проводники. Микита Галаган завел поляков в лесную чащу и дал Хмельницкому возможность истребить польский отряд. Николай Потоцкий и Калиновский были взяты в плен и отданы, в виде вознаграждения, мурзе Туган-бею.

Победы Хмельницкого при Жёлтых Водах и под Корсуном вызвали всеобщее восстание малорусского народа против поляков. Крестьяне и горожане бросали свои жилища, организовали отряды и старались со всей жестокостью отомстить полякам и евреям за притеснения, которые они претерпели за последнее время.

Действия Хмельницкого отличались, однако, крайней нерешительностью, ведь первоначально он выступил против Речи Посполитой по чисто личным причинам, желая отомстить за нанесенное ему оскорбление и смерть сына. Исторические события поставили его во главе громадного народно-освободительного движения Малороссии против поляков. Увлекаемый этими событиями, Хмельницкий порой хотел остановиться, отстраниться от руководства. Освободительное движение казачества против польского гнёта коренилось глубоко в народной жизни и, прорвавшись наружу, стало расти и расширяться. Стихийное народное казацкое движение выдвинуло из своей среды целый ряд вождей мелких отрядов. Именно они стали душой национально-освободительного движения, и за ними вынужден был идти Хмельницкий. Когда пришло письмо Адама Киселя ,обещавшего своё посредничество для примирения казаков с польским государством, Хмельницкий собрал Раду, совет казаков, на котором, говорят, было около 70 тысяч человек, и получил её согласие на приглашение Адама Киселя для переговоров. Вследствие враждебных настроений казацких масс к полякам никакого перемирия заключить не удалось.

На жестокости казацких предводителей, действовавших анархично, независимо один от другого и от Хмельницкого, поляки отвечали такими же жестокостями, особой жестокостью отличался польский князь Иеремия Корибут-Вишневецкий.

Отправив своих послов в Варшаву, Хмельницкий медленно подвигался вперед, прошёл Белую Церковь и, хотя был убеждён, что из переговоров с поляками ничего не выйдет, всё-таки активного участия в народном восстании не принимал. Хмельницкий сыграл свою свадьбу с Чаплинской — вероятно, той самой, которая когда-то была у него выкрадена с хутора Субботова. Польский сейм постановил готовиться к войне с казаками, правда, к казакам были посланы уполномоченные для переговоров, но они должны были предъявить такие требования, на которые казаки никогда не согласились бы — сдача оружия, взятого у поляков, выдача предводителей казацких отрядов, удаление татар. На Раде были прочитаны польские условия перемирия, вызвавшие среди казаков сильное раздражение, казаки требовали наступления и упрекали Богдана Хмельницкого за то, что он начал переговоры.

Уступая Раде, Хмельницкий двинул казачье войско вперед на Волынь, дошел до Случи, направляясь к Староконстантинову, но в то же время, он продолжил вести переговоры с Адамом Киселем о мире. Костомаров и некоторые другие исследователи считают это хитрой политикой, но видимо Хмельницкий просто хотел заключить мир с поляками. Предводители польского войска князь Заславский, Конецпольский и Остророг — не были ни талантливы, ни энергичны. Хмельницкий прозвал Заславского за изнеженность перыною, Конецпольского за молодость — дытыною, а Остророга за ученость — латыною. Поляки подошли к Пиляве (близ Староконстантинова), где стоял Хмельницкий, но никаких решительных мер не предпринимали, как на том ни настаивал Вишневецкий. Это дало возможность Богдану Хмельницкому усилить свой войско новобранцами, которые сходились к нему по одиночке и целыми отрядами. Ни поляки, ни Хмельницкий ничего не предпринимали до 20 сентября, поджидая прихода татарского отряда из Крыма — 4000 человек. Богдан Хмельницкий подослал к полякам попа, который передал полякам, что к казакам пришло 40 тысяч крымцев, и этим навел на поляков панический страх.

21 сентября 1648 г. началось сражение, поляки не устояли, и побежали, но казаки их не преследовали. Наутро казаки нашли пустой лагерь и овладели богатой добычей.  Хмельницкий занял Староконстантинов, потом Збараж (в Галиции). Созвав Раду, он стал призывать казаков вернуться домой отдохнуть. Рада предложила ему гетманство, но Хмельницкий отверг его, заявив, что он примет это звание только от польского короля. Это доказывает тот факт, что Хмельницкий не признавал за казацкой Радой  права избирать гетмана и всё ещё считал себя подвластным польскому королю. Прекратить войну с Речью Посполитой и возвратиться домой Рада не согласилась.

Решено было идти на Варшаву и разорить Польшу. Подчиняясь этому решению, Хмельницкий снова сталь хитрить в отношении казаков. Он отправился во Львов, который на требование выдать евреев ответил отказом и был разграблен. От Львова Хмельницкий двинулся к Замостью, но медлил с приступом. Снова среди предводителей казацких отрядов явилось недовольство его медленностью. Главная же причина медлительности Хмельницкого заключалась в выжидании результатов выборного сейма, заседавшего в Варшаве. Хмельницкий отправил в Варшаву послов с просьбой прислать комиссаров для переговоров о мире и с поручением заявить, что если будет избран на польский престол Ян-Казимир, Хмельницкий покорится ему. Когда был избран Ян-Казимир, Хмельницкий немедленно снял осаду и отступил от Замостья. Татары и казаки были поражены таким отступлением. В оправдание своё Хмельницкий ссылался на то, что он подданный и слуга короля  Яна-Казимира и должен повиноваться его повелениям.

В первых числах января 1649 г. Хмельницкий въехал в Киев, где его встретили торжественно, затем он отправился в Переяславль. Слава его разнеслась далеко за пределы Малороссии. К нему приходили послы от крымского хана, турецкого султана, молдавского господаря, седмиградского князя и даже от московского царя Алексея Михайловича, с предложением дружбы. Пришли послы и от поляков, с Адамом Киселем во главе, и принесли Хмельницкому королевскую грамоту на гетманство. Хмельницкий созвал Раду в Переяславле, принял гетманское достоинство и благодарил польского короля Яна-Казимира. Это вызвало большое неудовольствие среди казацких старшин и гнев простых казаков, громко выражавшие свою ненависть к Польше. Ввиду такого настроения Хмельницкий в своих переговорах с комиссарами вёл себя довольно уклончиво и нерешительно. Польские переговорщики удалились, не выработав никаких условий примирения.

Война с поляками не прекращалась и после отступления Хмельницкого от Замостья, особенно на Волыни, где отдельные казацкие отряды (загоны) вели непрерывную партизанскую войну с поляками. Сейм, собравшийся в Кракове в январе 1649 г., ещё до возвращения комиссаров из Переяславля, постановил собирать ополчение. Весной польские войска стали стягиваться на Волынь.

По всей территории южно-русской земли — Малороссии Хмельницкий разослал свои универсалы, призывая всех на защиту родины. Летопись Самовидца, современная этим событиям, довольно картинно изображает, как все, стар и млад, горожане и селяне, покидали свои жилища, вооружались чем придётся, брили русские бороды и шли в казаки. Собрано было 24 полка южно-русской земли. Войско было устроено по старинной системе, выработанной казачеством ещё в Запорожской Сечи. Хмельницкий медленно выступил из Чигирина, поджидая прибытия крымского хана Ислам-Гирея, с которым он и соединился на Чёрном Шляху, за Животовым. После этого Хмельницкий с татарами подступил в июле 1649 г. к Збаражу,  осадил польское войско. Осада продолжалась больше месяца. В польском лагере начался голод и повальные болезни. На помощь осажденным выступил сам король Ян-Казимир, во главе двадцатитысячного отряда. Папа Римский Климент XI прислал польскому королю знамя, освященное на престоле св. Петра в Риме и меч для истребления схизматиков, т. е. казаков.

5 августа 1649 г., близ Зборова произошла битва, поляки отступили и окопались. На другой день казаки и татары ворвались в польские окопы и лагерь, началась ужасная резня. Плен польского короля, казалось, был неизбежен, но Хмельницкий остановил битву, и дал королю возможность бежать и спастись. Самовидец объясняет этот поступок Хмельницкого тем, что гетман не хотел, чтобы басурманам достался в плен христианский король. Когда утихло сражение, казаки и татары отступили. Крымский хан Ислам-Гирей первый вступил в переговоры с польским королем и заключил мир. Его примеру последовал Хмельницкий, сделав большую ошибку в том, что допустил крымского хана первым заключить договор с поляками. Теперь крымских хан стал союзником Речи Посполитой, и перестав быть союзником казаков, он потребовал от них повиновения польскому правительству. Этим он мстил Хмельницкому за то, что тот не дал ему взять в плен короля Яна-Казимира.

Зборовский договор 1649 г.

Хмельницкий  был вынужден сделать огромные уступки полякам, заключив с поляками  Зборовский договор — 23 августа 1649 г., ставший утверждением прежних, старинных прав малорусского казачества. По Зборовский договору польское правительство обещало полную амнистию всем участникам восстания (бунта), и разрешило гетману Хмельницкому увеличить число реестровых казаков до 40 тысяч, позволяя набрать их из королевских и шляхетских имений и разместить в Малороссии, где не должны были квартировать польские войска; все не вошедшие в реестр казаки были обязаны возвратиться на своё прежнее место жительства; гетман Хмельницкий получал на своё содержание город Чигирин с округом; правительство обязывалось уничтожать унию и допустить киевского митрополита в Сенат. Один из пунктов Зборовского договора предусматривал запрет проживания евреев на территории казацкой автономии, евреи и иезуиты должны были покинуть эту территорию. Все должности и чины в Киевском, Брацлавском и Черниговском воеводствах польский король мог раздавать только местным православным дворянам.

Осуществить Зборовский договор было чрезвычайно трудно. Когда Хмельницкий осенью 1649 г. занялся составлением казацкого реестра, оказалось, что количество его войска превышало установленные Зборовским договором 40 тысяч казаков. Не попавшие в реестр остальные казаки должны были возвратиться в свои сёла и снова стать крепостными крестьянами польских панов. Это вызвало большое недовольство в народе. Волнения усилились, когда польские паны стали возвращаться в свои имения и требовать от крестьян прежних обязательных отношений. Крестьяне восставали против панов и изгоняли их. Хмельницкий, решившийся твердо держаться Зборовского договора, рассылал универсалы, требуя от крестьян повиновения помещикам, угрожая ослушникам казнью. Польские паны с вооруженной охраной из слуг разыскивали и бесчеловечно наказывали зачинщиков мятежа. По жалобам помещиков Богдан Хмельницкий казнил мятежников — вешал, сажал на кол, чтобы не нарушать основных статей договора. Между тем поляки вовсе не придавали серьезного значения Зборовскому договору. Когда киевский митрополит Сильвестр Коссов отправился в Варшаву, чтобы принять участие в заседаниях польского сейма, католическое духовенство стало протестовать против этого, и митрополит принужден был уехать из Варшавы. Польские военачальники, переходили границу казацкой автономии, и хозяйничали на казацкой земле. Освободившийся от татарского плена Андрей Потоцкий, занялся истреблением крестьянских шаек, так называемых «левенцов» в Подолии, причем поражал всех своей жестокостью.

В ноябре 1650 г. в Варшаву приехали казацкие послы и потребовали уничтожения унии во всех русских областях и запрещения панам производить насилия над крестьянами, требования эти вызвали бурю гнева на сейме. Несмотря на все усилия польского короля, Зборовский договор не был утвержден и решено было возобновить войну с казаками.

Неприязненные действия с обеих сторон начались в феврале 1651 г. в Подолии. Митрополит киевский Сильвестр Коссов, происходивший из шляхетского сословия, был против войны, но приехавший из Греции, митрополит коринфский Иоасаф побуждал гетмана Хмельницкого к войне и опоясал его мечом, освященным на гробе Господнем в Иерусалиме. Прислал грамоту и константинопольский патриарх, одобрявший войну против врагов православия. Афонские монахи, ходившие по Малороссии, немало содействовали восстанию казачества. Положение Хмельницкого было довольно затруднительное. Его популярность была значительно подорвана. Народ был недоволен союзом гетмана с татарами, так как казаки не доверял крымцам и много терпел от их своеволия. Хмельницкий не считал возможным обойтись без помощи крымских татар, и отправил полковника Ждановича в Константинополь и склонил на свою сторону турецкого султана, который приказал крымскому хану всеми силами помогать Хмельницкому, как вассалу турецкой империи. Крымские татары повиновались, но их помощь, была не добровольной, не могла быть надёжной.

Сражение под Берестечком в 1651 г.

Весной 1651 г. Хмельницкий двинулся, к Збаражу и долго простоял там, поджидая войска крымского хана и тем давая полякам возможность собраться с силами. Только летом 1651 года — 8 июня войско крымского хана соединилось с казаками. Польское войско в это время стояло лагерем на обширном поле под Берестечком (местечко в нынешнем Дубенском уезде Волынской губ.). Туда направился и Хмельницкий, которому в это самое время пришлось пережить тяжёлую семейную драму. Его жена была уличена в супружеской неверности, и гетман распорядился повесить её, вместе с её любовником. Источники говорят, что после этой жестокой расправы гетман впал в тоску.

19 июня 1651 года казацкое войско сошлось с польским под Берестечком и началось сражение. В разгар сражения крымский хан вдруг обратился в бегство. Хмельницкий бросился за ханом, чтобы убедить его воротиться. Хан не только не вернулся, но и задержал у себя Хмельницкого. На место Хмельницкого был избран начальником полковник Джеджалий, долго отказывавшийся от этого звания, зная, как не любил Богдан Хмельницкий, когда кто-нибудь вместо него принимал на себя начальство. Джеджалий некоторое время отбивался от поляков, и решился вступить в переговоры о перемирии. Переговоры остались без успеха. Недовольное казачье войско сменило Джеджалия и вручило начальство винницкому полковнику Ивану Богуну. Казаки начали подозревать Хмельницкого в измене; коринфскому митрополиту Иоасафу нелегко было уверить казаков, что Хмельницкий ушёл для их же пользы и скоро вернётся.

Расположившись лагерем у реки Пляшовой, казаки укрепили его окопами с трёх сторон, а с четвертой стороны к лагерю примыкало непроходимое болото. Десять дней казаки выдерживали здесь осаду поляков, наконец, старшина решилась уйти из лагеря, чтобы избежать опасности быть выданной полякам. Они приказали построить через болото плотины, под предлогом доступа к пастбищам на противоположном берегу. В ночь на 29 июня винницкий полковник Иван Богун со старшиною тайно переправился через болото, и на утро в казацком лагере не осталось ни одного полковника — командира. В лагере началась паника,  обезумевшие от страха казаки, в беспорядке бросились на плотины через болото, но они не выдержали и в трясине погибло много людей. Узнав о бегстве из лагеря казацких старшин, поляки бросились на казацкий табор и истребили всех, которые не успел убежать и не потонул в болоте. Польское войско двинулось на Малороссию, опустошая всё на пути.

В конце июля 1651 года Хмельницкий, пробыв около месяца в плену у крымского хана, прибыл в местечко Паволочь, и к нему стали сходиться полковники с остатками своих отрядов. Все были в унынии. Народ относился к Хмельницкому с крайним недоверием и винил его за поражение под Берестечком. Хмельницкий собрал Раду на Масловом-Броде на р. Русаве (теперь с. Масловка, Каневского уезда, Киевской губ.) и так сумел подействовать на казаков своим спокойным, веселым настроением, что недоверие к нему исчезло, и казаки вновь стали сходиться под его начальство. В это время Хмельницкий женился на Анне, сестре Золотаженка, который потом был поставлен корсунским полковником.

Началась жестокая партизанская война казаков с поляками: жители жгли собственные дома, истребляли припасы, портили дороги, чтобы сделать невозможным дальнейшее движение поляков вглубь южно-русских территорий Малороссии. С пленными поляками казаки и крестьяне обращались крайне жестоко. На помощь польскому войску двигался на южно-русские земли  литовский гетман Радзивил, разбивший черниговского полковника Небабу, он взял Любеч, Чернигов и подступил к Киеву. Жители Киева сами сожгли город, так как думали произвести этим замешательство в литовском войске, но это не помогло. 6 августа Радзивил вступил в Киев, а затем польско-литовские предводители сошлись под Белой Церковью.

Белоцерковский договор 1651 г. — казаки бегут в Россию

Хмельницкий решился вступить в мирные переговоры, шедшие медленно, пока их не ускорило моровое поветрие. 17 сентября 1651 г. был заключен Белоцерковский договор, очень невыгодный для казаков. Народ упрекал Хмельницкого в том, что он заботится только о своих выгодах и о выгодах казацких старшин, и совсем не думает о народе. Казацкое переселение в Московское государство приняло массовый характер. Хмельницкий старался задержать его, но безуспешно. Белоцерковский договор был скоро нарушен поляками.

Сын Хмельницкого Тимофей весной 1652 г. отправился с войском в Молдавию, чтобы жениться на дочери молдавского князя. Польский гетман Калиновский преградил ему дорогу около местечка Ладыжина (ныне в  Ольгопольском уезде Подольской губ.), при урочище Батоге, и 22 мая произошла битва, в которой двадцати тысячное польское войско погибло, а гетман Калиновский был убит. Это послужило сигналом для повсеместного изгнания из Малороссии польских жолнеров и помещиков. До открытой войны, впрочем, дело не дошло, так как польский сейм отказал королю.

Хмельницкий давно уже понял, что казацкая автономия в Малороссии не может своими силами противостоять Речи Посполитой, и он начал переговоры со Швецией, Турцией и Россией.  19 февраля 1651 г. земский собор в Москве обсуждал вопрос о том, какой ответ дать Хмельницкому, который просил царя принять его под свою власть, но на соборе так и не было принято решение. Царь послал в Польшу боярина Репнина Оболенского, обещая забыть некоторые нарушения со стороны поляков мирного договора, если Польша помирится с Богданом Хмельницким на началах Зборовского договора, но посольство это не имело успеха.

Весной 1653 г. польский отряд Чарнецкого, стал опустошать Подолию. Хмельницкий, в союзе с татарами, двинулся против него и встретился с ним на берегу Днестра под  Жванцем (ныне Каменецкого уезда). Положение поляков вследствие холодов и недостатка продовольствия было тяжелое; поляки принуждены были заключить довольно унизительный мир с крымским ханом, ради того, чтобы разорвать его союз с Хмельницким. С королевского позволения Польши, её союзники татары стали опустошать южно-русские земли.

Переяславская Рада — Малороссия соединилась с Россией.

Хмельницкий снова обратился в Москву и стал настойчиво просить царя о принятии его в подданство. 1 октября 1653 г. в Москве был созван земский собор, на котором решался вопрос о принятии Богдана Хмельницкого с войском запорожским в московское подданство.

8 января 1654 г, в городе Переяславле (Полтавской губ.) была собрана казацкая рада, на которой, после речи Хмельницкого, указывавшего на необходимость для Малороссии выбрать подданство одного из четырёх государей: султана турецкого, хана крымского, короля польского или царя московского, народ закричал: «Волим (т. е. желаем) под царя московского»! По договорным статьям Переяславской Рады Малороссия соединялась с Россией, и затем весь малороссийский народ был приведен к присяге. Старшины присягнули с неохотой, ведь они мечтали о самостоятельности Малороссии. Неохотно присягнули также митрополит Киевский и духовенство.

В Москву от войска запорожского отправились послы  Зарудный и Тетеря, которые, после долгих совещаний с боярами, добились утверждения договорных пунктов, на которых Малороссия соединилась с Россией.

Вслед за присоединением Малороссии началась война России с Польшей. Весной 1654 г. царь Алексей Михайлович двинулся в Литву; с севера открыл против Польши военные действия шведский король Карл X. Казалось, Польша находится на краю гибели. Король Ян-Казимир хотел возобновить переговоры с Хмельницким, но он не соглашался ни на какие переговоры пока Польша не признает полную самостоятельность всех древнерусских областей. Тогда польский король Ян-Казимир заключил с русским царём Алексеем Михаиловичем мир в 1656 г., без соглашения с Хмельницким.

В начале 1657 г. гетман Хмельницкий заключил союзный договор со шведским королем Карлом Χ и седмиградским князем Юрием Ракочи, и по договору, послал в помощь союзникам против Польши 12 тысяч казаков. Поляки известили об этом Москву, откуда были посланы к гетману послы, потребовавшие, чтобы Хмельницкий отозвал 12-тысячный отряд, посланный на помощь союзникам, ему пришлось подчиниться.

Тяжело больной Хмельницкий велел созвать в Чигирине Раду для избрания преемника, и в угоду старому гетману рада избрала гетманом его несовершеннолетнего сына Юрия.

Богдан Хмельницкий умер 27 июля 1657 г. от апоплексии, пролежав пять дней без языка; похоронен в селе Субботове ( Чигиринского уезда), в построенной им самим каменной церкви, существующей до настоящего времени.

В 1664 г. польский воевода Чарнецкий сжёг Субботово и велел выкопать прах Хмельницкого и выбросить его на поругание из могилы.

 

Полабские славяне
Святая Вероника — покровительница фотографов.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*