Четверг , 23 Май 2024
Домой / Язык – душа народа / Украл ли Носов своего Незнайку?

Украл ли Носов своего Незнайку?

Герои приключения Незнайки

Почитав комментарии к предыдущим главам про Незнайку, я с удивлением понял, что масса народа уверена: Незнайка Николая Носова — плагиат с дореволюционной книги Анны Хвольсон «Царство малюток».

Почему? Потому что там тоже рассказывается про группу маленьких человечков, двоих из которых зовут Знайка и Незнайка, а главный герой там — вообще Мурзилка.

По словам писателя Станислава Рассадина, Николай Носов сам ему признавался, что сказку Анны Хвольсон читал.

Так был плагиат или нет? Давайте по порядку.

Плагиат — это заимствование чужого текста и выдавание его за свой. Если вы возьмёте на себя труд открыть книгу Хвольсон (обвинители в плагиате, как правило, её не читали), а после этого сравните обе сказки, то увидите, что в тексте Носова нет ни одной строчки Хвольсон.
Более того — ни одно приключение Незнайки и его друзей ни в каком, даже самом маленьком эпизоде не совпадает с приключениями Мурзилки и лесных человечков.

Таким образом, обвинения в плагиате летят в мусорное ведро.

А мы переходим на следующий уровень претензий — было ли в книге Носова не наказуемое законом заимствование?

Ну, начнём с того, что если у кого и есть проблемы с заимствованием, то это сама Анны Хвольсон.

Её книга — это, выражаясь современным языком, «гоблинский перевод» произведений канадского автора комиксов Палмера Кокса, написавшего множество книг о приключениях волшебных человечков брауни.

Палмер Кокс (англ. Palmer Cox, 1840 — 1924) — канадский художник-иллюстратор, писатель и поэт. Известен своими юмористическими стихами и комиксами о вредных, но мягкосердечных сказочных существах — брауни (Brownies, обычно переводится как «домовые»), самая известная книга о них — The Brownies, Their Book (1887).

Весёлый народец брауни, придуманный Палмером Коксом, в родне с феями, гномами эльфами живут рядом с людьми, хотя и скрытно от них, они никогда не показывается на глаза людям. . Маленькие, как мышки, и хитрые, как лисички, человечки брауни — это веселая компания эльфов-коротышек, собирающихся по вечерам, чтобы погулять по окрестностям, пока все люди спят. Они совместно участвуют в различных проделках, любят спорт и игры и веселые приключения. Впрочем, их шалости забавны и безобидны.

У маленьких человечков был свой правитель — принц Альдебаран. Среди них был и свой денди по имени Чолли Бутоньер («Чолли с бутоньеркой»). Этот красочный персонаж носил чёрный фрак, цилиндр и монокль и был всегда изысканно одет по последней моде. Во всех жизненных переделках Чолли старался прежде всего не выронить из глаза монокль, а затем уже думал, как выпутаться из передряги.

Один из коротышек был китаец из прачечной Ван Синг, был среди них американец Дядя Сэм («из свободной страны»), англичанин Джон Буль — «из Лоннона» (так на кокни произносится Лондон), шотландец Дональд Мак Грегги с «северо-шотландского нагорья», ирландец Деннис O’Рурк «из ирландского города Килларни». Очень колоритны были вождь индейского племени в боевом облачении по прозвищу «Боюсь-Ночи-Не-Боюсь Дня», морячок Билли по прозвищу «Поменяй галс», который «пережил множество штормов»... Среди брауни был даже один русский,»экс-нигилист профессор Катчаков («Prof. Katchakoff»), был музыкант «Вагнер фон Штраус с берегов Рейна» и многие-многие другие — всего около сорока различных персонажей.

Хвольсон Анна Борисовна (Душкина)

Дело в том, что взявшаяся за книги Пальмера Кокса Анна Хвольсон — в девичестве Анна Душкина — совсем не знала английского языка. Однако её это совершенно не смутило. В 1887 году в иллюстрированном журнале для детей «Задушевное слово» был напечатан текст Анны Хвольсон под названием «Мальчик с пальчик, девочка с ноготок» и с рисунками Пальмера Кокса. Одним из героев сказки был персонаж с придуманным Анной Хвольсон именем — Мурзилка.

Мурзилка от слова «мурзи́ться» — «сердиться, ворчать» — имя (или кличка), которое носят несколько персонажей в разных детских литературных и графических произведениях в России и в СССР.

Анна, позаимствовала своих героев у канадского художника и писателя Палмера Кокса, чьи комиксы выходили в 1880-х. Она просто сочинила по картинкам Кокса свои истории  о приключениях эльфов-малюток и придумала всем персонажам героям Пальмера Кокса новые имена. Все, как призывал октябрят советский журнал «Весёлые картинки»:

«По этим картинкам, по этим картинкам, которые мы рисовали для вас, придумайте сами, придумайте сами, придумайте сами веселый рассказ».

Рассказ был придуман, и в 1889 году издательство «Товарищество М. О. Вольф», которое выступало заказчиком проекта, издало в России книгу с длинным названием «Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков в 27 рассказах Анны Хвольсон Мурзилки с 182 рисунками Кокса».

В её книге «Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков» (1889) появился Незнайка, Знайка, Мурзилка. Вот как сам Мурзилка представляет эльфов-малюток читателю:

«...Нас, лѣсныхъ человѣчковъ, много-премного. Одѣваются они почти такъ же, какъ люди: одни носятъ куртки, другіе кафтанчики, иные — фраки; на головѣ у однихъ колпачки, у другихъ шапочки или шляпы; на ногахъ у кого сапожки, у кого туфли или штиблеты.
У каждаго лѣсного человѣчка своё имя, а у нѣкоторыхъ и прозвище. Есть между ними и маленькій китаецъ Чи-ка-чи, есть и Турокъ, Индѣецъ, Эскимосъ, есть Мельникъ, есть Вертушка, есть Быструнъ, Читайка, Тузилка, Скокъ или Прыжокъ, Мишка-Пискунъ, Шишка, Рыбакъ, Дундундукъ Острая Шапка, Чернушка, Дѣдко-Бородачъ, съ длинной сѣдой бородой клиномъ, Шиворотъ-Навыворотъ, Пучеглазка, Треуголка, Фунтикъ, Микъ, Рикки, Заячья-Губа, есть два брата Знайка и Незнайка, изъ которыхъ одинъ очень много читалъ и поэтому знаетъ всё, о чёмъ его ни спроси, между тѣмъ какъ другой ничего не знаетъ, есть Чумилка-Вѣдунъ, который слыветъ среди лѣсныхъ человѣчковъ очень строгимъ господиномъ, есть два карлика, изъ которыхъ одного зовутъ Карапузикъ, а другого Микробка, есть ловкій художникъ-живописецъ Мазилка, есть даже свой собственный врачъ, который искусно лечитъ лѣсныхъ эльфовъ, когда они захвораютъ, и для этого всегда носитъ съ собою въ карманахъ цѣлую аптеку; его зовутъ докторъ Мазь-Перемазь. Впрочемъ, всѣхъ и не перечесть.

Самый умный, самый ловкій, самый способный и самый храбрый среди лѣсныхъ малютокъ — это я, Мурзилка. И одѣваюсь я лучше всѣхъ другихъ, всегда по послѣдней модѣ. Мой фракъ сшитъ по картинкѣ, которую я самъ разыскалъ въ модномъ журналѣ. Моя высокая, лоснящаяся шляпа-цилиндръ куплена въ лучшемъ магазинѣ, въ Парижѣ. Такихъ красивыхъ ботинокъ, какъ у меня, нѣтъ ни у кого, а тросточка, съ которой я никогда не разстаюсь, это верхъ изящества. Въ одномъ глазу я ношу стеклышко, впрочемъ не потому, чтобы я плохо видѣлъ или былъ близорукій, а потому, что я нахожу, что это очень красиво. Когда я иду куда-нибудь въ гости, то всегда въ петлицу фрака втыкаю большую розу и надѣваю высокіе, бѣлые какъ снѣгъ, воротники, которые очень идутъ къ моему лицу….»

Проект успешно пошёл и хорошо продавался, поэтому эту книгу еще дважды переиздали. Тогда, мягко выражаясь, было много проще с авторскими правами — всем на них было наплевать.

Герой Кокса сильно отличается от советского Мурзилки (пионера, журналиста и фотографа), у Кокса это франтоватый сноб в цилиндре, который несколько пренебрежительно общается с другими героями книги и старается не замарать своих белых перчаток.

В приключениях Анны Хвольсон Мурзилка любит модно одеваться: цилиндр, длинное пальто, сапожки с узкими носами и т.д. А вот характеры у них совсем не сходны, образ Незнайки получился у Николая Носова более обаятельным и живым.

А вот теперь вернемся к Носову. Так как ни текстовых, ни сюжетных совпадений не обнаружено, инкриминировать ему можно только две статьи — использование чужих имён и использование чужой идеи.

Является ли идея маленьких человечков собственной выдумкой Анны Хвольсон или хотя бы Палмера Кокса? Нет!
Даже не смешно. Это идея из разряда вечных.

В письменном виде идея маленьких человечков восходит куда-то к свифтовским лилипутам, шекспировским эльфам, и то и к карликам-цвергам «Старшей Эдды».

В устном же народном творчестве — вообще берёт начало где-то в палеолите.

А уж в народных сказках это вообще сплошь и рядом, будь то авторская Дюймовочка, крошечка Хаврошечка или фольклорные Мальчики-с-пальчики всех народов земли, разбрасывающие хлебные крошки или сидящие в лошадином ухе.

 

Более того — как раз во времена Анны Хвольсон, в конце XIX — начале ХХ века маленькие человечки были очень популярны. Все детские писатели писали про маленьких человечков, просто эти произведения давно забылись.

Вот, например, иллюстрация Вильгельма Буша к книге «Мал да удал» известного дореволюционного сказочника Фёдорова-Давыдова, писавшего под псевдонимом «Ткач Основа» .

«Городо́к в табаке́рке» — сказка русского писателя Владимира Одоевского, в которой в сказочной форме рассказывается об устройстве музыкальной шкатулки «табакерки». Впервые опубликована отдельным изданием в 1834 году

Отец показал маленькому сыну Мише свою музыкальную шкатулку с черепаховой крышкой, на которой изображены деревья и домики. Он говорит, что это городок Динь-динь, в котором живут колокольчики. В шкатулке играет музыка, и на картинке день сменяется ночью. Миша хочет попасть в этот городок, но отец говорит, что Мише городок «не по росту». Открыв крышку, отец показывает Мише колокольчики, молоточки, валик и пружинку. Миша спрашивает, как всё это работает, но отец предлагает ему подумать самому, но только не трогать пружину. Он выходит из комнаты, оставляя Мишу одного.

Вдруг Миша видит, как из шкатулки выходит и машет ему рукой мальчик-колокольчик. Миша вдруг понимает, что стал таким маленьким, что может войти в шкатулку. Вместе с мальчиком-колокольчиком он входит внутрь и видит множество сводов: колокольчик объясняет ему, что дальние своды кажутся меньше из-за закона перспективы. Далее колокольчик показывает Мише другие колокольчики разных размеров, которые всё время звенят, потому что по ним бьют злые дядьки-молоточки. В свою очередь, те это делают, потому что у них есть надзиратель-валик, который лежит в халате на диване и всё время поворачивается с боку на бок. Наконец, Миша видит в золотом шатре Царевну-пружинку, которая и толкает валик, чтобы тот дергал молоточки, которые бьют по колокольчикам и создают музыку. Чтобы проверить, правду ли говорит пружинка, Миша прижимает её, и та лопается и весь механизм выходит из строя.

В это время Миша просыпается и видит отца и мать — те говорят, что он заснул под музыку шкатулки. Миша рассказывает родителям свой сон, и отец говорит, что ещё лучше он поймёт работу устройства, когда будет учиться механике.

Бибигон — герой сказки Корнея Ивановича Чуковского «Приключения Бибигона».
Имя Бибигон созвучно местности под Петергофом — Бабий Гон. От неё происходят названия: Бабигонские холмы, Бабигонское кладбище, Бабигонский пруд и Бабигонское шоссе. Название же местности Бабий Гон происходит от шведского названия Pappinkåndu и финского варианта Pappinkontu -«пасторская усадьба».

По сюжету «Приключения Бибигона« отважный маленький мальчик Бибигон прилетел с Луны, он был очень храбрым, носил саблю и ходил в треуголке. Он был настолько маленького роста, что мог скакать верхом на утёнке, мог сражаться с пауком. Бибигон был домашним любимцем дочек автора, он жил у писателя на даче и попадал во множество переделок.

Бибигон достойно справлялся со всеми трудностями, его уносит ворона в своё гнездо, спасаясь от пчелы, он нырнул в чернильницу. Он спас свою сестру Цинцинелу от дракона и злого индюка Брундуляка. Брат и сестра остались жить у писателя в игрушечном домике, а зимой он пообещал сводить их на новогоднюю ёлку в Кремль.

И таких дореволюционных и послереволюционных бибигонов было множество.

Вот задняя страница обложки второго номера только что созданного журнала «Мурзилка» за 1924 год.

Напомню, что «Мой Лизочек так уж мал, так уж мал…» — это известнейший детский цикл Петра Чайковского на стихи К. Аксакова, эдакий «Петя и волк» Российской империи. Тоже, кстати, к вопросу о популярности лилипутов, маленьких человечков в сказках.

У Николая Носова в «Приключении Незнайки и его друзей» всё же получилось целиком самостоятельное произведение со своим сюжетом и своими характерными героями.

Остаётся последнее обвинение Николаю Носову — имена героев. И вновь мы задаем тот же самый вопрос:

Действительно ли имена Знайка и Незнайка придумала Анна Хвольсон? Разумеется, нет.
Всегда и во все времена писатели используют всякие прикольные словечки из русского языка для имён своих персонажей. Так делала Анна Хвольсон.

Так делал Николай Носов — хоть со Скуперфильдом и Спрутсом, хоть с Калигулой, Брыкуном и Пегасиком.

Так, в конце концов, сделал Эдуард Успенский, позаимствовавший профессиональный термин бурлаков на Волгедеревянный шар на конце бурлацкой бечевы они всегда называли «чебурашка».

Что касается конкретной словарной пары имён Знайка и Незнайка, то она хорошо известна в фольклоре и издавна отмечена в русском языке. Откройте, например, «Словарь русских пословиц» Владимира Даля и читайте там всякое «Знайка бежит, а Незнайка на печи лежит».

Вы ещё до Авоськи и Небоськи докопайтесь, обличители.

Николай Носова с внуком Игорем — Незнайка

Николай Носов создал любимого героя малышей — Незнайку. Этот небольшой и забавный коротышка, неусидчивый, неугомонный, но необыкновенно обаятельный малыш. Он очень смелый и сообразительный, но одновременно хвастливый и невежественный. Сам Николай Носов писал, что у его героя есть прототип, но у него нет конкретного имени или фамилии, это обычный ребёнок. Носов считал, что он смог описать поведение, присущее маленьким детям.

«...ребёнок вообще, с присущей его возрасту неугомонной жаждой деятельности, неистребимой жаждой знания и в то же время с неусидчивостью, неспособностью удержать своё внимание на одном предмете сколько-нибудь долгое время, — в общем, со всеми хорошими задатками, которые ребёнку предстоит в себе укрепить и развить, и с недостатками, от которых нужно избавиться«.

Николай Носов с сыном Петром и его друзьями

Писатель, рассказывая о поведении ребёнка, естественно, обращал внимание на тех, кто рядом. Некоторые исследователи считают, что прототипом Незнайки был сын Носова Пётр. Писатель позаимствовал у него характер, так как и его сын был непоседой, очень активным ребёнком. Несмотря на свой небольшой рост, он любил играть в волейбол и баскетбол и сам был прыгучим, как мячик.

Как мы не услышали предупреждения автора «Незнайки».

115 лет со дня рождения писателя Николая Носова

Как мы не услышали предупреждения автора "Незнайки"
Иврит и арабский язык - заклятые родственники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*