Понедельник , 20 Май 2024
Домой / Русский след в мире / Путеводитель по Москве XVIII века

Путеводитель по Москве XVIII века

До XVIII века в России не существовало путеводителей. Вместо путешествий с осмотром достопримечательностей было распространено паломничество по храмам и монастырям, к чудотворным иконам и мощам святых. Первым путеводителем часто называют вышедшее в 1782 году «Описание императорского, столичного города Москвы» Василия Рубана, автора многих популярных текстов.

Описывая кремлевские достопримечательности, автор «Путеводителя к древностям и достопамятностям московским» 1792 года упоминает только одну светскую постройку — гигантский дворец Екатерины II, спроектирован­ный архитектором Василием Баженовым и так и не законченный. Сам Баженов говорил:

«колоссальное здание по горе Кремлевской обняло бы древние здания Кремля, соборы, церкви, монастыри, дворцовые и Патриаршие, от Спасских до Троицких ворот» .

Историки начинают точную дату основания Красной площади – 1493 год. В этот период рядом с Кремлем случился большой пожар, в котором серьезно пострадала постройка Великого Посада.
Было принято решение снести обгоревшую конструкцию и сделать площадку. Изначально Красная площадь составляла в ширину около 240 метров. С запада находился Кремль, с востока ее границы заканчивались около центрального рынка, а с юга – холм.

 Гигантский макет дворца императрицы Екатерины II

Для строительства макета дворца, тоже огромного, в Кремле был возведен специальный павильон под названием модельный дом с мастерскими и кабинетом архитектора.

Модель дворца была готова в 1768 году: она составляла 25 аршинов (17,8 метра) в длину и 2 аршина (1,42 метра) в высоту, «дабы желающему можно было видеть по огромности сего здания великую душу основательницы оному» (то есть Екатерины).

От желающих взглянуть на диковинку не было отбоя, и Баженов рапортовал в Петербург:

«…Публика из любопытства нетерпеливо смотреть желание имеет особливо же многие знатные особы и почтенные люди, от коих я, чтобы не допустить, и отговориться не в состоянии».

Экскурсии в модельный дом, которые иногда проводил сам Баженов, устраивали в последнюю субботу месяца. Допускались все, кроме подлого люда — то есть низших слоев городского населения.

Большой Кремлевский дворец так и не был построен — в самом начале работ одна из стен пошла трещинами, а находившийся рядом Архангельский собор стал сползать в Москву-реку. Дерзкий проект Баженова остался макетом.

Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня). Реконструкция первоначального вида Карла Лопяло. 1955 год Музей архитектуры имени А. В. Щусева.

 Самое высокое здание Москвы XVIII века

С 1707 по 1723 год церковь Архангела Гавриила на Чистых прудах, прозванная Меншиковой башней, была самым высоким зданием Москвы. В конце XVII века Александр Меншиков, фаворит и ближайший сподвижник Петра I, выкупил под постройку усадьбы обширные земли в Мясницкой слободе. Церковь Архангела Гавриила, стоявшая на этом участке, стала домовым храмом семьи Меньшикова. Обосно­вавшись на новом месте, Меншиков начал приводить окрестности в порядок: по его приказу Поганую лужу превратили в Чистые пруды, а на месте старой церкви возвели новый храм в стиле западноевропейского барокко — первый в столице. На крыше архитектор Иван Зарудный разместил прежде невидан­ный в России «шпиц» — деревянный шпиль высотой почти в треть здания — и медного ангела с крестом. Благодаря шпилю Меншикова башня (84,2 м) обогнала колокольню Ивана Великого (81 м).

Церковь Архангела Гавриила украшал заказанный в Англии часовой механизм с полусотней колоколов. По свидетельству современника:

на ней были «устроены большие и превосходные куранты, играющие через каждые час, полчаса и четверть часа разные песни и могущие, кроме того, служить для обыкновенной игры коло­колами, которая бывает ещё ежедневно»

Летом 1723 года во время грозы в шпиль попала молния, начавшийся пожар полностью уничтожил деревянную верхушку. В огне погибли и часы, а сорвав­шиеся сверху колокола повредили нижнюю часть храма. Светлейший князь, к тому моменту ставший генерал-губернатором Санкт-Петербурга, денег на восстановление не прислал, и церковь перестала быть самой высокой в городе.

Сухарева башня. Гравюра с акварели Жюля Арно. XIX век. Государственный музей А. С. Пушкина

3.  Сухарева башня.

Еще одним небоскребом того времени была Сухарева башня. Здание, напоминавшее европейские ратуши, строили в несколько приемов, между 1692 и 1701 годом. Это был знак благодарности царя Петра I стрелецкому полков­нику Лаврентию Сухареву. Полк Сухарева сохранил верность государю во время Стрелецкого бунта 1689 года.

Праздничное маскарадное шествие из села Всехсвятского в Москву во время празднования Ништадтского мира в 1722 году. Гравюра XVIII века из собрания Д. А. Ровинского

В деревянной пристройке у западной  Сухаревой башни хранилась девятиметровая модель «Фридемакера» (в переводе с голландского — «Миротворец») — одного из первых линейных кораблей Балтийского флота, спущенного на воду в Петербурге в 1721 году.

Московский «Фридемакер» прославился как флагман грандиозного маскарада, организованного в Москве зимой 1722 года в честь победы в Северной войне (1700 — 1721).

Василий Суриков. Большой маскарад в 1722 году на улицах Москвы с участием царя Петра I

На грандиозном маскараде 1722 года в честь победы в Северной войне разодетая знать во главе с царём Петром несколько дней каталась по городу в лодках и кораблях: они были поставлены на полозья и запряжены лошадьми, волами и даже медведями. Голштинский дворянин Фридрих Вильгельм фон Берх­гольц, участник маскарада, так описывал петровского «Миротворца»:

«За ними шёл большой корабль императора (длиною в 30 футов), сделанный совершенно наподобие линейного корабля „Фридемакер“ теми же мастерами, которые строили последний. На нём было 8 или 10 настоящих небольших пушек, из которых по временам палили, и еще множество деревянных и слепых. <…> Сам император командовал им в качестве корабельщика и командора, имея при себе 8 или 9 малень­ких мальчиков в одинаковых боцманских костюмах и одного роста, нескольких генералов, одетых барабанщиками, и некоторых из своих денщиков и фаворитов. Его Величество веселился истинно по-царски. Не имея здесь, в Москве, возможности носиться так по водам, как в Петербур­ге, и, несмотря на зиму, он делал однако ж с своими маленькими ловкими боцманами на сухом пути все маневры, возможные только на море»

При императрице Елизавете Петровне «Фридемакер» был участником московского парада в честь победы в Русско-шведской войне 1741–1743 годов. «Машкерад­ный кораблик» погиб во время пожара 1812 года.

Красные ворота в Москве. Гравюра Михаила Махаева. XVIII век

 Главные триумфальные ворота Москвы.

В декабре 1709 году в честь победы в Полтавской битве в столице возвели восемь деревянных триумфальных арок. Одну из них поставили на границе Земляного города у Мясницкой улицы. Четыре раза арка горела в московских пожарах — до тех пор, пока в 1754 году не были построены новые каменные Красные ворота по проекту архитектора Дмитрия Ухтомского. Ворота декори­ровали под мрамор и украсили пятнадцатью картинами и сорока восемью эмблемами: в центре — портрет императрицы Елизаветы Петровны, кругом гербы четырех царств — Московского, Сибирского, Казанского и Астрахан­ского, гербы провинций, орденские знаки и другие образы, олицетворяющие российскую государственность. Венчали триумфальную арку символические фигуры, олицетворявшие славу, мужество, верность, изобилие, постоянство, милосердие и так далее.

По одной из версий, Красными ворота называли потому, что они стояли на пути к Краснопрудскому дворцу и Красному Селу, по другой — ворота были выкрашены красной краской изначально. Путеводитель Погосского сообщал, что при Петре ворота назывались Флоровскими, так как находились около церкви Флора и Лавра у Мясницких ворот. В то время там праздновали Масленицу:

«Здесь преобразователь России первый выпивал чарку вина за здоровье любимого им народа, садился на накрытый стол и обедал; восхищенный народ с громким „Ура“ окружал отца-государя, метал вверх шапки и на этом месте ликовал с непритворною радостью».

Вид Старой площади в Москве во время сырной недели. Фрагмент гравюры с картины Жерара Делабарта. 1791 год. Государственный исторический музей

 Московские фонари

В 1730 году императрица Анна Иоанновна издала указ «О сделании для осве­щения в зимнее время в Москве стеклянных фонарей»:

«На Москве, в Кремле, в Китае, в Белом и Земляном городах и в Немецкой слободе по большим улицам для зимних ночей… поставить на столбах фонари стеклянные один от другого на 10 сажень, все в одну меру линейно…»

Так в Москве появилось в 1730 году уличное освещение. Работали фонари на масле из конопли, дававшем тусклый свет в одну-две свечи. Сначала уличные фонари зажигали только по государственному приказу и в праздничные дни, позднее установили осветитель­ный сезон — с сентября по май. В лунные ночи фонарей не зажигали.

 

В начале 1850-х годов на центральных улицах Москвы появились керосиновые фонари, но на городских окраинах, по-прежнему, продолжали использовать конопляные. По свидетельству горожан:

«зажигать и чистить их лежало на обязанностях пожарных, которые большую часть конопляного масла… съедали с кашей».

Царь колокол отлили по приказу императрицы Анны Иоанновны в 1730 году в память потомкам о её царствовании. В 1737 году во время Троицкого пожара колокол был повреждён и пролежал в земле около века.

В первой половине XIX века Царь колокол подняли и установили на постаменте в Московском Кремле возле колокольни Иван Великий.

Общий вид усадьбы Кусково под Москвой. Гравюра Пьера Лорана. 1770-е годы. Государственный Эрмитаж

 Гулянья в Кусково.

Знаменитые гулянья в духе галантного века устраивал в своей усадьбе Кусково граф Пётр Шереметев.  Кусково славилось пышными приёмами, театральными представлениями, фейерверками и морскими парадами на Кусковском пруду, где базировалась небольшая флотилия яхт, галер и прочих судов.

Парк удивлял гостей не только каменной скульптурой, но и кустарниковой — деревья были «застрижены мужиками, Бахусами, сидячими собаками, лежачими собаками, гусьми, курицами, человеками с рыбьими плесками, перевитой пирамидой, обезьянами и так далее».

Вид на Грот в парке усадьбы Кусково под Москвой. Гравюра Пьера Андре Барабе. 1770-е годы. Государственный Эрмитаж

Приглашения на гуляния вывешивались на верстовых столбах по дороге из Москвы в Кусково — прийти мог любой человек, «приличный одеждой и поведением». Распоряжение хозяина гласило:

«Гуляльщиков в сад пускать в положенные от меня дни, притом наблюдать, чтобы гуляли смирно и в саду бы ничего не ломали и не рвали, бесчинств, ссор и драк не заводили, ежели такие будут, высылать вон»

В XVIII столетии в Россию охотно приезжали западноевропейские художники, которые с интересом зарисовывали быт, обычаи, костюмы, а также виды городов. Эти работы, часто выполненные в технике графики. Эти рисунки с изображением Москвы 1790-х гг. дают нам сегодня ценные знания о том, что собой представляла городская жизнь в ту эпоху.

Московский печатный двор на Никольской улице. Неизвестный художник (круг Дж.Кваренги). Конец 1790-х гг. Бумага, акварель, тушь, перо.

 Московский печатный двор на Никольской улице. 

На акварели можно видеть Московский печатный двор на Никольской улице. Печатный двор был основан в 1563 г. как типография известного первопечатника Ивана Федорова.

На рисунке 1790-х гг. представлено еще первоначальное здание, украшенное геральдическими фигурами льва и единорога.

По бокам от ворот располагались книжные лавки — художник изобразил продавцов, которые ожидают покупателей, горожан и сотрудников типографии, что значительно оживляет композицию и вносит в неё жанровый элемент.

Спустя почти столетие зодчий Трефил Шарутин возвел вдоль Никольской улицы двухэтажное каменное здание, в котором позднее были построены новые каменные ворота с высокой шатровой башней.

На протяжении столетий облик Печатного двора претерпевал изменения — башня над воротами была разобрана в 1773 г., в начале XIX в. начали разбирать корпуса Печатного двора вдоль Никольской улицы.

В 1811 — 1815 гг. на этом месте по проекту архитектора И.Л. Мироновского построили новое здание.

Варварские ворота Китай-города. Неизвестный художник (круг Дж.Кваренги). Конец 1790-х гг. Бумага, акварель, тушь, перо.

8. Варварские ворота Китай-города.

Следующая работа знакомит нас с Варварскими воротами Китай-города. В начале XVIII века в стенах у Никольской, Ильинской и Варварской башен Китайгородской крепости появились «проломные» ворота.

Главной достопримечательностью Варварских ворот была Боголюбская икона Божией Матери, помещенная в особый киот на северной стороне башни. На рисунке можно заметить двух людей, возносящих свои молитвы перед иконой.

Вид Ростово-Суздальского подворья в Китай-городе. Неизвестный художник (круг Дж.Кваренги). Конец 1790-х гг. Бумага, акварель, тушь, перо.

Ростово-Суздальское подворье в Китай-городе.

Путешествие по Китай-городу продолжаем благодаря пейзажу, который представляет вид Ростово-Суздальского подворья. Оно находилось в Китай-городе на углу Рыбного переулка и улицы Варварки.

В XVII веке Ростово-Суздальское подворье представляло собой каменные четырехэтажные палаты с открытым гульбищем и массивными въездными воротами с надстройкой, выходившими на Варварку.

В 1764 г. Ростово-Суздальское подворье было отдано под архив Министерства иностранных дел, который располагался там до 1768 г. С 1769 г. опустевшее здание начало постепенно разрушаться, что наглядно продемонстрировано на акварели. В конце XVIII в. подворье разобрали, а его место заняла часть Гостиного двора.

Вид в Кремле на собор Спаса на Бору. Неизвестный художник (круг Дж.Кваренги). Конец 1790-х гг. Бумага, акварель, тушь, перо.

 Вид в Кремле на собор Спаса на Бору

Напоследок рассмотрим «Вид в Кремле на собор Спаса на Бору». Художник изобразил один из древнейших каменных храмов Москвы — Спасо-Преображенский собор, который с начала XVIII веке называли собором Спаса на Бору. Собор был возведён в 1335 г. по указу Ивана Калиты. Первоначально собор был небольшим, четырехстолпным и одноглавым.

Начиная со второй половины XIV века и вплоть до конца XVII века его неоднократно перестраивали и достраивали новые приделы. В конце XVIII столетия обветшавший храм разобрали и возвели заново из кирпича поду руководством М.Ф. Казакова, а в 1933 г. его окончательно снесли.

В кабаке. Гравюра Джона Августа Аткинсона. 1803–1804 годы

 Кабаки и герберге с кофием и пивом.

Если в XVII веке царь Алексей Михайлович разрешил «в каждом городе только по одному кабаку, а в Москве три», то концу XVIII века кабаков в Москве было уже полторы сотни.

Только в одном Кремле их было два: «Неугасимая свеча» у Царь-пушки и «Каток» у Тайницких ворот. В середине века появились первые трактиры и герберги — то есть трактирные дома с квартирами и с постелями. В харчевнях и кабаках собиралась публика попроще, а в гербергах и трактирах действовали особые правила — вход был запрещен подлым людям и солдатам.

Как свидетельствовал выданный в 1783 году московскому купцу Ивану Долго­ву билет, разрешающий содержать в Москве герберг, зажиточным постояльцам были доступны:

«кофий и чай, шеколат, билиард, табак, виноградные вина, французская водка, заморский эльбир и полпиво лехкое». Переночевать тоже можно было с комфортом, в комнатах имелись «кровать деревянная, крашен­ная под дуб, на две персоны, да к ней две перины для спанья, да перина верхняя для окуфтыванья; две простыни полотняныя (и одеялы, по времени года, шер­стяное и полушелковое, легкое; четыре подушки больших и две малых, в по­лотняных наволоках. К кровати ж опахало французской соломки для отгона мух; и щеточка для почесывания спины и пяток перед сном».

Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Вид Москвы с балкона Императорского дворца, снятый по правую сторону. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. Фрагмент. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Вид Москвы с балкона Императорского дворца, снятый по правую сторону. Фрагмент. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Вид в сторону Каменного моста. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г. Стаффаж иной.

Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Вид Красной площади. Гравюра Ф. Лорие (или Гуттенберга, а позднее Д. Лафонда) по рисунку Ж. Делабарта. 1795 г.

Вид Моховой и дома Пашкова в Москве. Гравюра Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта. 1798 г.

Вид Каменного моста и его окрестностей в Москве с деревянного мостика, что у наугольной (Водовзводной) башни. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1796 г. Деревянный мостик — мост через р. Неглинку.

Вид Кремля с Москворецкой набережной. Гравюра Ф. Лорие и Д. Лафонда по рисунку Ж. Делабарта. 1795 г.

Вид Яузского моста. Гравюра Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта. 1798 г. В верхней части, левее от центра — дом с ротондой на крыше — дворец Строгановых — Суровщикова — Тутолмина на Гончарной улице. Ротонда была подобная той, что и на Пашковом доме.

Вид Яузского моста. Гравюра Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта. Фрагмент. 1798 г

Вид Серебрянических бань и их окрестностей в Москве. Гравюра Ф. Лорие.

Серебрянические бани в Москве. Ж. Делабарт. 1790-е гг.

Вид Подновинского предместья (Подновинские гуляния). Гравюра Гуттенберга и Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта. 1795 г.

Вид с балкона Останкинского дворца. Гравюра Д. С. Лафона по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг.

Вид Спасских ворот и окрестностей их от Ивановской площади в Кремле на Архиерейский дом, Спасскую башню и церковь Николая Гостунского. Жерар Делабарт (Gerard de la Barthe). 1795 г.

Вид с балкона Останкинского дворца. Фрагмент. Гравюра Д. С. Лафона по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг.

Вид Замоскворечья из Кремля. Фрагмент. Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Источники

Аверьянов К. А. История московских районов: энциклопедия. М., 2008.
Божерянов И. Н. Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, новый год, Крещение и Масленицу. СПб., 1894.
Волкова И. В., Миропольский Я. И., Мумрикова Г. М. Ресторанный бизнес в России. М., 2008.
Герчук Ю. Я. Василий Иванович Баженов: Письма. Пояснения к проектам. Свидетельства современников. Биографические документы. М., 2001.
Дроздов Д. Историческая Москва. Увлекательный путеводитель по центру нашего города. М., 2013.
Курукин И. В., Никулина Е. А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина. М., 2007.
Лекуант де Лаво Ж. Путеводитель в Москве. М., 1824.
Михайлов А. И. Баженов. М., 1951.
Михайлов К. П. Москва, которую мы потеряли. М., 2010.
Мурзин-Гундоров В. В. Архитектурное наследие России. Дмитрий Ухтомский. М., 2012.
Погосский А. Ф. Москва, ея святыни и древности. СПб., 1871.
Резвин В. А. Архитектурное наследие России. Василий Баженов. М., 2012.
Рубан В. Г. Описание императорскаго, столичнаго города Москвы. СПб., 1782.
Слонов И. А. Из жизни торговой Москвы (Полвека назад). М., 1914.
Снегирев И. М. Памятники московской древности, с присовокуплением очерка монументальной истории Москвы и древних видов и планов древней столицы. М., 1842–1845.
Снегирев И. М. Русские достопамятности. М., 1865.
Сягаева Л. В. Усадьба Шереметевых Кусково. М., 2012.
Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великаго, с 1721 по 1725 год. М., 1860.
Москва белокаменная, ея святыни и достопримечательности. СПб., 1875.
Путеводитель к древностям и достопамятностям московским. М., 1792.

Древнерусский город Колывань
«Как хорошо, что в мире есть иконы…»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*