Вторник , 23 Апрель 2024
Домой / Новейшая история / Бесславный конец украинского наступления

Бесславный конец украинского наступления

Американские военные, украинские политики и даже некоторые российские эксперты говорят, что украинское наступление на запорожском направлении развивается медленно. Это неправда. Оно вообще не развивается. Нет никакого наступления и не было.

Наступление – это прорыв фронта и продвижение в глубине обороны противника, с целью перехватить и по частям уничтожить стратегические резервы в ходе их выдвижения к месту прорыва. Наступлением с натяжкой можно назвать медленное, но постоянное продавливание обороны противника, когда, чтобы не допустить прорыва фронта, он вынужден под давлением оставлять территорию, сохраняя целостность своих боевых порядков.

На деле такое наступление также имеет своей целью прорыв обороны противника со всеми вытекающими последствиями. Этот результат достигается, если резервы обороняющейся стороны исчерпываются раньше, чем выдыхается наступающая. Если же наступление выдыхается без прорыва фронта, наступательную операцию считают неудачной.

В Верденском сражении обе стороны потеряли около миллиона человек.

Наступлениями второго типа славится Первая мировая война. Наиболее известное из них Верденская битва (Верденская мясорубка) — совокупность боевых действий немецких и французских войск во время Первой мировой войны на Западном фронте, проводившихся с 21 февраля по 18 декабря 1916 года. Одна из крупнейших и одна из самых кровопролитных военных операций в Первой мировой войне, вошедшая в историю как хрестоматийный пример войны на истощение. Во время Верденского сражения обе стороны в сумме потеряли около миллиона человек.

Но и в ходе этой, преимущественно позиционной Первой Мировой войны известны классические наступательные операции (Горлицкий прорыв 11 германской армии Августа фон Макензена, получившего за эту операцию чин генерал-фельдмаршала, в 1915 году, Брусиловский прорыв Юго-Западного фронта русской императорской армии генерал-адъютанта, генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова в 1916 году, а также Весеннее наступление германской армии на Западном фронте под общим руководством первого генерал-квартирмейстера, генерала пехоты Эриха Людендорфа в 1918 году).

В ходе Второй мировой войны, в силу повышения мобильности войск, наступательные операции задумывались с более решительными целями. Так судьба Польской и Югославской кампаний была решена вермахтом в ходе одной операции, а французской в ходе двух, причём немцы считали, что их второе наступление не полноценная наступательная операция, а «прочёсывание местности» (добивание заранее обречённых войск). Операции Великой Отечественной войны по размаху мало чем отличаются от операций первого периода Второй мировой, но, в силу огромности театра боевых действий, решают менее амбициозные задачи (максимум, разгром немецкой группы армий или эквивалентной группировки советских фронтов).

Боевые действия на Украине больше похожи на Первую мировую войну, несмотря на то, что мобильность войск вновь выросла, по сравнению со срединой ХХ века. Просто армии, за счёт увеличения технологичности, стали меньше численно. В результате, если в ходе Первой мировой войны стабильность линии фронта определяла недостаточная манёвренность слишком больших армий, то теперь её (в рамках закона отрицания отрицания) определяет сверх манёвренность небольших армий. Резервы из глубины подходят слишком быстро и наступающим не хватает сил, чтобы развить успех.

Боевые действия вылились в уничтожение резервов противника. Тот, кто это делает эффективнее, в конечном итоге создаст перед собой достаточно разреженное для традиционного глубокого прорыва пространство или добьётся слома боевого духа противника на фоне слишком больших потерь, после чего, враг потеряет способность к организованному сопротивлению.

Российская армия на порядок более эффективно перемалывает врага. В результате как сами украинцы, так и их союзники заговорили о том, что если не будет найден способ компенсации российского превосходства (за полтора года не нашли и уже практически потеряли надежду найти) то скоро Западу надо будет думать о трёх вариантах:

· срочно заключать мир на российских условиях;

· искать кого-то, кто будет воевать вместо Украины или вступать в войну самому;

· смириться с тем, что Россия займёт всю Украину и реализует устраивающий её мир явочным порядком (пусть и без признания оного Западом).

Продолжение украинского «наступления» должно выигрывать Западу время для размышления и организации военно-политического манёвра, но не решает эту задачу. Отсюда и падение духа Зеленского, и явно наметившийся побег первых крыс с тонущего украинского корабля — это Пристайко, Ткаченко, по некоторым сведениям ищет возможность прыгнуть за борт молодой перспективный генерал Буданов, и нескрываемое недовольство Запада украинским президентом, который не выполнил поставленную задачу и теряет контроль над событиями.

Наступления нет, как такового. Чтобы было понятно,  сравним ситуацию с немецким наступлением на Курской дуге 5 июля 1943 года. Ситуация очень похожа. Германии тогда и Украине сейчас необходимо было перехватить стратегическую инициативу. Для этого была собрана крупная группировка, оснащённая наиболее современными образцами военной техники и задумана операция по глубокому прорыву на узком участке фронта. Войска должны были своей массой продавить укреплённые линии и выйти на оперативный простор.

В случае Курской дуги немцы предполагали расколоть советский фронт на 200-километровом участке в центре, заставить СССР израсходовать стратегические резервы на локализацию этого прорыва. Таким образом, сорвать летнее наступление советских войск в 1943 году и обеспечить за собой инициативу в ведении боевых действий. События Курской оборонительной операции РККА развивались ровно 80 лет назад, 5-23 июля 1943 года, совсем рядом с нынешним театром военных действий.

Задача украинского «наступления» более амбициозная – прорвать фронт ВС РФ и выйти к Азовскому морю на участке от Мелитополя до Мариуполя, загнав российские войска в Крым и восстановив линию соприкосновения в Донбассе по состоянию на 23 февраля 2022 года, накануне начала СВО. После этого украинцы рассчитывали удерживать за собой стратегическую инициативу и подготовить следующее наступление либо на Севере (на Луганск), либо на Юге (на Крым).

Сравним у кого, что получилось.

После трёх недель ожесточённых боёв, потеряв свыше тридцати тысяч убитыми и почти сто тысяч раненными немецкие ударные группировки прекратили наступление, исчерпав свой ударный потенциал. При этом на северном фасе вклинение в оборону Центрального фронта составило 8-12 километров. На южном фасе Воронежскому фронту пришлось тяжелее. Там немцы продвинулись на 15-17 км и почти вырвались на оперативный простор под Прохоровкой. Но там они встретились с вовремя подошедшими 5 гвардейской танковой и 5 гвардейской общевойсковой армиями Степного фронта, срочно переданными в состав Воронежского фронта и закрывшими прорыв.

Если верить официальным немецким и советским данным, то немцы, потеряли примерно 150 тысяч из 780 тысяч бойцов, сосредоточенных для удара, и, нанеся РККА потери в пять раз большие, вынуждены были не только отступить на исходные позиции. А в 5 августа 1943 года от немецко-фашистской оккупации были освобождены два крупных советских города — Белгород и Орёл, а 23 августа — Харьков.

Учитывая общее соотношение сил на Курской дуге, можно предположить, что хоть РККА и понесла большие потери в обороне, чем вермахт в наступлении, всё же соотношение их было не 5/1, а не более 3/1. Иначе наступать немцам бы было нечем. Скорее всего, немцы существенно занизили свои потери, что для них характерно. Если верить их отчётам, то они вообще потерь почти не несли и непонятно почему проиграли войну и куда делись миллионы немецких солдат.

Итак, образцовая, дисциплинированная германская армия, бывшая летом 1943 года далека от деморализации, наступая на качественно уступающего ей, но количественно превосходящего противника, потеряв (по отчётам) 15-20% от первоначально сосредоточенных войск (более вероятно 30%), достаточно вклинившись в советскую оборону на Севере и прорвав её в одном месте на Юге, не нашла сил, чтобы развить успех и вынуждена была отступить на исходные позиции, а затем продолжить отступление дальше. При том, что сражение это было для неё принципиальным – последний шанс переломить ход войны в свою пользу.

Стоит ли говорить, что ВСУ сегодня значительно хуже обучены, подготовлены и сравнительно оснащены, чем вермахт летом 1943 года. Они также имеют перед собой противника, занявшего подготовленную оборону, рубежи которой уходят в глубину на десятки километров.

Украинцы атакуют уже почти два месяца (напомню вермахт остановился и вернулся на исходные рубежи через три недели). За это время ВСУ понесли потери, сопоставимые с потерями вермахта на Курской дуге (по разным украинским и американским данным общие потери составляют от 30 до более, чем 45 тысяч человек). Это 40-60% от первоначально заявленной численности ударной группировки. При этом заявленное украинцами вклинивание в российскую оборону составило 6-8 километров и они даже не смогли прорвать первый оборонительный рубеж.

Можно ли это назвать наступлением и есть ли у него перспективы?

Немцы, достигшие больших успехов, за более короткое время и имевшие лучшее соотношение сил и потерь, посчитали своё наступление на Курской дуге провальным, прекратили атаки и отошли на исходные рубежи. Обращаю внимание, они прекратили атаки, наступление же не состоялось вовсе, поскольку ударные группировки так и не вышли на оперативный простор. РККА сорвала наступление вермахта на Курской дуге и оно не состоялось. Его не было. Были мощные атаки, ожесточённые бои, а наступления, как такового (хотя бы продавливания фронта, принуждения советских войск к отходу под угрозой прорыва) не было.

Немцы остановились с целью сберечь резервы для последующей обороны именно потому, что поняли – решить задачу наступления они не в состоянии, инициативу перехватить не удалось.

Украинцы пытаются продолжать самоубийственные атаки, при том, что, в отличии от вермахта, они даже не в состоянии не то, что поддержать свои войска с воздуха, но даже просто прикрыть их от воздействия российской авиации. Украинские атаки не являются наступлением – это лишь создание предпосылок к нему. Практически же ВСУ топчутся на месте.

В наступление на Харьковском направлении как раз переходят российские войска, успешно продавливающие там линию фронта и уже заставившие ВСУ начать эвакуацию Купянска. Трещит украинский фронт также под Марьинкой и Авдеевкой, в контратаки переходят российские войска под Бахмутом.

Везде у украинцев одна проблема: для надёжного удержания фронта не хватает резервов, дожигаемых на Запорожском направлении. Скоро они сгорят полностью и здесь тоже ВС РФ начнут теснить ВСУ. Перебрасывать на горячие участки украинцам будет нечего, а горячим участком станет весь фронт.

Можно ли в таки условиях рассчитывать на успех «наступления»? Однозначно нет. Даже если завтра ВСУ возьмут какое-нибудь село, они не выйдут на оперативный простор, а окажутся перед теми же обороняющимися частями российской армии, отошедшими метров на 500 в следующую траншею. Но сёла становится тяжело уже не брать, а удерживать.

Финиш. Фронт трещит, пополнение не ловится, «одвични лыцари» всё охотнее массово сдаются в плен, Запад воевать за Украину не хочет и технику давать не спешит.

ВСУ не вермахт, хотя и очень пытается походить на него. Наступление не состоялось, но атаки прекращать нельзя. Если окончательно отдать российской армии инициативу и позволить нарастить давление украинцы побегут. И неизвестно где их удастся остановить, да и удастся ли вообще.

А тут ещё ВКС тылы утюжат и в тылах нарастает паника. Наступления нет и больше уже никогда не будет. На Украине ждут окончания «мясных атак» ВСУ, как сигнала разбегаться, если, конечно, есть куда бежать.

***

Ростислав Ищенко — украинский и российский политолог, бывший украинский дипломат, обозреватель МИА «Россия сегодня».

В последнее время всё больше событий происходит вокруг Белоруссии и внутри неё. Сначала туда переместили ядерное оружие, затем туда перебрался Вагнер. Далее стало известно о переброске Польшей войск к границам Белоруссии и американских ударных вертолётов. Также стало известно о планах поляков и литовцев ввести свои войска в западные области к нашим соседям.
Чтобы разобраться, какая каша там заваривается, нам нужно сначала перенестись в Китай.

США являлись безусловным лидером по военной мощи и могли без труда разделаться со своим основным соперником и конкурентом — Китаем, поэтому китайцы довольно долгое время вели себя тихо и послушно, и не поддавались на провокации американцев вроде визита Пелоси на Тайвань. Но за этой тишиной скрывалось масштабное наращивание Китаем своей военной мощи. Только за один 2023 год Китай заявил об увеличении своих военных расходов на 7%, что является серьёзным увеличением. Особенно если смотреть в абсолютных цифрах — годовой военный бюджет Китая примерно в три раза больше военного бюджета России.  Китай наращивал свой военный флот и за последние девять лет удвоил его. Начиная с 2020 года китайцы смогли обогнать флот США по количеству кораблей, достигнув цифры в 340 кораблей против 300 кораблей у США. Через пару лет Китай планирует увеличить флот до 400 кораблей, а Штаты — до 350, и то лишь к 2045 году, потому что Китай обладает куда более внушительными мощностями, чем США, обладающие печатным станком.

Прибавим к этому рост популярности китайского юаня и отказ некоторых стран от расчётов в долларах. Китай и Россия в  БРИКС планируют создать новую валюту, основанную на золотом обеспечении

Китай конкурирует со Штатами во всех сферах и стремительно наращивает свою военную мощь, на что американцы не могут спокойно смотреть и готовили провокацию на Тайване, а также формировали вокруг Китая антикитайские союзы — с целью втянуть Китай в войну, ослабить его и отбросить назад в развитии.
Для России подобный сценарий падения Китая был неприемлем, и мы начали специальную военную операцию, решив устранить угрозу, исходящую от наших соседей, тем более они планировали очередную карательную операцию на Донбассе.

Вроде бы это внутреннее дело России и китайцы тут ни при чём, но на самом деле решая свои задачи, мы заодно отвлекли на себя США и Запад, дав Китаю время лучше подготовиться к грядущему противостоянию. Не секрет, что американцы планировали привлечь альянс НАТО к противостоянию с Китаем, но мы значительно ослабили  военные и экономические возможности альянса НАТО И ЕС.

Китайцы в Южно-Китайском море у себя дома, а американцам надо будет вести боевые действия за тысячи километров.

Однако бросить Украину Байден пока не может по множеству причин — главная это мгновенная потеря статуса гегемона и доверия союзников.
Байдену могут предъявить за потраченные миллиарды без достижения победы, то есть потраченные впустую более ста миллиардов долларов американских налогоплательщиков. А заодно спросят за Афганистан.
США свернуть конфликт могут лишь на своих условиях, а эти условия — отбросить российские войска на границы 1991 года, отсюда и то самое «украинское контрнаступление», правда неудачное.
Отсюда слухи, что на Украину могут быть отправлены на помощь польские и литовские НАТОвские войска, чтобы всё же попытаться закончить конфликт с Россией на более приемлемых для США условиях, которые можно «выдать за победу», и переключаться на Китай.

Учитывая, что Польша и Литва граничат с Белоруссией, Лукашенко конечно озаботился намерениями американцев и добился от Путина усиления военной мощи Белоруссии.
Большой плюс Белоруссии это её расположение на карте. С территории Белоруссии можно нанести неожиданный удар куда угодно,а также размещение ядерного оружия, должно сдержать горячие головы в Польше, Литве,  да и в США. Не самоубийцы же они в конце концов.
Если поляки и литовцы пойдут помогать ВСУ, с территории Белоруссии в это время может быть нанесён ответный удар.
Что ж, посмотрим, хватит ли мозгов у Байдена и младоевропейцев не совершать фатальную для них ошибку.

А Путин на днях предупредил поляков о последствиях и даже намекнул на очередной раздел Польши.

По итогам Второй мировой, в 1945 г. Польша получила немецкие города Бреслау, Гданьск, Зелёна-Гура, Легница, Щецин. В мае 1945 г. Вроцлав звался немецким городом Бреслау и 600 лет до этого не принадлежал Польше. Даже ГДР не желала отдавать полякам Щецин — вопрос с городом был окончательно решён только в 1956 г. под нажимом СССР.СССР отдал Польше также территорию Белостока и при посредничестве Сталина спорный с Чехословакией город Клодзско тоже стал польским. В состав Польши была добавлена немецкая Силезия, Померания, а также 80% Восточной Пруссии. Эти «подарки» СССР Польше были оплачены сотнями тысяч жизней советский солдат.

«Именно благодаря Советскому Союзу, позиции Сталина Польша получила значительные земли на западе, земли Германии. Это так, западные территории нынешней Польши – это подарок Сталина полякам. Наши друзья в Варшаве подзабыли об этом? Мы напомним», –напомнил полякам российский президент Владимир Путин на оперативном совещании Совета Безопасности.

Фактически Россия предъявила Польше территориальные претензии — на всякий случай.

Польский вопрос и русский ответ
Банк семян России в вечной мерзлоте

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*