Вторник , 19 Сентябрь 2017
Домой / Новое время в истории / Великосветские дамы Санкт-Петербурга ХІХ века

Великосветские дамы Санкт-Петербурга ХІХ века

Великосветскими дамами Санкт-Петербурга восхищались на императорских приёмах и балах, им посвящали стихи великие русские поэты ХІХ века, самые блестящие кавалеры считали за честь танцевать с ними на балах вальсы и мазурки. Дамы Санкт-Петербурга отличались утончёнными манерами, прекрасным образованием и удивительной красотой, которую запечатлели на своих полотнах многие художники современники…

1. Графиня Софья Владимировна Строганова, урождённая Голицына, младшая дочь «усатой княгини» Натальи Голицыной, женщина-легенда, фрейлина четырёх императриц, в молодости Софья блистала красотой и изысканной грацией, она была образованнейшей дамой высшего света, владела в совершенстве несколькими европейскими языками. Графиня Софья Владимировна прожила на свете почти сто лет и стала прообразом знаменитой пушкинской «Пиковой дамы».  Софья Владимировна «по своей простоте и необыкновенным качествам ума и сердца, а также верному пониманию блага Отечества являлась идеалом чисто русской женщины».

2. Мария Антоновна Нарышкина — полячка Мария происходила из княжеского рода Святополк-Четвертинских.  Обладая замечательной красотой и заняв выдающееся положение в высшем столичном обществе, она вызвала глубокую сердечную привязанность русского императора Александра Павловича.

3. Княгиня Зинаида Волконская — одна из самых выдающихся женщин XIX века, хозяйка литературно-художественного салона Санкт-Петербурга, певица и поэтесса. Самой известной характеристикой умной, независимой, красивой Зинаиде Волконской и её салона стала фраза Вяземского из письма Тургеневу, о «волшебном замке музыкальной феи», где «мысли, чувства, разговор, движения — всё было пение». Александр Пушкин писал княгине Зинаиде Волконской, посылая ей вместе с этим стихотворением свою новую поэму «Цыганы».

Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И над задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется, и пылает гений.
Певца, плененного тобой,
Не отвергай смиренной дани,
Внемли с улыбкой голос мой,
Как мимоездом Каталани
Цыганке внемлет кочевой.

4. Графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Урождённая графиня Браницкая, была дочерью польского магната и племянницы светлейшего князя Потемкина. Графиня Воронцова  подарила Александру Пушкину талисман — сердоликовый перстень с загадочной древнееврейской надписью, вырезанной на камне. Поэт поклялся не расставаться с ним никогда, и исполнил клятву.

Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи —
Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,
Души волшебное светило…
Оно сокрылось, изменило…
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран
Не растравит воспоминанье.
Прощай, надежда; спи, желанье;
Храни меня, мой талисман.

5. Софья Станиславовна Киселёва (1801–1875) жена графа Павла Дмитриевича Киселёва. Её мать, гречанка Софья Константиновна Глявонэ (Клавоне), из подавальщиц турецкого трактира стала женой И. Витта, затем любовницей графа Прованского, короля Людовика XVIII, генерала Салтыкова и светлейшего князя Григория Потемкина, а после его смерти — женой польского магната, коронного гетмана Станислава Щенсного — Потоцкого, в браке родились две дочери — Софья и Ольга.

6. Княгиня Авдотья Ивановна Голицына. Урождённая Измайлова, известная под прозваниями «princesse Nocturne» и «princesse Minuit», — одна из красивейших женщин своего времени, хозяйка литературного салона Санкт-Петербурга. В 1817—1820 годах салон «ночной княгини» часто посещал молодой Александр Пушкин, которому она внушила пылкую страсть. Карамзин об этой страсти писал следующее: «Поэт Пушкин у нас в доме смертельно влюбился в Пифию Голицыну и теперь уже проводит у нее вечера: лжет от любви, сердится от любви, только еще не пишет от любви…».
Известны три стихотворения Александра Сергеевича, обращенные к княгине Голицыной.

Краёв чужих неопытный любитель
И своего всегдашний обвинитель,
Я говорил: в отечестве моем
Где верный ум, где гений мы найдем?
Где гражданин с душою благородной,
Возвышенной и пламенно свободной?
Где женщина — не с хладной красотой,
Но с пламенной, пленительной, живой?
Где разговор найду непринужденный,
Блистательный, веселый, просвещенный?
С кем можно быть не хладным, не пустым?
Отечество почти я ненавидел —
Но я вчера Голицыну увидел
И примирён с отечеством моим.

7. Графиня Юлия Павловна Самойлова, полковника, графа Николая Александровича Самойлова, флигель – адъютанта Императора. Юлия Павловна — дочь генерала Палена и Марии Скавронской. По материнская и отцовская ветви рода графини фон дер Пален принадлежали к самым знатным родам российским и итальянским: Паленов и Скавронских, Литта и Висконти. (граф Джулио (Юлий) Литта – второй муж бабушки Ю. П. Самойловой по матери). Графы Литта – Висконти Арези вели своё начало от миланского графского рода Висконти, связанного близкими узами родства с герцогским семейством Франческо Сфорца.
Скавронские восходили в генеалогическом древе к самой Екатерине Первой — Марте Скавронской, жене Петра Великого, что обеспечивало блистательной Юлии близость к императорской фамилии. Юлия Павловна Самойлова — первая в России светская дама, которой пристало имя «львица»,  пришедшее из Старой Европы в холодную Северную Пальмиру. Независимая, необыкновенно образованная дама, прекрасно разбирающаяся в искусстве, музыке, литературе, она прислушивалась лишь к голосу своего сердца и делала только то, что оно, беспокойное, подсказывало ей! Юлия Павловна была единственною настоящей любовью художника Карла Брюллова на протяжении всей его жизни.

8. Княжна Каролина Эмилия Луиза Валерия Стефания Радзивилл, в замужестве графиня Витгенштейн. Фрейлина, одна из первых красавиц при дворе, единственная дочь князя Доминика Иеронима Радзивилла, последнего из рода несвижских Радзивиллов. Ей посвящали стихи А. С. Пушкин

В тревоге пестрой и бесплодной 
 Большого света и двора 
 Я сохранила взгляд холодный, 
 Простое сердце, ум свободный 
 И правды пламень благородный… 
 И как дитя была добра..

и поэт Иван Козлов. КНЯЖНЕ С. Д. РАДЗИВИЛ.

Твоя безоблачная младость
Цветет пленительной красой;
Ты улыбаешься, как радость,
Ясна и взором и душой.

Рукой ли белой и послушной
По звонким струнам пробежишь
Иль стройно в резвости воздушной
Кружишься, вьешься и летишь, —

Ты радугой горишь пред нами;
Она так блещет летним днем
И разноцветными огнями
Играет в небе голубом.

Но в те часы, как ты снимаешь
Венок из розовых цветов
И с милой томностью внимаешь
Мечтам задумчивых певцов, —

Как ты младенческой душою,
Участница в чужих бедах,
Грустишь невинною тоскою,
И слезы ангела в очах…

О, так в саду росою чистой
Лилея нежная блестит,
Когда луна цветок душистый
Сияньем томным серебрит!
<поэт Иван Козлов.1825>

Княгиня Мария Владимировна Барятинская

9. Княгиня Мария Владимировна Барятинская.  Одна из самых известных жительниц Ялты рубежа XIX – XX веков. С именем Княгиня Марии связано множество добрых дел, занимательных историй и даже легенд. Княгиня Барятинская известная красавица высшего света XIX века. В августе 1840 года, на курорте Тегернзее Марии Николаевне был представлен поэт Фёдор Тютчев. Поэт был пленён Великой княгиней: «Мария Николаевна поистине очаровательна. Нельзя иметь более изысканный облик и вдобавок быть столь любезной и естественной. И потому она с первого взгляда пользуется общим успехом. Не говоря о свекрови, которая от нее без ума, вся королевская семья — король, старая королева — приняли ее с большой любовью и, глядя на них всех вместе, можно подумать, что она всю свою жизнь провела среди них»; и посвятил ей стихотворение:

Живым сочувствием привета
С недостижимой высоты,
О, не смущай, молю, поэта!
Не искушай его мечты!
Всю жизнь в толпе людей затерян,
Порой доступен их страстям,
Поэт, я знаю, суеверен,
Но редко служит он властям.
Перед кумирами земными
Проходит он, главу склонив,
Или стоит он перед ними
Смущен и гордо-боязлив…
Но если вдруг живое слово
С их уст, сорвавшись, упадет,
И сквозь величия земного
Вся прелесть женщины блеснет,
И человеческим сознаньем
Их всемогущей красоты
Вдруг озарятся, как сияньем,
Изящно-дивные черты, —
О, как в нём сердце пламенеет!
Как он восторжен, умилен!
Пускай любить он не умеет —
Боготворить умеет он!

10. Великая княгиня Елена Павловна. Русская великая княгиня, супруга великого князя Михаила Павловича, благотворительница, государственный и общественный деятель, известная сторонница отмены крепостного права и великих либеральных реформ.

11. Юлия Валериановна Жадовская. Русская писательница.

12. Княгиня Мария Аркадьевна Вяземская. Гофмейстерина, статс-дама, жена видного деятеля русской культуры князя Павла Вяземского.

13. Графиня Софья Степановна Разумовская. Фрейлина, метресса императора Павла I.

14. Светлейшая княгиня Елизавета Павловна Салтыкова. Самодостаточная женщина, с большим жизненным опытом.

15. Графиня Надежда Львовна Соллогуб. Фрейлина великой княгини Елены Павловны, одна из красивиших женщин Петербурга.

16. Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова. Одна из первых красавиц высшего света, покоривших в середине XIX века Москву и Санкт-Петербург, а затем и Европу.

17. Баронесса Ева Аврора Шарлотта Шернваль (Аврора Демидова). Светская львица из шведского рода Шернваль из Финляндии, фрейлина и статс-дама русского императорского двора, крупная благотворительница.

18. Графиня Анна Ивановна Толстая. Сестра камергера князя И. И. Барятинского, жена гофмаршала Н. А. Толстого.

19. Графиня Софья Александровна Бобринская. Русская великосветская дама, хозяйка успешного петербургского салона.

20. Александра Смирнова-Россет. Фрейлина русского императорского двора, знакомая, друг и собеседник А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова.

21. Великая княгиня Александра Иосифовна. Эрнестинская принцесса, супруга великого князя Константина Николаевича.

22. Идалия Григорьевна Полетика. Одна из активных фигур в стане светских врагов и гонителей А. С. Пушкина.

23. Графиня Ольга Ферзен. В её внешности была своя изюминка, не для всех заметная: удлиненный овал лица, точеный профиль, дивные глаза, мечтательные и грустноватые, стройная фигура.

24. Елизавета Григорьевна Чернышева (Черткова). Московская знакомая Гоголя, жена историка и археолога А. Д. Черткова.

25. Баронесса Амалия фон Крюденер, внебрачная дочь прусского короля Фридриха-Вильгельма III и княгини Турн-и-Таксис. Известная красавица высшего света Санкт-Петербурга XIX века, в которую был влюблён Фёдор Тютчев, и посвящал ей свои стихи. Вспоминая прогулки с Амалией по берегам Дуная, Тютчев написал стихотворение «Я помню время золотое».

Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит,

Ногой младенческой касаясь
Обломков груды вековой;
И солнце медлило, прощаясь
С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом
Твоей одеждою играл
И с диких яблонь цвет за цветом
На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела…
Край неба дымно гас в лучах;
День догорал; звучнее пела
Река в померкших берегах.

И ты с веселостью беспечной
Счастливый провожала день;
И сладко жизни быстротечной
Над нами пролетала тень.

По материалам статьи

Тайное притяжение 45 параллели
Парад русских войск в Париже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*