Понедельник , 17 Июнь 2024
Домой / Русский след в мире / Пасха в стихах русских поэтов

Пасха в стихах русских поэтов

Душа моя, ликуй и пой…

Вильгельм Кюхельбекер «На Воскресение Христа»

Душа моя, ликуй и пой,
Наследница небес:
Христос воскрес, Спаситель твой
Воистину воскрес!
Так! Ад пред Сильным изнемог:
Из гробовых вериг,
Из ночи смерти Сына Бог
И с Ним тебя воздвиг.
Из света вечного Господь
Сошел в жилище тьмы,
Облекся в персть, оделся в плоть —
Да не погибнем мы!
Неизреченная любовь,
Всех таинств высота!
За нас Свою святую Кровь
Он пролил со креста.
Чистейшей Кровию Своей
Нас, падших, искупил
От мук и гроба, из сетей
И власти темных сил.
Христос воскрес, Спаситель мой
Воистину воскрес.
Ликуй душа; Он пред тобой
Раскрыл врата небес!

Фёдор Тютчев «День православного Востока…» (16 апреля 1872)

День православного Востока,
Святись, святись, Великий день,
Разлей свой благовест широко
И всю Россию им одень!
Но и святой Руси пределом
Его призыва не стесняй:
Пусть слышен будет в мире целом,
Пускай он льется через край,
Своею дальнею волною
И ту долину захватя,
Где бьется с немощию злою
Мое родимое дитя, —
Тот светлый край, куда в изгнанье
Она судьбой увлечена,
Где неба южного дыханье
Как врачебство лишь пьет она.
О, дай болящей исцеленья,
Отрадой в душу ей повей,
Чтобы в Христово Воскресенье
Всецело жизнь воскресла в ней.

Иван Бунин «Христос воскрес!» (1896)

Христос воскрес! Опять с зарею
Редеет долгой ночи тень,
Опять зажегся над землею
Для новой жизни новый день.
Еще чернеют чащи бора;
Еще в тени его сырой,
Как зеркала, стоят озера
И дышат свежестью ночной;
Еще в синеющих долинах
Плывут туманы… Но смотри:
Уже горят на горных льдинах
Лучи огнистые зари!
Они в выси пока сияют.
Недостижимой, как мечта,
Где голоса земли смолкают
И непорочна красота.
Но, с каждым часом приближаясь
Из-за алеющих вершин,
Они заблещут, разгораясь,
И в тьму лесов, и в глубь долин;
Они взойдут в красе желанной
И возвестят с высот небес,
Что день настал обетованный,
Что Бог воистину воскрес!

Верба, натюрморт, худ. Таисия Кирилловна Афонина

Константин Бальмонт «Вербы» (1903)

Вербы овеяны
Ветром нагретым,
Нежно взлелеяны
Утренним светом.
Ветви пасхальные,
Нежно-печальные,
Смотрят веселыми,
Шепчутся с пчелами.
Кладбище мирное
Млеет цветами,
Пение клирное
Льется волнами.
Светло-печальные
Песни пасхальные,
Сердцем взлелеяны,
Вечным овеяны.

Марина Цветаева «Пасха в апреле» (1910)

Звон колокольный и яйца на блюде
Радостью душу согрели.
Что лучезарней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?
Травку ласкают лучи, догорая,
С улицы фраз отголоски…
Тихо брожу от крыльца до сарая,
Меряю доски.
В небе, как зарево, внешняя зорька,
Волны пасхального звона…
Вот у соседей заплакал так горько
Звук граммофона,
Вторят ему бесконечно-уныло
Взвизги гармоники с кухни…
Многое было, ах, многое было…
Прошлое, рухни!
Нет, не помогут и яйца на блюде!
Поздно… Лучи догорели…
Что безнадежней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?

Сергей Есенин «Пасхальный благовест»

Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.
Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздается
Голос по лесам.
Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.
Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.

Пасхальное яйцо «Московский Кремль», Санкт-Петербург, фирма К. Фаберже, 1904-1906 годы. Музеи Московского Кремля

Игорь Северянин «Пасха в Петербурге» (1931)

Гиацинтами пахло в столовой,
Ветчиной, куличом и мадерой,
Пахло вешнею Пасхой Христовой,
Православною русскою верой.
Пахло солнцем, оконною краской
И лимоном от женского тела,
Вдохновенно-веселою Пасхой,
Что вокруг колокольно гудела.
И у памятника Николая
Перед самой Большою Морскою,
Где была из торцов мостовая,
Просмоленною пахло доскою.
Из-за вымытых к празднику стекол,
Из-за рам без песка и без ваты
Город топал, трезвонил и цокал,
Целовался, восторгом объятый.
Было сладко для чрева и духа
Юность мчалась, цветы приколовши.
А у старцев, хотя было сухо,
Шубы, вата в ушах и галоши…
Поэтичность религии, где ты?
Где поэзии религиозность?
Все «бездельные» песни пропеты,
«Деловая» отныне серьезность…
Пусть нелепо, смешно, глуповато
Было в годы мои молодые,
Но зато было сердце объято
Тем, что свойственно только России!

Христос Воскресе из мертвых смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав

«СМЕРТЬ, ГДЕ ТВОЁ ЖАЛО?!»

Службы Пасхальной вечер.
Лица, глаза, свечи,
Руки, платки, плечи
И голоса певчих.

Вновь, как слова в песне,
Все, как один, вместе,
Снова: «Христос Воскресе!»
«Во-ис-ти-ну Воскресе!»

И над землёй взлетало,
Ночью, как искра света:
«Смерть, где твоё жало?!
Ад, где твоя победа?!»

У алтаря встали.
Радость. Христос с нами!
Верим. И в нас верят.
Храм отворил двери.

Крестным идём ходом.
Колоколов звоны.
И, как один, вместе,
Снова: «Христос Воскресе!»

И над землёй взлетало,
Ночью, как искра света:
«Смерть, где твоё жало?!
Ад, где твоя победа?!»

Владимир Захаров.

МАЛЕНЬКАЯ РОДИНЫ ПОЛОСКА

Маленькая Родины полоска,
Как росток забытого цветка.
Колокольни белая известка.
Облака белее молока.

Служба в светлом храме. День весенний.
Люди. Веренице нет конца.
Светлое Христово Воскресенье!
Радостью наполнены сердца.

Православным душам стал мир тесен.
Окорочен кто-то: «Не балУй!».
Звонкий смех и за «Христос Воскресе!»
Троекратный русский поцелуй.

Песен залихватских отголоски.
Дым костров летит издалека.
Маленькая Родины полоска.
Облака белее молока.

Владимир Захаров.

Николай Богданов-Бельский.»В церкви«. 1891 г.

Иван Тургенев, «Христос«.⠀

⠀»Я видел себя юношей, почти мальчиком в низкой деревенской церкви. Красными пятнышками теплились перед старинными образами восковые тонкие свечи.⠀
Радужный венчик окружал каждое маленькое пламя. Темно и тускло было в церкви… Но народу стояло передо мною много.⠀
Всё русые, крестьянские головы. От времени до времени они начинали колыхаться, падать, подниматься снова, словно зрелые колосья, когда по ним медленной волной пробегает летний ветер.⠀
Вдруг какой-то человек подошел сзади и стал со мною рядом.⠀
Я не обернулся к нему — но тотчас почувствовал, что этот человек — Христос.⠀
Умиление, любопытство, страх разом овладели мною. Я сделал над собою усилие… и посмотрел на своего соседа.
Лицо, как у всех, — лицо, похожее на все человеческие лица. Глаза глядят немного ввысь, внимательно и тихо. Губы закрыты, но не сжаты: верхняя губа как бы покоится на нижней. Небольшая борода раздвоена. Руки сложены и не шевелятся. И одежда на нем как на всех.⠀
«Какой же это Христос! — подумалось мне. — Такой простой, простой человек! Быть не может!»⠀
Я отвернулся прочь. Но не успел я отвести взор от того простого человека, как мне опять почудилось, что это именно Христос стоит со мной рядом.⠀
Я опять сделал над собою усилие… И опять увидел то же лицо, похожее на все человеческие лица, те же обычные, хоть и незнакомые черты.⠀
И мне вдруг стало жутко — и я пришёл в себя. Только тогда я понял, что именно такое лицо — лицо, похожее на все человеческие лица, — оно и есть лицо Христа».⠀

Авгуры и инаугурация
Русские княжества в Прибалтике - Герсика и Кукейнос

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*