Воскресенье , 17 Декабрь 2017
Домой / Мир средневековья / Русский щит VIII–XI века

Русский щит VIII–XI века

Вторая половина IX века ознаменовалась возникновением на Восточноевропейской равнине нового государства — Киевской Руси. Географическое положение Древней Руси, сложные этнические и политические процессы привели к взаимопроникновению материальной и духовной культуры нового государства в культуру народов западной Европы, что более ярко проявилось в военном деле оружии древнерусских воинов. Данные археологии наглядно отражают процесс формирования комплекса вооружения древнерусских воинов на базе взаимодействия с различными воинскими традициями, многочисленными военными походами по торговому пути с севера на юг — «путь из варяг в греки», идущий от Варяжского (Балтийского) моря к морю Русскому (Чёрному морю).Древнерусские воины защищались от холодного и метательного оружия с помощью щитов. Слово «щит», возможно, происходит от слова из санскрита «каваСа» — kavaSa — щит, прикрываться, ховаться (страховаться). (англ. shield; shade-щит).

Щиты использовались с древнейших времён и применялись для защиты воинов вплоть до распространения огнестрельного оружия.

«…Русичи великая поля чремными щиты прегородиша…» («Слово о полку Игореве»).

Именно, щиты служили воинам единственным средством защиты в бою, кольчуги и шлемы появились позже. Самые ранние письменные свидетельства о славянских щитах, как единственных средствах защиты воинов, упоминаются в византийских рукописях VI века:

Прокопий Кесарийский: «Вступая же в битву, большинство идёт на врагов пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают».

Маврикий Стратег: «Каждый мужчина вооружён двумя небольшими копьями, а некоторые из них и щитами, крепкими, но трудно переносимыми». Видимо, деревянные щиты были тяжёлыми, подобными по своим функциям с деревянными воротами, служащие защитой каждому дому. На санскрите «Варута» — varUtha — защита, щит, убежище, безопасное местожительство (родстренное слово в рус. яз. ворота)

В верхней части тяжелых щитов этого периода проделывали небольшое отверстие для обзора — амбразуры. В раннем средневековье простые воины часто не имели шлемов, из-за их дороговизны, поэтому прикрывались «с головой» большими щитами.

К сожалению, трудно представить внешний вид тяжёлых деревянных славянских щитов, так как из-за отсутствия металлических частей деревянная конструкция не сохранилась.

Самые ранние фрагменты щитов, найденные на территории Древней Руси, относятся к X веку, так как они уже имели металлические детали.

На территории Древней Руси археологи нашли фрагменты 20 щитов, а именно деталь щита — умбон (лат. umbo) металлическая бляха-накладка полусферической или конической формы, крепившаяся в центре щита, и защищающая кисть руки воина от пробивающих щит ударов.

А.Н.Кирпичников выделяет среди найденных щитов два типа древнерусских металлических накладок (умбонов): полушаровидные щиты (найдено 13 экземпляров) и сфероконические щиты (3 экземпляра). Все найденные щиты стандартны по форме и по размерам — их диаметр 13,2-15,5 см, высота 5,5-7 см. Толщина металла на щите не превышает 1,5 мм.

Ко сфероконическому типу щитов относятся два умбона, найденые в Юго-Восточной части Приладожья, и один щит найден в древнерусском слое Цимлянского городища. Сфероконические щиты довольно крупные, их диаметр 15,6 см и 17,5 см, высота 7,8 см и 8,5 см. Умбоны обоих типов имеют поля шириной 1,5-2,5 см, на которых были пробиты от 4 до 8 отверстий, через которые проходили гвозди от 2,5 до 5 см, редко заклепки, крепившие металлическую бляху на деревянном поле щита, толщиной в пределах 7-8 мм. На одном из найденных в Приладожье металлических блях для щита (умбонов) найдена заклепка длинной 4,5 см. По мнению А.Н.Кирпичникова, подобные заклепки скрепляли одновременно край умбона, деревянную доску щита и планку-рукояти.

Металлические оковки, крепившиеся по краю деревянного  щита, представляют собой тонкие (5-6 мм) железные, или бронзовые полоски длинной около 6 см и шириной около 2 см, согнутые пополам. На одной из металлических оковок сохранились следы орнаментации в виде двух параллельных линий.

Большинство древнерусских оковок на обеих сторонах имели ступеньку, которая, как показывает зарубежный материал, была необходима для кожаной полосы, проходящей по ребру щита.

Во время археологических раскопках Гнездовского курганного могильника под Смоленском были найдены неплохо сохранившиеся остатки древнерусского щита. Вот так его описывает автор раскопок: «Благодаря оставшимся от щита следам дерева, можно представить себе приблизительно размеры щита, измеряя расстояние этих кусочков дерева от центральной бляхи или умбона; при таком измерении ширина или длина щита доходит до 1 метра. В области лежавшего когда-то щита найдено много железных скрепок или обоймиц в виде железных согнутых вдвое пластинок с пробоинами или гвоздиками на концах, служивших для скрепления краев щита и прекрасно сохранивших внутри кусочки дерева; эти-то кусочки дерева представляют часто косые слои, которые объясняются явно тем, что доски, из которых щит состоял, имели на краях закругления, соответствующие окружности круга. Принимая во внимание сохранившиеся следы дерева на ближних камнях можно также смело утверждать, что щит имел круговое очертание. По железным обоймицам также можно легко определить толщину щитовых досок; можно считать также до некоторой степени вероятным, что щит был окрашен в красную краску, так как дерево в одной из обоймиц сохранило следы красной окраски».

Восполнить представление о древнерусском щите помогают археологические материалы сопредельных территорий  Скандинавии, где они найдены в огромном количестве. Интересно, что древнерусское оружие и щиты, подобные скандинавским, найденные в районе Ладоги, дают возможность скандинавам мечтать о том, что эти территории Древней Руси в районе Ладоги в древности принадлежали им. Однако, это не так!

Очень часто «скандинавское оружие» было захвачено древнерусскими воинами в бою во время военных походов и привезено домой на Ладогу в качестве военных трофеев. Крупные оружейные производства были в Ладоге, Новгороде, Суздале, Пскове, Смоленске и Киеве.

Дружинно-торговый социум «русов» начал складываться не ранее последних десятилетий VIII — первых десятилетий IX вв., примерно тогда же, когда в древнесеверной лексике ранней эпохи викингов (на I этапе, 793-833 гг.) слово с исконно русским корнем «rup» — гребцы приобретало новое значение «морское войско». (родственные слова в рус. яз.: гРАБить, гРЕБти…; англ.: robber — гРАБитель)

На Западе «росы» — gentis esse sueonum; на Востоке — «gentis» Славян; они и были и теми и другими одновременно. В Византии середины X века один из преемников великокняжеских послов «от рода Рускаго» перечислял скандинавские названия днепровских порогов «по-росски» (rosistі) и переводил «по-славянски» (sclavinysti); языком этих «росов» был ещё нордический, северный язык скандинавов.

Русь-Ладога князя Олега объединяет в начале X века и варяга, и словенина, «и прочих», хотя послы «великого князя рускаго», объявляя себя от рода Рускаго, носят сплошь скандинавские имена. Для определенного отрезка времени становления скандо-славянского социума «именно Ладога исключительно и была русью» (Stang 1996: 200).

Самая полная информация имеется о щитах, найденных в шведском могильнике Бирка, где было найдено 68 деревянных щитов круглой формы, диаметром от 80 до 95 см, толщина 5-6 мм, материал, из которого изготовлен щит — тис, клён, пихта. В Бирке были найдены оружие, фрагменты доспехов, многочисленные находки, свидетельствующие о том, что здесь длительное время проживала большая группа мужчин-воинов. 

По подсчётам учёных, в IX–X веках в Бирке проживало около 1500 человек постоянного населения. Однако в летние месяцы, сюда со всей Балтики — «Русь-Ладога» приходили корабли с товарами, число жителей увеличивалось до 8 тысяч.  Город Бирки был крупным речным портом и стоял на пересечении торговых путей, именно отсюда начинался путь «из варяг в греки», связывавший Русь Новгородскую с Византийской империей,  Ближним Востоком, Средней Азией и центральной Европой в X–XII веках.

В городе Бирка были найдены восточные шёлковые ткани из Арабского халифата с арабскими надписями «Иллах» (Illah- Аллах), выполненными в куфическом стиле. Древнеперсидские надписи в геометрическом стиле куфического письма находили на восточных шёлковых лентах не только в могилах на территории города Бирка и в захоронениях в Уппсале, но и в Испании. Арабские надписи в куфическом стиле повсеместно присутствуют на одежде викингов в скандинавских могильниках. Возможно, погребения осуществлялись под влиянием ислама с идеей о вечной жизни в раю после смерти. Возможно, арабские надписи просто рассматривались, как декоративный затейливый орнамент.

В последней четверти X века — после 960 года город был оставлен, Бирка прекратила своё существование — странно и необъяснимо. Дружинно-торговый социум русов и скандинавов распался… русы ушли.

Как и в Древней Руси, основную часть находок остатков щитов составляют оловянные или бронзовые накладки различной формы (умбоны), и железные или бронзовые оковки по краю щита (от 2 до 45), крепившиеся двумя заклепками. Некоторые щиты были снабжены и металлическими или деревянными рукоятями  из можжевельника, тополя, ольхи. Металлические рукояти щита из железа или бронзы украшены чеканкой или рельефным литьём. Фрагмент чеканной накладки найден в Старой Ладоге, и хранится в частной коллекции.

На древнерусских щитах сохранились скобки с подвижным кольцом для крепления плечевого ремня для ношения щита.
В захоронениях в Норвегии в Бирки и Гокстаде найдены деревянные щиты из 7-8 сосновых дощечек разной ширины, толщиной около 7 мм. Внешняя сторона щитов была окрашена в чёрный или жёлтый цвета. На расстоянии 2 см от края щита и с интервалом около 3,5 см по всему периметру просверлены отверстия для крепления кожаной обшивки края щита, металлических деталей щита нет.

В Тирском торфянике на юго-западе Латвии обнаружен уникальный клад IX века, среди находок — два хорошо сохранившихся деревянных щита, изготовленных из еловых досок. Один из шитов толщиной 6 мм, круглой формы, диаметром 85,5 см. Внутренняя и внешняя стороны деревянного щита покрыты кожей, пришитой к  щиту в центре и по краям, а между кожей и деревом проложена спрессованная трава. В центре деревянного щита пропилено отверстие диаметром 11,5 см, которое с внешней стороны закрывалось деревянной накладкой в форме полушария с краями, на которых имеется 14 отверстий для заклёпок. Подобный тип щита встречается в нескольких курганах Гнездовского и Михайловского могильников.

Второй щит, найденный в Тирском торфянике, был длиной 68 см, ширина — 11,8 см, толщиной — 1,4 см. Судя по краям доски, щит был выгнутым и имел круглую форму, а его диаметр составлял 73 см.

Во второй четверти XIII века появляются треугольные щиты с перегибом, то есть двускатный щит, плотно прижимавшийся к телу, и выгнутые трапециевидные щиты. С конца XIII века входят в обиход сложнофигурные щиты-тарчи, прикрывавшие грудь всадника во время прямого удара копьём, как тараном.

В XIV веке эволюция защитного вооружения приводит к возникновению щита с долевым желобом — тарч, который торчал из щита, и служил защитой для руки, удерживающей короткое копьё и облегчал воину защиту и нападение в бою. В Западной Европе такие щиты, достигавшие в высоту 130 см, назывались Павеза (павез, павиза, павезе, павис; нем. große Pavese — большая павеза) — тип щита, широко применявшийся пехотой в XIV—XVI веках. Щит павез был прямоугольной формы, нижняя часть могла иметь овальную форму.

Известно, что щиты различных форм — круглые, трапециевидные, существовали в течение длительного времени.
Богатые воины делали щиты из железа, но самые распространённые щиты для древнерусских воинов из дерева, камыша, и обшивали их кожей. Центр щита усиливали металлическим навершием — «умбоном». Край щита назывался венцом, а промежуток между венцом и навершием — каймой. Тыльная сторона щита имела подкладку, на руке щит удерживался привязками — «столбцами». Окраска щита могла быть самой различной, но красному цвету в древнерусских доспехах отдавалось явное предпочтение на протяжении всей истории Древней Руси.


РЕКОНСТРУКЦИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЩИТА.

Исходя из информации, полученной из литературных источников, и материалов археологических раскопок, найденных на территории Древней Руси и скандинавских стран, можно представить примерную реконструкцию одного из типов щитов, имевшего распространение в X веке, как на территории Древней Руси, так и на территории Скандинавии.

Древнерусские щиты в X веке изготавливались из деревянных плоских дощечек и имели круглую форму. Диаметр щита варьировался от 80 до 100 см, а толщина редко превышала 6-7 мм. В некоторых случаях деревянный щит покрывали грубой кожей и  окрашивали. В центре деревянного поля щита с внешней стороны крепили на гвоздях, загибавшихся с внутренней стороны, металлическую или деревянную накладку (умбон).  С внутренней стороны щита поперёк досок крепилась деревянная рукоять, иногда с кольцами для крепления плечевого ремня. Кольца для плечевого ремня могли прикрепить и на поле щита. Крепление рукояти щита производилось с помощью металлических заклепок или деревянных гвоздей — нагелей. С помощью металлических оковок по краю щита закреплялась полоска кожи, которую  пришивали и без металлических заклёпок.

Внешнюю, а иногда и внутреннюю сторону щита покрывали кожей и окрашивали красной, белой, чёрной или жёлтой краской. Раскраска воинских щитов имела ритуальное значение,  белый щит считался символом мирных намерений, красный означал воинственность и готовность к бою. Судя по изображениям на поминальных камнях, а также миниатюрным подвескам-амулетам в виде щита, найденным как в Скандинавии, так и на территории Руси, самым популярным мотивом раскраски щита была «вихревая розетка», представляющая собой стилизованное изображение змеевика — оберега древнерусского воина. Змеевик — образ Великой Матери Земли, от которой древнерусский воин черпал силы.

Древнерусские подвески-обереги с изображением Змеевика

Оценивая боевые качества древнерусского деревянного щита, по его конструкции и весу, а также надёжности и удобству хвата рукояти щита, можно утверждать, что это было достаточно маневренное средство обороны, в некоторых ситуациях способное выполнять и роль наступательного ударного оружия. Снижение веса деревянного щита и маневренность во время боя достигались за счет более тонкой деревянной основы щита, который не долго мог служить воину  защитой. Благодаря простоте конструкции деревянного щита, ремонт или изготовление нового щита,  с использованием старых металлические детали, не представлял для воина особой трудности даже в «полевых» условиях.

Основной задачей древнерусских деревянных щитов была защита воина от метательного оружия противника — от стрел и дротиков.

Метод применения деревянного щита продемонстрирован в сцене осады крепости, изображенной на франкском ларце VIII века. Деталь ларца с изображением воина, защищающегося от стрел. VIII в. (Британский музей)

Удары меча и топора могла сдержать и отразить металлическая накладка (умбон) деревянного щита, хотя в исландских сагах встречаются описания попадания меча и топора противника в деревянное поле щита:

— «У Сигмунда был шлем на голове, у пояса меч, а в руках щит и копье. Он бросился на Скарпхедина и тотчас же нанёс ему удар копьём и попал в щит. Скарпхедин отрубил древко копья, поднял секиру и разрубил Сигмунду щит до середины. Сигмунд нанёс Скарпхедину удар мечом и попал в щит, так что меч застрял. Скарпхедин с такой силой рванул щит, что Сигмунд выпустил свой меч… ».

«Навстречу Гуннару встал Вандиль. Он немедля, нанёс удар мечом, и удар пришёлся в щит. Гуннар быстро отвёл щит с застрявшим в нём мечом в сторону, и меч сломался у рукояти».

— «...Тогда Хрут повернулся к Атли. Тот немедля ударил секирой в щит Хрута и расколол его сверху донизу».

«Ион бросился на Гуннара в сильном гневе и пробил ему копьём щит и руку. Гуннар с такой силой рванул щит, что копье сломалось у наконечника».

Круглая форма и непрочность щита предполагает, что более эффективно им можно было действовать в свободном строю, а не в плотно сомкнутом, именно, поэтому круглые деревянные щиты исчезли из оборонительного вооружения древнерусских воинов в XI веке.

Во второй половине X века меняется характер военных действий русских дружин. Если в конце IX — начале X веков древнерусские воины совершали стремительные рейды на кораблях с целью захвата добычи или получения дани, то во время Балканской кампании Святослава, длившейся с 969 г. по 971 г., осады и обороны крепостей, военные рейды чередовалась крупными полевыми сражениями против армии Византийской империи. Это не могло не привести к изменениям в тактике боя, что в целом повлияло  на весь комплекс наступательного и оборонительного вооружения древнерусского воина.

Византийский автор Лев Диакон, подробно описавший ход войны 969 — 971 годах, называет построение древнерусских воинов фалангой, а, повествуя о битве под Доростолом в 971 году, подчеркивает, что «тавроскифы  плотно сомкнули щиты и копья, придав своим рядам вид стены, и ожидали противника на поле битвы». «Константин Философ (Кирилл, основатель кириллицы) застал в Крыму и письменность, и её носителей, тавров его времени, «глаголющих тою («русскою») беседою». Он пишет о тоурси (они же тoypcïu) —  *тауро-руси — *Ταυρο-ρως или Ταυ̃ροι καί ‘Ρω̃ςοι, что-то вроде «тавры-росы», обозначение племени, жившего к северу от дунайского устья, близ Ахиллова Бега.

В другом месте своего труда Лев Диакон описал щиты древнерусских воинов : «щиты у них прочны и для большей безопасности достигали ног»». К сожалению, из этого описания не ясна форма древнерусских щитов, но подобные описанию «вытянутые по вертикали» щиты получили широкое распространение не только в Древней Руси, но и в Западной Европе XI веке.

 

Древнерусский лучник X - XIII века
Русский меч XII–XIII века

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*