Вторник , 7 Декабрь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Иордан о Малой Скифии

Иордан о Малой Скифии

 О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ

Иордан о Малой Скифии

{58}  Дион, историк и прилежнейший исследователь древности, давший произведению своему заглавие «Гетика»186 (а геты эти, как мы уже показали выше, то же, что и готы, по словам Павла Орозия 187), — этот самый Дион упоминает спустя много времени об их короле по имени Телеф 188. А чтобы кто-либо не сказал, что имя это вовсе чуждо готскому языку, [напомню]: ведь все знают и обращали внимание, насколько в обычае у племён перенимать по большей части имена: у римлян — македонские, {59} у греков — римские, у сарматов 189 — германские. Готы же преимущественно заимствуют имена гуннские 190.

Этот самый Телеф, сын Геркулеса, рожденный от Авги и сочетанный браком с сестрой Приама 191, был высок телом, но ещё более ужасен силою. Равняясь собственной доблестью с отцовской мощью, он проявлял сходство с Геркулесом как умом, так и внешним подобием 192. Царство его предки называли Мезией 193. Эта провинция имеет с востока устья реки Данубия, с юга — Македонию, с запада Истрию, с севера — {60} Данубий 194. Вышеупомянутый царь вёл войну с данайцами, в сражении с которыми он убил Тесандра 195, вождя Греции; когда он враждебно напал на Аякса и преследовал Улисса, лошадь его упала, [запутавшись] в виноградных лозах, и он рухнул, раненный в бедро Ахилловым копьём, отчего долго не мог вылечиться; тем не менее, хотя и раненый, он вытеснил греков из пределов своих владений. Когда Телеф умер, ему наследовал на троне сын его, Еврифил, рожденный от сестры Приама, царя фригов. [Еврифил] участвовал в Троянской войне из-за любви к Касандре 196 и, стремясь оказать помощь родичам и зятю, вскоре по своем появлении там погиб.

{61} Тогда Кир 197, царь персов, после большого промежутка, почти после 630 лет, во времена (по свидетельству Помпея Трога) царицы гетов Томиры 198, пошёл на неё гибельной войной. Возгордившись победами в Азии, он стремился подчинить себе гетов, у которых, как мы сказали, царицей была Томира. Хотя она и могла бы запереть путь Киру рекою Араксом 199, но допустила его переправу, предпочитая победить его оружием, чем теснить его, [пользуясь] благоприятными {62} свойствами местности. Так и произошло. Когда Кир пришёл, то первая удача далась парфянам 200 и настолько, что они убили и сына Томиры, и большую часть её войска. Но война возобновилась, и геты со своей царицей покорили и истребили побежденных парфян, а также захватили у них богатую добычу; тогда-то готское племя впервые увидало шёлковые шатры.

Тогда царица Томира, усилившись благодаря победе и огромной, захваченной у врагов добыче, пошла в ту часть Мезии, которая, восприняв имя от Великой Скифии, ныне называется Малой Скифией 201, и там на мезийском берегу Понта построила город Томы 202, [назвав его] по своему имени.

Персидский царь Дарий-1 принимает дары — рельеф найденный на Кубани

{63} Затем Дарий 203, царь персов, сын Гистаспа, пожелал сочетаться браком с дочерью Антира 204, короля готов; просил он этого и в то же время опасался, как бы не отклонили они его пожелания. Готы, презрев родство с ним, оставили его посольство ни с чем. Отвергнутый, он воспламенился обидой и выставил против готов войско из 700 тысяч вооруженных воинов; он стремился отомстить за свой позор общественным бедствием. Чуть ли не от Халкедона 205 до самого Византия 206 он поставил рядами свои корабли подобно мостам и, тесно сдвинув их, перешёл во Фракию и Мезию; тем же способом он опять построил мост на Данубии и, [проведя] два полных месяца в утомительной войне, потерял в Тапах 207 восемь тысяч воинов; тогда, опасаясь, как бы мост через Данубий не оказался занятым его противником, он быстрым бегом отступил во Фракию, полагая, что для него не было бы безопасно помедлить хоть немного даже в Мизии.

{64} После смерти Дария снова сын его Ксеркс 208, считая себя [обязанным] отомстить за нанесенные отцу оскорбления, пошел на готов войной с 700 тысячами своих и 300 тысячами союзных воинов, с 200 ростральными кораблями и 3 тысячами грузовых судов. Но он {65} не посмел даже попробовать сразиться, уже побежденный их [готов] 65 мужеством и твердостью. Как пришёл, так и ушёл он со всей своей силой без всякого сражения. Филипп209 же, отец Александра Великого, связав себя дружбой с готами, принял в жены Медопу 210, дочь короля Гудилы211, с целью укрепления Македонского царства через такое родство.

В то время, как сообщает историк Дион 212, Филипп страдал от недостатка денег и решил при помощи строевого войска опустошить город Одисс 213 в Мезии, который, будучи в соседстве с городом Томы 214, подчинился готам. Поэтому готские жрецы — те самые, которые назывались праведными, — сразу же распахнув врата, вышли навстречу с кифарами и в светлых одеждах, [обращаясь] с пением молящими голосами к богам отцов, чтобы они были к ним милостивы и отогнали македонян.

Македоняне, увидев их, так уверенно к ним приближающихся, остолбенели, и тогда, если можно так сказать, — безоружные привели в ужас вооруженных. Немедленно распустив войско, которое они построили для нападения, [македоняне] не только воздержались от разрушения города, но вернули и тех людей, которые, находясь вне [города], были захвачены в порядке войны; затем они заключили союз и возвратились в свою землю.

Вспомнив это вероломство спустя много времени, славный вождь {66} готов Ситалк 215 собрал 150 тысяч мужей и напал войною на афинян, [двинувшись] против Пердикки 216, царя македонян, которого Александр, после того как благодаря козням прислужника испил в Вавилонии свою гибель 217, оставил своим преемником на основе наследственного права в государстве Афинском. Завязав большое сражение с этим [царем], готы оказались победителями. Так за вред, который македоняне некогда нанесли в Мезии, готы, распространившись по Греции, опустошили всю Македонию.

{67} Затем, в царствование у готов Бурвисты218, пришёл в Готию Дикиней 219 в те времена, когда верховенством в Риме завладел Сулла 220. Бурвиста принял этого Дикинея и дал ему чуть ли не царскую власть; по его совету готы разорили земли германцев, те самые земли, {68} которые ныне занимают франки. Цезарь 221 же, первый из всех присвоивший себе [императорскую] власть над Римом, подчинивший своему господству почти весь мир и покоривший чуть ли не все царства, вплоть до того, что и вне нашего [земного] круга занял острова 222, расположенные в лоне океана, а тех, кто даже и слухом не слыхал имени римлян, сделал плательщиками дани этим самым римлянам, — Цезарь не смог, тем не менее, покорить готов, несмотря на частые попытки. И когда Гай Тиберий 223, уже третий, правит {69} римлянами, готы всё ещё твердо сидят, невредимые, в своём государстве.

Им было и спасительно, и удобно, и желательно приводить в исполнение все, что бы ни приказал им Дикиней, их советник, потому что они считали это заслуживающим всяческого домогательства и полезным. Он же заметив, что души их во всем ему повинуются и что они обладают природным умом, обучил их почти всей философии 224, а он был в этом деле опытный учитель. Наставляя их в этике, он обуздал [их] варварские нравы; преподавая физику, он заставил их жить в соответствии с природой, по собственным законам, которые, будучи записаны, и до сих пор зовутся «белагины«225; обучая логике, он сделал их превыше остальных народов сведущими в (искусстве] рассуждения; показывая практику 226, он убедил их жить в добродеянии; открывая теоретику 227, научил созерцать двенадцать знаков 228 и бег через них планет 229, а также всю астрономию; он объяснил и то, каким образом лунный диск 230 испытывает увеличение или претерпевает ущерб, и показал, насколько огненный солнечный шар превосходит размерами земной круг231, и изложил, под какими именами и под какими знаками на небосводе 232, всё более и более склоняясь, низвергаются в своём падении с востока на запад 346 звёзд 233.

{70}Каково же было, спрашиваю я, удовольствие, когда отважнейшие мужи, имея маленькую передышку от военных дел, впитывали философские учения? 234 И ты мог видеть, как один исследует положение неба, а другой — природу трав и кустарников; этот наблюдает прирост и ущерб луны, а тот — работу солнца 235 и то, как подхваченные вращением небосводы приводят обратно на западную сторону те [светила], которые спешат идти к восточной, получив отдых по установленному закону 236.

{71} Передав готам из своих знаний всё это и многое другое, Дикиней прославился у них как чудодей и повелевал не только меньшими, но даже королями. Выбрал он тогда из них благороднейших и благоразумнейших мужей и, научив их теологии, убедил их почитать некоторых богов и святилища и сделал их жрецами, придав им название {72} «пиллеатов» оттого, я думаю, что они совершали жертвоприношения, покрывая головы тиарами, которые иначе мы зовём «войлочными шапками»237; остальной же народ он приказал называть «простоволосыми»238. Это имя и приняли готы в большинстве своём, и до сего дня они поминают его в своих песнопениях.

Комментарии (186 — 236)

186 «Гетика» — не дошедшее до нас произведение Диона Хризостома по истории гетов. (См. прим. 128 и 129).

187 Орозий (Oros., ?, 16, 2) пишет: «недавно геты, теперь же готы» («modo autem Getae illi, qui et nunc Gothi»). Иордан (Get., 40), продолжая свою тенденцию, смешано употребляет названия «готы» и «геты», а в 58 заявляет, что он, опираясь на труд Орозия, доказал: «Getas… Gothos esse»«геты являются и готами», «геты — то же, что и готы». Интересно, что в схолиях к Горацию, связываемых с именем Геления Акрона (III в. н. э.?), в объяснении к оде 15 из кн. IV относительно стиха 22, в котором сказано, что геты (Getae) не нарушат повеления Цезаря, отмечено: «Getae-Gothi». Таким образом, вызванная известным сочетанием исторических событий тенденция Иордана была подготовлена ещё в III веке смешением этнических определений «геты» и «готы». (См. прим. 374.)

188 Телеф (Telefus, Telephus) — сын Геракла и Авги, герой из цикла троянских сказаний, царь Мизии. Сославшись на сочинение Диона Хризостома о гетах, Иордан рассказывает о некоем гетском «короле» Телефе, тенденциозно обращаясь ко временам Троянской войны (см. прим. 156). Правда, вся эта путаница, цель которой — углубление древности истории готов, иногда сбивает с толку самого Иордана: с одной стороны, он делает оговорку относительно «чуждого готскому языку» имени Телефа и сообщает некоторые данные о персонаже греческой мифологии, с другой, — правильно упомянув о Мизии (в Малой Азии), действительно связанной с Телефом, поясняет, что Мизия (Mysia) очерчена… границами Мезии (Moesia) — римской провинции на Балканском полуострове, на правом берегу Дуная (см. прим. 194). Подменой малоазийской Мизии придунайской Мезией, на почве которой развивается история гетов, притянутых Иорданом в предки готов, он создает вымышленный мост между историей готов (гетов) и мифом о Телефе.

189 Сарматы, или савроматы (Sarmatae, Sauromatae), неоднократно упоминаются Иорданом (Get., 58, 74, 101, 178, 191, 265, 277, 282; Rom., 247, 287). В общем значении это название в раннесредневековых источниках является исключительно собирательным и должно рассматриваться как географическое определение племён, давших имя «Сарматии». Впервые термин «Сарматия» был употреблен Помпонием Мелой (III, 33). Под Сарматией понималась средняя и главным образом южная части Восточно-европейской равнины, до Волги на востоке и включая Карпаты на западе. Число племён в Сарматии, называемых рядом авторов, очень велико, и задача их определения очень сложна как из-за недостаточности сведений о них, так и из-за путаницы в свидетельствах разных писателей. Основными племенами (в некоторых случаях — объединениями племён), выделявшимися на территории Сарматии ещё в античности, были: мэоты — к востоку от Мэотиды: аланы (упоминаемые с I в. н. э.) — на север от Кавказского хребта и в степях Северного Кавказа; роксоланы (выступающие в письменных и эпиграфических памятниках I в. н. э.) — между Доном и Днепром с заметным движением на запад; язиги, более других ушедшие от Мэотиды на запад, достигнув Дуная, и особенно четко определившиеся (по-видимому, к середине I в. н. э.) к востоку от Дуная, близ Тиссы. Иордан указывает, что старое название «савроматы» относится к тем племенам, которые в его времена называются «сарматами» (265); он, несомненно, не знал о древних савроматах Геродота (Hist., IV, 57, 103, 110, 116-117, 119-122, 128-136) и об их стране «Савроматиде» (Ibid., IV, 123), лежавшей только к востоку от Танаиса — Дона (это у Геродота определено очень точно; он говорит, что по ту сторону, т. е. к востоку от Танаиса, нет никакой скифской земли, а сразу же лежит земля савроматов: Ibid., IV, 21). Хотя Иордан и был знаком с трудами Помпония Мелы и Птолемея, он ничего не сказал ни об «азиатской» и «европейской» Сарматиях (Птолемея), ни об их границах, впрочем, почти совпадающих (кроме дальневосточных) с границами, которыми в его (Иордана) сочинении очерчена Скифия. Только у Аммиана Марцеллина как отголосок давно отодвинувшихся в прошлое сведений звучит упоминание о савроматах (Amm. Marc., XXII, 8, 29): в небольшой экскурс, посвященный описанию Фракии и припонтийских областей (и сделанный по древним источникам), он включил сообщение о савроматах «по ту сторону Танаиса», «растянувшихся в ширину» (шириной обычно называли восточно-западное протяжение). Тут же (Ibid., XXII, 8, 31) рассказал Аммиан о племенах, некогда населявших земли вокруг Мэотийского болота, приводя этнические наименования, которые в его время, конечно, не употреблялись: «яксаматы, мэоты, язиги, роксоланы, аланы, меланхлены, гелоны, агафирсы». Другие сообщения Аммиана Марцеллина касаются более поздних периодов. В годы правления Константина I (307- 337) происходили события, связанные с восстанием («conjuratio clandestina», «тайный заговор») порабощенной части сарматов против сарматов-господ (Ibid., XVII, 12, 18; Anon. Vales., 32: «servi Sarmatarum adversum omnes dominos rebellarunt»). Вооруженные рабы победили господ («vicerunt dominos») и изгнали их из своих областей. Констанций II (337-361) вернул изгнанных сарматов обратно за Дунай. Действительно, не только Иордану, но и Аммиану Марцеллину и Орозию сарматы известны как живущие за Дунаем, по соседству с квадами, вместе с которыми сарматы часто опустошали Паннонию. «В те времена (рассказ относится к 365 г.), — пишет Аммиан Марцеллин, — по всему римскому миру будто запели боевые трубы, призывая к войне, и возбужденные ими яростнейшие народы пересекли ближайшие границы: алманны разорили Галлии и Рэции, сарматы с квадами — Паннонии... « (Amm. Marc., XXVI, 4, 5). Хотя области, занимаемые сарматами, и названы «самым лоном варварской земли» («in ipso barbarici soli sinu hoc est in Sarmatarum regione», — Anon. Vales., 34; те же слова, — Oros., VII, 28, 29), тем не менее сарматы были ближайшими соседями империи на подунайских границах. Такими они даны и у Иордана; поэтому едва ли можно сомневаться в том, что сарматы VI века это язиги, обитатели степных пространств к востоку от Дуная (в части его северо-южного течения) и берегов Тиссы, которая и являлась рекой позднесарматских земель.

Аммиан Марцеллин (Amm. Marc., XVII, 13, 4) пишет, что извилистый Партиск (Parthiscus — Тисса) протекает по этим землям. Близ устья Тиссы непроходимые болота и густые заросли ивняка; таким образом местные жители (accolae, обитатели территории между Дунаем и Тиссой) от натиска римлян, т. е. империи, защищены руслом Данубия, от варварских же набегов («а barbaricis vero-excursibus») — тем «препятствием», которое представляет сам Партиек («suo tutos praestat obsta-culo»). Эта Сарматия «смотрит на Вторую Паннонию», что позволяет сарматам-язигам опустошать Валерию (Ibid., XVII, 12, 6).

Широко пользуясь наименованием «сарматы», Иордан только один раз употребил название «язиги» (Get, 74). Здесь он разделил сарматов и язигов; в дальнейшем же, говоря только о сарматах, он имел в виду именно язигов на Тиссе.

Название «сарматы» в значении «язиги» было понятно в V и даже в VI вв. Иордан объясняет (с глаголом в настоящем времени): «Sauromatae vero quos Sarmatas dicimus» (Get., 265). Однако у Прокопия нет названия «сарматы» (равно как и «язиги»); это слово встречается у него лишь в трактате «О постройках» в виде названий крепостей в Гемимонте (Aed., IV, 11), в Иллирике (Ibid., IV, 4). Иордана сарматы интересуют не как противники императора Траяна (Get., 101), а раньше Октавиана Августа (Rom., 241-247), не как участники войн: Маркоманнской — при Марке Аврелии или Сарматской — при Каре (в 282-283 гг.), а как участники битвы с Аттилой в 451 г. на Каталаунских полях (Get, 191), когда они вместе с другими племенами держали сторону Аэция, не столько обороняя Рим от гуннов, сколько борясь с теми из варваров, которые тогда были им враждебны.

Ещё более близки Иордану годы молодости восхваляемого им Амала — короля остроготов Теодериха. Его юношеский поход на левый берег Дуная, — Теодериху было тогда 18 лет, следовательно, поход относился примерно к 473 г., — был направлен как раз против сарматов, якобы в защиту интересов империи, так как король (rex) сарматов Бабай незадолго до того разбил войско императорского военачальника Камунда (282 год).

В тот момент сарматы были сильны: в 469 г., под предводительством своего короля Бевка и Бабая, они принимали участие в кровопролитной битве на реке Болии в Паннонии совместно со свавами, гепидами и ругами против остроготов ( 277-278 г.г.). Несмотря на поражение, сарматы уцелели и даже укрепились, так как вскоре начали разорять Средиземную Дакию (Dacia mediterranea). Поход Теодериха в 473 г. из Паннонии на левый берег Дуная закончился гибелью Бабая и полным поражением его войска. Незадолго до того занятый сарматами крупный город Верхней Мезии Сингидун (нын. Белград) был отобран Теодерихом, но не передан империи, а оставлен остроготам как их завоевание. Этот эпизод борьбы на дунайских берегах, в данном случае без участия императорских войск, показывает, что врагами Теодериха и остроготов в Паннонии были сарматы язиги.

Отдельные отряды сарматов-язигов иногда служили империи. Когда отец Теодериха, Тиудимер, король остроготов в Паннонии, перешел на южный берег Савы, чтобы продвинуться к городу Наиссу (нын. Ниш), то он воевал с императорскими солдатами и с отрядами сарматов (Get, 285), расположенными на правом берегу Дуная.

190 Не отметил ли Иордан этими словами в части, касающейся сарматов и готов, того смешения, которое происходило в варварской среде, когда под властью одного вождя (Аттилы, Алариха, Одоакра, Теодериха и др.) объединялись разные племена и когда (как часто бывало) одного и того же человека один писатель причислял к одному племени, а другой — к другому именно оттого, что этническое название племени сильнейшего и руководящего могло иногда перекрыть названия других, отличных от него племён? Ср. прим. 653 о Бессе и об отзывах о нём, с одной стороны, Иордана, с другой — Прокопия. Об Одоакре сообщается, что он был скиром (Аноним Валезия, Иоанн Антиохийский), ругом или рогом (Иордан), королем готов (Марцеллин Комит), герулов (Auctarium Havniense и другие источники), торкилингов (Иордан).

191 По мифу, вследствие брака с Астиохой, сестрой или дочерью Приама, Телеф был втянут зятем в Троянскую войну.

192 Описание Телефа у Иордана почти дословно соответствует описанию у «Диктиса Критского». В данном случае заметно влияние этого мифического «дневника» Троянской войны, который и в дальнейшем был популярен в Средневековье.

193 Вместо Мизии (Mysia), находящейся в северо-западной части Малой Азии, Иордан называет Мезию («regnum Moesiam appellavere»), что, впрочем, он мог заимствовать у «Диктиса Критского» в латинском переводе IV в. (2, 1): «Telephus …tum Moesiae imperator erat». (Ср. прим. 188.)

194 Мезия — римская (с 6 г. н. э.) провинция, расположенная на правом берегу Дуная от впадения в него Савы до Чёрного моря и разделявшаяся на Верхнюю и Нижнюю, — определяется в данном месте Иорданом по Орозию (Oros., I, 2, 55), хотя Иордан несколько упрощает перечень пограничных с Мезией областей, приводимый Орозием. Иордан берет только границы с востока (устья Дуная), с юга Македония, с запада (Истрия), с севера (Дунай); у Орозия же есть ещёстороны: юго-восточная (eurus) — Фракия, юго-западная (africus) — Далмация, северо-восточная (circius) — Паннония. Как объём Мезии (вплоть до Истрии!), так и направления, по которым расположены сопредельные с ней области (например, Паннония), даны Орозием, а за ним и Иорданом, ошибочно. Вместе с тем Орозий при описании границ Далмации (Oros., I, 2, 59) указывает, что с запада она имеет Истрию. Таким образом, Далмация оказывается (что правильно) между Верхней Мезией и Истрией.

на восток между Карпатами и Днепром

195 Не «Тесандр» («Thesandrus dux Graeciae»), а ТерсандросThersandros«), вождь греков, приплывших на сорока кораблях для захвата Трои, убит Телефом.

196 Кассандра (Casandra, Cassandra) — красивейшая из дочерей Приама, которую он обещал в жены Еврипилу, сыну Телефа, за помощь в войне против греков.

197 Кир — царь персов (правил в 558-529 гг.), ставший владыкой завоеванного им в 550-538 годы огромного государства, в состав которого входили Персия, Мидия, Лидия, Вавилон; им также были покорены греческие города-государства на западном побережье Чёрного моря. По Геродоту, Кир пал в войне с массагетами — скифским племенем, обитавшим к северу от реки Яксарта (нын. Сыр-Дарья).

198 В обстоятельном рассказе о походе Кира в закаспийские степи, к северо-востоку от Ирана, во владения царицы Томиры, Геродот (Hist., I, 205-214) называет её царицей массагетов. У ряда других авторов (Диодор, Лукиан, Юстин, Аммиан Марцеллин, Орозий) она названа царицей скифов. Иордан воспринял знаменитый рассказ Геродота в передаче Помпея Tpoгa («Pompeio Trogo testante») и назвал Томиру царицей гетов (массагетов). Эпизод с Томирой, победившей могущественного Кира (Кир был убит в 529 г.), нужен Иордану для того, чтобы тенденциозно подчеркнуть древность гетско-готской истории. «Геты со своей царицей», говорит он, победили Кира, и тогда «готское племя впервые увидело шелковые шатры» («primum Gothorum gens sirica vidit tentoria»). Чтобы связать царицу Томиру с гетами и готами, пребывавшими некоторое время в Нижней Мезии, Иордан сделал Томиру к тому же и основательницей города Томы, или Томиды (Thomis), на западном побережье Чёрного моря, фонетически сблизив имя Томиры с названием Томы.

199 Аракс (Abraxes, Araxes) в данном случае не Аракс в Закавказье, а Аму-Дарья, древний Окс (Oxus).

200 Иордан в данном случае назвал персов парфянами.

скифо-сибирский мир

201 «Великую Скифию» Иордан описал очень тщательно (Get., 30- 37), причём он говорит не о Скифии, очерченной Геродотом  старой Скифии, не заходившей восточнее Дона, а о Скифии гораздо более обширной, растянутой в северную Азию и чуть ли не доходившей до «Восточного Океана» (так по Страбону; Иордан же склонялся к мнению Птолемея, по которому за восточными пределами Скифии лежала ещё страна серов — Серика). Малая Скифия была известной Иордану страной. Она называлась так и в его время (nunc); в ней он, по-видимому, жил, когда был нотарием Гунтигиса (Ibid., 265-266). Однако, описания этой области он, к сожалению, не оставил, быть может, потому, что для него самого она была очень ясна и близка. Страбон наиболее подробно рассказал о Малой Скифии, которая, по его словам, не всегда находилась южнее низовьев Дуная.

Именем Малой Скифии  назывались земли тавров (в Крыму), за исключением владений Боспорского царства, и земли западнее перешейка Таврического полуострова, вплоть до Борисфена-Днепра (Geogr., VII, 311). Но когда скифы, примерно в V веке до н. э., перешли реку Тиру (Днестр) и Истр и расселились на равнинах нынешней Добруджи, то эта область подобно той, из которой они пришли, стала называться «Малой Скифией«. Ниже (Ibid., VII, 318) Страбон ещё раз упоминает это название, говоря о болотах Малой Скифии, «той именно, которая находится по сю сторону Истра»  . Область Малой Скифии (нын. Добруджа) входила в состав римской провинции Нижней Мезии; в первые годы правления Диоклетиана (284-305 г.г.) в результате реформы административного деления империи она была выделена в особую провинцию с именем «Scythia minor» (Малая Скифия).

202 Город Томы («Thomes civitas») — около нын. Констанцы, на западном побережье Чёрного моря. Иордан употребляет это название города то в форме множ. ч. «Thomi» (Rom., 221), то в несклоняемой форме «Thomes», получившейся, по-видимому, из творит, пад. множ. ч. «Thomis» и превратившейся затем в слово женск. рода ед. ч. На греческих надписях у Овидия Tomis(-idis). Томы знамениты как место ссылки и смерти Овидия, который провёл там в изгнании последние годы жизни (с 8 по 18 г. н. э.) Пустынная местность, непривычный для италийца климат, ледяной покров Дуная и морозы, опасность от набегов варваров, окружение из гетов, сарматов и бессов, звучание чуждой речи — всё это нашло отражение в стихах Овидия («Tristia» и «Epistolae»). В них поэт говорит о «Томитанской области», о «Томитанской земле» на гетском берегу, на сарматском побережье, о «томитах», которых он любит, но места которых ненавидит («Tomitae, quos ego. cum loca sim vestra perosus, amo», — Ovid. Epist., IV, 14, 23-24). Писатель середины V века Созомен так описал современный ему город Томис: «столица там [в Малой Скифии] Томис, большой город и богатый приморский порт по левой стороне для входящего в Евксинский Понт» (Soz. Hist. eccl, VI, 21).

203 Дарий I, сын Гистаспа из рода Ахеменидов (522-486 г.г. до н.э.), совершил грандиозный поход на скифов около 514 г. до н. э. Он перевел войско сначала через Босфор по мосту из тесно составленных кораблей, затем через Истр, также по наведенному из речных судов мосту. Во Фракии Дарий воевал с гетами, которые оказали персидскому завоевателю решительное сопротивление. Дальнейшие военные действия против скифов пресеклись из-за недостатка воды и из-за трудностей войны с неуловимой скифской конницей. В результате Дарий, несмотря на своё огромное войско, принужден был отступить к Истру, не добившись никаких побед; поход его не удался. Основным источником, который содержит повествование о скифском походе Дария, является, как известно, Геродот. Но Иордан, включивший экскурс о Дарии для того, чтобы показать, как готы (в изображении Иордана тождественные гетам) противостояли могущественному персидскому царю, пользовался сведениями либо непосредственно из труда Помпея Трога (это утверждает сам Иордан в рассказе о войне между Киром и царицей Томирой), либо из труда Орозия (Oros., II, 8), построенного на сочинении Юстина, эпитоматора Помпея Трога (ср. прим. 152).

204 Антир («Antyrus rex Gothorum»), у Орозия — «Antyro regi Scytharum» (Oros., ?, 8, 4) — искаженное имя так у Геродота, — Hist., IV, 76, 6).

205 Халкедон (Chalcedona: правильнее Calchedon,  город в малоазийской провинции Вифинии, на берегу Босфора, против Византия (впоследствии Константинополя).

206 Византий (Bizantium, Byzantium) — город в провинции Фракии, на берегу Босфора; на месте Византия возник в IV в. Константинополь.

207 Тапы, Tapae — может быть, древняя Сингидава, нын. Дева, на р. Муреш (Марош). Дева лежит на пути из венгерского города Арада в горную область Семиградья. В 74 Иордан ещё раз говорит о горном проходе в Тапах через который, — и ещё через один, именуемый Боуты (Boutae), — можно было проникнуть в древнюю Дакию. Очевидно, и Боуты, и Тапы были известными горными перевалами, которыми пользовались путники, шедшие с запада или с юга в область, охваченную, по выражению Иордана, венцом или «короной» гор.

208 Ксеркс I (486-465 г.г. до н.э.), сын Дария, перевёл войска в 481 г. до н.э. через Геллеспонт и направил к берегам Греции большой флот. Обычный источник Иордана Орозий (Oros., II, 9-10), подробно сообщает о походе Ксеркса на Грецию, но Иордан, не смущаясь этим, пишет, — весь во власти своей тенденциозной идеи связать судьбы готов с самыми древними временами и выставить их удачливыми победителями самых сильных противников, — что Ксеркс «пошёл на готов войной».

Македонии-царства Филиппа-2 в 336 г. до н.э.

209 Филипп II Македонский (359-336 г.г. до н.э.). Иордан сразу же показывает, почему в его изложении ему нужен знаменитый македонский царь, отец Александра Македонского. Во-первых, Филипп породнился с гетским («готским») царем, взяв его дочь в жены (см. два следующих примечания); во-вторых, Филипп не сумел взять город Одесс или Одисс (нын. Варна), подчиненный гетам («готам»). И в этом случае Иордан подчеркивает древность истории готов, основываясь на якобы твёрдо установленном тождестве готов с гетами.

210 Медопа (Medopa, правильнее Meda) — дочь, конечно, не готского, а гетского (фракийского) царя Котеласа, на которой, по преданию, женился Филипп Македонский.

211 Гудила (Gudila) — искаженное имя гетского (фракийского) царя Котеласа (Kothelas). Иордану важно, раз уж он положил в основу истории готов историю гетов, подчеркнуть связь «готов» со знаменитым македонским царём.

212 О Дионе Хризостоме см. прим. 129.

213 Одисс, Одесс (Odyssitana civitas, Odessus) — город в Нижней Мезии, на западном берегу Чёрного моря (нын. Варна). Интересно, что название Варна встречается уже в «Хронографии» Феофана (см. изд. de Boor’a, стр. 359). Об истории одного из самых значительных городов морского побережья Балканского полуострова (Одесс-Варна, Томы, Гераклея-Перинф, Селимврия) см. доклад В. Волкова на XI Международном Конгрессе византинистов в 1958 г. (V. Velkov. Das Schicksal einer frьhbyzantinischen Stadt zur Zeit der Vцlkerwanderung. — Akten des XI. Internationalen Byzantinisten kongresses, Mьnchen, 1958. Hrsg. von Fr. Dolger und H.-G. Beck. Mьnchen, 1960, S. 654-659).

214 О Томах см. прим. 202.

215 Ситалк (Sithalcus) — один из первых вождей во фракийском царстве одрисов, простиравшемся от Мраморного моря до Дуная, до границ со Скифией. Одрисыфракийское племя, встречающееся в источниках впервые в связи с походом Дария на скифов в 514 г. до н. э. Геродот (Hist., IV, 80) отметил, что одрисы с царем Ситалком и скифы с царем Ариапейтом были в союзе, скрепленном браком скифского царя с сестрой царя фракийского. В 432 г., когда афиняне готовились к войне с царем македонским Пердиккой II, они заключили союз с Ситалком, который, собрав к 429 г. до н. э. огромное войско, повел его в Македонию, опустошил её области и поверг в ужас даже греков, живших южнее Фермопил. Грозный поход не принёс, однако, особых результатов, так как ближайший советник Ситалка и будущий его преемник Зевта, сын Спарадока (см. прим. 126), убедил его покинуть Македонию и примириться с Пердиккой. Весь рассказ о македонском походе фракийского царя Ситалка в 429 г. передан Фукидидом (кн. II), хорошо осведомленным о ходе фракийских событий. Иордан спутал сведения, полученные им, несомненно, косвенным путём: назвал Ситалка «славным вождем Готов» («egregius Gothorum ductor»), неправильно заявил, что Ситалк пошёл войной на афинян (царем которых Иордан ошибочно считал Пердикку Македонского). Во время похода царя Ситалка не было крупного сражения, о котором говорит Иордан исключительно для того, чтобы подчеркнуть победу «готов». Ситалк погиб в 424 г. до н. э. в борьбе с трибаллами.

216 Иордан спутал двух лиц по имени Пердикка: Пердикку II — македонского царя (455-413), противника фракийского царя Ситалка (ср. предыдущее примечание), и Пердикку — друга и сподвижника Александра Македонского. Этот Пердикка был убит восставшими солдатами в 321 г. до н. э. в Египте.

217 Александр Македонский скоропостижно умер в Вавилоне в 323 г. до н. э. Известно, что Александр перед кончиной вручил Пердикке перстень с государственной печатью, чем передал ему неограниченную власть. Некоторое время Пердикка и пользовался этой властью, несмотря на всевозможные осложнения, связанные с престолонаследием после смерти Александра.

218 Бурвиста — вождь гетов в I веке до н. э. Иордан мало осветил эту выдающуюся фигуру придунайского варварского мира; он говорит о Бурвисте, короле готов, только в связи с Дикинеем (см. прим. 127), чтобы остановиться на деятельности последнего. Наиболее подробные сведения о Бурвисте записал Страбон (Geogr., VII, 11). Он сообщает, что за немногие годы гет Бурвиста создал «великую державу» и «покорил гетам большинство соседей». «Он был страшен даже римлянам, так как дерзко переходил Истр, ограбляя Фракию до Македонии и Иллирии; он разорил кельтов, смешанных с фракийцами и иллирийцами, бойев же до конца смел с земли».  Бурвиста создал военно-племенной союз гето-дакийских племен, подчинив ещё фракийцев и иллирийцев и объединив под своей властью огромные территории. Основу составили земли гетов (по нижнему Дунаю: «живущих у Понта, более к востоку», как указывает Страбон, — Ibid., VII, 3, 12) и даков (по среднему Дунаю: «в противоположной стороне, по направлению к Германии и истокам Истра», как считает тот же автор). Сфера влияния Бурвисты и связи его племенного объединения заходили гораздо дальше: они охватили области бастарнов к северу от даков и область бойев к северо-западу; они распространились на юг, за Дунай, во Фракию и на запад, в иллирийские земли. По современному определению, держава гета (фракийца) Бурвисты включала Молдавию, Румынию, Болгарию, часть Западной Украины, Буковину, Венгрию и Чехию (см.: М. А. Тиханова, Роль западного Причерноморья в сложении культуры Поднестровья, — КСИ- ИМК, вып. 8, 1940, стр. 67). Союз Бурвисты существовал только при его жизни. По словам Страбона (Geogr., VII, 3, 11), Бурвиста «погиб низвергнутый, так как некоторые восстали против него», раньше даже чем римляне двинули против него свои войска. Преемники Бурвисты разделили подвластные ему земли, его «державу», на несколько частей, и союз распался. Подобным союзу Бурвисты был и позднейший военно-племенной союз в Дакии под предводительством Декебала. Сопротивление Декебала Риму было упорным; его ослабили войны с императором Домицианом (в 86-88 гг.) и сломили войны с императором Траяном, который перешёл на левый берег Дуная, разрушил крупный дакийский город Сармицегетузу (к северу от ущелья «Железные ворота» на Дунае) и превратил в 107 г. Дакию в римскую провинцию.

219 Дикиней (Dicineus) — верховный жрец и помощник вождя гето-дакийского военно-племенного союза Бурвисты. (Подробнее о Дикинее см. прим. 127.)

220 Люций Корнелий Сулла, консул в 88 г. до н. э., полководец и диктатор (ум. в 78 г.), упомянут Иорданом лишь для определения времени Дикинея и Бурвисты.

221 Юлий Цезарь (102-44 гг. до н.э.) упомянут Иорданом в связи с тем, что фракийцы принимали участие в борьбе между Цезарем и Помпеем на стороне последнего; об их вождях — Котисе и Расциполисе — Цезарь упоминает в своем произведении «О гражданской войне» (Bell. civ., III, 4).

222 Имеется в виду описанная Иорданом в начале его произведения Британия. (Ср. прим. 22.)

223 Тиберий — римский император (14-37 гг. н. э.).

224 Философия здесь понимается как весь известный круг знаний, наука вообще, опирающаяся во времена Иордана на дисциплины, разработанные Аристотелем и его последователями. Ещё по Аристотелю философия в широком смысле обозначала науку. Обычно философия содержала три отдела: физику учение о природе, этику — учение о морали, логику — учение о мышлении и о выражении мыслей. Иордан и перечисляет непосредственно за указанием на философию её главнейшие отделы: 1) этику, посредством которой Дикиней «обуздал варварские нравы» гетов; 2) физику, относительно которой сказано лишь, что посредством её Дикиней «заставил их жить naturaliter», т. е. в соответствии с природой; 3) логику, посредством которой он сообщил им искусство рассуждать, сделал их «сведущими в рассуждении».

225 Белагины («belagines») были, по Иордану, древними законами готов. Вызывает сомнение указание Иордана на «писаные» законы столь отдаленных времён. Либо он ошибается, так как запись обычаев впервые была произведена у везеготов только при короле Еврихе (466-485 г.г), либо он говорит о древней устной традиции этих обычаев, которые были позднее зафиксированы записью. Готское слово «белагины», belagines, которым в VI веке назывались записанные на готском языке древние законы, Як. Гримм переводит как «Satzung» — «постановление», «узаконение» (Jac. Grimm, Ьber Jornandes und die Geten, S. 228).

226 Практика (practica) — область познаний, относящихся к деятельности, а не к умозрению. Под «практикой», т. е. практической философией, надо подразумевать моральную философию. Иордан раскрывает содержание «практики» как уменье «жить в добродеянии» («in bonis actibus conversare»).

227 Теоретика (theoretica) — область познаний, относящихся к умозрению, к отвлеченным наукам. В теоретику входят, по тексту Иордана, всевозможные астрономические познания о знаках зодиака, о фазах Луны, о размерах Солнца, о движении звёзд. Все относящееся к науке о небе в сочинениях авторов VI века и предшествующих веков базировалось на обобщающих астрономических трудах Птолемея (ум. во второй половине II в. н. э.)

228 Двенадцать знаков — так называемые двенадцать знаков зодиака с изображениями животных, (или круг с зодиями,  «животное» и   «зверёк» или в общем смысле рисунок, узор), обозначающих созвездия, расположенные по кругу (эклиптике), проходимому Солнцем в течение года. Созвездий было двенадцать, и они приблизительно соответствовали двенадцати месяцам. Круг начинался с весеннего равноденствия, когда Солнце вступало в знак овна. Это знаменовало начало весны. Месяцы делились, как принято и теперь, на четыре группы: март (овен), апрель (телец), май (близнецы) соответствовали весне; июнь (рак), июль (лев), август (дева) лету; сентябрь (весы), октябрь (скорпион), ноябрь (стрелец) — осени; декабрь (козерог), январь (водолей), февраль (рыбы) — зиме. Знание знаков зодиака считалось в средние века необходимым для сельскохозяйственных работ; схемой зодиака пользовались для обозначения времен года и всевозможных сроков.

229 «Бег планет» («planetarum cursus») относится в сочинении Иордана к пяти известным с глубокой древности планетам — Меркурию, Венере, Марсу, Юпитеру и Сатурну. В астрономических трудах Птолемея (объединенных в одном собрании, носящем название «Альмагест») рассматривались следующие явления, связанные с небесными телами: движение Солнца и Луны, сфера неподвижных звезд, движение пяти планет. Однако, словом «астрономия» Иордан определяет не науку, а звездное небо вообще, так как он говорит о созерцании «бега планет», а также о созерцании «всей астрономии».

230 Лунный диск (lunaris orbis). Здесь имеются в виду фазы Луны, т. е. последовательное увеличение («augmentum») видимой части лунного диска от новолуния к полнолунию и уменьшение («detrimentum») через последнюю четверть к новолунию. Птолемею было известно, что фазы Луны изменяются в зависимости от относительного расположения Луны, Солнца и Земли.

231 В словах Иордана о соотношении размеров «солнечного шара» («globus») и «земного круга» («orbis») намечена интересная для раннего средневековья мысль об относительных размерах Солнца и Земли и о большей величине Солнца (Земли) по сравнению с Землей (Солнцем). Как известно, шарообразность Земли была установлена еще Пифагором и доказана Аристотелем, а вопрос о величинах небесных тел рассматривался в III в. до н. э. греческими учеными александрийской школы Аристархом и Эратосфеном (см., например: В. В. Тарн, Эллинистическая цивилизация. М., 1949). Идеи и открытия античности могли дойти до людей V-VI вв. в Италии через ученых крупных культурных центров Восточной Римской империи, однако неясно, были ли они достаточно осознаны в италийской и особенно в готской среде времён Кассиодора и Иордана, если учесть, что вопрос об относительных размерах Земли и Солнца был глубоко разработан только через тысячу с лишним лет (Галилей, Кеплер, Тихо Браге). Следует отметить, что в своей примечательной для истории науки фразе о соотношении размеров Земли и Солнца Иордан, к сожалению, неясно распределил падежи обоих существительных: «globus» и «orbis». Является ли «solis globus», взятый Иорданом в винительном падеже, дополнением к глаголу «excedere», «превосходить», или же подлежащим всего предложения? (Во всем предложении нет слова в именительном падеже.) Изредка случается, что вместо именительного Иордан ставит винительный падеж (Get, 114 «erat… illis… a meridie Histrum»; 75 «quem costas… intexunt»; 244 «orientalem Imperium Ostrogothas, hesperium Vesegothae vastarent» и несколько других мест). Если это так и в предложении о Солнце и Земле, то «solis globus» (в винительном падеже!) есть подлежащее, и, следовательно, речь идет о превосходстве Солнца по величине над Землей. Нельзя не указать, что в некоторых рукописях (Оттобонианский список ? в. и Бреславльский — XI в.) «solis globus igneus» стоит как раз в именительном падеже. Если принять «globus» за подлежащее, то «terreno orbe» приходится считать в дательном падеже (в трех рукописях стоит именно «terreno orbi», а в других трех «terrenum orbem, terrae orbem», т. е. винительный падеж), неловко связанном с глаголом «excedere». Кроме только что изложенного понимания «падежей» Иордана, возможно и это проще всего — предположить данный им глагол «excedat» в неопределенном наклонении и, получив таким образом accusativus cum infinitivo, счесть «solis globum» опять-таки за подлежащее. Тем не менее в обоих изложенных выше объяснениях грамматической стороны разбираемой фразы Иордана есть, конечно, некоторая натяжка, хотя известно, что автор зачастую как бы сжимает свои предложения, и потому они получаются неясными. Ввиду этого вопрос о размерах Солнца и Земли, быть может, решался и иначе — в смысле превосходства Земли по величине над Солнцем. Такой смысл подсказывается творительным падежом «terreno orbe», благодаря которому представляется, что автор хотел сказать, насколько «земным кругом» превзойден по величине солнечный шар, т. е. при данном толковании подлежащим надо считать «terrenus orbis», который в сознании автора из творительного падежа перешел в именительный, чтобы сочетаться с глаголом «excedat».

232 Выражение «polus coeli» в значении «небосвод« чаще употреблялось в поэтической речи. Обычно же лат. «polus» понимались в значении оконечности земной оси, как полюс в современном смысле слова.

созвездие Орион

233 Число 346 звёзд взято из знаменитого звездного каталога Птолемея, помещенного в VIII книге «Альмагеста»; причем разумеются 346 звезд в зодиакальных созвездиях северного полушария неба. Под именами («quibus nominibus») надо понимать не названия 346 звезд, а названия созвездий, входящих в полосу зодиака; под знаками («quibus signis») — знаки зодиака.

234 В последующем перечислении подтверждается, что под «философией» (см. прим. 244) понималась так называемая сумма знаний: о «положении неба» («coeli positio»), т. е. о расположении светил над горизонтом в разные времена года, о «природе трав и кустарников» («herbarum fruticumque natura»); о «приросте и ущербе луны» («lunae commoda incommodaque»); о «работе солнца» («solis labores»); о «вращении небосвода» («rotatus coeli»),

235 «Работа солнца» («solis labores») — видимое годичное движение Солнца по знакам зодиака и вся сопутствующая ему годичная смена климатических явлений, наблюдаемых на Земле.

236 Речь идёт о суточном движении звезд, которые автор представляет себе как бы прикрепленными к сфере неподвижных.

«Getica» Иордана.

Далее… Иордан о древней Дакии. Род Амала. {73 — 78}

Иордан о древней Дакии. Род Амала.
Иордан об амазонках

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*