Понедельник , 15 Апрель 2024
Домой / Античный Русский мир. / Причины войн между племенами Северного Причерноморья и Римом

Причины войн между племенами Северного Причерноморья и Римом

Римские Дороги

А.М. Ременников.

Борьба племён Северного Причерноморья с Римом в III веке. 

Причины войн между племенами Северного Причерноморья и Римом

Противоречия между племенами Северного Причерноморья и Римом уходят своими корнями в историю предшествовавших римско-«скифских» отношений. Области, прилегавшие к северо- восточным границам империи, издавна являлись объектом грабительской, захватнической политики рабовладельческого Рима. Из районов прилегавшие к северо- восточным границам империи поступали в Рим тысячи сильных и выносливых рабов; местный хлеб, рыба, продукты скотоводства в изобилии шли в малоазийские и придунайские провинции в обмен на изделия римского ремесла. Рим упорно стремился к укреплению в задунайских областях своего влияния, к аннексии богатых и плодородных земель Прикарпатья и Северного Причерноморья.

Завоевание Дакии явилось последним крупным успехом Рима. Прошло 160 лет и вспыхнула Маркоманнская война с мощным натиском на Рим германских, скифо-сарматских и праславянских племён. Рим победил в этой борьбе ценою огромных жертв и усилий, по с тех пор его оборона стала принимать всё более пассивный характер.

В период, предшествовавший войнам III века, под властью Рима продолжали оставаться территории, сравнительно недавно отторгнутые у придунайских племён, и прежде всего Дакия, населенная родственными гето-фракийцам племенами. В руках римлян находился и ряд пунктов на побережье Чёрного моря, которые затрудняли «скифам» выход к морю и вместе с Дакией давали римлянам возможность оказывать влияние на торговлю и внешние отношения причерноморских племён. Стремление вновь овладеть Дакией и укрепиться на всем северном побережье Чёрного моря также сыграло свою роль в развязывании войн «скифов» с Римом.

Перечисленные выше побудительные мотивы «скифских» нападений на империю не были, однако, одинаково сильны для всех припонтийских племён. Так, отсталые кочевые племена интересовала прежде всего добыча, и их вторжения отличались наиболее разрушительным характером; максимальную заинтересованность в захвате и освоении новых территорий проявляли оседлые земледельческие племена славян и германцев.

Ранее всех выступили против Рима его непосредственные соседи — карпы, бастарны, языги, ненавидевшие своего извечного врага и лучше всего осведомленные о событиях, происходивших в империи. Закарпатские племена были также и зачинателями переселенческого движения в имперские пределы (оккупация Дакии). Глубинные племена Причерноморья на первом этапе борьбы 3 века выступали эпизодически в виде отдельных дружин, однако по мере обострения кризиса империи их участие становилось все более массовым и от походов полуграбительского порядка они переходили к борьбе за отторжение от империи отдельных её частей, что приводило к её расчленению. «Скифские» войны могут быть поняты лишь с учётом того состояния, в котором находилась Римская империя в период начального этапа и дальнейшего развития этих войн.

Причины войн между племенами Северного Причерноморья и Римом

Период III века характеризуется сильнейшим социально-экономическим и политическим кризисом, потрясшим самые основы римского государства. В период подъёма рабовладельческого способа производства производственные отношения давали известный простор развитию производительных сил. Но в ходе дальнейшего развития производственные отношения римского общества уже перестали соответствовать характеру производительных сил, значительно возросших в первые века существования империи.

В  III веке был изобретён новый вид плуга, в галльских латифундиях применялись специальные приспособления для уборки урожая. В этих условиях и начал пробивать себе дорогу экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. Однако класс рабовладельцев в массе своей упорно держался за старые формы эксплуатации, жестокого угнетения рабов и колонов, нещадно притесняя массу провинциального населения. «В отличие от законов естествознания, где открытие и применение нового закона проходит более или менее гладко, в экономической области открытие и применение нового закона, задевающего интересы отживающих сил общества, встречают сильнейшее сопротивление со стороны этих сил».

Таким образом и в римских условиях проблема дальнейшего прогрессивного развития общества могла быть разрешена лишь путём ожесточенной классовой борьбы.

Кризис III века отличался своей глубиной, затяжным характером, многосторонностью охвата всех областей жизни. Рабовладельческая форма эксплуатации всё более сковывала производительные силы Средиземноморья. Из-за истощения почвы всё чаще происходили неурожаи и голод; свирепствовали эпидемии, ощущалась резкая нехватка рабочей силы, сокращение численности населения в некогда цветущих сельскохозяйственных областях государства.

Сужение рынков сбыта повлекло за собой упадок ремесла во многих районах империи и ослабление торговых связей, издавна существовавших между различными провинциями римского государства. Частые войны и внутриполитические потрясения, жестокая инфляция — явление столь типичное для III в. н. э., все более нарушали торговые связи, влекли за собой дальнейшую натурализацию римскою хозяйства. Экономический кризис не в одинаковой степени задел все провинции Рима — большую экономическую жизнеспособность проявили восточные провинции, например, Сирия, в тяжелом положении находились многие западные районы и, прежде всего, Италия. Но в целом экономическое положение империи в III веке н.э. представляло собой безотрадную картину. Ставшая очевидной невыгодность рабского труда толкала рабовладельцев к применению других, более смягченных форм эксплуатации непосредственных производителей.

Ещё в I—II веках н.э. широкое распространение получило вольноотпущенничество и колоны (лат. colonus, coloni) — зависимые крестьянине, но не рабы, в Римской империи времен её упадка; наряду с рабом колон и вольноотпущенник становятся постепенно важными категориями производителей в III веке н. э. Всё большее количество обнищавших крестьян, освобожденных рабов, «федератов», получая от крупных землевладельцев в аренду участки земли, становились зависимыми людьми по отношению к римлянам. Меняется и юридическое положение рабов; закон, например, уже запрещает чрезмерно жестокое с ними обращение. Однако развитие новых форм экономики отнюдь не повлекло за собой улучшение положения колонов и рабов.

Напротив, нехватка рабочей силы, рост хозяйственных трудностей делали эксплуатацию непосредственных производителей более интенсивной, чем в период предшествующего «расцвета». Рабы изнывали на самых тяжелых работах на полях и в рудниках, колоны были вынуждены платить всё более растущие налоги и нести государственные повинности. Войны, неурожаи, ростовщичество вели постепенно к закабалению колонов; насилия императорских чиновников и военщины дополняли эту картину безысходной нужды. Невыносимо тяжелое положение народных масс повлекло па собой подъем революционной борьбы. Рабы и колоны создавали вооруженные отряды, которые громили подразделения императорских войск, уничтожали виллы рабовладельцев.

Во второй половине III века в римской империи образовались целые повстанческие районы ; в руках повстанцев оказались крупные укрепленные города, как например Августодун в Галлии. Характерной чертой этой борьбы являлось совместное выступление рабов и колонов, успешные попытки создания единого фронта со вторгавшимися в империю «варварами». Так, во время морского похода «варваров» в 258 году н.э. рыбаки Боспора помогли им форсировать пролив и этим обеспечили успешный исход всего предприятия. Главной слабостью этих народных движений в III века н.э. был их стихийный характер.

Содержание кризиса III века не ограничивается только сферой экономики и социальных отношений. Ожесточенная борьба происходила внутри господствующего класса, огромный размах приобрели сепаратистские движения в провинциях империи. Политические отношения империи в этот период характеризуются слабостью центральной власти, частыми сменами правителей, ожесточенной борьбой «солдатских» и «сенатских» императоров. Эта сторона кризиса III века исследована еще совершенно недостаточно: либо делались попытки объяснять борьбу армии с сенатом лишь как столкновение армейской верхушки с сенатской олигархией, либо видели в солдатских восстаниях отражение недовольства низов населения. Данная проблема нуждается ещё в специальной разработке, но весьма вероятно, что в борьбе «сенатских» и «солдатских» императоров нашли своё выражение противоречия между крупным землевладением, переходящим постепенно к новым формам эксплуатации, и мелкими и средними землевладельцами рабовладельческого типа.

Борьба различных прослоек рабовладельческого класса расшатывала государственный строй, ослабляла политическую и военную мощь Рима. Политическая анархия, царившая в Риме, сопровождалась и усиливалась выступлениями в провинциях. Связь между Римом и провинциями носила преимущественно военно-административный характер; напротив, народы, входившие в состав империи, имели свою экономическую базу и свои издавна сложившиеся языки. Увеличение налогового гнета, рост поборов и реквизиций делали римское господство все более ненавистным для широких масс провинциального населения; местная провинциальная аристократическая верхушка также не расставалась с мечтой о политической самостоятельности.

Растущая обособленность провинций, укрепление там крупного землевладения еще более усиливали сепаратистские тенденции знати. Стремления провинциалов нашли своё выражение в попытках создания самостоятельных государств в Галлии, Сирии, Малой Азии, что едва не привело к полному распаду империи. Внутреннее ослабление Рима привело к активизации врагов Рима на Рейне и Дунае, на Евфрате, в Африке и Британии. Начались длительные и тяжелые войны римской империи с персами, «скифами», германцами; Рим терпел одно поражение за другим, крупные имперские территории перешли в руки его противников.

В условиях экономического и политического кризиса непобедимая некогда римская армия переживала один из самых тяжелых периодов своей истории. Численность римской армии в III веке была довольно значительной, она имела опытные командные кадры, отдельные её соединения всё ещё отличались значительной боеспособностью, например, дунайские и рейнские легионы. Однако её активнейшее участие во внутренней борьбе нередко оставляло без всякой защиты самые уязвимые пограничные районы, крайне затруднительным было пополнение армии новыми резервам, не хватало вооружения — ножей, мечей, щитов. Резко упала военная дисциплина: солдаты и офицеры грабили и притесняли гражданское население, отказывались нередко выполнять боевые приказы, переходили на сторону противника. В римской военной системе всё большее значение приобретали полуварварские и «варварские» формирования, кавалерия и подвижные легко вооруженные отряды.

Римские императоры прилагали все усилия к возрождению военной мощи государства, пытались перестроить римскую армию применительно к новым политическим и военным условиям. Но, пока кризис развивался но восходящей линии, эти попытки не могли привести к каким-либо ощутительным результатам.

Экономический упадок римской империи, ожесточенная социальная борьба в римском обществе, ослабление римской армии создавали несомненно благоприятные условия для нападения «скифских» племён, воодушевляли их на всё новые и новые военные походы.

Далее… Начальный этап «скифских войн» III века.

Начальный этап Скифских войн III века с Римом
Расселение причерноморских племён в III веке н.э.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*