Вторник , 18 Июнь 2024
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Одежда знати и духовенства в XV — XVII веке

Одежда знати и духовенства в XV — XVII веке

Акварель. Мужская и женская одежда.  Ф.Г. Солнцев. 1834, Москва.

В царском быту, а также среди представителей знати широко использовался очень дорогой привозной текстиль, поскольку местного производства высококачественных шёлковых и парчовых тканей до XVIII века практически не существовало. В Россию привозили гладкие и рельефные бархаты, однотонные и узорные шелка, разнообразные виды «золотных» (парчовых) тканей. Цена этих драгоценных тканей на протяжении всего времени их бытования оставалась высокой.

Художник Константин Маковский -1868 г

Сколько же стоили наряды знати, сшитые из привозных тканей и сколько стоили товары в XVII веке. Для пересчёта старых денег на современные мы использовали конвертер, в котором в качестве оценки стоимости принят вес чистого серебра в монете (Серебряный стандарт) или его золотой эквивалент, пересчитанный в серебро.

Для этого поста мы сравнили цены на различные привозные товары, приведенные в Описи государевой казны 1640 г.

Турецкий бархат «по черленой земле круги золоты с серебром…» размером 10 аршин без двух вершков (~7 метров) был оценен в 80 рублей (= 217 600 руб. на современные деньги).

Турецкий бархат «по черленой земле травы золотые да серебреные» размером десять аршин с полуаршинном (~7,5 метров) ценой в 60 рублей (= 163 200 руб.).

Иранский бархат «по золоту травы и птицы шолковы разных цветов… мерою 7 аршин без четверти» (~ 4м 85 см) оценен в 33 рубля (=89 760 руб.).

Золотная иранская камка «по серебру травы золоты, развод шолк гвоздичен, мерою семь аршин без двух вершков» — т.е. почти 5 метров ткани оценены в 25 рублей (=68 000 руб.).

Иранский золотный атлас «по золоту травы серебряные да шелковые разных цветов, мерою семь аршин (~ 5 метров)» — в 20 рублей (=54 400 руб.).

Атлас гладкий багрового цвета оценен в 1 рубль, 6 алтын, 4 деньги (=3 264 руб.) за один аршин ткани (~71,7 см).

Камка «травчета двоелична шолк черлен да жолт» — 28 алтын, 2 деньги (=2 312 руб.) за аршин.

Мы привели цены на самый дорогой «драгоценный» текстиль. В то же время более простые и менее качественные ткани можно было приобрести за меньшие деньги.

Информацию о количестве использованной ткани для выкройки различных видов одежд можно почерпнуть из кроильных книг, где тщательно фиксировалось сколько материалов пошло на изготовление того или иного платья.

Кафтаны патриарха Никона. Ф.Г. Солнцев. Россия, первая половина XIX века.

О многослойности в русском костюме! Традиционно костюм русской знати XVI-XVII вв. имел три слоя, надеваемых один на другой: нижняя, средняя и верхняя одежда (или первая, вторая и третья).

К нижней одежде относились рубаха (сорочка) и порты. В качестве средней одежды могли быть использованы зипун, нижний кафтан, кафтан становой, чуга.

Верхним платьем могла выступать шуба, ферезь, опашень, однорядка, ферезея, верхний кафтан. В качестве парадного верхнего царского облачения выступало платно. В то же время становой кафтан мог быть надет, например, поверх зипуна в качестве верхней одежды.

Оплечье. Россия, Мастерские Московского Кремля, XVII век.

Самой распространенной областью применения жемчуга в России XV-XVII веков была вышивка, включавшая орнаментальное и лицевое или сюжетное шитье.

Вышивка жемчугом — традиционное женское рукоделие, которым занимались в особой мастерской — «светлице».
Среди древнерусских центров художественного шитья крупнейшей всегда была мастерская, располагавшаяся на территории Кремля и получившая с XVI века название «Царицына мастерская палата».

Омофор патриарха Адриана. Москва, мастерские Кремля, 1691.

В первой четверти XVII века в ней состояло двадцать шесть мастериц, бывших женами и дочерьми знатных людей, во главе с боярынями и самой царицей, а к концу столетия их число возросло до ста. К работе этого центра относится большая часть памятников жемчужного шитья из собрания Музеев Московского Кремля.

Фелонь. Деталь оплечья. Россия, Мастерские Московского Кремля, XVII век.

Технические приёмы жемчужного шитья отличались целым рядом специфических особенностей. Просверленный жемчуг с помощью иголки нанизывали на крепкую льняную или шёлковую нить, а иногда и на тонкий волос.  Подготовленная жемчужная нить прикреплялась затем согласно рисунку вышивки к ткани фона.

Нити бели в русском жемчужном шитье применялись не только при создании плоского рисунка, но и рельефного, выпуклого узора, шитья «по карте».

Саккос патриарха Никона. Россия, Москва, 1654

Саккос патриарха Никона был изготовлен в 1654 году.

Он был сшит из петельчатого аксамита. В крупном узоре ткани — пышные розетки, окаймлённые широкими листьями и побегами, и короны, выполненные золотными петлями различной высоты.

На оплечье, переднике, посторонниках и зарукавьях было жемчужное шитье, дополненное многочисленными золотыми дробницами и драгоценными камнями.

Саккос патриарха Никона хранится в Государственном историко-культурном музее-заповеднике «Московский Кремль».

В самых ранних памятниках жемчуг нашивали непосредственно на ткань. Позднее, с XV века, техника стала иной: жемчужную нить накладывали на специально сделанный настил из льняных нитей, называемых белью, и закрепляли поперечными стежками с двух сторон каждой жемчужины. Бель — настил из льняных нитей, на который накладывали жемчужную нить.

Спорок — оплечье стихаря облачения дьякона

Это было очень удобно: при изнашивании старого фона жемчужное шитье можно было легко вырезать и перенести на новую ткань. При потере камней с отдельных участков орнамента шитый узор не утрачивал своей чёткости и ясности.

При этом способе, появившемся во второй половине XVII столетия, толстой нитью мастерица сплошь заполняла поверхность некоторых элементов узора и зашивала её жемчугом. Под жемчужные нити иногда подкладывались кусочки ткани, что придавало узору ещё большую объёмность, напоминало своеобразную «скульптурную лепку».

Для верхней одежды, например, на кафтан, требовалось 7-10 аршин ткани, столько же уходило на подкладку, для которой обычно использовали тонкие шелковые, реже хлопчатобумажные ткани (камка, атлас, киндяк и др.).

На среднюю или вторую одежду, к примеру, зипун, также в среднем уходило 4-7 аршин ткани (обычно атлас, но встречаются и зипуны из золотных тканей: объярь, изорбаф), и столько же ткани шло на подкладку.

Все перечисленные предметы одежды использовались круглогодично, различались лишь зимние и летние варианты среднего и верхнего платья – на меху и без меха.

Чуть меньше требовалось ткани для шитья нижней сорочки. Штаны могли быть из сукна, камки, атласа, тафты, изорбафа. Шили штаны «холодные» (только на подкладке) и «тёплые» (дополнительно утепленные мехом), а ткани на их закройку могло идти 1,5-3 аршина, не считая подкладки.

Таким образом, всего лишь на один комплект многослойной одежды могло быть потрачено 30-45 аршин (~21-32 метра) различных тканей, что составляло в среднем 70-100 рублей (современных ~190 — 270 000 рублей).

Пуговица. Россия, мастерские Московского Кремля, первая половина XVII в. Размеры — 5,5 х 3 см.

И это лишь одна статья расходов, ведь покупкой тканей дело не заканчивалось — не стоит забывать про пуговицы (золотые или серебряные, с драгоценными камнями и разноцветной эмалью).

Золотое шитьё по бархату

Одежду могли украшать шитьем и кружевом из золотых нитей, драгоценными запонами, жемчугом и мехом. А ещё нужно было оплатить работу закройщиков и вышивальщиц, изготовить обувь, головной убор, другие аксессуары.

По рисунку льняного настила-бели было восстановлено жемчужное шитье на коротком сапожке-чёботе из красного бархата.

Становится понятно, почему одежду многократно перешивали  или одаривали ей близких людей. Быть нарядно одетым на Руси в XVI-XVII веке было очень дорогим удовольствием.

Из одеяний допетровской эпохи сохранились единицы до наших дней. Все вышеупомянутые термины и названия одежды встречаются в архивных документах и современным исследователям понять вид и крой одежды той эпохи весьма проблематично.

Русские женщины XVII столетия в церкви. 1899. Третьяковская галерея, Москва Рябушкин Андрей Петрович 1861 — 1904

В центре прихожан — пышно убранная боярыня, горделивая, важная. На боярыне летник, с диковинными рукавами-накапками, которые равнялись длине всего платья и сшивались лишь до половины, так что женщина могла держать руки только у живота, согнутыми в локтях.

Рукава украшены вовшами — полотнищами из другой, более тяжелой и богатой ткани; голова покрыта просторной парчовой шапкой. С той же достоверностью написаны костюмы девушки и двух девочек.

Согласно канону красоты старой Руси, лица женщин набелены и брови подведены сурьмой (насурмлены). Однако при этом от лица к лицу заметно психологическое движение — точно рябь на воде. Вот застыла у подсвечника боярышня. Рядом с ней — тихая девушка, напоминающая смиренниц Нестерова, как и та, что стоит за ее спиной, низко опустив голову.

Однако исходя из имеющейся информации, можно сделать вывод, что одежда русских людей отличалась разнообразием.

В допетровскую эпоху было принято по несколько раз перешивать одежды, ведь привозные ткани были очень дорогими, поэтому при шитье использовали все мельчайшие кусочки ткани, а оставшиеся после пошива одежды даже небольшие фрагменты ткани бережно хранились.

Саккос патриарха Адриана. Мастерские Кремля, 1696 г.; бархат золотный — Венеция, XVII век.

Пожалуй, одним из самых ярких примеров использования привозных тканей на Руси является история «бархата веницейского золотного с орлами», из которого выполнен саккос патриарха Адриана. Это великолепное одеяние из драгоценного аксамиченного бархата, выполненного в Венеции по специальному заказу царского двора, является предметом «второго кроя». Сначала из этой ткани был сшит парадный кафтан для царя Фёдора Алексеевича.

История этого бархата действительно очень интересна. Параллельно с изготовлением мужской парадной одежды из этой же ткани была сшита и парадная женская. Для первой жены царя Фёдора Алексеевича, царицы Агафьи Семёновны, в 1681 году была выполнена «шубка столовая». После её смерти «шубку» переделали для второй жены царя Фёдора, царицы Марфы, в парадную выходную одежду.

Небольшой кусок «бархата веницейского золотного с орлами», оставшийся после изготовления крупных вещей, из царской казны был отдан в ризницу Архангельского собора Московского Кремля, где его использовали в качестве оплечья фелони для церковной службы.

Эта история — яркий пример того, как бережно хранились ткани на Руси, как умело они использовались и насколько высоко ценились.

7 марта (25 февраля) 1728 года состоялась коронация Петра II Алексеевича. На церемонии он появился одетым в кафтан, камзол и штаны «из серебряной парчи», вышитых «золотом с канителью», шляпу, две пары чулок и «нижнее платье» — порты и сорочку. К вороту и рукавам сорочки прилагался «галсдук» из «галанского полотна» и «манжет 5 штучек немецких нитяных кружев». Все предметы, кроме галстука и кружевных манжет, сохранились до наших дней.

Кафтан и камзол от коронационного костюма императора Петра II. Западная Европа, 1727.

Это самый ранний мужской коронационный костюм в составе кремлевской коллекции и единственный — светского образца. Традиционно считается, что он был создан во Франции, и это отчасти подтверждается сообщением испанского посланника в России о том, что сроки коронации отодвигались, поскольку ожидали приезда купцов, отправленных в Лион для закупки тканей и других товаров для оформления торжеств.

Иллюстрации из «Книги о избрании на превысочайший престол великого Российского царствия великого государя, царя и великого князя Михаила Федоровича всея великия России самодержца». Деталь. Москва, 1672-1673.

Букварь царевича Алексея Петровича. Карион Истомин, конец XVII века. Детали: изображения рубашки, ризы и рукавицы.

Вышивка жемчугом — традиционное женское рукоделие
Кролик — символ католической Пасхи

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*