Среда , 17 Апрель 2024
Домой / Античный Русский мир. / Крымское побережье в античную эпоху

Крымское побережье в античную эпоху

М.В. Агбунов.
Античная география Северного Причерноморья.
Крымское побережье.

Познакомимся теперь с античными городами побережья Крыма. Прилегающая к морю территория Западного и Южного Крыма входила в Херсонесское государство, а прибрежная часть Восточного Крыма составляла часть Боспорского царства. Поэтому многочисленные исследования по античной истории этих мест, тогдашней географической обстановки до сих пор не теряют научного интереса. К сожалению, из-за ограниченного объема представляемой на суд читателя книги мы не имеем возможности полностью осветить все возникающие при этом историко-географические проблемы и вынуждены лишь сжато изложить только самые основные сведения о поселениях, возникших более 2 тысяч лет тому назад на Крымском полуострове, известном любому читателю нашей страны.

Херсонесское государство

Херсонес Таврический, один из наиболее крупных античных городов Причерноморья, одновременно являлся и столицей одноименного государства, занимавшего территорию Западного Крыма. Античные авторы описывают весь этот район в своей обычной манере — суховато и лаконично, хотя основные сведения ими изложены ясно и четко. У современных исследователей каких-либо серьезных проблем при изучении рассматриваемого региона практически нет, но нерешенных вопросов, конечно же, много.

Один из таких вопросов связан с определением границы между Ольвийским и Херсонесским государствами. Ранее исследователи традиционно проводили эту границу по Каркинитскому заливу. Однако работы последних лет свидетельствуют о том, что влияние Ольвии некоторое время простиралось и на часть территории Северо-Западного Крыма. Вот, к примеру, что пишет об этом М. И. Золотарев:

«Близость исторического развития Нижнего Побужья и Северо-Западного Крыма в конце VI—V в. до н. э. и ольвийское влияние в последнем даёт нам право предположить, что Северо-Западное Причерноморье и Северо-Западный Крым этой эпохи составляли единый экономико-географический район. Позднее ольвиополиты утрачивают влияние в этом районе и с середины IV в. до н. э. Северо-Западная Таврика подчиняется Херсонесскому государству и стремительно им осваивается. С завершением этого процесса к концу IV в. до н. э. формируется и окончательно складывается новый Таврический экономико-географический район с центром в Херсонесе» [110, с. 93].

Это предположение, разумеется, требует дальнейшего подтверждения, но и теперь оно представляется достаточно убедительным. Что же касается вопроса о границе между Ольвийским и Херсонесским государствами, то автору настоящей Книги кажется, что было бы правильнее говорить не о границе, а о пограничной зоне. Ведь античные государства находились в скифской земле и вряд ли граничили друг с другом. Скорее, нужно говорить о скифо-ольвийской и скифо-херсонесской границах.

Познакомимся вкратце с населенными пунктами Херсонесского государства, упоминаемыми античными авторами.

Прекрасная Гавань (Калос Лимен)

Прекрасная Гавань кратко упоминается в краткой (§ 30—31) и полной (§ 83) редакции перипла Арриана, а также в «Географическом руководстве» Клавдия Птолемея (III, 5, 2) и в херсонесской присяге. Возможно, именно этот пункт имеет в виду Страбон, указывая у Каркинитского, или Тамиракского, залива «городок и другую гавань херсонесцев» (VII, 4, 2). Если это так, то сведения Страбона относятся к более раннему времени, чем данные Арриана. Ведь у Страбона гавань еще безымянна, а у Арриана уже имеет собственное имя — Прекрасная Гавань.

Этот пункт отождествляется с городищем, расположенным на Тарханкутском полуострове на месте теперешнего пос. Черноморское в глубине удобной бухты [18, с. 56]. Это городище возникло, надо полагать, в IV веке до н. э., когда Херсонес освоил эти обширные плодородные равнины. Его историческая судьба оказалась самым тесным образом связанной с Херсонесом.

Имеющиеся данные свидетельствуют и о том, что Прекрасная Гавань была одним из значительных центров Херсонесского государства, она играла определенную роль в его политической и экономической жизни.

Специально хочется подчеркнуть особую роль Прекрасной Гавани как порта-убежища на этом довольно трудном участке плавания от Ольвии к Херсонесу и тем более — от Истра к Херсонесу напрямик через открытое море. Может быть, в первую очередь именно поэтому ,ее назвали Прекрасной Гаванью?

Город Керкинитида (Каркинитида)

Это — второй по величине город Херсонесского государства, располагавшийся на месте современной Евпатории. Он возник, как считают, во второй половине VI в. до н. э. [141]. Основали его, по всей вероятности, ионийские переселенцы, давшие ему название, как полагают исследователи, по имени предводителя первых переселенцев.

Первое время Керкинитида развивалась как самостоятельный город со своей собственной сельскохозяйственной округой. А примерно в середине IV в. до н. э. Керкинитида вошла в состав Херсонесского государства, с которым и связала в дальнейшем всю свою судьбу.

Керкинитида кратко упоминается многими античными авторами, а также в херсонесской присяге. Название города стоит на его монетах, встречается в надписях на мраморных плитах. Но каких-либо конкретных сведений о нем в письменных источниках практически нет.

Долгое время дискутируется вопрос о двух разных городах с этим названием. Некоторые исследователи, основываясь на лаконичных указаниях древних авторов и минимальном разночтении в названии, полагают, что в этом районе существовали два города: один — Керкинитида — на месте современной Евпатории, а другой — Каркинитида, в верховьях Каркинитского залива. Но эта гипотеза не нашла своего подтверждения.

Керкинитида была не только крупным аграрным и ремесленным центром, но и значительным портом. Город играл большую роль в мореплавании в этом регионе, особенно если учесть, что других гаваней на значительном участке Крымского побережья между Херсонесом и Прекрасной Гаванью не было.

Гавань Керкинитиды, портовые сооружения в результате повышения уровня Черного моря оказались под водой. Для их изучения необходимы комплексные подводные археологические исследования.

Херсонес Таврический

В нескольких километрах от центра Севастополя, в его крайней западной точке находятся развалины Херсонеса Таврического, города, широко известного античному миру. Херсонес Таврический был основан в исключительно удобном месте — на обширном скалистом мысу, образованном берегом моря и нынешней Карантинной бухтой, которая представляла и представляет собой отличную гавань [18, с. 45 сл. ].

Время основания Херсонеса остается спорным. Ранее считалось, что первыми его жителями были выходцы из Гераклеи Понтийской и Делоса в 422—421 гг. до н. э. Но в последние годы в результате раскопок накапливаются материалы, относящиеся к концу VI века. до н. э. Эти находки дают основания предполагать, что ионийские переселенцы основали здесь свое поселение именно в VI веке до н. э. А в 422—421 гг. до н. э. этот пункт пережил свое второе рождение. Одна из главных причин тому — исключительно выгодное местоположение города. Древнегреческие мореходы, осваивая Понт Эвксинский, проложили краткие пути через открытое море: от нынешнего турецкого побережья к Крыму и от устья Дуная также к Крыму. Оба маршрута вели именно к району Херсонеса. В результате были освоены краткие морские пути: Гераклея — Херсонес — Каллатис — Гераклея, так называемый «черноморский треугольник» [14, с. 54—58]. Выгодное географическое положение обеспечило быстрое экономическое развитие и процветание Херсонеса. Кстати, само слово «Херсонес» в переводе с древнегреческого означает «полуостров».

Примерно до середины IV века до н. э. Херсонес оставался сравнительно небольшим городом, центром транзитной морской торговли. Экономические связи с местными племенами тавров, видимо, отсутствовали или были весьма незначительными из-за их враждебного отношения к эллинам.

В IV веке до н. э. в экономическом развитии Херсонеса наступил коренной перелом. Город быстро освоил всю территорию Гераклейского полуострова, подчинил себе Керкинитиду, основал на равнинном побережье Западного Крыма Прекрасную Гавань и целый ряд укрепленных и не укрепленных поселений. Так Херсонес превратился в обширное государство с мощной производственной сельскохозяйственной базой. Были налажены тесные торговые связи со многими античными центрами Причерноморья и Средиземноморья.

Следует специально сказать о гавани Херсонеса. В результате повышения уровня Чёрного моря она, как и гавани других античных городов, оказалась под водой. Но, находясь в глубине узкой и удобной бухты, она гораздо лучше других была защищена от разрушительной силы волн и поэтому сохранилась несравненно больше. Теперь это — один из наиболее перспективных объектов для подводной археологии. Именно здесь К. К. Шилик выявил следы средневековой регрессии, которую назвал корсуньской, по имени города в тот период — Корсунь. Это название представляет собой не что иное, как искаженное слово «Херсон».

Этот район очень важен и перспективен для изучения вопроса о фанагорийской регрессии и уточнении уровня моря в различные периоды античного времени.

В последние годы здесь проводились подводные археологические исследования под руководством М. И. Золотарева. Они дали весьма интересные результаты и показали необходимость дальнейших работ с широким применением новейшей аппаратуры и .оборудования. Будем надеяться, что такие комплексные широкомасштабные исследования в скором времени начнутся. Эти работы дадут возможность изучить херсонесскую гавань, портовые сооружения, прибрежные здания и другие строения. Ведь по Северному Причерноморью до сих пор нет конкретных данных об устройстве античных гаваней.

Кроме того, подводные археологические исследования затопленной части Херсонеса дадут возможность полнее осветить историю города, особенно в начальный период.

 

Гавань Символов

Эта гавань находилась на месте современного г. Балаклава. Несмотря на свою незначительность, она была широко известна печальной славой пиратского убежища. Страбон красочно сообщает:

«бухта с узким входом, возле которой преимущественно устраивали свои разбойничьи притоны тавры, скифское племя, нападавшее на тех, которые спасались в эту бухту; называется она бухтою Символов» (VII, 4, 2).

Таврские пираты отличались особой жестокостью. Как пишет Геродот:

«они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубинкой по голове. Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами же тавры говорят, что то божество, которому приносят жертвы,— это Ифигения, дочь Агамемнона» (IV, 103).

Исключительно удобное положение бухты позволяло таврам практически безнаказанно разбойничать в этом районе моря, о чем сообщают и другие античные авторы. Археологических подтверждений этих сведений пока нет, так как целенаправленные исследования здесь пока не проводились. А между тем такие исследования должны быть весьма перспективными и результативными.

Этот район также может быть перспективным и для: подводных археологических работ. Здесь на дне моря лежат остатки древнегреческих кораблей, потопленных таврскими пиратами или затонувших в результате кораблекрушений у этих негостеприимных берегов. Будем надеяться, что такие исследования в скором времени начнутся и принесут важные и интересные результаты.

Мыс Бараний лоб

В описаниях античных авторов этот мыс — крайняя южная точка Крыма. Детальное изучение письменных источников показало, что под этим названием фигурируют два различных мыса: у Псевдо-Скилака, Страбона, Плиния — это мыс Сарыч, а у Арриана, Псевдо-Скимна, Птолемея — мыс Ай-Тодор [12, с. 39—42]. Но это расхождение имеет вполне убедительное объяснение. Ведь южная оконечность Крыма не выклинивается в море каким-то одним, резко, выделяющимся мысом, а выдается в общем довольно плавной линией. Для плывущих из Херсонеса в Феодосию был особенно приметен мыс Сарыч, а для тех, кто плыл в обратном направлении, величественно вырисовывался мыс Ай-Тодор, внимание к которому усиливает соседняя гора Ай-Петри.

Название мыса Бараний лоб связано с мифом о золотом руне. В приписываемом Плутарху сочинении «О названиях рек и гор и об их произведениях», например, читаем следующее:

«Фрикс, лишившись в Эвксинском Понте своей сестры Геллы и этим, естественно, опечалившись, остановился на вершине одного холма. Когда же его заметили какие-то варвары и стали взбираться туда с оружием: в руках, то златорунный баран, взглянув вперед и увидев приближавшуюся толпу, человеческим голосом разбудил спящего Фрикса и, взяв его на свою спину, привез к колхам. Поэтому-то случаю холм и назван был Бараньим лбом» (XIV, 4).

Как бы там ни было, но основная достопримечательность мыса Бараний лоб заключалась в том, что он был конкретным ориентиром для мореплавателей при переходе через открытое море. На противоположном берегу в современной Турции аналогичным ориентиром был мыс Карамбис (соврем. Керемпе).

Вот, к примеру, что сообщает об этих мысах Дионисий в своём «Описании населенной земли»:

«А посередине с обеих сторон выдаются в море два мыса, один южный, называемый Карамбисом, другой—северный, возвышающийся над Европейской землей и называемый туземцами Бараньим лбом; оба эти мыса сближаются друг с другом, хотя и не слишком близко, а на такое расстояние, какое грузовое судно проходит в три дня. Отсюда можно увидеть, что Понт состоит как бы из двух морей и по своей округлости похож на сгиб согнутого лука: правый берег представляет собой тетиву, так как описывает прямую линию, и только один Карамбис выходит за эту линию и смотрит к северу; вид же рогов представляет левый берег, который извивается двумя изгибами, похожий на рога лука» (§ 151-160).

Здесь обращает на себя внимание расстояние между мысами — три дня плавания. День плавания, по Псевдо-Скилаку, равен 500 стадиям. Получается, что, по данным Дионисия от мыса Карамбис до мыса Бараний лоб 1500 стадиев. Страбон сообщает:

«Карамбис от города Херсонеса отстоит на 2500 стадиев, а от Бараньего лба на гораздо меньшее число их» (VII, 4, 3).

Расстояние от Херсонеса до Бараньего лба Страбон не указывает. Но он, как выяснилось во второй главе, пользовался измерениями Варрона, который основывался на измерениях Псевдо-Скилака. А из сопоставления их данных получается, что на побережье от Херсонеса до Бараньего лба приходилось 1000 стадиев. Следовательно, расстояние от Карамбиса до Бараньего лба определяется также в 1500 стадиев, или в 236,5 км, если считать величину стадия в 157,7 м. Действительное же расстояние между мысами составляет 263 км. Расхождение, как мы видим, незначительное, особенно если учесть, что античный автор измеряет днями плавания.

Плиний сообщает, что расстояние между мысами составляет 170 миль, т. е. 252 км (IV, 86). Это измерение, как мы видим, более точное!

Рассмотрим теперь такой интересный вопрос. Страбон, сообщив расстояние между указанными мысами, добавляет:

«многие из тех, которые проплывали этот пролив, говорят, что они одновременно видели оба мыса по обеим сторонам моря» (VII, 4, 3).

Д. Я. Беренбейм специально рассмотрел этот вопрос и поставил под сомнение сообщение Страбона [26 ]. Но исследователь подошел к этому, по нашему, слишком прямолинейно. Если современным мореплавателям не удается увидеть одновременно оба мыса, то это не значит, что их не видели античные мореходы. И сомневаться в правильности совершенно конкретного сообщения Страбона нет достаточных оснований.

Лампада

Этот пункт упоминается в кратком и полном перипле Арриана ( § 30 и 78). Приведенные в перипле расстояния приводят в район современного пос. Малый Маяк [14, с. 112]. Слово «Лампада» в переводе с древнегреческого означает «факел, светильник». Это дает основания полагать, что речь идёт о маяке. Об этом свидетельствуют и более, поздние названия этого пункта — Кучук Лампад, Малый Маяк. Античный маяк служил важным ориентиром на этом пустынном побережье, особенно если учесть, что условия плавания в этом районе были весьма сложными.

Вероятно, здесь была и стоянка для кораблей, где мореплаватели при необходимости могли найти пристанище. Однако каких-либо конкретных археологических данных по этому району пока нет. Для его изучения необходимы целенаправленные археологические исследования, в том числе и подводные.

бухта-Курортное. Мама Русская

Гавань Афинеон

Находилась она, по данным краткого и полного перипла Арриана ( § 30 и 78), в районе современного пос. Курортное. Точное ее местоположение остается пока неизвестным. Для поиска этой гавани необходимы целенаправленные археологические исследования, в том числе и подводные. Арриан сообщает, что здесь была спокойная стоянка для кораблей. Это указание свидетельствует о том, что гавань Афинеон играла немаловажную роль в мореплавании в этом районе как удобный транзитный пункт.

Конечно же, в исторической географии Херсонесского государства существует целый ряд других проблем, не затрагиваемых здесь. Они требуют специального изучения.

Боспорское царство

В этом разделе мы познакомимся с Боспорским царством — крупнейшим государственным образованием Северного Причерноморья, которое объединило древнегреческие города, существовавшие на обоих берегах Боспора Киммерийского, современного Керченского пролива. Эти города возникли в VI в. до н. э. в результате освоения древнегреческими переселенцами указанного региона. Первое время они существовали как самостоятельные города-государства. Но в 480 г. до н. э. города, расположенные непосредственно на берегах пролива, объединились в одно государство, которое получило название Боспор. Центром государственного объединения стал город Пантикапей, существовавший на месте современной Керчи.

С конца V в. до н. э. Боспорское царство стало расширяться. Династия Спартокидов, которая пришла к власти в 438 г. до н. э., стремилась присоединить к своим владениям соседние древнегреческие города.

В конце V в. до н. э. в состав Боспорского царства вошел город Нимфей. Как это произошло — добровольно или насильно, современной науке пока неизвестно.

Потом взоры Спартокидов обратились на Феодосию. Этот крупный город с прекрасной гаванью был серьезным конкурентом в торговле и мешал Боспорскому царству установить свое полное влияние в Восточном Крыму. Но Феодосия воспротивилась притязаниям Спартокидов и оказала серьезное сопротивление. На помощь ей пришла Гераклия Понтийская, опасавшаяся, что вслед за Феодосией Боспор будет угрожать Херсонесу Таврическому. Борьба за Феодосию затянулась на многие годы. Видимо, лишь в 80-х годах IV в. до н. э. она была присоединена к Боспорскому царству и лишена независимости.

Таким образом, территория Боспорского царства простиралась на запад — вплоть до Феодосии, на восток — до предгорий Северного Кавказа, включая район современного Новороссийска, на север — до устья Дона, античного Танаиса, где боспорскими правителями был основан одноименный город.

Здесь существует много интересных и важных проблем античной географии. Но из-за ограниченного объема мы не можем рассмотреть их в этой книге. Они — предмет специального изучения. Поэтому мы ограничимся, как и в предыдущем разделе, лишь общим кратким ознакомлением с этим регионом в русле нашей основной задачи — анализа конкретных географических описаний и линейных расстояний.

Феодосия

Это — один из немногих древнегреческих городов, имя которого сохранилось и поныне. Город был основан в очень удобном во всех отношениях месте, имел прекрасную гавань, которую специально отмечают античные авторы, быстро развивался и процветал.

Изучение Феодосии крайне осложнено средневековыми и современными постройками. В конце прошлого века при строительстве морского порта здесь были обнаружены остатки античного мола. Благодаря стараниям известного русского ученого А. Л. Бертье-Делагарда этот материал был собран и сохранен для науки. С этими находками связано проведение одних из первых в нашей стране и в мире вообще комплексных историко-археологических и палеогеографических исследований. Они были проведены в 1905 г. другим русским ученым Л. П. Колли. Он с помощью водолаза провел подводные исследования в Феодосийском порту, где в 1894 г. при дноуглубительных работах землечерпалками было извлечено около 4000 свай [126]. Здесь удалось обнаружить 15 античных амфор, которые доказывали, что мол относился именно к античному времени. На основе полученных результатов Л. П. Колли пришел к важному выводу о местном понижении берега в историческое время.

После этого каких-либо серьезных подводных археологических исследований здесь, к сожалению, не проводили. А между тем этот район может быть весьма перспективным для такого рода работ.

Киммерик

Город был небольшим и находился на возвышенном мысу у левого берега устья современного оз. Элькен у подножия известной горы Опук. В полном перипле Арриана отмечается, что здесь есть удобная стоянка для кораблей (§ 76).

Напротив Киммерика в море в нескольких километрах от берега находятся три небольших скалистых островка, так называемые Скалы-корабли, также упоминаемые в перипле. Только Арриан указывает не три, а два островка. За прошедшие столетия морская стихия постепенно разрушила эти два островка и превратила их в три небольшие отдельные скалы.

Значительные изменения произошли и в районе гавани Киммерика. Ее точное местоположение неизвестно. Для изучения этого района необходимы целенаправленные подводные археологические исследования.

Китей

Перед входом в Боспор Киммерийский, современный Керченский пролив, на пути мореплавателя лежал небольшой город Китей. Он находился на высоком обрывистом берегу моря у небольшой бухты. Большая его часть в настоящее время разрушена морем. Гавань, прибрежные сооружения полностью уничтожены волнами. Примерные подсчеты показывают, что разрушенная часть Китея составляет не менее 10 га. Аналогичные серьезные разрушения наблюдаются при изучении других античных городов, существовавших на берегах Боспора Киммерийского.

Акра-под-водой

Акра

Это селение находилось где-то в районе современного с. Заветное. Название его в переводе с древнегреческого означает «мыс». Здесь произошли значительные разрушения берега, в результате которых Акра, видимо, полностью оказалась на дне моря.

В последние годы А. Н. Шамраем и К. К. Шиликом здесь проводились подводные археологические исследования, давшие весьма интересные и важные результаты. Для окончательного решения вопроса о местоположении Акры необходимы дальнейшие подводные поиски.

Нимфей

Как уже говорилось, Нимфей вошел в состав Боспорского царства в конце V в. до н. э. Этот довольно крупный античный центр находился на возвышенном мысу у современного с. Героевка, имел прекрасную гавань, которую специально отмечает Страбон (VII, 4, 4). Гавань города, портовые сооружения и прибрежные постройки в результате повышения уровня моря оказались под водой. Примечательно, что эта трансгрессия, следы которой были изучены именно здесь, названа нимфейской. Этот район весьма перспективен и для комплексных подводных историко-археологических и палеогеографических исследований.

Тиритака

Тиритака также являлась небольшим городом, она располагалась на территории современной Керчи в устье незначительной речки, в удобном для гавани месте. Это поселение занимало важное стратегическое положение в оборонительной системе Боспорского царства. Славилось оно и своими рыбозасолочными промыслами.

Пантикапей

Наконец, мы в своем кратком изложении дошли до столицы Боспорского царства Пантикапея, конечного (или начального) пункта многих античных измерений. Этот крупный центр античного мира находился в центральной части современной Керчи: на низменной приморской террасе, склонах и горе Митридат. Страбон, например, сообщает о нем следующее:

«Пантикапей представляет собой холм, со всех сторон заселенный, окружностью в двадцать стадиев; с восточной стороны от него находится гавань и доки приблизительно для тридцати кораблей, есть также акрополь; основал он милетянами» (VII, 4, 4).

Арриан в полном перипле также сообщает, что город имел обширную гавань и верфи ( § 76).

Пантикапей занимал исключительно выгодное географическое положение во всех отношениях, что и определило его ведущее положение в регионе. Поэтому вполне естественно, что для целого ряда античных авторов этот город был опорной точкой описания Понта Эвксинского. Хотя в более подробных описаниях, например, в перипле Арриана отправной точкой считается устье Меотиды, т. е. наиболее узкая часть Боспора Киммерийского, находившаяся не
сколько выше Пантикапея, между Порфмием и Ахилловым селением.

От устья античные мореплаватели начинали и измерения расстояний по Меотиде. Страбон, например, пишет: «Отсюда по прямому морскому пути до Танаиса и до острова, лежащего между его устьями,— две тысячи двести стадиев; расстояние будет немного больше этой цифры, если плыть вдоль берега Азии, и более чем тройное, если плыть до Танаиса по левой стороне Меотиды… Вся окружность озера, по достоверным свидетельствам, имеет девять тысяч стадиев» (VII, 4, 5).

Обращает на себя внимание итоговая цифра в 9000 стадиев, часто повторяющаяся и в других источниках. Она получена, надо полагать, не практическим путем, а в результате сложения и округления предыдущих цифр, которые приводит сам Страбон. Плавание по левой стороне Меотиды составляет, по Страбону, более 6600 стадиев (2200 стадиев умножить более чем втрое). А плавание по правой, азиатской, стороне составляет немного больше, как сообщает Страбон, 2200 стадиев. В сумме и получаются указанные 9000 стадиев.

На этом мы и завершим наше знакомство с античной географией Северного Причерноморья. Конечно же, многие из рассматриваемых проблем далеки еще от окончательного решения. Но даже такое краткое изложение истории заселения, которое происходило в античное время на прилегающей к Черному морю территории нашей страны от юго-западных ее окраин до Крымского полуострова, позволит читателю получить представление о той неизменной склонности человека, которая всегда ведет ею открыть что-то новое, освоить неведомые ему земли.

Археология летописной муромы
Ахиллов бег

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*