Вторник , 16 Апрель 2024
Домой / Новейшая история / Болтун – находка для шпиона

Болтун – находка для шпиона

Во время Великой Отечественной войны таких средств слежения, какие есть сегодня, конечно, не существовало. Вражеским шпионам приходилось добывать сведения лично, в том числе из разговоров с разными людьми на местах, даже необязательно высокопоставленными людьми. Один что-то важное разболтает, другой, а у врага складывается картина о состоянии дел у нас, о наших планах.  Для советского правительства очень важно было предупреждать граждан о возможной утечке информации.

Несмотря на простоту сбора сведений из открытых источников, шпионаж, то есть тайный сбор разведывательных данных, и сегодня остаётся главным и самым важным видом разведывательной деятельности.

Когда в Советском Союзе приступили к испытаниям своих ракет, для стартовых площадок были выбраны места в отдаленных и труднодоступных пустынных районах, где не было ни болтунов, ни соглядатаев. Разведке Соединенных Штатов приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы выявить эти важнейшие военные сооружения, скрытые нередко за тысячи миль от проторенных дорог.

Во всемирной истории во время войны использовались различные способы получения информации о противнике — это и засылка шпионов на территорию врага, и внедрение тайных агентов, и захват языка на вражеской территории во военное время.

Захват языка — тактический приём, применяемый разведчиками для того, чтобы доставить командованию человека (военнослужащего), от которого планируется получить секретную военную информацию определённого рода.

Происхождение выражения «захват языка«

Впервые в письменном источник «захват языка» красочно осветил Прокопий Кесарийский в рассказе об осаде города Ауксимо (Озимо) в Италии в 539 г.
Термин «захватить языка» позднее встречался в сочинении «Стратегикон» (595—602 гг.) императора Маврикия и в военном разделе переводов Катакалона Кекавмена. Во всех переводах на славянские языки термин «захватить языка» передавалось как сообщение о захвате пленного, от которого можно получить необходимые сведения, военного характера.

В истории Древнерусского государства в пограничье славяне возводили небольшие дозоры, передовые посты — «дозоры», «сторожи», «крепосцы», превращались в пограничные поселения, а во время войны «дозорным» поручалось вести разведку на территории противника и брать «языка».

В ходе Троицкой обороны 26 октября 1606 воевода Григорий Долгоруков-Роща организовал вылазку «охочих» людей с целью захватить «языка».

Впереди шла «сторо́жа», или передовая стража. Она охраняла главные силы, разведывала о путях и неприятеле и добывала «языков» (пленных).
— Андрей Георгиевич Елчанинов, История русской армии и флота — Первый выпуск : Очерк истории военного искусства до Петра Великого.

Развитие современных технологий существенно снижает необходимость в пленном как источнике информации, однако захват «языка» в обязательном порядке входит в программу боевой подготовки всех Сухопутных войск, а не только отдельных их компонентов, и, частично, других силовых ведомств, не входящих в структуру Министерства обороны.

Вот как советует осуществлять захват языка «Спутник партизана» (1942).

Если у тебя есть время, изучи заранее порядок несения службы у противника: где расставляются секреты и караулы, в какие часы происходит их смена, по каким дорогам ходят вражеские посыльные, где живут офицеры.
Знай наиболее удобные места, где можно захватить пленного:
1) лесные тропинки и дороги, по которым двигаются вражеские связисты и посыльные;
2) окраины населённых пунктов, куда вражеские солдаты ходят для рубки дров; речки, где фашисты купаются и куда водят лошадей на водопой;
3) на биваках противника — тропинки к кухням и коновязям, к ровикам, куда вражеские солдаты ходят для отправления естественных надобностей, и т. п.
Лучшее время для поиска — тёмная ночь.

Несмотря на то, что приём «захват языка» применяется уже много веков, и цель остаётся одной и той же — получить информацию.  И тысячу лет назад и сегодня Суть требуемой информации заключается разведданных о местонахождении противника, его количестве и составе, планируемых им дальнейших действиях, а также особенностях театра военных действий, добавились такие современные тонкости, как установление нумерации его частей, нанесение на карту не обозначенных местных предметов и объектов и т. д.

Очень большая пропагандистская работа проводилась для повышения сознательности населения. Использовались все существующие на тот момент возможности.

Уже 27 июня 1941 года в газете «Известия» крупным шрифтом был опубликован лозунг:

«Помни, что может подслушать стена, –
Вражий помощник – язык болтуна».

Нужен был яркий лозунг, выражающий эту идею, но приведённые выше стихи не годились – они длинные, многословные, со сложной синтаксической структурой, с трудно произносимым сочетанием «вражий помощник».

Через месяц, а точнее 26 июля 1941 года, на первой странице «Известий» появилась статья «Строго хранить военную и государственную тайну». В этой статье были такие слова:

«Пора понять, что болтун, словоохотливый человек, бравирующий своей осведомленностью, прямая находка для шпиона, вольный или невольный пособник врага. Каждый советский патриот обязан вести решительную борьбу с болтунами, вытаскивая их на свет божий, и привлекать к ответственности».

В этот же день в «Окнах ТАСС» появился первый плакат с надписью, включавшей фразу «Болтун – находка для врага». Автор плаката – А. Радаков.

Фраза «Болтун – находка для шпиона» стала крылатой уже в 50-е годы ХХ века. В это время был издан плакат с надписью:

«Не болтай у телефона!
Болтун — находка для шпиона!»

Почему в СССР воинские части и оборонные предприятия назывались «почтовыми ящиками»?

В Красной армии система нумерации почтовых ящиков воинских подразделений была введена с 22 июня 1941 г., однако, она была несовершенна. Адрес на письме, отправленном на фронт, в начале войны писался как Д.К.А.Действующая Красная Армия. Затем указывался порядковый номер ППС или полевой почтовой станции, номер полка и место службы солдата. В случае перехвата почтовых отправлений вблизи расположения войск противник мог вычислить не только действительные номера воинских частей, но и места их дислокации. Это было недопустимо. Согласно приказу наркома обороны была принята новая инструкция по адресованию почтовой корреспонденции для Красной Армии в военный период. После аббревиатуры Д.К.А. и номера ППС стал указываться специальный условный код военного подразделения, который был известен только тем, кто читал приказ о присвоении соответствующего номера конкретной военной части. В 1941 году ежемесячно на фронт доставлялось до 70 миллионов писем.
Такие данные считаются секретными (военной тайной) и не подлежат разглашению не только тогда, когда идут военные действия, но даже в мирное время.

В ходе одной из военных операций в руки советских военных попал устав полевой почтовой службы немецких войск. Почтовое обеспечение вермахта всегда находилось на высоком уровне, перевод и изучение такого ценного документа позволило уже через несколько недель успешно использовать технологию врага для нужд Советской армии.

5 октября 1942 года вступил в силу Приказа НКО СССР № 0679 «О введении в действие «Инструкции по адресованию почтовой корреспонденции в Красной Армии в военное время», исправивший ряд существовавших недостатков, что позволило быстро и безошибочно доставлять корреспонденцию в военные части, местоположение которых постоянно изменялось.

6 февраля 1943 года всем военным частям и их подразделениям были присвоены новые условные номера. Теперь почтовый адрес фронтовика состоял всего из пяти цифр: номера войсковой части и полевой почты.

Частная жизнь советских граждан во время войны была предметом пристального контроля государства. Частная переписка между родными и близкими людьми больше не была их личным делом. Совсем не случайно почтовая цензура в годы войны подчинялась непосредственно СМЕРШу, Главному управлению контрразведки в Наркомате обороны СССР. Проверяющих интересовали не только содержащиеся в письмах данные о дислокации частей и их номерах, именах командиров и численности потерь, но и эмоциональный настрой бойцов Красной армии. 

Одним из самых «мягких» видов почтовой военной цензуры было вымарывание строчек, содержащих недопустимую для передачи, по мнению проверяющих, информацию. Зачеркивались нецензурные выражения, критика армейских порядков и любые отрицательные высказывания о положении в армии.

Известен эпизод из биографии писателя А.И. Солженицына, когда он зимой 1945 года в письме Виткевичу изложил своё негативное отношение к правящей верхушке и позволил себе критику существующих в СССР порядков, за что вскоре поплатился свободой.

Советским военным иногда удавалось перехватить почтовые грузы для немецкой армии. Тщательное изучение писем солдат противника свидетельствовало о том, что царившее в первый год войны бравурное настроение немецкой армии после холодов зимы 1941 – 1942 годов сменилось ощущением тревоги и неуверенности. В свободное от боевых действий время политруки устраивали массовое зачитывание немецких писем, что придавало солдатам Красной Армии дополнительные силы и уверенность в успехе их благого дела.

В 1941 году накануне контрнаступления под Москвой советской разведке удалось сбить и захватить немецкий почтовый самолет с сотней тысяч писем на борту. После обработки сотрудниками СМЕРШа захваченной немецкой почты, данные были представлены маршалу Жукову. Полученная информация свидетельствовала о том, что в немецкой армии на данном участке фронта царят отчаянные пораженческие настроения. Немцы писали домой о том, что русские проявили себя как прекрасные войны, они отлично вооружены, дерутся с невиданной яростью, а война, наверняка, будет трудной и затяжной. На основе этих сведений Жуков издал приказ о немедленном наступлении.

В наше время фраза «Болтун – находка для шпиона» остается актуальной, только её надо переделать «Не публикуй много всякой информации в соцсетях.

Активные пользователи соцсетей — это современные болтуны остаются «находкой для шпиона».

В Крыму будут штрафовать до 300 тысяч рублей за публикацию кадров атак по РФ.

Государственный совет Крыма предложил наказывать штрафом до 300 тысяч рублей тех, кто публикует в социальной Сети фото- и видеоматериалы о последствиях атак ВСУ по территории России. Данные санкции прописаны в законодательной инициативе, разработанной крымскими чиновниками.

Подобные фото и видео регулярно используется нашими врагами для корректировки работы своих ракетных установок и в пропагандистских целях.

Парламент Крыма подготовил проект изменений в законодательство РФ, предусматривающих ужесточение наказания за распространение в интернете фото и видеоматериалов о работе систем ПВО и других военных объектов, в условиях проведения Специальной военной операции.

«Мы разработали законодательную инициативу по внесению изменений в Кодекс об административных правонарушениях РФ, которой предусматривается наложение крупных штрафов и других санкций», — рассказал спикер парламента Крыма.

Константинов сообщил, что в апреле 2023 года инициатива крымских депутатов была поддержана коллегами из законодательных органов субъектов России в рамках мероприятий Совета законодателей при Федеральном Собрании РФ. А в августе инициативу крымских депутатов поддержал и Комитет Государственной думы по обороне.

«Сегодня, в условиях СВО, наша первостепенная задача — не только поддерживать наших воинов, помогать их семьям, мобилизовать всё наше общество. Не менее важно — пресекать любые действия, которые потенциально могут работать на нашего врага», — написал крымский политик.

Для физических лиц при первой публикации таких фото и видео сумма штрафа составит до 30 тысяч рублей, для государственных и муниципальных служащих — до 100 тысяч, а для юридических лиц — до 300 тысяч, отметил председатель Госсовета республики Владимир Константинов. При повторном нарушении предполагается увеличение штрафа.

По словам Константинова, принятие такого закона назрело давно, так как, ВСУ активно используют информацию из соцсетей.

«То есть ВСУ уже не нужно посылать десятки шпионов, а нужно просто посадить аналитиков, которые будут пересматривать социальные сети и выискивать те детали, по которым можно сложить все факты того, что происходит«, — подчеркнул Константинов.

На комиссии Совета законодателей по вопросам интеграции новых регионов в правовую систему РФ (при Федеральном Собрании РФ) ранее был одобрен законопроект, согласно которому за публикацию информации о военных объектах с особым правовым режимом предлагается установить административную ответственность.

Этот проект закона поддержан военной прокуратурой Черноморского флота.

Завершается работа над законопроектом о запрете публикации сведений с мест обстрелов, рассказал председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, доктор юридических наук, профессор Андрей Клишас.
Законопроект предусматривает ответственность за перечисленные в нем деяния, отметил он. В то же время, по мнению сенатора, главное – разъяснить людям недопустимость подобных действий.

«Вводится уголовная ответственность за публикации, раскрывающие местоположение военной инфраструктуры, расположение частей и так далее… Я думаю, что самое главное – объяснить людям, что в сложившейся ситуации нельзя публиковать такого рода материалы, информацию, потому что это несёт непосредственную угрозу здоровью и жизни в том числе военнослужащих. Люди должны понимать, что такие деяния составляют большую общественную опасность в тех условиях, в которых мы сейчас живём», – пояснил сенатор Андрей Клишас.

Британия больше не владычица морская
День Победы над Японией

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*