Вторник , 16 Август 2022
Домой / Новейшая история / Россия создала уникальную систему разведки

Россия создала уникальную систему разведки

Ровно 100 лет назад, 28 июня 1922 года в структуре Иностранного отдела (ИНО ), то есть внешней разведки ГПУ НКВД РСФСР было создано «закордонное отделение» – прообраз нелегальной разведки.

На территории штаб-квартиры Службы внешней разведки РФ в московском районе Ясенево сегодня открыт монумент разведчикам-нелегалам всех времён, посвящённый сотрудникам отечественной Службы внешней разведки (СВР).

Памятник установлен к 100-летию работы разведчиков-нелегалов. Отмечать праздник страна будет 28 июня. В торжественной церемонии принял участие глава СВР Сергей Нарышкин. 


Для монумента выбрали образ одного из самых знаменитых киногероев из многосерийного фильма «17 мгновений весны» советского разведчика Штирлица , ставшего символом стойкости, мужества и любви к Родине.

Почему уникальная технология иностранной разведывательной службы, созданная в России, оказалась особенно успешной? Какое значение нелегалы имеют для нашей страны сегодня?

Строго говоря иностранная разведывательная служба стала формироваться по нескольким распоряжениям Феликса Дзержинского сразу же после Октябрьской революции 1917 года в России и приходу к власти большевиков, во главе с Владимиром Ильичом Лениным. Правда, изначально деятельность службы внешней разведки  была сведена к очень узкому кругу задач, связанных исключительно с борьбой против белогвардейских организаций на территории других стран (Германии, Польши, Прибалтийских государств, Румынии, Персии, Китая).

Лишь через несколько лет, когда закончилась Гражданская война и Советская Россия стала полноценным сильным государством, внешняя разведка стала получать больше задач. Хотя довольно долго в СССР политическая и стратегическая разведка считались второстепенным направлением. Хотя известны документы за подписью Дзержинского, в которых он ещё во время Гражданской войны требовал от Особых отделов фронтов больше заниматься политической разведкой.

В конце концов в составе ВЧК, а затем ГПУ было создано Иностранно-осведомительное отделение, которое возглавляет 22-летний латышский активист Людвиг Скуйскулме. Ранее он воевал в Туркестане, а главным его преимуществом было абсолютное знание немецкого языка, поскольку в родной Риге его отец работал кассиром в магазине, которым владели местные немцы.

По сути, Скуйскулме – первый начальник внешней агентурной разведки, попал на эту должность случайно потому, что молоденький латыш оказался рядом с Дзержинским, и выказал искренний большевистский энтузиазм. Так решались кадровые вопросы, правда, продержался Людвиг на этой должности буквально несколько месяцев.

Людвига Скуйскулме сменил Соломон Могилевский, старый большевик, приятель Ленина и Троцкого и друг Дзержинского, вместе с которым ликвидировал мятеж эсеров. А Скуйскулме затем стал первым начальником Осведомительного отдела, то есть заграничной агентурной разведки, съездил в несколько загранкомандировок, но постепенно отошёл от активной деятельности. Людвиг Скуйскулме работал в экономическом отделе ОГПУ и в 1938 году в возрасте 40 лет вышел на пенсию по состоянию здоровья. Дальше его следы теряются.

Соломон Могилевский погиб возле Тбилиси в очень странной авиакатастрофе в 1925 году вместе с Мясниковым (Мясникяном) и Атарбековым. На его похоронах пафосную речь произнес лично Троцкий, который проклинал закон земного тяготения как основную причину авиакатастрофы. На этом «романтический» период формирования внешней разведки закончился, и началась настоящая работа.

Достоверно неизвестно, кто именно придумал саму систему нелегальной разведки в СССР. Скорее всего, вряд ли это был один человек, скорее всего, к создании сильной внешней разведки подтолкнули внешние обстоятельства — СССР был окружён враждебным капиталистическим миром. Сама система внешнеполитических отношений Советской России того времени объективно подводила к такому решению. Длительное время советскую власть никто в мире не признавал и в Советском Союзе не было никаких посольств других государств. То есть привычная на тот момент форма разведки – через посольства – исключалась. С другой стороны, многие большевики имели большой опыт подпольной работы, то есть имели начальные навыки конспирации, а кое-кто прекрасно знал иностранные языки и местные обычаи и нравы.

В царское время разведчики-нелегалы были исключительным явлением, вовсе не было такого опыта. С другой стороны, в тот период разведывательные функции во всех странах выполняли люди, которым по профессии это свойственно не было: учёные, географы и натуралисты, религиозные миссионеры, коммерсанты. Пржевальский, например, большинство экспедиций которого в Китай, в Среднюю Азию и в Тибет финансировались Генеральным штабом с целью изучения территорий и местных племён, создания карт, и делали сопутствующие открытия на исследуемой местности. Русский исследователь и географ Н. М. Пржевальский в 1878 году описал особую  породу лошадей, живущую в дикой природе. Первые сотрудники внешней разведки редко работали с агентурой, а уж тем более не создавали собственные агентурные сети.

Их нельзя ещё назвать разведчиками нелегалами в классическом понимании этого термина. Нелегал – это кадровый сотрудник разведки, выполняющий свою работу на территории другого государства под видом гражданина этой страны или третьего государства, действующий секретно и самостоятельно, никак не связанный с легальной, то есть посольской резидентурой или любыми другими официальными организациями своей страны. Этот термин, как и громоздкое его определение – исключительно советское понятие, а само явление нелегальной внешней разведки уникально и нигде более не встречалось.

Сходный американский термин non official cover operative (NOC) обозначает сотрудника ЦРУ (или любой другой спецслужбы), работающего под не связанным напрямую с прикрытием нелегала. Это может быть, например, условный приглашенный преподаватель английского языка или сотрудник какого-нибудь общественного фонда или НКО. У него нет дипломатического паспорта и иммунитета, однако он выполняет разведывательную работу на территории иностранного государства.

Нигде в мире нет практики специальной многолетней подготовки разведчика-нелегала, людей подготовленных для глубокого внедрения в чужое общество, как «своего». Иногда в качестве контрпримеров приводят Китай и Израиль, но здесь разница в том, что разведывательные структуры этих стран опираются на диаспоры. Прямого же внедрения в общество в иностранном государстве, с изобретением легенды, изготовлением или приобретением всего комплекса документов не было  ни у кого – кроме СССР и ныне России.

Первые опыты внедрения внешней разведки в 1920-х годах были не удачны и заканчивались гибелью разведчика. Многие молодые сотрудники ИНО были выходцами из рабоче-крестьянских семей, их языковая подготовка была довольно слабой.

Особенно плохо обстояли дела со светскими манерами и умением вести себя в западном обществе. Одна знаменитая семейная пара разведчиков-нелегалов впоследствии в воспоминаниях признавалась, что они едва не провалили свою миссию уже в поезде Москва – Берлин из-за незнания того, как там все устроено и как ведут себя люди в вагонах первого класса. Набирались опыта практически на ходу, что свидетельствует о недюжинных талантах этих людей.

Серьезную помощь в становлении службы внешней разведки оказал Коминтерн — международная организация, объединявшая коммунистические партии различных стран в 1919—1943 годах. В этот период разведывательные возможности Коминтерна были в разы больше, чем у ИНО, в котором трудилось тогда чуть больше 150 человек, считая секретарш и машинисток. В разведке Коминтерна работали местные коммунисты, которым не требовалось учить языки или вникать в тонкости обычаев и привычек страны. Именно на базе Коминтерна были организованы языковые курсы и знаменитая «лесная» школа, она же 101-я школа, находившаяся тогда на заброшенной окраине Москвы, в районе современного ВДНХ.

Долгое время именно Коминтерн считался основной разведывательной структурой, а ИНО – бедным родственником, который часто менял названия, административное подчинение, структуру и штат.

Можно вспомнить разведчика Рихарда Зорге (1895 – 7 ноября 1944) —  офицера советской военной разведки, действовавший до и во время Второй мировой войны и работавший под прикрытием в качестве немецкого журналиста как в нацистской Германии, так и в Японской империи. Его кодовое имя было «Рамзай». Зорге на допросах в японской контрразведке до последнего называл себя «агентом Коминтерна», хотя давно уже административно подчинялся ГРУ СССР.

Некоторые сотрудники разведки выезжали в загранкомандировки под чужими документами для выполнения особого задания, были и «спящие агенты» — это те, кто годами, а то и десятилетиями жил в чужой стране, становясь своим в обществе, и в нужное время действовал. С формальной точки зрения «командировочный» агент – тоже своего рода нелегальный разведчик, но фактически это разные миссии и разный уровень подготовки.

В поздний советский период едва ли не каждый будущий молодой сотрудник ГРУ и КГБ в качестве проверочной работы или «экзамена» выполнял разовые поручения на территории другой страны: забрать пакет с информацией, передать или получить секретные материалы. Говоря о нелегальной внешней разведке, мы имеем в виду не выполнение какого-то разового задания, а то глубокое проникновение в чужое общество нашего разведчика, чтобы никто не мог заподозрить в нём «чужака», благодаря его глубоким знаниям психологии поведения и навыкам конспирации.

Объяснить этот феномен невозможно. Есть, конечно, метафизические теории о том, что условному англичанину никогда не удастся стать советским или русским человеком настолько, чтобы на него не показывали пальцем в трамвае. Другое дело, что таких попыток просто не было. У русских это получается, видимо, благодаря умению перевоплощаться и понимать внутреннюю суть психологического образа. Можно привести в пример, русского актёра Василия Ливанова, которому удалось настолько глубоко проникнуть в образ англичанина Шерлока Холмса в фильме «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» (1979), что все английские кинокритики признали его лучшим воплощением англичанина-сыщика, описанного в детективных рассказах Артура Конан Дойля. За роль Шерлока Холмса королева Елизавета II пожаловала Василию Ливанову орден Британской империи в 2006 году.

Все идеи о создании нелегальной разведки в западных или некоторых восточных странах разрушались ещё на самом начальном уровне. Это дорого, долго, требует наличия специфических способностей человека изменять себя, перестраиваться. Да, и никто не даст гарантию, что это внедрение в чужое общество получится.

В СССР и в России система подготовки сотрудников службы внешней разведки прекрасно работает, как хороший отлаженный десятилетиями механизм, начиная с подготовки и создания легенды разведчика, и осуществления способа проникновения в другую страну.

В каждом отдельном случае приходится изобретать всю эту систему заново, поскольку каждая легенда индивидуальна, как и специфические знания, умения и даже психологический склада сотрудника.

Нелегальная внешняя разведка – исключительно советско-российское изобретение, прошедшее столетний путь развития от молодых энтузиастов без специфического образования до целой системы, основанной на уникальном опыте и индивидуальной подготовке. Сейчас даже гипотетически невозможно представить, насколько глубоко работает эта система по всему миру.

Для западных разведывательных сообществ российская нелегальная разведка – едва ли не главная проблема, с которой они не могут справиться. Особенно в последнее время, когда в результате тотальной высылки дипломатов из дипломатических представительств оказались сокращены возможности легальной разведки. Нашему государству требуется жизненно важная информация в режиме реального времени. Роль разведки в современном мире вырастает многократно, и остаётся только восхищаться теми, кто в непростой исторический период сохранил и приумножил то наследие, которое закладывалось ещё в 1920–1922 годах в Советском Союзе.

Самый неподкупный юрист России Анатолий Кони
Как готовились к параду Победы в Москве 1945 года?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*