Пятница , 17 Сентябрь 2021
Домой / Мир средневековья / Как в средневековье боролись с чумой

Как в средневековье боролись с чумой

Первое упоминание о чуме есть в библейском Ветхом Завете, где описано, как племя филистимлян было поражено Богом «мучительными наростами» за то, что осквернило Ковчег Завета.

В Средневековой Руси в народе бытовало поверье, что чума – это грязная худая женщина со взлохмаченными волосами, и ногами, как у индюка. Якобы она бродила по городам и селам, разбрасывая при этом деньги и всякие диковинные товары для того, чтобы приманить людей. До самого XX века никто не знал, каков механизм передачи этой страшной и смертельной инфекции. А незнание, естественно, порождало среди людей панический страх.

Ангел смерти пробивает дверь во время чумы в Риме. Гравюра XIV века

Откуда же в Европу пришла чума?

Самая же массовая пандемия чумы в Европе началась в середине XIV века. Тогда, всего за два с лишним десятилетия «черная смерть» отняла жизнь у примерно 60 миллионов жителей Старого Света. Вместе с торговыми караванами, идущими по Великому шелковому пути, чума пришла в Крым.

Арабский писатель Ибн ал-Варди, автор послания «Весть о чуме», сам в 1350 г. ставший её жертвой, сообщает:

«… приключилась в землях Узбековых чума, [от которой] обезлюдели деревни и города; потом чума перешла в Крым, из которого стала исторгать ежедневно до 1000 трупов, или около того. Затем чума перешла в Рум (Византию), где погибло много народу, — сообщал мне купец из людей нашей земли, прибывший из того края, что кади Крымский рассказывал [следующее]: “Сосчитали мы умерших от чумы, и оказалось их 85 тысяч, не считая тех, которых мы не знаем”».

Эпидемия чумы охватила земли Золотой Орды, Среднюю Азию, Кавказ, Причерноморский регион и Крым, достигла Черноморского побережья, где поразила татар, нападавших на итальянских купцов в Крыму.

Торговцы с востока, следовавшие караванным торговым путём на запад, принесли с собой чуму — «чёрную болезнь», от которой нет спасения. Именно по Великому шёлковому пути и пришли в крымский порт Каффа (Феодосия) первые торговые караваны, заражённые этой болезнью купцы перегрузили свои восточные товары на корабли, и отправили их в средиземноморские страны.

В 1346 году хан Джанибек привёл войска Золотой Орды к стенам торгового города Каффа и осадил его. По свидетельствам работавшего там нотариуса Габриэля де Мюссии, солдаты монгольского войска страдали от грозной болезнью, безжалостно косившей их ряды. Хан Джанибек приказал забрасывать Каффу из катапульты трупами своих умерших солдат. Вскоре в Каффе началась страшная эпидемия чумы. Защитники город не сдали врагу Каффу, и ослабевшее от мора монгольское войско отступило.

Стоявшие в морском порту Каффы генуэзские торговые корабли, направились домой, распространяя чуму на всём пути из Кафы в Геную. В каком бы порту не приставали итальянские корабли, везде быстро умирали все те, кто соприкосался с прибывшими.

Чума в Кафе (Феодосия)

Из Кафы на торговых судах чума расплылась по Средиземноморью. В октябре 1347 г. двенадцать генуэзских галер с большим трудом добралась до Мессины, так как многие матросы во время плавания заболели чумой, и вскоре вся команда была в тяжёлом состоянии. Когда в Мессине вспыхнула эпидемия чумы, мессинцы поняли, что в этой страшной беде виновата команда генуэзского судна, и, чтобы спастись самим, они изгнали больных генуэзцев в море.  Но это не помогло жителям Мессины, так как эта заразная болезнь быстро распространилась по всему городу. Перепуганные жители Мессины бросились бежать от эпидемии чумы в Катанию, где им были совсем не рады.

Генуэзские корабли передвигались от порта к порту вдоль всей Сицилии , и хотя они были заполнены драгоценными товарами, нигде экипажам не позволяли сойти на берег.

В самой Генуе подготовились к возвращению кораблей земляков, гружёных  богатыми товарами из Каффы. Их встретили горящими стрелами и выстрелами из катапульты. Смертоносные генуэзские корабли отошли от побережья родной Генуи.

Mercanti-750-1

1 ноябре 1348 года часть генуэзских кораблей, гружёных товарами, добралась до Марселя. Гостеприимные горожане приняли больных моряков, Епископ, поднявшийся на корабль, чтобы отпеть умерших, умер через несколько дней. Вскоре и марсельцев поразила та же болезнь, тогда они поспешили выдворить корабли с командами прочь из города. Увы, их это тоже не спасло, и в Генуе, и в Марселе началась эпидемия чумы.

Из Марселя болезнь стремительно распространилась по всему Провансу, далее на запад до Атлантического побережья. Оттуда корабли доставили её на берега Британии в порт Уэймут. Чума охватила весь остров, из Бристоля чуму также завезли в Ирландию.

В 1349 г. пандемия чумы дошла оттуда до Скандинавии: «корабль-призрак», груженный шерстью, с мертвым экипажем на борту, был обнаружен у берегов Норвегии. Местные жители в неведении сняли с корабля груз, а вместе с ним и «Чёрную смерть».

генуя
Около 20 чумных кораблей, отвергнутые соотечественниками, ходили по Средиземноморью и Адриатике, разнося «чёрную смерть». Для пополнения запасов воды и продовольствия «чумные корабли» останавливались в небольших средиземноморских портах, но как только жители узнавали с кем имеют дело, они поспешно изгоняли из своих портов и корабли, и больных моряков.

Часто случалось, что на генуэзском корабле погибала вся команда, а заваленные трупами матросов суда дрейфовали на морских просторах, пугая мореплавателей зловещей личиной «чёрной смерти». Такие корабли — призраки, движимые вертом и морскими течениями, идущие по волнам без руля, и без ветрил, в конце концов все погибли в морской пучине во время зимних штормов.

Вероятно, генуэзские чумные корабли внесли свою лепту в развитие легенд о кораблях-призраках. Нельзя сказать точно, заходил ли кто на палубы вымерших кораблей, пока те не пропали на морском дне.

чума

Через несколько недель после появления чумы в итальянских портах целые города вскоре исчезли с карты; очертания этих поселений видны только сегодня с высоты птичьего полёта. В городах сотни трупов вывозили каждый день, и те, кто мог справиться с этим, бежали в деревню.

«Огромные ямы были вырыты и завалены множеством мёртвых. И умерли они сотнями днем и ночью, и все были брошены в эти рвы и покрыты землей. И как только эти канавы были заполнены, выкапывались новые. Я, Аньоло ди Тура, своими собственными руками похоронил своих пятерых детей. Так много людей погибло, что все считали, что это конец света ». (Итальянский летописец 14-го века)

Вся Западная Европа от Нидерландов, Бельгии, Дании, Германии, Швейцарии и Австрии была охвачена эпидемией и затем зараза посетила Венгрию, Швецию, Польшу и русские земли.

Молитвой по чуме.

В начале 1350-х годов чума нанесла удар по северным русским княжествам и городам. В 1351 году повальный мор отмечают русские летописи: Новгород, Смоленск, Киев. В 1352 г. пандемия началась в Псковских землях, где приняла такой масштаб, что люди не успевали погребать мёртвых.

В Пскове по просьбе горожан побывал епископ Василий Новгородский, но на обратном пути он сам скончался от чумы на реке Узе.

Далее инфекция стала распространяться на Юго-Запад России, где население вымирало целыми городами.

Как свидетельствует летопись, в Глухове и Белоозере не осталось вообще ни одного жителя — «вей изомроша». 

В 1353 г. чума пришла в Москву. От неё скончался, в частности, великий князь Симеон Гордый и его сыновья.

Священнослужители не успевали ходить по дворам, чтобы отпевать умерших. Так на Руси появилась новая практика массовых отпеваний покойников. Для этого родственники сами приносили усопших в церкви и храмы. В гробы, которые мгновенно стали дефицитом, после отпевания укладывали по 2-3 тела умерших.

Всё имущество людей,умерших от чумы, часто оставалось нетронутым. Народ боялся даже прикасаться к вещам, ранее принадлежавшим умершим. Плачевно заканчивались попытки богатых горожан раздать своё имущество бедным: «аще бо кто у кого возметь, в той час неисцелно умираеть». Часто люди даже отрекались от родственников, в семье которых кто-то умирал от чумы. Не зная способов побороть инфекцию,  живые массово бросились искать помощи у Бога. Люди передавали церквям свои дома и имущество, уходя в скиты, монастыри и пустоши.

Карантин и целебные дым и копоть

Средневековые доктора считали виновниками распространения «чёрной смерти» разные причины.

В 1348 г. профессора Парижского университета решили, что чума возникла от «дурного воздуха», поскольку год был жарким и влажным, а Ги де Шолиак, французский хирург и врач папы Климента VI в Авиньоне, объяснял эпидемию особым положением в небе Сатурна, Юпитера и Марса. Отмечалась также связь чумы с иными природными катаклизмами: бури, пожары, голод и война Четыре всадника Апокалипсиса»). Современники пытались проследить механизмы заражения: в классическом описании чумы из «Декамерона» Дж. Боккаччо пишет:

«…не только беседа или общение с больными переносило на здоровых недуг или причину общей смерти, но, казалось, одно прикосновение к одежде или другой вещи, которой касался или пользовался больной, передавало болезнь дотронувшемуся».

Инфекция распространяется при помощи «контагий» – мелких и невидимых глазу болезнетворных «скотинок», или «семян болезни», которые легко передавались между людьми последствием контакта. Врачеватели, верившие в эту теорию, рекомендовали полную изоляцию больных, а также длительный 40-дневный карантин для всех, кто с ними контактировал.

 Персидский учёный-медик Ибн Сина (980-1037 г.г.) подозревал, что некоторые болезни распространяются микроорганизмами, чтобы предотвратить заражение людей, он разработал метод изоляции людей на 40 дней. Ибн Сина назвал этот метод аль-Арбаиния («сорок»).

Слово «quaranta+tena» в переводе с итальянского означает «сорок+дней», именно столько и длится КАРАНТИН. Отсюда и происходит слово «карантин» —  комплекс ограничительных и режимных противоэпидемических мероприятий, направленных на ограничение контактов и изоляцию.

В средневековой Венеции врачи знали об успешном методе остановки эпидемии, применённом персидским врачом Авиценной, и назначили 40-дневный карантин для всех торговых кораблей.

Причиной болезни считали «Миазмы» происходящие от «дурного воздуха» ядовитых испарений из болот, грязных водоемов, выгребных ям и куч мусора. Ещё до пандемии люди заметили, что возле таких мест не только тяжело дышится, но и после нездоровится.

Для борьбы с миазмами, которые по мнению средневековых лекарей были разносчиками не только чумы, но и малярии, тифа и холеры, применяли различные способы очищения зараженного воздуха. В период вспышек заболеваний на площадях и улицах городов постоянно жгли дымные костры.

Села, деревни и хутора их жители окапывали рвами, в которых также постоянно поддерживался огонь. Снаружи и внутри жилища обкуривались тлеющими вениками из целебных трав. На Руси с целью дезинфекции вовсю жгли можжевельник. В домах развешивали целые гирлянды из лука и чеснока.

Найти и сжечь «нулевых пациентов»

Однако ни одно из средневековых средств не могло излечить людей от чумы. С ростом числа заболевших и умерших увеличивалась паника и отчаяние. Люди придумывали различные «теории заговоров» и суеверия. Виновниками распространения заразы в разных городах считали иноземцев, иноверцев, прокаженных, пьяниц, юродивых, евреев.

Вину за распространение чумы зачастую возлагали на евреев, чьи гигиенические правила (бани и обливания) давали им некоторую защиту от заражения. «Чёрная смерть» повлекла за собой вспышку антисемитизма: евреев обвиняли в злонамеренном отравлении колодцев с целью вызвать мор. На этом основании в октябре 1348 г. было принято решение о повсеместном изгнании евреев и уничтожении тех, кто остался.

В 1348–1349 гг. избиению, сожжению и грабежу подверглись евреи во многих европейских городах, главным образом в Германии: в Аугсбурге, Вюрцбурге, Мюнхене, Нюрнберге.  Одновременно сжигались долговые обязательства, еврейские дома, лавки и другое имущество. Евреи из Германии устремились в Польшу, получив разрешение селиться во владениях короля Казимира Великого.

Бедняки и нищие считали, что это богачи их специально травят. Богатые же, наоборот, считали виновниками разгула чумы бедняков и чернь. Даже средневековые «стиляги», носившие в то время остроносую обувь, попали под подозрение. Ведь своим внешним видом они «возмущали Господа». Всех, кто вызвал подозрение в распространении заразы, могли без суда и следствия забить насмерть, повесить или же сжечь живьём.

В 1623 году на Руси под подозрение в распространении заразы попала Речь Посполитая. Воеводы московского царя Михаила Федоровича написали депешу государю. В ней они указывали, что поляки и литовцы умышленно посылают в Московию своих купцов с дешевыми и зараженными товарами из своих городов, где наблюдалась высокая смертность от чумы,.

Совсем не удивительно, что больных чумой, а также вероятных переносчиков этого заболевания, на Руси не жалели. После того, как в Великом Новгороде вспыхнула пандемия и выжившие начали бежать прочь из города – их по указанию свыше отлавливали и сжигали заживо на кострах.

Чума в Астраханской губернии. Сожжение домов и вещей в селе Никольском. Гравюра И. Матюшина. XIX век

Принудительная самоизоляция или смерть

Начиная с XIV века во всей Европе распространяется практика полной изоляции людей на 40 дней карантина. На Руси двор, в котором был хотя бы один больной, вместе со всеми членами его семьи наглухо заколачивали, все входы в него заваливали и выставляли вокруг охрану. Естественно, здоровые, изолированные в одном доме с больными родственниками, со временем тоже заболевали. Если у живых ещё хватало сил – они закапывали мёртвых прямо во дворе даже без отпевания священнослужителем.

К началу XVII века главным методом профилактики распространения инфекции на Руси стала организация так называемых «застав». Гарнизон заставы состоял из местных жителей, вооруженных рогатинами и топорами, а также нескольких десятков стрельцов. Командовали заставой по обыкновению сыновья местных бояр.

На таких заставах день и ночь горели костры. С прибывшими из других мест разговаривали только через дым. Через него же и передавали корреспонденцию, которую перед вручением адресату тут же на месте следовало переписать «на чистую бумагу». Причем нередко переписывали письма по нескольку раз.

С начала XVIII века карантинные мероприятия стали системными. При царе Петре I все прибывшие из «заповетренных мест» (зараженной местности) обязаны были содержаться на изоляции в течение 6 недель. Всех, кто заболел, выводили в «особыя пустынные места», а их дома вместе со скотом и утварью сжигали. Тех, кто пытался стороной обходить заставы, ловили и убивали на месте безо всяких допросов.

На юге – в Малороссии, власти вводят беспрецедентные карантинные меры. Сообщение с Крымом и Речью Посполитой практически полностью прекращается. В 1755 году гетман войска запорожского Кирилл Разумовский издает указ, по которому путников из Крыма и Польши «в Сечь, и в жилища, и дачи запорожские не пропускать».

Убийство архиепископа Амвросия, гравюра Шарля Мишеля Жоффруа, 1845 год.

Бунты против мер властей

Эпидемия чумы 1770-1773 гг. и карантинные меры привели к тому, что в Москве и Киеве вспыхнули «чумные бунты». И если в малороссийских сёлах и городах стычки народа с представителями властей не приводили к большим жертвам, то в Москве все было куда печальнее. Москвичи в ту пору бросились искать спасения у чудотворной иконы Божией Матери Боголюбской. Люди, молясь о спасении, сотнями целовали святой лик Богородицы, заражая друг друга чумой.

Архиепископ Амвросий приказал спрятать от народа икону Богородицы, чтобы не распространять заразу. Отслужив службу в Донском монастыре, на выходе архиепископа Амвросия встретила разъяренная толпа. Обезумевшие люди растерзали священнослужителя.

К последствиям эпидемии относится резкий экономический спад. Страх заражения сократил международную торговлю. Резко выросли цены на продукты и предметы первой необходимости. Египетский историк Бадр ад-Дин Махмуд аль-Айни (1360–1451) писал:

«Оказался недостаток во всех товарах, вследствие незначительности привоза их, так что бурдюк воды обходился в землях Египетских дороже 10 дирхемов…»

Чёрная смерть показала, как изменяется поведение человека в критической ситуации. С 1348 года в Европе наблюдаются эпизоды коллективной паники, массовые психозы, галлюцинации, чума вызвала к жизни еретические течения.

 «Почётный авторитет как божеских, так и человеческих законов почти упал и исчез», — с горечью отмечает Боккаччо.

11196596

   Страшная пандемия не могла не найти своё отражение в изобразительном искусстве и литературе.  Весьма распространенной в литературе и искусстве стала тема «Пляски смерти» — страшного хоровода, в который Смерть вовлекает мужчин и женщин, молодых и стариков, рыцарей и крестьян. Мироощущение человека приговоренного, человека за гранью отчаяния приводило к различным эксцессам: в художественной литературе прочно утвердилась тема «пира во время чумы».

Вместе с тем «Черная смерть» способствовала серьезным сдвигам в духовной жизни. Появляются новые формы почитания святых — защитников от чумы: св. Роха, самостоятельно исцелившегося от этой болезни, Св. Себастьяна, пораженного стрелами, которые ассоциировались с поражением болезнью, Св. Христофора, также принявшего мученическую смерть от стрел, Богородицы, укрывающей род людской своим покровом от болезни. Но главное состояло в том, что пандемия подтолкнула людей к размышлениям о том, что в первую очередь, только они сами ответственны за спасение своей Души.

Доктор Владимир Хавкин в своей клинике в Бомбее. 1896 год.

Конец чумной истерии — вакцина доктора Хавкина.

Жесткие, и довольно часто практически бесполезные противочумные меры, применялись властями до начала XX века. Всё это время доктора пытались понять болезнь – способы её передачи, методы предотвращения и лечения заболевания. Огромный вклад в борьбу с «черной смертью» внесли русские учёные: Иван Политика, Данил Самойлович, Артем Рафалович и Владимир Хавкин.

Сотрудник Института Пастера в Париже Владимир Хавкин в 1896 году отправился в Индию, охваченную пандемией «чёрной смерти», где изобрел, и даже испытал на себе первую в мире вакцину против чумы. Вакцину, которая впоследствии спасла миллионы человеческих жизней.

В последующие годы русские учёные оставались одними из передовых «умов» в мировой микробиологии и вирусологии. История знает пример, как советская вакцина в годы «холодной войны» спасла планету от многих эпидемии.

Цыгане старой Малороссии
Битва у села Берестечко 1651 год

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*