Вторник , 7 Декабрь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Иордан о расселении готов у Меотиды.

Иордан о расселении готов у Меотиды.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ.

Иордан о расселении готов у Меотиды.

{38} Мы читали, что первое расселение [готов] было в Скифской земле, около Мэотийского болота; второе — в Мизии, Фракии и Дакии; третье — на Понтийском море, снова в Скифии; однако мы нигде не обнаружили записей тех их басен, в которых говорится, что они были обращены в рабство в Бриттании или на каком-то из островов, а затем освобождены кем-то ценою одного коня.

Но, конечно, если кто-нибудь сказал бы, что они появились на нашей земле иначе, чем мы об этом рассказали, то он окажется в некотором противоречии с нами; ибо мы больше верны прочитанному, чем старушечьим россказням 124.

{39} Все же вернёмся к нашей основной теме. Когда вышеназванные племена (готы), о которых мы сейчас ведём речь, жили на первом месте своего расселения, в Скифии у Мэотиды, то имели, как известно, королем Филимера; на втором месте, т. е. в Дакии, Фракии и Мизии, — Залмоксеса 125, о котором свидетельствуют многие летописцы, что он обладал замечательными познаниями в философии. Но и до того был у них учёный Зевта 126, а после него Дикиней 127, третьим же был Залмоксес, о котором мы говорили выше. К тому же не было недостатка в людях, которые обучили бы их премудрости. Поэтому {40} среди всех варваров 128 готы всегда были едва ли не самыми образованными, чуть ли не равными грекам, как передает Дион 129, составивший их историю и анналы по-гречески. Он говорит, что тарабостезеи, впоследствии именовавшиеся «пиллеатами»130, были среди них [готов] благородными; из их числа поставлялись и короли, и жрецы. По вышесказанной причине геты были восхвалены до такой степени, что говорилось, будто бы некогда Марс, провозглашенный в вымыслах {41} поэтов богом войны, появился именно у них. Отсюда и Вергилий: «Как Градива отца, полей покровителя гетских»131.

Этого Марса готы постоянно ублажали жесточайшим культом, (жертвою ему было умерщвление пленных), полагая, что возглавителя войн пристойно умилостивлять пролитием человеческой крови 132. Ему посвящалась первая добыча, в его честь подвешивали на стволах деревьев трофеи. Готы более, чем другие, проникнуты были религиозным к нему горением, и казалось, что поклонение их воздаётся родителю.

{42} В третьей области на Понтийском море, став уже более человечными и, как говорили мы выше, более просвещенными, они разделились между двумя родами своего племени: везеготы служили роду Балтов, остроготы — преславным Амалам 133.

{43} Первой их страстью, [выделяющей их] среди других соседних племён, было натягивание лука тетивою. Лукан 134, более историк, чем поэт, свидетельствует: «Армянские луки натягивайте гетскими тетивами».

Перед [этим племенем] воспевали в песнях с припевами и [в сопровождении] кифар деяния предковЭтерпамары, Ханалы, Фридигерна, Видигойи и других; о них у этого племени высокое мнение, и едва ли сама достойная восхищения древность может похвалиться, что были у неё подобные герои 135.

{44} Тогда, как рассказывают, Весозис 136 начал плачевную для себя войну со скифами, теми самыми, которых древние авторы называют мужьями амазонок. Как с полной ясностью свидетельствует Орозий 137 в первом томе, у них [скифов] и женщины — воительницы.

Мы с очевидностью доказали, что с готами воевал тогда именно тот, о котором мы знаем достоверно, что он сражался с мужьями амазонок 138, жившими в те времена от реки Борисфена — местные жители называют его Данапром 139 — до реки Танаис (Дон), вокруг залива {45} Мэотийского болота. Это тот, говорю, Танаис, который, срываясь с Рифейских гор 140, низвергается настолько круто, что, когда соседние реки, а также Мэотида и Босфор затвердевают от мороза, он единственный из всех рек, согретый испарениями в скалистых горах, никогда не замерзает от скифской стужи 141.

Этот именно Танаис (Дон)142 считается знаменитым рубежом Азии и Европы, потому что есть ещё и другой, который, возникая в Хриннских горах 143, впадает в Каспийское море.

{46} Данапр рождается великим болотом, источаясь как бы из материнской утробы. Отсюда и до середины он пресен и годен для питья и порождает рыб отменного вкуса, лишенных костей, но имеющих только хрящи в строении своего тела 144. Однако, приближаясь к Понту, он принимает в себя небольшой поток по прозванию Экзамфей 145, до того горький, что — хотя он [Данапр] судоходен на длину целых 40 дней пути — он так изменяется благодаря [притоку] этих малых вод, что впадает в море между греческими городами Каллипидами 146 и Гипаннисом 147 уже зараженный и сам на себя непохожий. Близ его [Данапра] устий, против них, есть остров по имени Ахиллов 148, а между ними лежит обширнейшая земля, заросшая лесами и страшная болотами 149.

ПОХОДЫ ГОТОВ НА БАЛКАНЫ И В МАЛУЮ АЗИЮ В III веке. 1 — разграбленные города: 2 — поход 258 г.,- 3 — поход 263 г.; 4 — поход 269 г.

{47} И вот, когда готы жили там, ринулся на них войною Весозис, царь египетский; у готов был тогда королём Танаузис. На реке Фазисе 150, откуда в изобилии происходят фазийские птицы для пиров владык во всем мире 151, Танаузис, готский король, встретился с Весозисом, царём египетским, и, жестоко его поражая, преследовал до Египта; если бы не воспрепятствовало течение непереходимой реки Нила и укрепления, которые Весозис приказал некогда воздвигнуть для себя по причине набегов эфиопов, то Танаузис прикончил бы его там же, в его стране. Когда же он, не имея никакой возможности нанести ему, засевшему там, вред, возвращался обратно, то покорил себе чуть ли не всю Азию, принудив покоренных платить дань {48} Сорну, царю мидян, который тогда был дорогим ему другом. Многие победители из его войска, обозрев подчиненные провинции во всем их могучем плодородии, покинули боевые отряды своего племени и по собственному желанию поселились в разных областях Азии. Помпей Трог 152 говорит, что от их имени и рода произошли поколения парфян. Потому-то и до сего дня их называют на скифском языке беглецами, т. е. парфянами. Они, соответственно своему происхождению, являются единственными стрелками среди племен почти всей Азии и отважнейшими воинами. Некоторые выводили такую этимологию из их имени (о котором мы сказали, что парфяне означает «беглецы»); те зовутся парфянами потому, что бежали от своих родичей. Готского же того короля Танаузиса после его смерти они стали почитать в числе богов своего племени.

Я полагаю, что не будет излишним описать и направление и положение этих гор, потому что это уже вторичное о них упоминание; ведь они, как известно, обходят непрерывной цепью большую часть земного круга.

{53}Кавказский хребет поднимается от Индийского моря, и там, где он обращен на юг, он пламенеет, исходя парами на солнце; там же, где он открыт к северу, он покорствует студёным ветрам и обледенению. Вскоре после этого он заворачивает, изогнувшись углом, в Сирию 171 и, высылая множество [всяких] рек, в Васианской области 172 он, по наиболее распространенному мнению, изливает судоходный Евфрат и Тигр из изобильных сосцов неиссякаемых источников. Эти реки, охватывая землю сиров 173, придают ей и название, и вид Месопотамии 174; они несут течение своё в залив Красного моря 175.

{54} Затем вышеупомянутая горная цепь, (Кавказ) поворачивая на север, проходит крупными изгибами по скифским землям и там изливает в Каспийское море славнейшие реки Аракс, Киз 176 и Камбиз 177; продолжаясь, она тянется вплоть до Рифейских гор178. Далее, составляя хребтом своим предел для скифских племён, она спускается до Понта, а затем, сплошными холмами, примыкает к течению Истра.

{55} Рассеченная этой рекой и [как бы] расколовшись, называется она в Скифии уже Тавром 179. Кавказский хребет, огромный и обширный, едва ли не величайший из всех, вознося высокие свои вершины, предоставляет народам неодолимые укрепления, воздвигнутые природой. Местами пересеченный — там, где, прорвав горы, открывается зиянием своим долина, — он образует здесь Каспийские ворота, далее — Армянские, а там — Киликийские 180 или еще какие-либо другие, [называемые] соответственно месту. Но едва ли он проходим для повозки, так как с обеих сторон обладает обрывистыми сверху до низу склонами. По многоразличию племён зовётся он разными именами. Индус называет его здесь Ламмом, а далее Пропаниссом; парфянин — сначала Кастрой, затем — Нифатом; сириец и армянин Тавром; скиф — Кавказом и Рифеем, а на конце снова именует его Тавром; да и другие названия дают этому хребту многочисленные племена 181.

Комментарии (124 — 152) и (171 — 181)

124 Приведенное здесь Иорданом, казалось бы, житейское сравнение явилось лишь отражением библейского текста, сохраненного памятью внимательного читателя. В первом послании апостола Павла Тимофею говорится: «Внемли чтению» (4, 13), «скверных же и бабиих басней (aniles fabulas) отрицайся» (4, 7).

125 Зальмоксес (Zalmoxes, Zamolxis) — чаще Сальмоксис (Salmoxis). Геродот передает, на основании слышанных им рассказов, что Сальмоксис был рабом Пифагора на острове Самосе; став свободным, он приехал во Фракию, где проповедовал гетам свою философию загробного мира (Hist., IV, 95, 2-3). Геродот, высказывая сомнение в том, был ли Сальмоксис человеком или божеством, свидетельствует о культе его у гетов и о их вере в бессмертие души (Ibid., IV, 96, 1-2). Очевидно, Сальмоксис был верховным жрецом и главой гетских племен, обожествленным после смерти.

126 Зевта (Zeuta, Seuthes) — имя двух фракийских династов: один из них был советником и затем преемником знаменитого представителя племени одрисов — царя Ситалка (умершего в 424 г. до н. э.; о нём Иордан говорит в 60); другой правил фракийцами-гетами несколько позднее (умер в 383 г. до н. э.). Имя Зевты II упоминается в «Анабасисе» Ксенофонта, так как Зевта имел отношение к знаменитому походу персидского царя Кира в 400 г. до н. э. Во всяком случае ошибочно ставить Зевту (I или II) раньше Сальмоксиса, описанного ещё Геродотом.

127 Дикиней (Dicineus, Decaeneus) по Страбону (Geogr., VII, 3, 11) — «помощник» Бурвисты (I в. до н. э.), вождя военноплеменного гето-дакийского союза. Дикиней считался кудесником, волшебником (у Страбона), обладавшим даром предвидения, благодаря чему он будто бы истолковывал волю богов; он побывал в Египте, где постиг все науки. Помощь Дикинея Бурвисте заключалась в том, что он, воздействуя на людей своими предсказаниями, помогал вождю держать народ в повиновении. Это был облечённый большой властью верховный жрец. Тенденциозно представляя историю гетов как древнейшую часть истории готов, Иордан выдает исторически засвидетельствованную деятельность Бурвисты за проявление готской политики и культуры. В связи с Бурвистой он приводит и имя Дикинея, пришедшего в «Готию» («venit in Gothiam», — Get., 67) и получившего там «чуть ли не царскую власть». Иордан называет Дикинея «советником» готов, которого они беспрекословно слушались. Как «опытный учитель» («magister peritus») он обучил их всей «философии», отрасли которой Иордан перечислил в 69 (этика, физика, логика, практика и «теоретика», астрономия). Чтобы сохранить власть в руках жречества, Дикиней, «повелевавший даже королями» («immo et regibus imperaret»), основал коллегию пиллеатов (см. прим. 130), из числа которых «назначались короли и священники» ( 40). Преемником Дикинея был Комозик, который, по словам Иордана, был назван «и королем, и первосвященником» («et rex… et pontifex», — 73). После смерти Дикиней был обожествлен, так же как Сальмоксис. (См. прим. 125).

128 Иордан, знавший классических авторов, хотя сам по происхождению не был ни греком, ни римлянином, относит готов к общей группе варварских племён; правда, здесь он заимствует сведения из сочинения Диона Хризостома (I — II в. н. э.), который писал о гетах. Об этом труде Диона мы знаем лишь по упоминанию о нём самого автора в одной из его речей (Dio Chrys., 72). Иордан трижды ссылается на Диона, называя его труд один раз (Get, 40) «историями и анналами», писанными по-гречески; другой раз ( 58) указывая настоящее название сочинения — «Гетика»; третий раз приводя имя Диона Хризостома в связи с войной Филиппа Македонского против гетов ( 65).

129 Дион Хризостом, т. е. Златоуст, — греческий писатель, оратор и философ (I-II в. н. э.), современник Тацита. При императоре Домициане подвергся изгнанию и провел много лет в придунайских римских провинциях. В произведении «Гетика», о котором упоминает Иордан ( 58), отзывающийся об авторе с большим почтением, отразились наблюдения Диона над этими местами. Труд Диона Хризостома не сохранился до нашего времени; до нас дошли только его многочисленные речи частью философского, частью литературного характера, не лишенные живых и, по-видимому, точных описаний. Для исследователя истории Северного Причерноморья особенно интересна так называемая «Борисфенитская речь« Диона Хризостома, которая относится приблизительно к 100 г. н. э. В ней оратор проявил себя внимательным наблюдателем; он яркими красками нарисовал своё посещение Ольвии-Борисфена, показав ряд картинок из жизни этого греко-варварского города, расположенного в устье Гипаниса-Буга, но прозванного по соседней великой реке Борисфену — Днепру.

130 Пиллеаты (pilleati) — название представителей жреческого сословия у гетов (по сообщению Диона Хризостома). По Иордану, будто бы Дикиней (I в. до н. э.) установил коллегию жрецов у гетов-даков, на самом же деле жрецы у гетских племен были значительно раньше, о чем свидетельствует культ Сальмоксиса, легендарного проповедника среди гетов, отмеченного уже Геродотом (Hist, IV, 94-96). Ср. о жрецах, вышедших из стен города Одисса, — Get, 65. О происхождении названия «пиллеаты» — 71.

131 Иордан совершенно точно цитирует стих из «Энеиды» Вергилия (Aen., III, 35). Градив — эпитет, прилагаемый к Марсу.

132 Здесь Иордан приписывает предкам готов культ бога войны Арея фракийского, процветавший у гетов. В жертву Арею приносили пленников. Амазонки считались дочерьми Арея и наяды Гармонии. Выхватывая сведения из античной мифологии и пользуясь (объявленным им ниже, — Get., 58) тождеством геты готы, Иордан в целях утверждения древности истории готов приписывает им исконный фракийский культ. В связи с этим Иордан указывает на вовсе не связанное с историей готов «второе» место их расселения ( 38 и 39) в Мезии (у Иордана-Мизия), Фракии и Дакии, включая его между «первым» и «третьим», находившимися в Северном Причерноморье (первое — «близ Меотиды«, второе — «над Понтийским морем«).

133 Здесь Иордан впервые называет Балтов и Амалов — два знатных правящих рода (familiae) действительно у готов, а не у «гетов». По поводу термина «populus», которым Иордан определяет все племя готов в целом, см. прим. 313.

134 Лукан — римский поэт (39-65 гг.), погибший в молодом возрасте при Нероне. Он оставил незаконченную поэму «Pharsalia», в которой описана борьба между Цезарем и Помпеем. (Приводимый стих, — Pharsal. VIII, 221.)

135 Здесь Иордан называет имена героев готского эпоса. Относительно имени Этерпамара ещёМюлленгофф (см. «Index personarum» Моммсена) сказал, что это nomen obscurissimum. Не более ясно и имя Ханала. Исторические черты имеются у Видигойи (Vidigoia), который, по преданию, боролся с гуннами и был убит сарматами (язигами), о чем передает Иордан в 178, ссылаясь на Приска (в не дошедшей до нас части его сочинения). Имя Vidigoia (Vidugauja) сближается с именем аламаннского короля Vithicabius, упомянутым дважды у Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXVII, 10, 3, XXX, 7, 7). Наиболее освещён в источниках предводитель веэеготов Фритигерн, о деятельности которого писал Аммиан Марцеллин (Ibid., XXXI). Иордан называет Фритигерна в связи с переходом готов через Дунай и их борьбой с императором на Востоке, 364-378 гг. -Валентом (Get., 135 и 142).

136 По Орозию (I, 14), Весозис, царь египетский, начал войну со скифами и был ими побеждён. Орозий основывался в значительной мере на сочинении Юстина, на его сокращении «Истории» Помпея Трога (см. прим. 152). Юстин противопоставляет скифского царя Таная египетскому царю Весозису (Epitoma, I; II, 3).

137 Орозий, следуя Юстину, писал об амазонках (Oros., I, 15).

138 По-видимому, Иордан устанавливает, что скифы Орозия являются «готами». Он читал у Орозия (Oros., VII, 37, 4-5, 9), что Радагайс (ум. в нач. V века), вождь двенадцати тысяч готов, — «язычник и скиф» («paganus et Scytha»), «язычник-варвар и поистине скиф» («paganus barbarus et vere Scytha»), и сам повторил про Радагайса, что он — скиф (Rom., 321).

139 Здесь важны слова Иордана, что «Данапр» — местное название, которое употребляют местные жители. О Днепре — Борисфене, Данапре, Варе — см. прим. 614, 678.

140 Иордан повторяет, быть может за Помпонием Мелой (Mela, I, 115), что Танаис (Дон) течет с Рифейских гор (с Урала).

141 Иордан придаёт этим словам оттенок характеристики страны; выражение Scythicus algor подобно другому, тоже характеризующему Скифию — «пустыни скифские» («solitudines Scythicae»).

142 Река Танаис из века в век объявлялась рубежом между Азией и Европой. На одной из самых ранних средневековых карт, на так называемой карте Беата (VIII в.), около Танаиса и Меотиды поставлена надпись: «Здесь конец Азии, здесь начало Европы» («Hic finis Asiae, hic capud [caput] Europae»). В «Хорографии» Помпония Мелы (Mela, I, 8, 15; II, 1) указано, что границей между Европой и Азией служит река Танаис.

143 Хриннские горы (горы племени хриннов, montes Chrinnorum). Хринны названы только Иорданом, причём написание «Chri» могло получиться (у переписчика) из «Chu», и, таким образом, Иордан, быть может, писал о «хуннах» (Chunni). По-видимому, автор говорит здесь (Get, 45) о реке Яксарте (Сыр-Дарья), объясняя, что это «другой (Танаис), который, возникая в Хриннских горах, впадает в Каспийское море» (Каспийское и Аральское моря не различались у источника Иордана достаточно отчетливо). Возможно, что «Хринны» Иордана являлись отзвуком «Гринайев»  Птолемея (Ptol., VII, 13, 3).

144 Сведения о рыбах с хрящевым скелетом Иордан мог почерпнуть у Помпония Мелы (Mela, II, 1, 6) и у Солина (Solin., 15, 1), автора III в., написавшего главным образом по Плинию — сочинение под названием «Polyhistor» (собрание разных исторических и географических сведений).

145 Экзамфей (Exampheus fons)? » Хорографии» Помпония Мелы рассказывается, что Гипанис (Буг) «рождается из большого болота, которое местные жители называют его матерью…, недалеко от моря принимает он из малого ручья по прозванию Экзамфей настолько горькие воды, что и сам, начиная отсюда, течет на себя непохожий и не сладкий» (Mela, II, 7). Однако и до Помпония Мелы в сочинении архитектора и механика Витрувия (I в. до н э.) «Об архитектуре» (Vitruv., VIII, 3, 11) имеются сведения, что река Гипанис, приняв в себя маленький ручеек, стала горькой на вкус. Витрувий сообщает и о причине такого явления; он говорит, что ручеек протекает по земле, богатой жилами «сандараки», от чего вода становится горькой.

Поэт Овидий повторил в своих стихах общеизвестную, по-видимому, характеристику вод Гипаниса (но не Днепра): «Что же? Разве рожденный в скифских горах Гипанис, ранее того сладкий, не испорчен горькими солями?» (Metamorph., XV, 285-286). Таким образом, Иордан, восприняв сообщение о горьком ручье, портящем вкус воды в большой реке, спутал название реки, и сведения, относившиеся к Бугу, приписал Днепру. «Infectus» лучше передать как «зараженный», чем «окрашенный», хотя первоначальное значение глагола «inficere» — «мокать», «красить»; этот глагол, кроме того, означает: «смешивать», «растворять», «портить», «заражать».

146 Каллипиды, Callipidae. Иордан ошибочно называет этим именем город. Такого города нет ни у Орозия, ни у Аммиана Марцеллина. Помпоний Мела говорит не о городе, а о скифском племени «каллипидов» (Mela, II, 7). По-видимому, Иордан воспринял это искаженное им сведение по традиции от Геродота, который писал о племени каллипидов : «от торгового порта борисфенитов — а он из приморских поселений всей Скифии самый срединный (т. е. расположен на материке глубже остальных] — первыми живут каллипиды, которые являются эллинами-скифами. Выше их [т. е. ещё  севернее] — ...живут алазоны« (Hist., IV, 17). Ср. прим. 91 о городе Каллиполиде.

147 Гипанис (Hypannis) — река Буг. Иордан ошибочно относит это название к городу. (См. прим. 145).

148 Ахиллов остров. Иордан как будто помещает его близ устья реки Гипаниса (Буга). Однако, ввиду того что он ведет здесь речь о Днепре, а Гипанис упомянут им лишь вскользь, для уточнения устья Днепра, местоимение cuius («ad cuius ostia») логично отнести к Днепру, а не к Бугу. Помпоний Мела (Mela, II, 98) сообщает об острове «Leuce», т. е. «Белом», который прозван «Ахилловым» («Achillea cognomine») и находится против устья Борисфена. На самом деле остров Белый, или Ахиллов, соответствует нынешнему Змеиному острову, расположенному в Чёрном море против дельты Дуная.

Как известно, с именем Ахилла связана ещё Тендеровская коса, находящаяся южнее Днепровского лимана, гораздо ближе к Днепру, чем Ахиллов (Змеиный) остров. Тендеровская коса в древности именовалась «Ахилловым бегом», или «дромом», ристалищем. Таким образом, если и Иордан соединяет, как и Помпоний Мела, Ахиллов остров с Днепром, то правильнее думать, что в обоих случаях говорится о Тендеровской косе, а не о Змеином острове (ср. следующее примечание).

149 Обширнейшие земли, лесистые и болотистые, названные Иорданом в 46, нельзя не отождествить с областью древней, известной ещё Геродоту (Hist., IV, 17-19), Гилеи (Полесье) — единственной местностью между Днепром и Доном, в которой историк, сам побывавший в Ольвии, констатировал лес. «Границы Гилеи вполне точно определяются Геродотом отчасти на основании личных наблюдений, отчасти — показаний ионийских географов, — пишет С. А. Жебелев. Гилея начиналась к востоку от устья Борисфена (у теперешнего Кинбурна), шла между лиманом и морем вдоль Ахиллова бега (Тендры) и оканчивалась у Гипакириса и города Каркинитиды (Hist., IV, 55), доходя на севере до территории, занимаемой скифами-пахарями». В примечании к этой фразе сказано: «По расчёту, основанном на показании Геродота, Полесье должно было занимать пространство в 40 км в ширину, 140 км в длину» (С. А. Жебелев, Северное Причерноморье. Исследования и статьи по истории Северного Причерноморья античной эпохи. стр. 340).

Все сведения, сообщенные Геродотом, совпадают с кратким замечанием Иордана, что между устьем (Днепра) и Ахилловым островом (Тендеровской косой) находится «обширнейшая земля, заросшая лесами и страшная болотами». Между прочим, здесь подтверждается, что «остров по имени Ахиллов«, о котором пишет Иордан, действительно, должен быть отождествлен с «Ахилловым бегом» Тендеровской косой, а не со Змеиным островом (ср. предыдущее примечание). Определение Иорданом Гилеи отдаленно напоминает определение Тацитом Германии: «aut silvis horrida, aut paludibus foeda» (Germ., 5). Это лишний раз подтверждает, что Иордан был начитанным человеком.

150 Фазис (Phasis) — река Рион в Закавказье, широко известная в древности (Verg. Georg., IV, 367; Ovid. Metamorph., VII, 5-6; Plin., V, 12). Иногда Фазисом называли реку Аракс в Армении. Ср. прим. 614.

151 Фазаны считались самой изысканной, с трудом добываемой и весьма дорогой пищей пресыщенных богачей. Об этом упоминает один из проповедников IV века. Астерий, епископ малоазийского города Амасии; в беседе на евангельскую притчу о бедняке Лазаре, лежавшем у порога богача, описывалась роскошь богатого дома: «сочти все серебро, все золото, заключающееся в утвари, дорого стоящую покупку птиц с Фасида» («Гомилия о богатом Лазаре», — см.: SC, I, стр. 722). В одной поэме ещё времён императора Тиберия (14-37) говорится, что «ради желудка отправляются дальше, чем ради военного похода; мы питаемся от нумидийских побережий и от рощ Фасида» (там же, II, стр. 114).

152 Помпей Трог (Pompeius Trogus) — римский писатель, живший на рубеже нашей эры. Он написал фундаментальную «Историю» («Historiae Philippicae»), основная часть которой была посвящена деятельности Филиппа Македонского и Александра Великого. Произведение Помпея Трога не сохранилось, но до нас дошел труд Марка Юниана Юстина; «Сокращение «Истории» Помпея Трога» («Epitoma historiarum Philippicarum»). Ни о месте, ни о времени составления «Epitoma» Юстина нет никаких сведений. По языку это произведение относят к концу II или к началу III в. н. э. «Сокращением» пользовались многие писатели (Иероним, Августин, особенно Орозий и др.). Иордан, по-видимому, пользовался непосредственно Помпеем Трогом, которого упоминает дважды (Get., 48 и 61).

 

171 Иордан употребляет название Сирия (Syria) в смысле «Ассирия».

172 Васианская область (Vasianensis regio) — античная Фазиана (в Армении), с гор которой начинается река Фазис; Фазисом, кроме Риона, называлось верхнее течение реки Аракса. В Васианской области, действительно, берет начало Евфрат, но Тигр начинается несколько южнее.

173 Не сирийцев (Syrorum), а ассирийцев. В некоторых рукописях стоит не «Syrorum», а «Assiriorum».

174 Месопотамия (Mesopotamia) названа Иорданом «землей сиров», т. е. Ассирией; слово правильно истолковано, как Междуречье. Возможно, что «Сирией» официально называли Месопотамию даже в эллинистическое время: «Сирия — середина между реками» (так у Флавия Арриана, писавшего в Никомидии в середине II в. н. э.).

175 Красное море (mare rubrum, mare Erythraeum; — красный) — так назывался Индийский океан вместе с Персидским заливом.

176 Река Киз (Cysus, вероятно, Cyrus) — река Кура.

177 Река Камбиз (Cambises, Cambyses) определяется как река Иора в Грузии, приток реки Алазана, левого притока Куры.

178 Рифейские горы — Уральский хребет.

179 О разных именах частей горной системы, носившей общее название «Кавказ», см. прим. 170.

180 Каспийские, Армянские, Киликийские ворота. Об этих «воротах», точнее горных перевалах на Кавказе, говорит Солин (Solin., 38, 13): «там, где (горная цепь) раскалывается расщелинами (hiulcis), она образует ворота, из которых первые — Армянские (Armeniae), затем — Каспийские (Caspiae), потом Киликийские (Ciliciae)». Иордан вместо выражения «hiulcus» употребил «hiatus» и перечислил «ворота» в ином порядке. Под «Каспийскими воротами» обычно подразумевается береговая полоса Каспийского моря близ Дербента. Однако у Иордана названием «Каспийские ворота» определен горный перевал, именуемый у Плиния (Plin.. V, 99; VI, 11, 12) «Кавказскими воротами» («portae Caucasiae»). По словам Плиния, этот перевал многие путали с другим перевалом, именовавшимся «Каспийскими воротами»; «Кавказские ворота», по Плинию, соединяли страну иберов с сарматами и находились примерно на середине расстояния между черноморским и каспийским побережьями. У Птолемея «Кавказские ворота» Плиния названы «Сарматскими». Таким образом, «Каспийские» ворота в Get., 55, «Кавказские» ворота Плиния и «Сарматские» ворота Птолемея, очевидно, соответствовали Дарьяльскому ущелью на горной дороге с Северного Кавказа (ср. прим, 154). «Армянские» ворота, упоминаемые и Страбоном (Geogr., II, 80), и Плинием (Plin V 99) и Помпонием Мелой (Mela, I, 81), соответствовали высокому горному перевалу к северу от Тапсака. «Киликийские» же ворота представляли собой проход через Тавр в Киликию и находились (нын. перевал Гюлек-Бугаз) к северу от города Тарса. О «Киликийских» воротах (именно о них) упоминает Страбон (Geogr., XII, 537, 539); Плиний (Plin., V, 91) под «Киликийскими» воротами подразумевает один из береговых проходов в Киликии.

181 О разных названиях частей «Кавказа» см. прим. 170.

«Getica» Иордана.

Далее… Иордан об амазонках Скифии {49-52}  и {56 — 58}

Иордан об амазонках
Иордан о Скифии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*