Воскресенье , 17 Декабрь 2017
Домой / Мир средневековья / Реестровые казаки в Речи Посполитой

Реестровые казаки в Речи Посполитой

Речь Посполитая, несмотря на своё окраинное положение в Европе вовсе не походила на тихую провинцию. Внутри неё горели неугасимым пламенем сразу несколько внутриполитических противоречий, способных разрушить всю государственную конструкцию.

Несмотря на привилегированное положение католической церкви в Речи Посполитой, большая часть населения восточных регионов государства по-прежнему исповедовала православие. И король, и сейм Речи Посполитой вводили новые законы, ограничивающие в правах тех, кто исповедует христианство восточного обряда.

Ещё одним серьёзным источником внутриполитического противоборства в Речи Посполитой было казачество.

В указе 1572 г. король Речи Посполитой Сигизмунд II предложил всей степной казачьей вольнице заняться чем-то полезным с точки зрения власти, поступить к нему на военную службу, речь шла о не более чем трёх сотнях казаков.

Реестровые казаки

В 1578 г. король Стефан Баторий повелел принять на военную службу уже шесть сотен человек. Казаки, в свою очередь, должны были подчиняться назначенным королевской властью офицерам и не устраивать самовольных набегов на территорию Крымского ханства. Казаков, поступивших на королевскую службу, заносили в специальный список – «реестр» и считали их не «вольными казаками», «реестровыми казаками», состоящими на службе к короля. Реестровые казаки давали воинскую присягу на верность королю, освобождались от налогов и пошлин. Король Стефан Баторий попытался создать из степной казачей вольницы новый вид вооруженных сил Речи Посполитой.

Речь Посполитая вела отнюдь не мирную внешнюю политику и нуждалась в хороших солдатах. Число Реестровых казаков в королевском войске Речи Посполитой постепенно увеличивался, а к 1589 г. в нём числилось уже более 3 тысяч человек.

Постепенно реестровое казачество стало играть заметную роль в польских войнах и в военных кампаниях, в интервенции в Русское государство, и во время войн с Османской империей. Большой вклад в победу над султаном Османской империи Османом II внесли реестровые казаки Войска Запорожского под командованием гетмана Петра Сагайдачного, воевавшего в составе вооружённых сил Речи Посполитой под командованием великого гетмана литовского Яна Кароля Ходкевича в битве при Хотине (Северная Бессарабия) в 1621 году. Ян Кароль Ходкевич прославил своё имя в Европе, возглавляя крылатых конников — панцирных гусар.

Служить в войске «реестровым казаком» было выгодно, и попасть в реестровый список считалось большой удачей. Польские власти хорошо понимали силу реестрового казачества, опасались её, и при малейших волнениях численность реестровых казаков ограничивали.

После победоносной Хотинской битвы власти Речи Посполитой пытались сократить ряды своего боеспособного, но буйного «иностранного легиона» своей армии, чем вызвала крупное восстание казаков, подавленное в 1625 году. 

Количество «реестровых казаков» в армии Речи Посполитой ограничили шестью полками, в состав которых вошло 6 тысяч казаков расквартированных на территории Малороссии. Главной задачей «реестровых казаков» было подержание порядка и оборона южной границы государства от татарских набегов.
К середине XVII века Войско Запорожское делилось на собственно запорожскую вольницу и «реестровых казаков».

В 1632 г. скончался король Сигизмунд III, и Речь Посполитая оказалась перед необходимостью проведения избирательной кампании. Монархия в Речи Посполитой, к ужасу одних соседей, иронии других и недоумению третьих, была выборной.

В избирательный сейм для избрания нового монарха, прибыли ходоки от нереестровых казаков вольного войска Запорожского, и высказали пожелание, оформленное как требование. Поскольку казаки войска Запорожского являются подданными Речи Посполитой, значит, имеют право голоса и тоже должны принять участие в выборах монарха. Казаки потребовали расширить права православных христиан восточных регионов, уравнять с правами католиков.

Разозлённая такой наглостью, польская шляхта из сейма укоризненно и назидательно ответили, что казаки вольного войска Запорожского, несомненно, являются частью польского государства. Однако, они люди второго сорта, и полезны для государства в небольшом количестве, и только для обороны южных границ и во время военных действий. А с таким ничтожным вопросом, как соблюдение прав православных будет разбираться уже новый король.

Так недвусмысленно польская шляхта указала жителям Малороссии на их место в социальной структуре Речи Посполитой. Огонь внутригосударственных противоречий Речи Посполитой вспыхнул ярче и злее.

О мотивах, побудивших Богдана Хмельницкого обнажить саблю против польской короны, можно написать целый роман. Были там и личные побуждения: чигиринский шляхтич Чаплинский разорил в 1645 году хутор Суботов, принадлежавший сотнику Хмельницкому. Своеволие польской шляхты, полная безнаказанность и не прекращающиеся бесчинства местных магнатов переходили всякие границы.

Располагая собственными вооружёнными «территориальными батальонами» образца XVII века, польская шляхта регулярно устраивала между собой местечковые гражданские войны, поворачивая и без того хлипкое королевское право в нужную им сторону.

Искать заступничества при дворе у короля Речи Посполитой было занятием  бесполезным, зачастую у короля попросту не было ни войсковых сил, ни судебных возможностей воздействовать на своих разбушевавшихся панов.

В государстве оставался нерешенным религиозный вопрос. Католичество, отвергая веротерпимость по отношению к православным христианам, заняло безкомпромиссную позицию вражды с православием. Старшины вольного войска запорожской Сечи мечтала попасть в «клуб избранных» ясновельможных панов польской шляхты, и таким образом, уравняться в правах.

Очень болезненной была проблема численности реестрового казачества, в состав которого хотели попасть все вольные казаки запорожской Сечи. Обстановка в малороссийских землях Речи Посполитой была накалена до высочайшего предела, восстание следовало за восстанием. Казацкие восстания в Малороссии польская шляхта подавляла с всё большей жестокостью, и не было места  милосердию, а попытка компромисса и мирных переговоров с казаками категорически отвергалась.

Богдан Хмельницкий объявил, что начинает войну против польского короля, и призвал всех вольных казаков встать под его знамена, и желающих оказалось более чем достаточно.

Крымское ханство всегда было серьёзным противником христианской Малороссии, запорожские казаки не раз совершали набеги на Крымское ханство, освобождая из татарского плена захваченных православных сородичей, которых продавали на невольничьих рынках Кафы (Феодосии) и Карасубазара ( Белогорск, Крым).

Готовясь к войне против польского короля, Богдан Хмельницкий решил обезопасить свои рубежи с юга.  В 1647 г. Богдан Хмельницкий  вместе со своим сыном Тимофеем прибыл в Запорожскую Сечь, а оттуда направился в Крым, к крымскому хану Ислам-Гирею в Бахчисарай, и заключил договор с извечным врагом запорожских казаков Малороссии, но и врагом Речи Посполитой. В обмен на военную помощь татар Крымского ханства и обещание не нападать на малороссийские земли крымскому хану пообещали солидную долю в военной добыче и снабжение провиантом и фуражом его войска.

Обе договаривающиеся стороны знали, что самой ценной добычей являются пленные, которые на рынках Кафы потом с легкостью обращаются в золото. И никто не будет тщательно разбираться, кто уйдет связанный крепкой веревкой за Перекоп: польский шляхтич или малороссийский крестьянин.

18 апреля 1648 г. Богдан Хмельницкий, находившейся в бегах от польских властей, прибыл в Запорожскую Сечь и изложил казакам результаты своей поездки в Крым. 

Народ на Запорожской Сечи принял его с энтузиазмом и избрал старшим войска запорожского. 22 апреля 1648 года Хмельницкий выступил с войском из Запорожской Сечи, за ним, на некотором расстоянии шли крымские татары и Туган-Бей из рода Барановских (Туган-Мурза-Барановские, польск. Tuhan-Baranowski — старинный дворянский род польских татар, впервые упоминаемый в исторических хрониках XV века. Принц Темир Туганбей — родоначальник). В родословной польского короля Владислава со стороны матери было прямое родство с крымским ханом Ислам-Гиреем II (1584 — 1588 г.г.). 

Обошедши крепость Кодак, где сидел польский гарнизон, Хмельницкий остановился лагерем на притоке Желты-Воды, впадающем в устье реки Тясмина  (в нынешнем Александрийском у. Херсонской губ.). Несколько времени спустя подошли туда и поляки, под начальством молодого Степана Потоцкого. 6 мая 1648 года казаки бросились на польский обоз; поляки защищались храбро, но казаки отрезали их от реки, и поляки должны были откупиться, выдав казакам пушки. За это полякам был клятвенно обещан свободный пропуск в Польшу, но на отступавших поляков неожиданно напал Туган-бей с татарами. Поражение поляков вследствие неожиданности нападения 8 мая у яра, называвшегося Княжескими Байраками, было ужасно. Степан Потоцкий был смертельно ранен, другие начальники взяты в плен и отправлены пленниками в Чигирин. Хмельницкий двинулся к Корсуну (в ныне Киевской губ.), где стояло польское войско, под начальством Калиновского и Николая Потоцкого. 15 мая Хмельницкий подошел к Корсуну, когда польские полководцы получили известие о поражении поляков при Жёлтых Водах и не знали еще, что предпринять. Хмельницкий подослал к полякам казака Микиту Галагана, который, отдавшись в плен, предложил себя полякам в проводники, завёл их в лесную чащу, и Хмельницкий без труда истребил польский отряд. Николай Потоцкий и Калиновский были взяты в плен и отданы, в виде вознаграждения, Туган-бею.

Победы Хмельницкого при Жёлтых Водах и под Корсуном вызвали всеобщее восстание малорусского народа против поляков. Крестьяне и горожане бросали свои жилища, организовали отряды и старались со всей жестокостью отомстить полякам и евреям за притеснения, которые они от них за последнее время претерпели.

Первоначально Богдан Хмельницкий выступил против Польши по чисто личным побуждениям, желая отомстить за нанесенное ему оскорбление. Ходом событий казацкого восстания Хмельницкий был поставлен во главе громадного народного движения Малороссии, результатов которого он не мог предвидеть. Увлекаемый этими событиями, он порой хотел остановиться. Не он руководил движением казачества: оно коренилось глубоко в народной жизни и, прорвавшись наружу, росло и расширялось до тех пор, пока были напряжены нервы народа. Народное казацкое движение выдвинуло из своей среды целый ряд вождей мелких отрядов. Они-то собственно и составляли душу движения; за ними вынужден был идти Хмельницкий.

В 1629 году представителем короля Речи Посполитой Сигизмунда III Вазы на церковном соборе в Киеве с целью примирить сторонников Православной церкви и Униатской был православный воевода киевский Адам Кисель. Когда пришло письмо Адама Киселя, обещавшего своё посредничество для примирения казаков с польским государством, Хмельницкий собрал раду, на которой, говорят, было около 70 тысяч человек, и получил её согласие на приглашение Киселя для переговоров; но перемирие заключено не было вследствие враждебного к полякам настроения казацкой массы. 

Источник

Каменные кони в святилище Гималаев
Погребение суздальской «модницы» 10 века

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*