Среда , 17 Апрель 2024
Домой / Античный Русский мир. / Гилея — Нижнеднепровские пески

Гилея — Нижнеднепровские пески

М.В. Агбунов.
АНТИЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

Глава 5. Ольвийский район.

Гилея — Нижнеднепровские пески.

С локализацией притока Эксампей связаны также важные вопросы этногеографии Скифии. Рассмотрим некоторые из них. Напомню сообщение Геродота о том, что, начиная от торжища борисфенитов, по Гипанису

«первыми живут каллипиды, которые являются эллино-скифами; над ними — другое племя, которое называется ализоны. Над ализонами живут скифы-пахари… Выше этих живут невры, а над неврами — земля, обращенная к северному ветру, на всем известном нам протяжении безлюдна» (IV, 17).

путешествие Геродота -5 век до н.э.

Локализация Эксампея даёт возможность уточнить некоторые границы расселения указанных племён. Вернёмся к словам Геродота о том, что «вблизи земли ализонов Тирас и Гипанис сближают свои излучины, но отсюда каждый из них поворачивает и течёт так, что промежуток между ними расширяется» (IV, 52). Отсюда следует, что земля ализонов находилась в месте сближения Днестра (Тирас) и Южного Буга (Гипанис). Эта территория тянется от района Гайсина до Саврани. Следовательно, северная граница ализонов проходила примерно в районе Гайсина. А южная их граница находилась вблизи Саврани, т. е. несколько выше устья Эксампея. А само устье Эксампея было расположено, как свидетельствует Солин (XIV, 1), уже в земле каллипидов [12, с. 155—156].

Такому определению границ очень близки выводы учёных, занимающихся историей Скифии, основанные на изучении археологических культур этого региона [254, с. 226]. Близость независимых друг от друга локализаций окончательно убеждает в их правильности. Как мы видим, письменные и археологические источники взаимно дополняют и уточняют друг друга.

Гилея

Первое и, пожалуй, наиболее подробное описание Гилеи даёт нам Геродот. Посте упоминания Ольвии и живущих к северу от неё племён «отец истории» продолжает:

«Если перейти Борисфен, первая от моря страна — Гилея, если же идти вверх от неё — там живут скифы-земледельцы, которых эллины, живущие у реки Гипанис, называют борисфенитами, а самих себя ольвиополитами. Эти скифы-земледельцы населяют землю к востоку на протяжении трёх дней пути, доходя до реки, название которой Пантикап; в сторону северного ветра эта земля простирается на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену» (IV, 18).

А в другом месте при характеристике Борисфена (Днепр) Геродот сообщает:

«Ясно, что он течёт через пустыню в страну скифов-земледельцев: ведь эти скифы обитают по его берегам на расстоянии десяти дней плавания» (IV, 53).

Нетрудно заметить, что в первом отрывке протяженность земли скифов-земледельцев определена в одиннадцать дней плавания, а во втором — в десять дней плавания. Исследователи нередко усматривают здесь противоречие [94, с. 236 ]. Но, если внимательно вчитаться в эти сообщения, мы увидим, что они не противоречат друг другу, а указывают два в некотором смысле разных расстояния, что уже отмечал Ю. Г. Виноградов [52, с. 79]. Одиннадцать дней плавания — это расстояние, на которое простирается земля, принадлежащая скифам-земледельцам, а десять дней плавания — это пространство, на котором непосредственно обитают эти племена. Отсюда следует, что один день плавания приходится на Гилею.

В параграфе, посвященном скифам-кочевникам, узнаем, что «вся эта земля, за исключением Гилеи,— безлесная» (IV, 19). Излагая легенду об Анахарсисе, Геродот отмечает:

«Когда же он прибыл в Скифию, то, углубился в так называемую Гилею , а она находится близ Ахиллова бега и вся полна разнообразнейшими деревьями.» (IV, 76).

А в легенде о происхождении скифов Геродот сообщает, что Геракл «прибыл в землю, которая называется Гилея» (IV, 9).

Характеризуя реку Гипакирис (Южный Буг), «отец истории» указывает, что она «впадает в море близ города Каркинита, направо от себя оставляя Гилею и так называемый Ахиллов бег» (IV, 55).

Псевдо-Скимн со ссылкой на Эфора кратко сообщает, что «к востоку за Борисфеном так называемое Полесье (Гилея) заселяют скифы» (§ 844—845).

Помпоний Мела после описания Каркинитского залива сообщает: «Затем идут самые огромные в этих местностях леса и река Пантикап, отделяющая номадов и пахарей» (II, 5). И далее автор переходит к характеристике Ахиллова бега. Здесь речь идёт, конечно же, о Гилее. Автор подчеркивает, что это — «самые огромные в этих местностях леса». Следовательно, он подразумевает, что весь описываемый регион достаточно богат лесами. А среди них особо выделяется Гилея. Это подтверждают и данные палеогеографов [179]. Действительно, в период фанагорийской регрессии, когда увлажненность материков Северного полушария была большей, чем теперь, по долинам более полноводных рек, особенно в их дельтах, росли густые пойменные леса, а склоны балок, низины были покрыты густыми перелесками.

Весьма показательна лаконичная характеристика Гилеи Плинием. Он отмечает, что эта «лесная страна дала морю, её омывающему, название “Гилейского“, жители её называются энекадиями» (IV, 83). Это сообщение свидетельствует о достаточно широкой известности Гилеи далеко за пределами Понта Эвксинского.

Стефан Византийский также лаконично сообщает в своем словаре: «Гилея — понтийская страна, иначе называемая Абика, т. е. Полесье». При этом дана ссылка на «Описание Понта» Александра Полигистора. Абика, надо полагать, скифское название Гилеи, на что указывал ещё Л. А. Ельницкий (ВДИ, 1948, № 3, с. 327, примеч. 8).

Таковы основные сведения античных историков и географов о Гилее. При всей своей лаконичности они абсолютно однозначно указывают, что Гилея занимала обширную территорию современных Нижнеднепровских песков от Кинбурнского полуострова до Цюрупинска и Скадовска.

Необходимо сказать и о путанице, которую пытался внести в этот вопрос Б. А. Рыбаков. Он пришел к выводу о том, что существовали две разные Гилеи [222, с. 129—133, 140—142]. Первую он поместил на Нижнем Днепре, а вторую — на реке Ворскле, которую отождествил с Пантикапом Геродота. Всесторонний анализ имеющихся данных, а также рассуждений Б. А. Рыбакова показывает, что выделение двух Гилей совершенно искусственно и абсолютно ничем не обосновано. И Геродот, и другие античные авторы указывают одну-единственную Гилею — нижнеднепровскую. Сомневаться в этом и выдумывать еще одну Гилею нет никаких мало-мальски серьезных оснований. Такого рода попытка — не что иное, как насилие над текстом, с тем чтобы выдать желаемое за действительное и на этом возводить новые искусственные построения.

Итак, обратимся к району современного Кинбурнского полуострова. Кто знаком с этими местами, знает, что никаких лесов здесь нет. Наоборот, на многие десятки километров тут раскинулась настоящая пустыня — Нижнеднепровские пески. Но, как ни парадоксально, именно на месте этой песчаной пустыни в античное время шумели обширные лесные массивы Гилеи.

В более ранние геологические периоды здесь была дельта древнего Днепра1. Река выходила в море в районе современной Тендровской косы. Постепенно дельта переместилась в широтном направлении к своему современному положению, и конфигурация берегов приобрела соответствующие очертания.

Всё огромное пространство между старой и новой дельтой было покрыто плодородными иловыми наносами реки и изрезано множеством мелких рукавов и проток. Здесь и разрослись огромные буйные леса, которые скифы назвали Абикой, а греки — Гилеей. Как показал пыльцевой анализ из Кардашинского торфяника близ Цюрупинска, здесь произрастали дуб, вяз, ольха, береза, граб, клен, орех, липа и сосна [179, с. 362].

В последующие столетия в результате естественных географических изменений и нарастающей хозяйственной деятельности человека леса Гилеи катастрофически быстро сокращались. В средние века они были ещё довольно обширными. Весьма показательно, что во времена Древней Руси здесь существовал город Олешье, а в наше время — город Алешки, современный Цюрупинск.

Эти лесные массивы обозначены на многих средневековых картах, где иногда дается даже античное название — Гилея, как, например, на карте Понта Эвксинского 1590 г. из исторического атласа Ортелия. (1 Горецкий Г. И. Аллювиальная летопись великого Пра-Днепра. М.: Наука, 1970. С. 419, 421.)

К XVIII веку прежние лесные массивы сократились до весьма скромных размеров. Вот, к примеру, что пишет об этом П. О. Бурачков:

«Поселившись на Кинбурнском полуострове в 1760 году, прадед мой застал всю левую сторону лимана от крепости Кинбурна до Алешек покрытую густым, хотя и не сплошным лесом, состоящим из дуба, березы, ольхи, бересты и осины, и звери, как, например, дикие козы, свиньи и даже олени, находили в них убежище» [47, с. 3].

Дальнейшие естественные географические изменения, а главное — хищническая вырубка привели к практически полному исчезновению лесов. И вот на месте лесной страны Гилеи раскинулись современные Нижнеднепровские пески. Легенды Кинбурнской косы.

Алёшковские пески

Осмысливая в целом сведения античных авторов о Гилее, следует отметить, что из них наибольшее внимание Гилее уделяет Геродот. Его данные свидетельствуют о том, что в архаическое— классическое время роль Гилеи в жизни скифов и эллинов была весьма велика. Об этом же говорят и археологические материалы. Ведь именно в Гилее находилось Ягорлыцкое поселение VI—V вв. до н. э., довольно крупный ремесленно-производственный центр с удобной гаванью, работавший на богатейших местных сырьевых ресурсах (лес, как топливо, гематитовые пески для железоделательного производства, кварцевые пески, сода для стеклоделательного производства и т. д.) [186, 187].

В эллинистическое время роль Гилеи значительно уменьшилась. Её лишь кратко упоминает передаваемый Псевдо-Скимном Эфор. А в описаниях Страбона, Арриана она вообще отсутствует. К этому времени Ягорлыцкое поселение уже не существовало. Другие более или менее крупные поселения неизвестны.

А сведения Помпония Мелы и Плиния Старшего с весьма показательной характеристикой Гилеи относятся именно к архаическому—классическому времени.

Остров Борисфен (Борисфенида)

При описании района современного Днепро-Бугского лимана Страбон указывает реки Борисфен и Гипанис и «остров перед устьем Борисфена с гаванью» (VII, 3, 17). А составитель «Хрестоматии из “Географии» Страбона» приводит и название этого острова: «Устья реки Борисфена и остров Борисфен находятся в углу Тамиракского залива» (из кн. VII). Клавдий Птолемей указывает в этом районе остров Борисфениду. Несомненно, речь идет об одном и том же острове.

Ранее считали островом Борисфеном современный остров Березань. Затем выяснилось, что в античное время Березань был не островом, а полуостровом.

Всестороннее изучение всего комплекса имеющихся письменных, археологических, палеогеографических, картографических и других источников позволило отождествить остров Борисфен (Борисфениду) с дельтовым островом, существовавшим на современном Кинбурнском полуострове между основным руслом Борисфена (совр. Днепровский лиман) и пересохшим ныне рукавом реки [10, с. 132—135; 12, с. 116—128]. Вкратце остановлюсь на основных выводах и положениях этой локализации.

Данные палеогеографии показывают, что в античное время, а также в средние века через современный Кинбурнский полуостров протекали, как минимум, два днепровских рукава, которые отделяли западную часть полуострова в виде двух дельтовых островов.

Палеогеографическая реконструкция подтверждается письменными и картографическими источниками. Клавдий Птолемей (III, 5, 2), Руфий Авиен (§ 720), составитель «Хрестоматии из “Географии» Страбона» (из кн. VII) указывают не устье, а устья Борисфена. Летописец Нестор в «Повести временных лет» сообщает, что Днепр впадает в море «тремя жерелы», т. е. устьями. Несомненно, что в этих сообщениях имеются в виду основное устье реки у Очаковского мыса, т. е. устье современного Днепро-Бугского лимана, а также устья пересохших ныне днепровских рукавов, протекавших через современный Кинбурнский полуостров. А средневековые морские компасные карты, так называемые портоланы, дают возможность наглядно убедиться в правильности полученной палеогеографической реконструкции.

Почти на всех этих картах на месте современного Кинбурнского полуострова изображены два дельтовых острова: один — большой, другой — значительно меньше (см. атласы А. Норденшельда, В. Кордта, Б. Димитрова и др.). На некоторых из этих карт показан только один большой остров. Видимо, картографы в этих случаях указывали один из рукавов, а другой, менее значительный, не учитывали. Указанный рукав Днепра существовал вплоть до XVI—XVII вв. под названием «Запорожская протока».

На берегу этого рукава в античное время существовало довольно крупное ремесленно-производственное Ягорлыцкое поселение [186, 187]. Была здесь и удобная спокойная гавань, куда заходили корабли из различных торговых центров.

Всё это даёт достаточно оснований для отождествления острова Борисфен (Борисфенида) с западной частью современного Кинбурнского полуострова. Такое предположение почти сто лет назад высказал В. В. Латышев [148, с. 297 ]. Но тогда ещё не было необходимых палеогеографических и археологических данных. И эта мысль осталась без должного внимания. Теперь же имеющиеся данные полностью подтверждают давнее предположение В. В. Латышева.

Необходимо подчеркнуть, что на карте «Понта Эвксинского» из исторического атласа А. Ортелия составленной в 1590 г., этот остров назван Borysthenes insula. Видимо, средневековый географ имел в своем распоряжении не дошедшие до нас источники, которые подробнее сообщали о местоположении острова Борисфен (Борисфенида). Хотя в тот период локализация указанного острова не представляла особых трудностей. Его местоположение было в прямом смысле очевидно. А последующее превращение этого острова в полуостров в результате исчезновения днепровских рукавов и отделение соседнего Березанского полуострова от материка значительно осложнили решение этого вопроса.

Таким образом, остров Борисфен (Борисфенида) отождествляется с западной частью современного Кинбурнского полуострова. На острове, как уже было сказано выше, в античное время существовало Ягорлыцкое поселение с удобной гаванью.

В результате трансгрессии море затопило часть острова и образовало довольно обширный Ягорлыцкий залив. Как показали подводные археологические исследования
А. С. Островерхова, на дне залива оказалась прибрежная часть Ягорлыцкого и других поселений (Спортсмен-подводник, 1986, № 77). Этот район весьма перспективен для дальнейших комплексных историко-археологических и палеогеографических исследований, в том числе к подводных.

Далее…  Ахиллов бег.

Ахиллов бег
Храм Деметры

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*