Воскресенье , 22 Октябрь 2017
Домой / Мир средневековья / Неприкасаемый народ в Западной Европе

Неприкасаемый народ в Западной Европе

Каготы – племя, с момента своего появления считавшееся низшей кастой, «неприкасаемыми» в западной Франции или северной Испании, на Пиренеях.

Первые упоминания о каготах обитавших в Западной Европе, появились в средневековых письменных документах примерно XI — XIII веках под именами Каготы — Cagots, Аготес — Agotes, Гахетс — Gahets, Капетс — Capets, Кака — Caqueux. К этому времени каготов  уже считают изгоями, неприкасаемыми, и они отделены от обычных крестьян.

Странный народ.

Средневековые письменные источники описывают каготов, как коренастых, темноволосых людей, в других источниках о них сообщается, как о голубоглазых людях, всегда носивших длинные светлые волосы, «как пшеница на солнце». Однако всюду говорится о внешних странностях каготов: в основном это маленький рост, высокая температура тела, отсутствие мочек ушей, так называемая «круглоухость» — именно это отличало их от окружающих.

Каготы должны были селиться в пригородах, на болотисты землях и малярийных берегах рек. Мрачные гетто Каготов называли Cagoteries, их следы  всё ещё можно найти в пиренейских общинах, таких как Кампан или Хагетмау.

Вся жизнь каготов была отмечена апартеидом. Представителей этого племени долгое время всячески притесняли: каготы не имели права вступать в брак с «обычными» гражданами, не имели права заниматься сельским хозяйством и животноводством. Каготы не могли использовать те же водоёмы и места для купания,  что и другие люди. Им не разрешалось касаться парапета, перил лестниц и мостов, есть вместе с другими людьми. Хоронили каготов на отдельном кладбище. Их считали то умственно отсталыми, то больными проказой, то каннибалами, то колдунами. Каготы должны были оповещать окружающих людей о своём приближении специальной трещоткой, как это делали прокажённые.

Современные археологические раскопки кладбищ каготов XII-XIII века, обнаруживают совершенно здоровые скелеты, лишенные страшные повреждения кости, которые можно увидеть на останках прокаженных.

Некоторые из запретов для каготов были довольно странными. Каготам не разрешалось ходить босиком, как обычным крестьянам, что породило легенду о том, что у них были перепончатые пальцы. Представители каготов были обязаны носить на одежде ярко-красную гусиную лапку (коготь) — знак кагота, приколотый к одежде, чтобы окружающие сразу узнавали в них отверженный род.

Каготам (Cagots) были запрещены большинство ремёсел и профессий, они  могли занимались лишь теми ремеслами, которые были связаны со смертью. Они работали дровосеками, могильщиками, гробовщиками, палачами, а также плотничали и плели веревки. Последние две специальности ассоциировались со смертью: плотник сооружал виселицы, да и веревки, в первую очередь, тоже изготавливались для казни.

Каготы со временем превратились в гильдию плотников, они не только делали гробы и бочки для вина и воды, но и строили деревянные храмы.

В средневековых документах имелись списки всех местных каготов. Если напротив имени стояла пометка «плотник», значит, его обладатель был точно каготом.

По иронии судьбы каготы, как хорошие плотники, построившие множество деревянных католических храмов в Пиренеях, но не имели права входить в храм наравне со всеми прихожанами. Для каготов был отдельный вход через низкую дверь, чтобы изгои общества, всякий раз входя в храм, сознавали свое бесправное положение. Внутри храма представители каготов сидели отдельно от остальных прихожан за перегородкой.

В некоторых литературных произведениях каготы часто упоминаются как самая бесправная общность. Франсуа Рабле в своём романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» упоминает надпись на двери Телемского аббатства, которая запрещает вход «лицемерам, фанатикам и каготам».

Кропильница со святой водой у каготов была своя, а если кто-то из отверженных прикасался к воде в общей кропильнице, ему отрубали руку. Причастие каготам священник подавал на длинной ложке, чтобы не приближаться к ним.

Во время Великой Французской революции дискриминационные законы против каготов были официально отменены — на самом деле многие каготы во время революции разграбили локальные архивы и уничтожили любые записи о своих предках, было сделано всё, чтобы навсегда вычеркнуть своё имя из средневековых списков каготов. После французской революции 1789 года, каготы постепенно ассимилировались среди населения Франции.

История Франциска Мишеля «История гонений» («История проклятых рас», 1847) была одним из первых исследований каготов. Автор обнаружил в средневековых текстах описание внешности каготов, где сообщается, что у них были «вьющиеся коричневые волосы».

В 1847 году Франциск Мишель обнаружил, что по меньшей мере 10 000 каготов, по-прежнему, страдают от неравноправия в разных областях Гаскони и Наварры, почти через 70 лет после того, как «неприкасаемая» каста каготов (Cagot) была «упразднена». 

Однако суеверия, касающиеся каготов, живы в обществе до сих пор, в современном французском языке слово «кагот» — это оскорбление, а в 60 пиренейских церквях по-прежнему имеют отдельные входы «Cagot».

По поводу происхождения самого слова «кагот» до сих пор ведутся оживленные споры. Каготами их окрестили жители Европы, но сами себя так не называли, но самоназвание их неизвестно. Одни предполагают, что слово «кагот» берет свои истоки от бретонского kakouz , и испанского cafo – «прокаженный», другие – что от окситанского cago – «дерьмо», третьи говорят о происхождении каготов от вестготов, а потому и сам термин считают производным от canis gothus – «готская собака».  В Италии жители Рима и Неаполя грубо и пренебрежительно называю крестьян — caffoni (от исп. cafo – «прокаженный»)

Откуда же появились каготы? И почему долгие тысячелетия страдают они от жестокого преследования, апартеида и фанатизма?

В средневековье о каготах существовало множество легенд и ложной информации, распространяемой слухами. В шестнадцатом веке Амбруаз Паре (1509 — 1590), отец современной хирургии, служивший при дворе короля Генрих II, с научной точки зрения изучал эту странную расу, проклятую в то время уже три столетия.

Стараясь не быть под влиянием слухов, Амбруаз Паре исследовал способности каготов, сделав медицинские опыты, подробно описал результаты «мумификации магнетизмом». «Амбруаз Паре дал одному каготу подержать в руке свежее яблоко и через несколько минут увидел, что яблоко сморщилось, как будто оно пролежало восемь дней на солнце. Амбруаз Паре объяснил эту реакцию необычно высокой температуры тела кагота — Chrestian».

Начиная с новаторских работ Франциска Мишеля, различные историки пытались решить тайну каготов. Одна из теорий состоит в том, что они были прокаженными, и заразными, к тому же слабоумными. Это объясняет средневековые жесткие правила и законы против каготов, превращающие их в «неприкасаемых». Тем не менее, эта теория не выдерживает критики исторических и археологических фактов, где каготы описаны и обнаружены, как крепких, коренастых и совершенно здоровых людей.

Другая идея о появлении каготов состоит в том, что они были рабами готов, которые вторглись во Францию ​​в Тёмные века истории. Отсюда этимологи установили, что слово кагот — «ca-got» происходит от прозвища «cani Gothi» — «собаки готов» — это было оскорбительное имя уже в 507 году, чтобы обозначить готов, за их приверженность арианству, ставшему объектом скандала и ненависть к католикам. Это люди, после поражения в битве при Вуйе преследовались Франками, и был вынужден скрываться в недоступных местах Пиренейских гор, чтобы сохранить свои религиозные привычки арианства. Но эта идея не согласуется с географическим их расселением в других местах Франции и Испании. (Guyenne et en Gascogne, le Maine, l’Anjou, le Poitou et l’Aunis, Bretagne, Navarres)

В прошлом году появилась новая теория, предложенная британским писателем Грэмом Роббом в его книге «Открытие Франции». Робб предполагает, что кагот изначально были гильдией опытных средневековых столяров. В этом свете фанатизм против них был коммерческим соперничеством, которое со временем обросло чудовищными фантазиями, и поставило этих людей вне закона.

Некоторые авторы считают каготов западной Европы потомками мавританских солдат, оставшихся после вторжения мусульман в Испанию и Францию ​​в VIII веке и называют их «сарацинами».

Каготы стали христианами, но до сих пор против них действует и религиозная дискриминация и недоверие общества.

Казалось бы, что сегодня ни один представитель этого племени не скажет: «Я – кагот», во Франции нашёлся «последний кагот в мире» — это Мари-Пьер Мане-Боузак, она не сомневается в том, что является потомком мавританского солдата VIII века.

Что касается географического расселения каготов то, это, вероятно, связано с маршрутами испанских паломников Сент-Джеймс.

В средневековом замке Нест (Nestes), построенном в IX-XI веке в Верхних Пиренеях, открыли музей Cagots (кагот), посвящённый тайне этого отверженного народа.

 

 

Бронзовый персидский кубок найден за Полярным кругом
Вятичи-рязанцы среди восточных славян

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*