Понедельник , 22 Апрель 2024
Домой / Новейшая история / Россия отдала ГДР бесплатно

Россия отдала ГДР бесплатно

Границы НАТО 1997

Германии могло не быть в НАТО, да и самой Германии могло не быть. Тридцать лет назад тогдашний президент СССР Михаил Горбачёв мог этого не допустить. Но… он капитулировал. Секрет Полишинеля открыл сенатор Алексей Пушков

Если бы Горбачёва больше заботили интересы страны, а не перспектива получить Нобелевскую премию мира, он мог не допустить объединения ФРГ и ГДР, а затем вступления объединённой Германии в НАТО.

“Спикер правительства ФРГ Зайберт сообщил: 30 лет назад на встрече с Колем и Геншером в Архызе Горбачёв “внезапно дал согласие” на членство объединённой Германии в НАТО. Горбачёв мог потребовать для неё нейтральный статус. Но решил пойти на полную геополитическую капитуляцию”, – написал глава комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков.

Мог, но не сделал? Может, не хотел? В прессе приводятся также более подробные высказывания Алексея Пушкова, сенатор пишет ещё более жёстко: Горбачёв уже тогда встал на путь геополитической капитуляции, и его больше интересовала Нобелевская премия мира, а не интересы страны.

И действительно, вскоре после данного согласия на членство Германии в НАТО, Горбачёв таки получил Нобелевскую премию мира  “за заслуги перед западным альянсом” – указывает Пушков.

Поводом для такого заявления одного из известнейших наших политических журналистов и видного политика стало, как сказано, заявление спикера правительства ФРГ Штеффена Зайберта, посвящённое 30-летию переговоров в Архызе – одному из ключевых событий во всей истории ХХ века.

По мнению Пушкова, тогда Горбачёв мог выставить условия объединения двух германских государств и потребовать ради этого обеспечения нейтрального статуса объединённой Германии, выступив против её вступления в НАТО. Руководство ФРГ ждало решения Москвы, но Горбачёв каких-либо условий выдвигать не стал, зато принял решение о выводе советских войск с территории Германии в одностороннем порядке.

Я когда-то имел удовольствие работать и общаться с Алексеем Пушковым в одной редакции. И это – реально выдающийся журналист и один из умнейших политических аналитиков. Но в данном случае его реплика просто кричит о необходимости комментария. Ибо всё было так и не совсем так. А частично – и совсем не так.

Точнее, президент СССР и присутствовавший тогда на переговорах в Архызе тогдашний министр иностранных дел Советского Союза (1985–1990), Эдуард Шеварднадзе действительно дали внезапное согласие на членство объединённой Германии в НАТО. Но! Внезапное – для немцев. Для Горбачёва с Шеварднадзе всё было решено давно…

Ганс-Дитрих Геншер

В своё время я читал мемуары участвовавшего в тех переговорах министра иностранных дел ФРГ (1969—1974) Ганса-Дитера Геншера. Сейчас под рукой этой книги нет, за дословность цитаты не ручаюсь, но смысл передаю точно.

«Во время кавказской встречи его и канцлера ФРГ Гельмута Коля с Горбачёвым и Шеварднадзе, мы с Колем решили, что отдадим 100 млрд марок, если русские этого потребуют. Я видел, как Коль чуть не подпрыгнул, когда Горбачёв попросил всего восемь миллиардов и то – в кредит!» — вспоминал Геншер.

Это полностью соответствует с воспоминаниями самого Гельмута Коля, наговорёнными на диктофон немецкому журналисту Хериберту Швану. Рассказав, что за вывод группировки русских войск из ГДР он “заплатил русским” сумму в марках, равную 4 млрд евро.

“Это совсем немного! Если бы Горбачёв сказал: “Дайте нам сотню миллиардов, и получите ГДР”, – мы так бы и сделали. Что такое сто миллиардов за восточные земли при их годовом бюджете в пятьсот миллиардов? Да ГДР нам досталась по цене бутерброда!” – заверял Гельмут Коль в начале двухтысячных годов, словно бы даже оправдываясь.

Так что объединение Германии – заслуга не граждан, а денег, – сделал вывод экс-канцлер ФРГ Коль.

На деле это было не совсем так. Справедливости ради надо вспомнить, что по факту Горбачёв именно на вывод войск попросил – попросил! – 12 млрд марок. Но тут уже речь шла о кредите. В общей сложности получили около 17 млрд марок. Которые к тому же освоили немецкие заказчики и их турецкие подрядчики, что строили нам военные городки для выбрасываемых в голое поле войск.

Карта разделения Германии после Второй Мировой войны

Цена вопроса

Кредиты немцам были возвращены. Так что в определённом смысле волею Горбачёва и Шеварднадзе Россия отдала ГДР бесплатно, а то и приплатила за это проценты по кредиту. Точнее, заплатила за это ликвидацией своего влияния в Европе, утерей гео-стратегических позиций, переносом военной инфраструктуры для полумиллионной воинской группировки на собственную территорию.

Впрочем, цена вопроса была ещё выше. Как вспоминал впоследствии бывший чрезвычайный и полномочный посол СССР в ФРГ Валентин Фалин, при Горбачёве, кстати, служивший заведующим Международным отделом ЦК КПСС и даже ставший секретарём ЦК КПСС, речь могла идти о более чем триллионной сумме! Вот что рассказывал Фалин:

Я сказал Горбачёву: “У нас все возможности, чтобы добиться для Германии статуса безъядерной территории и не допустить расширения НАТО на восток; по опросам, 74% населения нас поддержит”. Он: “Боюсь, поезд уже ушёл”. На деле Горбачёв им сказал: “Дайте нам 4,5 млрд марок накормить людей”. И всё. Даже не списал долги Советского Союза обеим Германиям, хотя одно наше имущество в ГДР стоило под триллион!

Ещё раз: Горбачёв “простил” немцам триллион!

На него давили? Его пытали? Может быть, у него не было другого выхода? На СССР страшно давил Запад, США, и у руководителя страны просто не было возможностей противостоять этому давлению?

Возьмём правовую точку зрения. Советские войска стояли в Германии по праву победителя. Затем были подписаны соглашения с союзной нам ГДР о размещении Группы советских войск в Германии, каковые соглашения отменить без согласия Москвы не мог никто. Даже если бы ФРГ поглотила ГДР без всякого согласия Горбачёва.

Но замечательно, что даже сам Горбачёв несколько наивно признался в своих воспоминаниях, что против объединения Германии в то время были Франция, Великобритания, Италия. Словом, Европа. Так что тем более не было бы возражений со стороны НАТО, если бы советское руководство жёстко потребовало бы в обмен на вывод войск из ГДР выход ФРГ из НАТО. А затем пусть объединяются в нейтральном статусе, как Австрия. Австрия вон проведена была по такому же пути – и все только рады сегодня!

Воспоминания Горбачёва – вообще кладезь такого наивняка, что диву даёшься: нам в свои последние генсеки КПСС подкинула идиота? Или всё-таки предателя, теперь пытающегося скрыть свою истинную роль под маской идиота?

Вот, например, что пишет Горбачёв в своей книжке “Как это было”.

В Берлине я, что называется, кожей ощутил напряжённость в республике, недовольство режимом, особенно когда стоял рядом с Хонеккером на праздничной трибуне и мимо шли тысячи берлинцев и приехавших в столицу из других городов. Я был поражён энтузиазмом, демонстрацией солидарности с перестройкой и одновременно явным пренебрежением к Хонеккеру, с которым я стоял рядом на трибуне.

Разве это не расчудесно? Оценить недовольство режимом с праздничной трибуны – это какой глаз-алмаз нужен, какой недюжинный аналитический дар!

Его обманывали!

Но вот в общении с канцлером ФРГ весь этот пронзительный ум Штирлица куда-то пропадает. И перед нами предстаёт наивный дядечка, которого постоянно обманывает злой Коль, но Горбачёв ему верит вновь и вновь!

“Однако канцлер Коль, вопреки своим обещаниям мне, вопреки тому, что мы договорились исходить из концепции постепенного сближения двух германских государств, решил оседлать процесс и использовать события в избирательных целях (предстояли весной выборы в бундестаг)… Однако без малого через три недели канцлер неожиданно выступил в бундестаге со своими “десятью пунктами”. Впечатление, какое они произвели на меня, лучше всего отразила моя беседа с Геншером в Москве 5 декабря 1989 года.

С самого начала я предупредил своего друга, что разговор предстоит серьёзный и я не склонен щадить собеседника. Я сказал, что не могу понять федерального канцлера Коля, выступившего со своими десятью пунктами. Следует прямо заявить: это ультимативные требования. Я возмутился тем, что после того как у меня с канцлером совсем недавно состоялся конструктивный, позитивный обмен мнениями и мы договорились по всем основополагающим вопросам, вдруг такой ход!”

Когда Берлинская стена упала, у Гельмута Коля уже был готов план «преодоления разделения Германии и Европы». Он тогда даже не стал консультироваться со своими западными союзниками. Коль также заявил, что граница с Польшей пройдёт по линии Одер-Нейсе, то есть территории, ставшие польскими после 1945 года, так польскими и останутся. Эта позиция помогла Колю, когда он вёл переговоры с Горбачевым в 1990 году.

Однако, нетрудно вспомнить, как нечто подобное Горбачёв вспоминал и по поводу обещания американского президента Буша-старшего о не расширении НАТО на Восток. Сегодня американцы делают большие глаза: да ничего такого никто не обещал. Может, был устный разговор, обмен пожеланиями, а может, и не было. Бумагу предъявите! Не предъявляет друг Миша бумаги. Демонстрирует только обиженные глаза раненой серны: ну как же так, я же помню, что мне обещали…

Есть такое свойство души – быть предателем

На самом деле из слов самого же Горбачёва следует, что никто его не обманывал. Всё он со своей кликой прекрасно понимал. А он сам называл своими соратниками Эдуарда Шеварднадзе и Александра Яковлева, с которыми разворачивал внешнюю политику советской России в антинациональном направлении. Даже если бы Коль не предлагал, а требовал денег за очищение ГДР, генсек пошёл бы и на это. Во всяком случае, не руководство ГДР, а именно Гельмута Коля он считал своим партнёром в этом вопросе. Вот как Горбачёв  вспоминает об одном из совещаний в ЦК КПСС:

“Констатировали, что для проведения своей германской политики у нас в ГДР уже нет никакой опоры, а в ФРГ мы имеем прямой выход на правительство, лично на Коля, и у нас неплохие отношения с оппозицией – СДПГ.

Встал вопрос – на кого лучше ориентироваться в наших действиях. Одни выступали за то, чтобы только на Коля-Геншера, другие предпочитали социал-демократов. Предпочтительность Коля объяснялась тем, что с ним уже налажены тесные доверительные контакты, он заинтересован в том, чтобы воссоединение было увязано с общеевропейским процессом”.

И прямое признание:  Мы с Колем держали между собой постоянный контакт…

Вывод? Он прост. Не знаю, когда Михаил Горбачёв стал предателем. Разные говорят разное – от вербовки гитлеровцами, когда он подростком оказался в оккупации, до тлетворного влияния жены, смотревшей на Запад широко завистливыми глазами. Но факт, что даже из собственных воспоминаний Горбачёв предстаёт предателем самого верного в те времена союзника СССР.  Да и СССР самого. Ибо как ни играй Михаил Сергеевич в наивного сельского юношу, на столь высокие посты в КПСС дурачки всё же не допускались. А вот предатели, как видим, – да.

В мае 1990 года, после того, как только что основанная в Восточной Германии партия ХДС победила на выборах, Коль подписал с ГДР договор, который привёл к быстрому объединению Германий. 3 октября 1990 г. Восточная Германия прекратила своё существование.

Тогда Коль совершил серьезную экономическую ошибку. Игнорируя совет Карла Отто Пёля, президента немецкого Центрального банка, канцлер объявил, что устанавливает обменный курс 1:1 между восточной и западной немецкой маркой.

В течение нескольких недель восточные немцы чувствовали себя очень богатыми. Но вскоре они обнаружили, что заплатили за недолгое богатство слишком высокую цену. Вся промышленность восточных земель обрушилась, предприятия закрылись, а рабочие места испарились. К 1993 году из общего количества работающих в 9,75 миллиона человек 4,4 миллиона потеряли работу.

Пёль был прав, когда утверждал, что даже курс 3:1 преувеличил бы реальную стоимость восточной марки. Экономика Восточной Германии не просто пострадала от временного краха, она была уничтожена. Производительность промышленности Восточной Германии была на треть меньше, чем на Западе, а это означало, что когда старые экспортные рынки СССР иссякли, заводы на востоке прекратили своё существование. Западная Германия не стала финансировать промышленность Восточной.

Восточные немцы получили от западногерманских налогоплательщиков только пособие по безработице.

По всей Восточной Германии на стенах писали слова: «Verraten» — «обмануты» и «Verkauft»- «проданы».

Германия погрузилась в рецессию, западные немцы назвали восточных неблагодарными. К 1998 году, на фоне растущей безработицы, звезда Гельмута Коля закатилась, и он проиграл на выборах Герхарду Шрёдеру.

По материалам статьи Александра Цыганова

День сил специальных операций России
Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, 12 сентября 1990 г.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*