Вторник , 1 Декабрь 2020
Домой / Русский след в мире / Луи Пастер и крестьяне Смоленской губернии

Луи Пастер и крестьяне Смоленской губернии

В конце февраля 1886 года крестьян в Смоленской губернии покусал бешеный волк, это означало для них неминуемую смерть, так как в России не было ещё никакого лечения от этой болезни. В это же время во Франции химик Луи Пастер только что изобрёл вакцину от бешенства и только что вылечил мальчика, искусанного бешеным псом.

Публикацию о вакцине от бешенства и чудесном исцелении мальчика прочитал в научном журнале смоленский земский деятель Пётр Грабленов. Он сейчас же отбил телеграмму Луи Пастеру и моментально получил ответ «Отправляйте мне их немедленно».

Земство собрало 2000 рублей, ещё 700 рублей добавил лично император Александр III, по настоятельной просьбе брата Владимира, франкофона, лично знакомого с Луи Пастером.

Итак, 19 русских крестьян выехали на поезде в Париж, а 1 марта 1886 года Луи Пастер провёл первую вакцинацию. Интересно, что ему ассистировал юный студент-медик Николай Гамалея из Одессы.  Удалось спасти 16 человек из 19, что было фантастическим прорывом в борьбе с бешенством, которое ранее давало 100% смертность людей, укушенных бешеными животными. По приезде в Париж Николай Гамалея на протяжении года изучал бешенство и борьбу с ним в лаборатории Луи Пастера.

Крестьяне, приехавшие из России на лечение во Францию, осмотрели Париж, дали интервью корреспонденту петербургской газеты «Новое время», которое заканчивалось фразой «Как хорошо нас лечит этот дохтур. Вот ведь, хранцуз, а какой добрый, дай Бог ему здоровья!».

На прощальный ужин в больнице крестьяне попросили «хлебушка ржаного и огурчиков солёных, а то мочи нет уже от этих булок белых и каши луковой», вероятно, они имели в виду луковый суп или суп-пюре из порея, как раз тогда вошедший в моду.

История с лечением русских крестьян во Франции имела огромный резонанс в России.

После отъезда спасённых русских крестьян, французы быстро собрали 2,5 миллиона франков на строительство института Пастера. 100 000 рублей дал русский царь за спасение своих подданных, он также наградил Луи Пастера орденом Святой Анны.

В ноябре 1888 года французский президент Карно торжественно открыл здание института Пастера, в котором он находятся и до сих пор.

Позднее в парижском институте Пастера были созданы вакцины против чумы, жёлтой лихорадки, дифтерии и столбняка.

На фото: русские крестьяне после лечения.

Военно-медицинскую академию в Петербурге Николай Гамалея закончил в 1883 году со званием лекаря. Гамалея говорил, что подобно Луи Пастеру этиология (причины) инфекций его интересует только с точки зрения профилактики и лечения инфекционных заболеваний, этому он и посвятил свою жизнь.

Изучив метод приготовления вакцины и методику прививки против бешенства в лаборатории Пастера, Н. Ф. Гамалея вернулся в Одессу. Здесь, совместно с И. И. Мечниковым, он основал городскую лабораторию (ныне — НИИ им. И. И. Мечникова) для проведения научно-исследовательской работы, где вскоре начал испытание прививки на  подопытных животных (кроликах).

В 1886 году, при содействии Луи Пастера, Н. Ф. Гамалея учредил совместно с И. И. Мечниковым и Я. Ю. Бардахом первую в России (и вторую в мире) бактериологическую станцию и впервые в России осуществил вакцинацию людей против бешенства. За первые 3 года своей деятельности на Одесской бактериологической станции были сделаны массовые прививки населению, вакцинировались от бешенства около 1500 человек. Смертность людей от бешенства, составлявшая около 2,5 % снизилась до 0,61 %.

В 1887 году в научном мире активизировалась консервативная критика, выступившая против методов лечения Луи Пастера, на заседании Парижской медицинской академии его обвинили в том, что он не врач, а только химик-биолог. В результате в Англии была создана специальная комиссия по проверке пастеровского метода лечения во главе с известным профессором Педжетом. Благодаря накопленному на тот момент опыту работы Одесской бактериологической станции, давшему убедительную статистику успешных прививок от бешенства, Николай Гамалея выехал в Англию, где выступил на заседании комиссии, организовав научную защиту и профессиональную поддержку новаторских идей Луи Пастера и бактериологов института Пастера.

В течение пяти последующих лет Николай Гамалея, постоянно находясь между Парижем и Одессой, помогал Луи Пастеру в борьбе с реакционными научными выступлениями, приобретая теоретический и практический опыт в лабораториях института Пастера. Практика прививок в Одессе, углублённая научными поисками Николая Фёдоровича Гамалеи и его сотрудника доктора Я. Ю. Бардаха послужили основанием для учёных полностью подтвердить правильность принципов вакцинации людей от бешенства.

В 1892 году, вернувшись в Россию, Н. Ф. Гамалея защитил докторскую диссертацию «Этиология холеры с точки зрения экспериментальной патологии» (опубликована в 1893 году).

С 1899 по 1908 год Н. Ф. Гамалея был директором основанного им Бактериологического института в Одессе. В 1901—1902 годах Николай Гамалея руководил противоэпидемическими мероприятиями во время вспышки чумы в Одессе, организовав сплошную дератизацию, определив роль корабельных крыс в распространении болезни. В последующие годы сотрудники Бактериологического института вели борьбу с холерой на юге России.

В 1908 году Н. Ф. Гамалея впервые доказал, что сыпной тиф передается человеку от укуса вшей. Сотрудники Бактериологического института под руководством Николая Гамалея много работали над профилактикой тифа, холеры, оспы и других инфекционных заболеваний на юге России.

В 1910 году Н. Ф. Гамалея  впервые обосновал значение дезинсекции в целях ликвидации тифа. В 1910—1913 годах Н. Ф. Гамалея издавал и редактировал журнал «Гигиена и санитария».

В 1912 году Н. Ф. Гамалея переехал в Санкт-Петербург. С 1912 по 1928 год он руководил Петербургским (Петроградским) оспопрививательным институтом имени Дженнера. По инициативе Н. Ф. Гамалеи, с помощью разработанного им метода приготовления противоосповой вакцины, в 1918 году в Петрограде была проведена всеобщая прививка от оспы, принятая затем по всей стране, согласно декрету от 10 апреля 1919 года, подписанного В. И. Лениным. В 1918—1919 годах Н. Ф. Гамалея изучал методы приготовления вакцины от сыпного тифа.

С 1930 по 1938 год Н. Ф. Гамалея работал научным руководителем Центрального института эпидемиологии и микробиологии в Москве, в настоящее время институт носит его имя.

С 1938 года и до конца жизни Николай Гамалея работал профессором кафедры микробиологии 2-го Московского медицинского института, с 1939 года — заведующий лабораторией института эпидемиологии и микробиологии Академии Медицинских Наук СССР.

С 1939 года Н. Ф. Гамалея был Председателем,  а впоследствии Почётным председателем Всесоюзного общества микробиологов, эпидемиологов и инфекционистов.

В последние годы жизни учёный разрабатывал вопросы общей иммунологии, вирусологии, изучал оспу, грипп.

Во время Великой Отечественной войны Николай Федорович был эвакуирован в Казахстан, но и там он работал, как микробиолог. Из воспоминаний учёного:

«Мне во время Великой Отечественной войны удалось в эвакуации устроить лабораторию для продолжения своих исследований по туберкулезу, которые привели к некоторым положительным результатам».

В 1942 году им был представлен метод профилактики гриппа путём обработки слизистой оболочки носа препаратами олеиновой кислоты.

Николай Гамалея интенсивно разрабатывал проблему нового лечения туберкулёза. Учёный предложил новый, более быстрый способ лабораторного выращивания туберкулезных палочек для производства туберкулина.

Этот способ перенял Роберт Кох, его же используют сегодня, для получения вакцины БЦЖ. Многие идеи Николая Гамалея опередили время, но, созданное им средство от туберкулеза, несмотря на высокую результативность, внедрили в производство и стали использовать в советской медицине лишь во второй половине ХХ века.

Умер Николай Гамалея 29 марта 1949 года в Москве; похоронен на Новодевичьем кладбище.

За прожитые 90 лет Николай Федорович Гамалея неоднократно заражал себя бешенством и холерой с целью проверить эффективность созданных им вакцин и препаратов.

В последний раз в 85 лет патриарх российской микробиологии открыл два вещества – микол и тиссулин, способные побеждать палочку Коха, вызывающую туберкулёз. Он инфицировал себя туберкулезом, чтобы чтобы испытать на себе новое лекарство во имя блага человечества. В который раз он победил болезнь. Это ли не подвиг?

«Высшая радость для учёного – сознавать, что его труды приносят пользу человеку». — Николай Гамалея.

Первые итоги и дальнейшие перспективы исследования
Роберт Бартини. Гений из будущего

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*