Суббота , 3 Декабрь 2022
Домой / Античное Средиземноморье / Вручение золотого венка — награда за гражданские и воинские доблести

Вручение золотого венка — награда за гражданские и воинские доблести

Панафенийская амфора. Богиня Ника награждает венком победителя всадника. 4 в. до н.э.

Скржинская Марина Владимировна.
Древнегреческие праздники в Элладе и Северном Причерноморье.

Глава XI. Венчание венком и объявления о наградах на праздниках.
Вручение золотого венка — награда за гражданские и воинские доблести.

Начиная с классического периода, во многих греческих городах золотой венок стал распространенной наградой граждан и иностранцев за различные услуги государству. На больших праздниках читали постановление о наградах и увенчивали венком лауреатов(от лат. laureatus «увенчанный лаврами»). Афинские ораторы неоднократно цитировали образцы декретов разных греческих городов и законы о подобных наградах (Dem. XVII, 90, 92, 116, 118, 120; Aeschyn. III, 32, 6, 47); они упоминали, что оглашение почетных декретов и вручение венка происходило в Афинах во время празднования Великих Дионисий и Панафинеи, а также в Народном собрании (Dem. XVIII, 80, 84, 92, 115, 118, 120; Aeschyn. III, 32, 45, 46).

В ряде надписей из античных городов Северного Причерноморья говорится о венчании золотым венком. Больше всего таких надписей сохранилось в Ольвии,15 следующее место занимает Херсонес,16 затем Тира,17 а на Боспоре не обнаружено ни одной. Исследование этих текстов дает возможность понять, кого, в каких случаях и на каких праздниках удостаивали подобной награды на северном краю греческой ойкумены.18

Древнейшие среди интересующих нас надписей датируются эллинистическим временем, из них семь ольвийских, три херсонесских и две тирских. Их можно разделить на три группы: к первой относится высокая оценка деятельности соотечественников, ко второй — благодарность государства иностранным гражданам за их услуги, к третьей — выражение признательности гражданину за благородную жизнь и смерть за отечество. Старшая надпись рубежа IV-III вв. до н. э. принадлежит к первой выделенной выше группе.

84. Мраморная стела с изображением венков, полученных гражданином Тиры в разных государствах. Рубеж IV- III в. до н. э.

На уцелевшем фрагменте стелы написано, что гражданин Тиры (его имя не сохранилось) «за доблесть и благожелательность по отношению к народу» получает золотой венок на местном празднике, и в дальнейшем его, как и прочих благодетелей, следует продолжать увенчивать во время общественных праздников.19

Другая надпись III в. до н. э. лишь косвенно свидетельствует о награждении венком в Тире, потому что сохранилась только часть стелы с изображением венков, полученных тиритом в других городах (рис. 84).20

В первой тирской надписи упомянут сравнительно редкий случай особо почётной награды: венчание золотым венком не однажды, а многократно. Подобное решение записано также в декрете третьей четверти III в. до н. э. , найденном в Ольвии. В декрете перечислены заслуги Антестерия: он успешно исполнял государственные должности, на собственные средства построил  военный корабль для родины, отремонтировал старые государственные суда, во время голода входил в коллегию ситонов, раздававшую гражданам хлебные пайки. За эти деяния ольвиополиты постановили ежегодно увенчивать Антестерия золотым венком во время празднования Дионисий в театре.21

41. Ольвийский декрет в честь Каллиника

В театре же глашатай объявил о даровании венка Каллинику. Ольвиополиты увековечили Каллиника статуей и на ее мраморном постаменте начертали почётный декрет. Как явствует из частично уцелевшей надписи (рис. 41), Каллиника чествовали за то, что он способствовал гражданскому примирению, реорганизовал городские финансы и урегулировал вопрос о налогах и долгах граждан.

В датировке надписи и в толковании слов о награде существуют разногласия,22 поэтому на них стоит остановиться подробнее. Декрет заключается словами: στεφανωθήναιαυτόν χρυσοίς χιλίοις και ‘ανδριάντι τον δέ στέφανον άναγορευθήναι τοις Διονυσίοις έν τώι θεάτρωι. Ю. Г. Виноградов и П. О. Карышковский понимают смысл постановления почти так же, как В. В. Латышев, который перевел его следующим образом (IPE I2. 31):

«пусть он будет награжден тысячей золотых и статуей, а о награждении возвестить на Дионисии в театре».

Мне кажется предпочтительней толкование в переводе В. П. Яйленко:

«увенчать его (венком) в тысячу золотых, о венке же объявить на (празднике) Дионисий в театре».

Ведь глагол στεφανόω в первую очередь означает увенчать венком и только изредка имеет значение наградить. То же самое можно сказать о слове στέφανος: это венок, а лишь в редких случаях награда вообще.

Драхма. 340 — 325 г.г. до н.э. Херсонес Таврический.

На первый взгляд поражает огромная стоимость венка, равная 20 000 аттических драхм, в то время как обычная цена дорогого венка в это время составляла 500 или 1000 драхм.23 Вероятно, именно это обстоятельство побудило исследователей искать более редкий смысл указанных глагола и прилагательного.

Содержание экипажа боевого корабля (триеры) стоило довольно дорого. Если исходить из того, что обычное жалованье афинских моряков было равно 3 оболам в день, а экипаж триеры состоял из 200 человек, то расходы по содержанию личного состава корабля равнялись 100 драхмам, т. е. 1 мине в день.

Однако 20 000 драхм получается, если ольвийские золотые приравнять к статерам Александра Македонского или Лисимаха, как это было во второй половине IV в. до н. э. По наблюдению В. П. Яйленко, декрет издан в начале III века до н.э., когда в Ольвии выпускали золотые полудрахмы, и тогда 1000 ольвийских золотых соответствовали 500 афинским драхмам. Поэтому цена венка Каллиника не представляла ничего из ряда вон выходящего. Например, в афинском декрете 346 г. до н. э. в честь боспорских царей Спартака и Перисада сказано, что их венчают золотым венками по 1000 драхм (МИС. 3).

В качестве аналогии толкования цены венка Каллиника укажем цитированный Демосфеном (XVIII, 92) декрет Херсонеса Фракийского. В нем также говорится о золотом венке, казалось бы, непомерной стоимости в 60 талантов, то есть более 1500 кг золота. Вероятнее всего, здесь имелся в виду расчёт по талантам малого веса (он известен из позднейших источников), и в таком случае венок оказывается равен цене немного более 800 г золота.24 Венки такого веса неоднократно зарегистрированы в сохранившихся инвентарях сокровищниц храмов в Афинах.25

Конечно, Каллиник за свои экстраординарные заслуги получил особенно дорогой венок, по ольвийским меркам. Немногочисленные надписи с указанием цены венков в Северном Причерноморье сообщают о гораздо более скромных венках. Воина, отдавшего жизнь за родину в III в. до н. э., ольвиополиты увенчали венком в 30 золотых, а жрец Агрот посвятил Афродите венок ценой в 5 золотых (НО. 34, 68). В большинстве надписей стоимость венка не называлась. Зачастую почётное постановление о венчании золотым венком, особенно в римское время, давало лишь право на этот акт, венок же оплачивали и приносили венок на церемонию те, кого награждали, или их близкие.26 Так, ольвиополит Сократ, поставивший за свой счет стелу с декретом о награждении золотым венком умершего брата, скорее всего, оплатил и венок.27

Младший современник Антестерия ольвийский богач Протоген жил во время отчаянно трудного положения Ольвии. Он занимал различные государственные должности, неоднократно оказывал финансовую поддержку Ольвии, давал в голодные годы деньги на закупку хлеба, оплачивал строительство оборонительных сооружений и ремонт государственных кораблей, выкупал отданные архонтами в залог священные храмовые сосуды, отказывался от получения процентов по городским займам (IPE I2. 32). Тогда город, не раз издававший декреты об увенчании золотым венком Протогена, вряд ли мог поднести ему награды, сходные по ценности с венком Каллиника.

42. Херсонесский декрет в честь историка Сириска

Особо следует выделить херсонесский декрет второй половины III в. до н. э. в честь Сириска (IPE I2. 344). Это единственное в Северном Причерноморье свидетельство о награждении писателя. В первой части своего труда Сириск литературно обработал все сведения о чудесах Девы, верховной богини Херсонеса, а во второй части изложил отношения государства с другими полисами и царями Боспора. Издание почётного декрета от имени народа и венчание золотым венком позволяют предположить, что Сириск читал свой труд либо в Народном собрании, либо в театре. Херсонеситам очень понравилось правдивое изложение истории и патриотическая окраска всего сочинения; во время празднования Дионисий они увенчали своего соотечественника золотым венком, который изобразили на фронтоне декрета в честь историка (рис. 42).28

Рис. 14. План клера у Круглой бухты на Гераклейском полуострове Херсонеса.
Участии: №21, 25,32, 34 и 35 — виноградники; № 3, 17, 23, 26, 31 и 33 — сады; № 1, 2, 4, 6—16, 18—20, 22, 27-30, 36 и 37 — поля; № 5, 24, 38 — участки подсобного назначения; №39 —усадьба. Частые параллельные линии на виноградниках и садовых участках соответствуют в натуре дренажным стенам

Почётная надпись со словами «Народ увенчивает Агасикла, сына Ктесия» была вырезана в первой половине III в. до н. э. на мраморном постаменте статуи этого выдающегося гражданина Херсонеса (IPE I2. 418).29 Он удостоился редкой чести — конного памятника. Его пьедестал украшали восемь рельефных венков, внутри которых перечислены исполненные Агасиклом должности агронома, жреца, гимнасиарха, стратега, а также выполненные им экстраординарные миссии: размежевание на участки Гераклейского полуострова сельскохозяйственных угодий Херсонеса, возведение оборонительных стен, устройство военного гарнизона и рынка. Три первых миссии считались наиболее важными, поскольку о них написано на лицевой стороне постамента в двух плющевых и одном лавровом венке, а о четвертом государственном поручении и об исполненных должностях — записано на боковой стороне в лавровых венках.30

В Северном Причерноморье изображения венков на мраморных стелах появляются в конце IV в. до н. э.31 К эллинистическому периоду относятся упомянутые выше стела с декретом Сириска и постамент статуи Агасикла, а также по одной надписи из Ольвии (НО. 28) и Тиры;32 первыми веками нашей эры датируются две ольвийские и семь херсонесских надписей (IPE I2. 198, 279, 419, 420, 423,424,426,427, 585).

84. Мраморная стела с изображением венков, полученных гражданином Тиры в разных государствах. IV- III в. до н. э.

Два очень обобщенно изображенных венка находятся на фронтоне стелы с декретом в честь трёх херсонеситов, удостоенных венчания венком за финансовые услуги Ольвии (НО. 28). Шесть прекрасно исполненных рельефных венков по два в ряд украшали упомянутую выше стелу из Тиры. В среднем ряду реалистически вырезаны лавровые венки, ветви которых сзади перевязаны лентами, а нижний ряд и частично уцелевший верхний состоят из плющевых венков с вплетенными в них цветами и ягодами (рис. 84).

Все более или менее хорошо сохранившиеся надписи с венками римского времени помещены на базах херсонесских и ольвийских статуй (IPE I2. 198, 420, 423, 424). На ольвийской уцелел один рельефный венок, а на херсонесских пьедесталах имеются по пять, десять и даже двенадцать венков. Их большое количество не всегда означает, что награда получена за каждую должность или деяние, написанные внутри изображения венка. Иногда венок играл лишь орнаментальную роль. На постаменте статуи Аристона, жившего в середине II в. н. э., только в двух из десяти надписей, заключенных в венки, сказано, что народ увенчал его венком за исполнение должности жреца и дамиурга (IPE I2. 423).

Оглашение почётных декретов и раздача наград в греческих полисах обычно проходили в театрах, куда на празднование Дионисий собиралась почти вся греческая община, а также на главных городских праздниках, например на Панафинеях, и во время панэллинских состязаний (Dem. XVIII, 90,116). Так было и в Северном Причерноморье.

«На Дионисии в театре» читали почётные постановления и венчали золотыми венками Каллиника, Антестерия и сыновей херсонесита Аполлония.33

Тендрова песчаная коса — Ахиллов Дром или Ахиллов бег

Ольвиополиты совершали торжественные церемонии награждения в театре и на Ахилловом Дроме, где под патронатом Ольвии устраивались панэллинские игры Ахиллеи.

 Декрет в честь Никерата со словами о его награде венком ежегодно повторяли во время самого престижного состязания колесниц на Ахилловом Дроме (IPE I2. 34). Подобные декреты оглашались в Народном собрании (IPE I2. 34; НО. 28, 34). Там увенчивали венком в первые века нашей эры, когда в Ольвии уже не было театра и прекратились игры на Ахилловом Дроме. Как можно заключить из слов Диона Хрисостома (Or. XXXVI, 17), ольвиополиты собирались перед храмом Зевса и, вероятно, рассаживались на его ступенях.

Театр в Херсонесе Таврическом

В Херсонесе золотой венок вручали на главном городском празднике Парфении и в театре во время празднования Дионисий (IPE I2. 344, 352). В отличие от Ольвии театр в Херсонесе продолжал существовать в римское время, следовательно, церемонии награждения могли проходить здесь и в первые века нашей эры. В Херсонесе и Тире существовали также другие, не известные по названию празднества, сопровождавшиеся церемониями наград золотым венком.34

До сих пор ничего не говорилось о наградах золотым венком на Боспоре, крупнейшем государстве Северного Причерноморья. На его территории не обнаружено надписей с упоминанием венков, хотя есть свидетельства того, что боспоряне уже в IV в. до н. э. хорошо знали о такой награде своих соотечественников в других государствах, а в боспорских некрополях найдено наибольшее количество золотых венков не только в Северном Причерноморье, но и по сравнению с прочими греческими некрополями. Поэтому следует попытаться объяснить подобную лакуну в боспорской эпиграфике.

Напомним, что Боспором управляли цари или, по определению некоторых античных авторов, тираны. Они рассматривали подвластную им державу как свою собственность и соответственно относились к своим подданным. Декреты о награждении венками в античных городах издавались от имени Совета и Народного собрания, а эти институты власти в Пантикапее и других городах Боспора либо играли крайне незначительную роль, либо вовсе не существовали.35 Поэтому отсутствие почетных надписей об увенчании золотым венком надо объяснить боспорским государственным устройством, отличным от существовавшего в Тире, Ольвии и Херсонесе, где власть тиранов устанавливалась эпизодически.

Общегреческая традиция апофеоза умершего проявилась на Боспоре в том, что покойных венчали венками: эллины полагали, что за добродетельную жизнь они, подобно героям, могли попасть в общество богов,36 а венок знаменовал их победу в битве, которой уподобляли жизнь.37 Граждан из бедных семей хоронили в венках из живых цветов и растений, более состоятельные заказывали для своих родственников металлические венки, а иногда, как говорилось выше, клали в могилу золотой венок, полученный умершим при жизни.

Говоря о Боспоре, не стоит забывать и о случайности набора сохранившихся надписей, среди которых может не оказаться многих образцов важных документов. В ольвийской надписи II в. н. э. Боспор назван среди государств, увенчавших Феокла венком, значит, в первые века нашей эры боспоряне давали такие награды иностранцам. Напомним также, что древнейшие сведения о награждении граждан Северного Причерноморья золотым венком в других государствах относятся к Боспору.

Золотой статер царя Левкона I. (390-350 гг. до н.э.) — торговля Пантикапея хлебом с Афинами. Реверс: крылатый грифон со стрелой в зубах, защищает пшеничный колос; надпись: ПАН

В афинском Национальном археологическом музее хранится мраморная стела с рельефом, изображающим боспорских царей Спартока II и Перисада I, а также их брата Аполлония.38 На стеле начертан афинский декрет, датированный 346 г. до н. э. (IG II2. 212; МИС. 3). В нём сообщается, что Спарток и Перисад, вступив на престол, сразу же отправили в Афины послов с заверением, что их политика остается неизменной, и боспорский хлеб будет отправляться в Афины в первую очередь, как было при их отце Левконе и деде Сатире. За это афиняне постановили

дать «Спартоку и Перисаду те же привилегии, какими пользовались Сатир и Левкон, и венчать золотым венком по тысяче драхм в Великие Панафинеи каждого из них обоих», и наградить золотым венком их брата Аполлония.

Далее в декрете сказано о решении венчать Спартока и Перисада «каждый год Великих Панафинеи», то есть на празднике, устраивавшемся раз в четыре года. В надписях на этих венках сообщалось, что ранее Левкон и Сатир посвящали свои венки Афине Палладе (др.греч. Παλλὰς Ἀθηνᾶ) – воинственная богиня военной стратегии и мудрости, победившей гиганта Палласа (др.-греч. Πάλλας — «воин», Паллант или Палленей). В декрете указано, чтобы те, кто занимается изготовлением и раздачей венков, позаботились о нанесении на них надписи:

«Спарток и Перисад, сыновья Левкона, посвятили Афине, будучи увенчаны афинским народом».

Таким образом, боспорским царям доставались лишь почести, а ценные венки после праздничной церемонии оказывались в сокровищнице храма Афины и пополняли афинскую казну.39 Традиция венчать боспорских царей золотыми венками на праздниках продолжалась и в следующем столетии. В 284 г. до н. э. золотой венок в награду получил Спарток III во время Великих Дионисий (IG II2. 653; МИС. 4),40 и его венок, по установленной на этих праздниках традиции, тоже остался в афинском храме (Aeschyn. III, 46).

Итак, боспорские цари регулярно получали награды на праздниках в Афинах и удостаивались венков в других государствах, очевидно, также за поставку хлеба; сохранилась надпись о награждении царя Левкона I в Аркадии (КБН. 37). Не только цари, но и видные граждане всех крупнейших городов Северного Причерноморья получали такие награды на праздниках за пределами своей родины. В III в. до н. э. трех херсонеситов наградили золотыми венками в Ольвии (НО. 28), а не известный по имени уроженец Тиры был увенчан в Ольвии, Кизике и Родосе.41 Во II в. н. э. ольвиополиту Феоклу вручили венки его соотечественники и восемнадцать городов (IPE I2. 40). Милет, метрополия Ольвии, её ближние и дальние соседи по Причерноморью — Тира, Херсонес, Боспор, Истрия, Томы, Каллатис, Одесс, Синопа, Гераклея, Амастрия, Тиеон, а также Византии и несколько малоазийских городов — Апамея, Кизик, Никомедия, Прусы, Никея. Более десятка городов венчали другого ольвиополита, имя которого утрачено (IPE I2. 41).42 Судя по содержанию декрета Феокла, многие государства выражали благодарность гражданам Ольвии за то, что те у себя на родине оказывали гостеприимство и содействие в разных делах приезжим из этих государств, то есть, говоря современным языком, выполняли функции консулов.

Богиня Ника награждает победителя Панафинийских игр

Поводы для наград венком на северном краю ойкумены находят много аналогий в почётных декретах других эллинских городов. Исключительную редкость представляет лишь херсонесский декрет о венчании золотым венком историка Сириска во второй половине III в. до н. э. Это напоминает о том, как двумя столетиями раньше в Афинах Геродот по постановлению Народного собрания получил огромную денежную премию за публичное чтение своей «Истории» (ps.-Plut. De malign. 26). Хотя многие современные исследователи полагают, что Геродоту вручили денежную награду не за его сочинение, а за какие-то другие услуги афинянам, сообщение псевдо-Плутарха, восходящее к историческому сочинению IV в. до н. э., подтверждает самую возможность награждения за историческое произведение.

Публичные чтения почётного декрета о награде и вручение золотого венка входили в число важнейших составляющих частей многих греческих государственных праздников. Поэтому Ольвия, едва оправившись после гетского разгрома и будучи, по описанию Диона Хрисостома (Or. XXXVI, 6), маленьким и бедным городом, уже в I в. н. э. возобновила традицию увенчания золотым венком выдающихся граждан.43 Эта традиция угасла лишь к середине III в. н. э., когда жизнь в Ольвии и Тире постепенно замирала, и они прекратили своё существование в IV в. н. э.

В Херсонесе и на Боспоре всё большее влияние стало завоевывать христианство, вытеснявшее прежние обряды и обычаи.

Сноски

15 IPE I2. 25-31,26, 32, 34, 38,39,40. 41, 42, 43, 45, 46, 51, 52, 53, 57,61,94,107, 198, 279, 305; НО. 28. 34, 43. 80, 81; Виноградов Ю. Г. Декрет в честь Антестерия и кризис Ольвийского полиса в эпоху эллинизма // ВДИ. 1984. № 1. С. 57; Он же. Политическая история Ольвийского полиса. М., 1989. С. 153-156.
16 IPE I2. 344, 352, 355, 418, 419, 420, 423, 424, 426, 427, 585; Антонова И. Α., Яйленко В. П. Херсонес, Северное Причерноморье и Маркоманнские войны по данным херсонесского декрета 174 г. н. э. в честь Тита Аврелия Кальпурниана Аполло-нида // ВДИ. 1995. №4. С. 63.
17 IPE I2. 2, 40; Карышковский П. О. Материалы к собранию древних надписей Сарматии и Тавриды // ВДИ. 1959. N 4. С. 112; Фурманская А. И. Новый эпиграфический памятник из Тиры / / CA. 1960. N 4. С. 173-179.
18 До сих пор этой теме было посвящено лишь несколько страниц в книге: Латышев В. В. Указ. соч. С. 243-249. Теперь мы располагаем большим количеством надписей, которые содержат дополнительные сведения к тому, что было известно В. В. Латышеву.
19 Карышковский П. О. Указ. соч. С. 112.
20 Фурманская А. И. Указ. соч. С. 174.
21 Виноградов Ю. Г. Декрет в честь Антестерия…С. 57.
22 Декрет полностью издан, датирован 330-320 гг. до н. э., переведен на русский язык и прокомментирован в статье: Виноградов Ю. Г., Карышковский П. О. Каллиник, сын Евксена // ВДИ. 1982. N4. С. 26-46; 1983. № 1. С. 21-39. Иное толкование декрета и перевод, а также более поздняя датировка предложены в работе: Яйленко В. П. Ольвия и Боспор в эллинистическую эпоху / / Эллинизм. Экономика, культура, политика. М., 1990. С. 268-272.
23 Guarducci M. Epigrafia Greca. T. 2. Roma, 1969. P. 21.
24 Радциг С. И. Примечания к речам Демосфена / / Демосфен. Речи. М., 1954. С. 559, 560.
25 Harris D. The Treasuareas of the Parthenon and Erechteion. Oxford, 1995. P. 115-200.
26 Латышев В. В. Pontica. СПб., 1909. С. 243.
27 См. интерпретацию текста надписи: Сапрыкин С. Ю. К Ольвийской надписи IOSPE I2. 38// ВДИ. 1988. N 1. С. 147-155. Надпись датируется I в. н. э. В это время в Ольвии недавно возобновилась жизнь после гетского разгрома, так что государство могло выразить благодарность лишь декретом, а венок приобретали родственники покойного.
28 Ростовцев М. И. Сириск — историк Херсонеса//ЖМНП. 1915. Апрель. С. 151-170; Белов Г. Д. Херсонес Таврический. Л., 1948. С. 82-84.
29 О разногласиях датировки надписи в пределах разных десятилетий III в. до н. э. см. литературу в статье: Кутайсов В. А. Керкинитида и Херсонес в IV-II вв. до н. э. // ВДИ. 2003. № 2. С. 72.
30 Виноградов Ю. Г., Щеглов А. Н. Образование территориального Херсонесского государства / / Эллинизм. Экономика, культура, политика. М., 1990. С. 350-358; Яйленко В. П. Некоторые вопросы интерпретации Херсонесской присяги и почетной надписи Агасикла / / Проблемы истории, филологии и культуры. Москва-Магнитогорск, 2001. Вып. 9. С. 180.
31 Украшение венками почетных надписей встречается на стелах и пьедесталах статуй во многих греческих городах. См.: Guarducci Μ. Op. cit. Fig. 1, 3, 193, 198, 204.
32 Фурманская А. И. Указ. соч. С. 174, 175.
33 Виноградов Ю. Г. Декрет в честь Антестерия… С. 57; Он же. Политическая история… С. 156, 215,216.
34 Антонова И. Α., Яйленко В. П. Указ. соч. С. 63; Карышковский П. П. Материалы… С. 112.
35 Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1949. С. 340; Шелов-Коведяев Ф. В. История Боспора в VI-IV вв. до н. э. / / Древнейшие государства на территории СССР. 1984. М.. 1985. С. 164-167.
36 Nilsson Μ. Р. Geschichte der Griechischen Religion. München, 1976. S. 328, 329.
37 Higgins ft. Op. cit. P. 121.
38 Petracos B. Op. cit. P. 104. № 82.
39 Ценности храмов Афины считались государственной казной. См.: Маринович Л. П., Кошеленко Г. А. Указ. соч. С. 157, 158.
40 Об этой надписи см. статью: Хайнен X. Афинский почетный декрет в честь Спартока III // Древнейшие государства Восточной Европы 1996-1997. Северное Причерноморье в античности. М., 1999. С. 158-169.
41 Фурманская А. И. Указ. соч. С. 173-179; наименования трех городов, записанные некогда в трех венках, не уцелели.
42 На фрагменте этой надписи читается только девять наименований городов, но их было больше.

Далее… ПРИЗЫ ЗА ПОБЕДЫ НА ПРАЗДНИЧНЫХ АГОНАХ

Призы за победы на праздничных агонах
Венок — символ античного праздника

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*