Понедельник , 26 Сентябрь 2022
Домой / Язык – душа народа / Термины кровного родства. Дядя по матери — Вуй.

Термины кровного родства. Дядя по матери — Вуй.

Академик Олег Николаевич Трубачев — «История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя». Глава I. ТЕРМИНЫ КРОВНОГО РОДСТВА. Дядя по матери — Вуй.

Славянское *ujь —  вуй

Ст.-слав. оүи ‘θειος avunculus’, оүика f. ‘θεία amita’, m. ‘θειος avunculus’, др.-русск. ‘дядя по матери’, укр. вуй ‘дядя’, вiйна ‘тётка, жена брата отца’; др. — польск. uj, польск. ищу, wujaszek ‘дядя по матери’; кашуб. wuj ‘дядя по матери’, прибалт.-словинск. vuik ‘дядя по матери’, wuina ‘тетка по матери’, в.-луж. Huj (Beiname ‘Onkel’ als Schmeichelname), Hujk, Hujko (Schmeichelname: ‘Onkelchen, Vetterchen, Vetterlein’), в.-луж. wuj ‘Vetter’, wujowc ‘Oheimssohn, Cousin’, wujowka ‘Oheimstochter, Cousine’, полабск. vauja Oheim’, чешск. ujec (стар., диал.) ‘дядя по матери’, ujecek то же, ujcina, ujcenka, ujcinka ‘жена дяди по матери’, hojec, hojcek ‘дядя по матери’, словацк. ujko, ujo, ujec ‘дядя по матери’, словенск. uj, ujak, ujec ‘дядя по матери’, uja тётка по матери’, ujcica то же, ujcic ‘двоюродный брат по матери’, ujcicna двоюродная сестра по матери’, ujna ‘тетка по матери’, жена дяди по матери’, др.-сербск. оуиць ‘avunculus’, сербск. yjaк ‘дядя по матери’, yjou, yjко то же, уйна ‘жена дяди по матери’, болг. уйка, уйча ‘дядя по матери’, вуйко, вуйчо то же, вуйна ‘тётка’, ‘жена дяди по матери’.

Слово *ujь является общеславянским, хотя в некоторых языках оно уже отмечается как областное, устаревшее. Для русского языка характерно полное забвение этого слова, почему к обстоятельному перечислению русск. уй, вуй, уец, уйчич, вуец, уйка, вуйка у В. И. Даля следует отнестись осторожно, поскольку автором по сути дела привлечены древнерусские слова.

Из фонетических особенностей слав, *ujь нужно отметить протетические согласные. Обычно это v, поскольку наращение происходит перед гласным *u: польск. wuj и др. Есть случаи наращения h: чешск. диал. hojec, hojcek, н.-луж. Huj, Hujk. Корень слав, ujь содержит полный гласный *u, поэтому др.-русск. вои, вместо оуи объясняется аналогией др.-русск. строи, где о органично, из ъ напряженного. Нам уже неоднократно приходилось сталкиваться с фактами взаимовлияния как противоположных, так и однородных имён родства. Болг. диал. уке, укье ‘дядя по матери’, а также ‘муж сестры матери’ в фонетическом отношении представляет собой скороговорное стяжение из уiкье, ср. девоки < девойки.

Итак, наиболее древней общеславянской формой (до наращения согласных перед *u) является *ujь. Как выясняется при сравнении, и продолжает индоевропейский дифтонг *аu, следовательно, формой, предшествующей слав. *ujь, будет *auios. Эта индоевропейская форма прослеживается во многих индоевропейских языках: лат. avia, др.-прусск. awis, литовск. avynas, слав, ujь; сюда же, по Бругману, относится и греч. αία (см. ниже). При изучении этих форм можно отметить различное место слогораздела: лат. avia < *a/uia, а слав. ujь < *аu/iоs. Характер слогораздела форм, лёгших в основу литовск. avynas (a/u-) и слав. ujь (аu-), противоположен отношению литовск. naujas (nau-): слав. novь (no/uo-) ‘новый’.

А. Исаченко указывает на *-iь в слав. *ujь, *stryjь как на новый славянский словообразовательный элемент терминов родства. С этим нельзя согласиться: *- весьма древен и не является специфически славянским, а непрерывным продолжением и.-е. *-ios, ср. лат. avia ж. р. и др. Славянский же сохранил производную форму. Непосредственно к и.-е. *auos восходит литовск. ava ‘тётка (по матери), жена дяди’, упоминаемое в «Словаре литовского языка» А. Юшкевича и даже в более или менее современном «Литовско-русском словаре» Серейскиса, хотя Траутман, видимо, не совсем уверен в его реальности. Впрочем существование литовск. ava ‘тётка по матери’ в речи отмечает также хороший знаток литовского языка А. Салис. Как литовск. ava, так и литовск. avynas ‘дядя по матери’ очень редки в современном литовском языке и вытесняются, как устаревшие, обобщающими teta ‘тетка’, dede ‘дядя’, подобно тому, как это имело место в восточнославянских языках, в русском.

Литовск. avynas образовано от *auos с суффиксом −yna— генетически — индоевропейским суффиксом притяжательности *-inо-, ср. лат. suinus ‘свиной’, литовск. brolynas, seserynas ‘племянник по брату, по сестре’, хотя в литовск. avynas, как и в motina ‘мать’, не осталось никаких признаков этой принадлежности. Из славянских названий в структурном отношении в известной мере аналогично литовск. avynas (аu-ino-) болг. уйна (*uj-ina < *аu-ina-) ‘тётка, жена дяди’, с ясным притяжательным значением: ‘принадлежащая дяде по матери’. Ср. ещё русск. диал. дяд-ина ‘жена дяди’.

Дальнейшие соответствия слав, ujь в других индоевропейских языках: нем. Oheim ‘дядя’, арм. hav ‘дед, ср. каппадокийскую глоссу άβουκα πάππος, греч. αια, у Гомера, синоним γαια ‘земля’, объясняемое К. Бругманом как *άFία, родственное лат. avia ‘бабка’, ср. представление греков о земле как прародительнице всего живого. Известно сравнение упомянутых слов с санскр. avati ‘радуется’, а также объяснение из «детского языка». А. Вальде специально указывает на неприемлемость сближения с указательным местоимением слав, оvъ ‘тот’ и родственными. Ср. далее готск. awo ‘μάμμη, бабка’, хеттск. huh-has ‘дед’. Ф. Мецгер недавно выдвинул этимологию, согласно которой в основе этих слов лежит индоевропейское пространственное обозначение *aui-, *au- ‘прочь, в сторону’, ср. лат. au-fero, а также образования с −tr-, например, вал. ewythir ‘дядя по матери’.

В последние десятилетия были предприняты попытки внести коррективы в изучение фонетической истории и.-е. *auos в связи с теорией об индоевропейском ларингальном. Так, исходя из существования хеттск. huhhas ‘дед’, Ю. Курилович предполагает, что в основу лат. avus, ст.-слав. оvu, литовск. avynas, др.-исл. аfе, др.-ирл. auе легла форма с ларингальным и сильной ступенью корневого вокализма *ə2euə2os, позднее — *auos, наряду с *ə22os (слабая ступень корневого вокализма), которое имеется в хеттск. huhhas. Уильям М. Остин возводит лат. avus и хеттск. huhhas к общему исходному «индо-хеттскому» xauxos.

Что касается этимологической стороны исследований и.-е. *auos, совершенно очевидно, что далеко не все согласны видеть в нем «Lallwort», слово «детского лепета», хотя принципиального отличия от и.-е. *atta, *an- в этой корневой морфеме нет вплоть до а-вокализма, который Мейе постулирует для таких образований индоевропейской интимной, семейной речи. Так, ряд исследователей (ср. выше) видит в *auos полнозначную морфему, сближая её то с *au— ‘радоваться’, санскр. avati, то с указательным **au— ‘то, отдалённое’, ст.-слав. овъ. Подобные попытки предпринимаются и в последнее время, ср. оригинальную этимологию Ф. Мецгера — от индоевропейского пространственного обозначения *аu — ‘в сторону, прочь’. Но такое обилие взаимно исключающих друг друга и более или менее правдоподобных этимологий одного слова заставляет относиться ко всем ним в равной мере осторожно. Не случайно Бругман считал дальнейшие сближения и.-е. *auos малодоказательными, а потому и малоплодотворными.

Вместе с тем и.-е. auos обнаруживает структурное сходство с и.-е. *atta, *an- и др., например, характерное словообразование путем редупликации: vava ‘бабка’, неаполитанская форма для лат. av(i)a.

Гораздо плодотворнее, напротив, изучение развития терминологического значения и.-е. *auos. Обычно принято считать, что *auos обозначало деда, отца матери. Так полагают Б. Дельбрюк, О. Шрадер, в последнее время — Э. Бенвенист. В связи с этим производные от и.-е. *auos с суффиксами принадлежности −io (слав, ujь), −ino— (литовск. avynas) толковались как ‘дедов, принадлежащий деду’. А. Исаченко вслед за Дж. Томсоном указывает, однако, что и.-с. *auos не ‘материнский дед’, как принято думать, ибо отец матери был бы неизвестен при групповом браке родовой эпохи. Если лат. avunculus = маленький avus’ и в то же время ‘брат матери’, то avus = ‘брат бабушки’. Исаченко полагает, что и.-е.  *au-, легшее в основу названий дяди по матери, означало сначала ‘одного из предков во втором поколении’. Оно сменило в функции названия брата матери и.-е. *suekuros, поскольку Дж. Томсон указывал, что при древней классификаторской системе родства моим мужем был мой двоюродный брат (кросскузенный брак), а следовательно, мой свекр, и.-е. *suekuros, был моим дядей, братом моей матери.

Далее… Термины кровного родства. Дядя

Термины кровного родства. Дядя
Термины кровного родства. Дядя по отцу - Стрый

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*